Миссия Андромеда

Глава 14.

Глава 14. Нападение на тринадцатую шахту

Кар я вела с заклеенными ранками на шее и ключицах. Как сказал Шанс, ранение получила по глупости, а Колючка считала, что совершенно пустяковое. Вот только кровь из тех прокусов она останавливала минут десять, чертыхалась и вновь прикладывала стерильные салфетки со специальным раствором.

-- А почему ты сказала, что тринадцатая шахта ваша любимая? – ранки жутко щипало, вот и сыпала вопросами, чтобы не ойкать и не шипеть. – И в каком смысле? Прямом или переносном? Тех блох вы же тоже называли котятами, а на самом деле… и это, правда, были блохи?

-- Да, блохи. И это меньшая из неприятностей, что может подстерегать на ПМ-31. Потому и котята.

-- А крупная? – уставилась на нее во все глаза. – Что это может быть?

-- Крупная? – Колючка бросила короткий взгляд на чеканный профиль командира, тот не пошевелился, вот она и продолжила. – Например, твари, которых мы называем жабами.

-- Как? Жабы? – удивилась я. – Э… правда что ли? И тоже гигантские?

-- Не так уж. Всего лишь с собаку. А так да, очень похожи на лягушек и любят воду. И они не атакуют, если их ничто не тревожит.

-- Почему же они тогда опаснее блох?

-- Потому что плюются ядом… на десятки метров, -- обернулся к нам Киви. – На коже получаются ожоги. Они настолько глубоки и болезненны, что были случаи, когда выносливые мужики теряли сознание от болевого шока. А боец без сознания – это что?

-- Это не допустимо, -- ответила ему я, -- это выход из строя боевой единицы.

-- Вот именно! – поддакнула мне Колючка. – И шрамы от тех ожогов потом не свести.

-- Надо же… -- попыталась представить это чудо местной природы, вышло ужасно.

-- Беспокоишься о своей нежной коже? – хмыкнул, не оборачиваясь, Шанс. – И правильно. Только после встречи с этими рассерженными зверюшками можно не только красоты лишиться, а и жизни.

-- Потому что несколько минут бессознательного состояния здесь, на ПМ-31, чреваты потерей жизни, -- хохотнул Ночь. – Здесь же еще водятся много-много всякой нечисти.

-- Например, птички размером с лошадь и с когтями, способными вспороть не только прочную ткань наших комбинезонов, но и плоть до кости вместе с ней.

-- Птички… -- в замешательстве произнесла это невинное слово.

-- Да. И любимое их гнездовье находится в скалах, что недалеко от того места, куда летим. Поэтому не выходи из кара, Малышка, как мы сразу и договаривались, а если такое случится, то, не задумываясь, пали в то, что атакует тебя с воздуха, -- все же повернул в мою сторону голову Ирвин. – И приготовься сейчас к посадке, пилот – мы подлетаем к шахте номер тринадцать.

-- Есть, подготовиться, -- козырнула командиру, но никак не смогла прекратить задавать вопросы. -- Но  это значит, что называли эту шахту любимой в переносном смысле?

-- И да, и нет, -- улыбнулась мне Колючка. Видишь, начинается обширное зеленое пятно? Это оазис тринадцатой. Там дивно красиво. Там чистейший воздух. И там находится закрытый поселок, в котором хотел бы жить каждый колонист этой планеты. Смотри внимательно, и ты его всего через пять минут увидишь.

И я тут вспомнила. Лина успела мне вчера похвастаться, что ее Стефан хлопочет об ордере, чтобы поселить семью в доме в каком-то элитном поселке. Неужели, в этом самом?

-- Там селят семейные пары с детьми? – задала вопрос Колючке.

-- Не только, -- ответила она со знанием дела. – Барон Цвейг холост, но имеет здесь дом.

Мне называли еще какие-то имена, только эти люди не были знакомы, а потом внимание вовсе переключилось на наблюдение за населенным пунктом под крылом кара. Что могла сказать? После сплошной каменной пустыни ПМ зрелище было впечатляющим. Зелень лесного массива, окружающего поселение, уже радовала глаз, а там еще рассмотрела ровные квадратики земельных наделов, покрытых шелковистыми газонами, с симпатичными домиками, окруженными цветниками. И вся эта красота… была, как накрыта защитной сеткой.

-- Маяки рассмотрела? – указал мне на нее же Ирвин. – Не зацепи крылом.

Он опоздал со своим советом – я и без него все успела рассмотреть и начала снижаться там, где это было безопасно. Еще пять минут полета, и мы садились на похожей площадке с белым крестом. Такой же забор из камней, уложенных стеной, толщиной сантиметров в сорок, окружал место назначения. Но здесь заборчик был повыше, примерно сантиметров на шестьдесят-восемьдесят, а значит, что много выше человеческого роста. Еще заметила защитную сетку, которой не было над шахтой номер одиннадцать. И нам открыли ворота, однозначно приглашая залететь на двор и уже там высадиться из машины.

-- И чего нас вызывали? – принялся рассматривать двор перед типичным одноэтажным домишкой, прежде чем спуститься по трапу на землю Киви. – Вроде бы все у них спокойно.

-- А туда посмотри! – с язвительной ноткой в голосе произнес Ночь и махнул в сторону рукой. – Провисшую сеть видишь? То-то же!

-- Налет точно был, -- Колючка выпрыгнула из кара следом за мужчинами. – Вон там даже прореха образовалась, и ее не успели залатать.

Я поняла, что речь шла про так называемых «птичек». Но не успела толком уловить свои мысли, что совсем не желаю сегодня знакомиться с другими представителями фауны планеты, как меня отвлек голос, раздавшийся в наушниках.



Клара Колибри

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться