Мишка для Мишиной

Размер шрифта: - +

Глава - 32

    Следующие несколько недель напоминали некий ад. Панфиловы не на шутку взялись за идею забрать у меня Соню. Спасибо Мише, он подключил все свои связи, чтобы дать им достойный отпор.

   На работе мне пришлось взять отпуск за свой счет, дабы ни на минуту не отходить от дочки. В суде мне пришлось побывать однажды, а в остальное время меня представляло доверенное лицо.

   После того, что мне довелось услышать от этих людей, поняла насколько ошибалась в этих людях. Никак не могла подумать, что взрослые образованные люди будут нести всякую чушь и изрядно поливать меня дерьмом. Лишь слова Михаила о том, что ради Сони нужно вести себя благоразумно, удерживали от желания подпортить макияж одной напыщенной тете!

   Та в свою очередь заявила, что я девушка легкого поведения, меняющая мужчин как перчатки. И даже в период отношений с ее драгоценным сыном крутила шашни с его лучшим другом.

   В очередной раз это семейство ударило по больному. Тот период жизни в моей памяти зарыт глубоко-глубоко, и говорить об этом мне весьма больно. Но под пристальным взглядом судьи и всех присутствующих пришлось собрать всю свою волю в кулак.

- Вы правы, Маргарита Сергеевна, но лишь в том, что его лучший друг действительно проявлял ко мне интерес. Станислав Елисеев стал проявлять ко мне интерес уже через месяц наших отношений с Максимом. Максим очень любил устраивать шумные вечеринки, в том числе и у себя на квартире. В такие моменты вокруг было много людей, выпивки и даже наркотики, - заметила, как напряглись все окружающие, а глаза мамаши округлились, - в один из таких вечеров Максим пытался принудить меня употребить с ними какие-то сильнодействующие вещества, но я наотрез отказалась. Сделав пару глотков вина, отправилась в спальню Максима, и легла спать. Когда проснулась, не сразу поняла что происходит. В комнате было так накурено, что дурманящий дым застилал глаза. Мое тело содрогалось от чьих-то прикосновений, и, открыв глаза, поняла, что Стас уже частично раздел меня, и ласкает обнаженную грудь….

   На глаза навернулись слезы. Даже думать, вспоминать об этом было больно, а от произнесенных слов казалось, легкие сейчас взорвутся. В груди вновь всплыла та горечь и страх, испытанные мной в тот вечер.

- Я же говорила, что она не та за кого себя выдает! Она сама призналась, что изменяла моему сыну прямо в их спальне!

   Судья грозно прервал госпожу Панфилову, попросив меня закончить свою историю.

- Я пыталась вырваться из его рук, оттолкнуть его, звала на помощь, просила Максима спасти меня от этого чудовища, - сделав глубокий вздох, набралась сил и выпалила то, отчего мама Максима чуть в обморок не упала. – Как, оказалось, звать Максима не было необходимости. Он сидел в кресле в углу комнаты и наслаждался происходящим! Ваш чертов сын просто отдал меня своему другу, будучи под кайфом! А когда я забеременела, просто вышвырнул меня как ненужного котенка посреди дороги! И сейчас вы будете утверждать, что у него проснулись отцовские инстинкты? Будете утверждать, что я намеренно скрывала ребенка от него? Чушь! Ваш сын отказал от Сони когда та была еще в утробе!

   Маргарита Сергеевна начала кричать, что я просто клевещу на ее сына, пытаюсь очернить его доброе имя. Но мне было уже совершенно все равно, что она говорит. , просто не могла больше там находиться. Было так стыдно, что не было сил даже посмотреть на Михаила. Как после всего этого смотреть ему в глаза?

   Далеко уйти не смогла, ибо он нагнал меня, притяну к себе и поцеловал в макушку. Он словно прочувствовал мои мысли, погладил по волосам и заставил посмотреть ему в глаза.

- Все будет хорошо! Я тебе обещаю!

   Михаил остался в суде, а меня отправил с Константином домой. За те пол часа, что провела в суде, перед глазами пролетели несколько месяцев, заставляющих меня дрожать от одной только мысли о произошедшем. Ведь после этого случая Стас неоднократно ко мне домогался, но благо мне всегда удавалось от него сбежать.

   Теперь, стоит этому человеку оказаться рядом, все мое тело словно парализует. Страх перед ним отключает все мои инстинкты. Рядом с ним чувствую себя беспомощной, точно так же как и в прошлый раз. Он мой персональный кошмар, приходивший во сне еще долгое время после расставания с Максом.

   Сколько раз просыпалась в холодном поту, сколько раз баба Тома прибегала на мои крики во сне, а потом часами меня успокаивала. Лишь появление Сони, отцом которой точно был не Стас, вселили надежду на счастье. Ради нее пришлось перебороть свои страхи, и упрятать их в закромах моей памяти… до этого момента.

   После данного слушания были начаты расследования в отношении Елисеева и Панфилова младшего на предмет употребления запрещенных веществ. Как ни старались Панфиловы замять этот конфликт, им этого не удалось, ибо почти сразу оно приняло большую огласку на телевидении.

   Суд отклонил требование Панфиловых о полной опеке над девочкой, но и мне вынес некое условие, которое за определенный срок должна буду выполнить – ребенку нужна полноценная семья! И хоть меня данное требование немного возмутило, Миша отреагировал немного иначе.

 

   Вечером как обычно готовила ужин для семьи, в ожидании своего мужчины, который, к сожалению задерживался. Ужин уже начал остывать, и мы с Димкой и Соней решили сесть за стол без него. В конце концов, сегодня не праздник.

   Стоило только взяться за приборы, как в дверь позвонили. У Михаила есть ключи, так что за дверью какой-то незваный гость. С некой опаской подошла к двери, попросив Диму остаться с Соней. Но посмотрев в глазок, лишь удивилась. Моему взору предстал огромный плюшевый медведь.



Елена Ризниченко

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться