Миссия Андромеда

Глава 17.

Глава 17. Выживать, так выживать

Плакать было стыдно, но не смогла удержаться. А еще больно, и это перевесило стыд. Потому что сильно защипало в тех местах, куда попали соленые слезы. И невольная гримаса скорби добавила неприятных ощущений, ведь некоторые свежие ранки на лице только-только чуть затянулись.

-- Ну что же ты, Глория? – растеряно уставился Ирвин, а потом через некоторую неуверенность протянул все же руку и погладил меня по макушке. – Вспомни, что ты… боец вообще-то…

-- Помню… -- выдавила из себя вместе с всхлипами. – Просто…не хочу стать кормом онергаузерам.

-- И не станешь! – ну очень уверенно произнес Шанс, а еще он для убедительности резко кивнул головой, отчего и поморщился. – С тобой же я, детка!

Как же было проникнуться верой? Я бы хотела, но надо мной склонилось опухшее и сильно перекошенное лицо Ирвина: один глаз заплыл, противоположная скула сплошь покрыта гематомой, лоб в кровавых разводах. А еще припомнила, что у него трещина в бедре, и от этого захотелось завыть в голос. Защитник, ага! С привязанной к ноге деревяшкой! И, похоже, открытой раной на голове, потому что в следующий момент из его спутанного и какого-то потемневшего русого вихра на лоб выползла тонкая алая струйка.

-- Черт! – он ее почувствовал и быстро стер пятерней.

-- Командир! – жалость к себе как-то вмиг испарилась. – Тебе надо перевязать голову.

-- А, ерунда! Сначала с тобой вот закончу…

И он куда-то потянулся и что-то придвинул.

-- У нас с тобой, Глория, есть все для выживания!...

Я скосила глаза и увидала стандартную летную аптечку.

-- Медикаменты и инструмент! – с улыбкой от уха до уха продемонстрировал мне шприц и иглу с вдетой в нее нитью.

-- Эй! Ты что задумал?! – подалась, было, от него, да дурнота накрыла с новой силой.

-- Не дергайся, боец! – в его глазах блеснула искра удовольствия, как мне показалось, а губы скривились в новой гримасе, очень похожей на мстительное удовлетворение. – Сидела бы в моей каюте – осталась  целехонькая. Но нет, все надо было сделать через свой неуемный характер! Потому сейчас штопать тебя буду. И как иначе?.. Не зашью рану на брови, так безобразный шрам останется.

-- Нет, Ирвин! Плевать на шрам – и так срастется…

-- Не пойдет, -- убежденно покачал головой, -- не имею права лишить тебя красоты, Глория… -- он обвел зажатым в кулаке шприцом с какой-то жидкостью овал моего лица, отчего я, пристально следящая за этим движением, чуть в обморок не грохнулась. – Тебе Айвен говорил, что ты красива? Как-то по-особенному очаровательна. Этот точеный носик… прямые аккуратные бровки… необыкновенные ореховые глаза… Раньше я этого отчего-то не замечал…

-- Ага! Тебе всего лишь понадобилось грохнуться с каром о землю и окосеть на один глаз…

-- Замолкни, Глория! Я еще ни одной женщине не говорил столько комплиментов за раз, а ты чем-то, видите ли, недовольна.

-- Сказать чем? Иглой в твоей огромной лапе!

-- Всего-то? Так я ее уберу…

-- И шприц тоже. Пожалуйста!

-- Это не могу. Потому что вот здесь… -- потряс так пугающим меня шприцом. -- Снотворное с обезболивающим. Кольну, и ты заснешь, а я быстренько тебя залатаю и сустав тогда вправлю и переломанную кость совмещу. А как проснешься, так станешь, будто новенькая… нет, даже краше!

-- Не заговаривай мне зубы, Ирвин! – попробовала дернуться в сторону, да этот тип надавил мне на грудь локтем.

-- Лежать!

Момент, и сделал в плечо укол.

-- Ай!

-- Что, ай? Сколько времени и сил потратил на уговоры, а надо было просто зажать тебя силой, и все дела…

-- Насильник! – сморщилась устрашающе, на что Шанс только кривовато усмехнулся.

-- За что обзываешь? Я ведь и обидеться могу. И отыграться. Вот сейчас ты станешь вся такая расслабленная, безвольная…

-- Не говори чушь! – теперь уже фыркнула я. – Ты не такой.

-- Эх, а надо бы тебя проучить. Ты же ни одного моего приказа, боец Глория Арви, не выполнила…

-- На то были особые причины и… обстоятельства.

-- Вот оно что, обстоятельства. А вот я пришью сейчас твою бровь на лоб… у меня тоже ранение, между прочим, и один глаз, и руки от слабости дрожат…

-- Так и отложим… операцию. Ой! У меня язык заплетается…

-- Хорошее лекарство! – Ирвин поднял руку с пустым шприцом. – Быстро действует.

-- Шанс? Шей аккуратно, ладно? По возможности… -- в моем голосе откуда-то взялись заискивающие нотки.

-- Испугалась за свое личико? Не дрожи! Дядя Ирвин столько в своей жизни вот этими руками швов наложил… И да, Глория, сознаюсь… я тебе жизнью обязан. Не нарушь ты приказа, не увяжись за нами, не прими этот бой… Это ж за мной тот вражина гнался, а ты его на себя отвлекла. Н-да, порой минуты решают все… И он меня не добил, и я смог посадить кар… Так что… спасибо, Глория…

В следующий момент его лицо в моих глазах окончательно расплылось, и я погрузилась в сон.   



Клара Колибри

Отредактировано: 10.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться