Миссия для чужеземца

Размер шрифта: - +

Глава седьмая. Эйд-Мер

Спутники подошли к началу тропы и, миновав нескольких стражников, начали подниматься. Когда Дан бывал у городской стены вместе с дядей и рассматривал петляющий подъем со стороны торговых рядов, он казался ему гораздо короче. Трук не слишком жаловал горные тропы, поэтому дела улаживал на ярмарке. Он ходил между торговцами, продавал мясо и шкуры, покупал соль, пряности, присматривался к лошадям и кузнечным изделиям. Торговался до хрипоты. В гомоне и ругани, с трудом пробираясь в давке, отмахиваясь от назойливых торговцев сладостями, Дан следовал за Труком и мечтал, поглядывая на стену, как взбежит однажды по узкой тропе и собственными глазами увидит чудесный город. Теперь же он едва переставлял ноги, боясь оглянуться и покатиться с высоты кубарем. Сил у него не осталось вовсе. Лукус же перепрыгнул на полосу для повозок, предпочитая сократить путь. Саш поднимался перед Даном легко, будто прогуливался по равнине. А сам Дан шел только что не на ощупь.

- Главное - не упасть, - прошептал сквозь сжатые зубы мальчишка, смахивая с ресниц пот.

- Стойте, путники! - рявкнул с площадки возле ворот старый стражник, грозно топорща седые усы и бороду. - За какой надобностью проходите через ворота Эйд-Мера?

- Еще не прошли, - ответил Лукус. - Надобностей много, Раиф. Поспать. Умыться. Почистить одежду. Выпить пива. Верно ли, что пиво в городе по-прежнему лучшее на всей равнине Уйкеас? Или что-то переменилось в пивоваренном деле за время моего отсутствия? К тому же надо бы и о делах позаботиться, продать Кэнсону травы, чтобы аптекарь готовил свежие мази для суставов, костей, кожи. Особенно для спины стражу ворот, которому приходится уже третью дюжину лет таскать тяжелую алебарду. Или спина уже не беспокоит тебя, Раиф?

- Не стоит подшучивать над старым солдатом! - крикнул из группы стоявших у стены людей, среди которых был и бургомистр, человек в длинной кольчуге. - Он всего лишь исполняет свой долг. А ты, травник, тем более что прекрасно знаешь наши порядки, должен ответить на все вопросы и сказать, где собираешься остановиться и кто за тебя поручится из жителей города.

- За меня и моих спутников, Бродус, - уточнил Лукус. - Со мной ученик Саш и Дан, племянник Трука. Остановимся мы у оружейника Хейграста. Он за нас всех и поручится. Дела у меня, как вы знаете, к Кэнсону. Но, я думаю, что мне есть что сказать и господину бургомистру.

- Ну так подойди сюда, Лукус-травник вместе со своими спутниками, - смягчил тон Бродус. - Или ты думаешь, что господин бургомистр устроит по случаю твоего прихода торжественный прием в городской ратуше?

- Нет, на это я не рассчитываю. - Лукус поднял ладонь, подходя к бургомистру. - Здравствуй, Оган. Здравствуйте, почтенные жители Эйд-Мера. Думаю и вижу, что гражданам вольного города сейчас не до торжественных приемов.

Оган, невысокий полноватый мужчина, одетый в темно-синий камзол, серебряную кирасу и шляпу с золотым значком, пожевал расслабленными губами и хмуро кивнул Лукусу, даже не посмотрев в сторону его спутников.

- Милх передал нам топор Эргудуса. Расскажи, как он погиб.

- Я не присутствовал при его смерти, - ответил Лукус. - Поэтому могу говорить только о следах. Но сначала еще вот об этом.

Лукус подал Бродусу стрелу охотника.

- Хозяина этой стрелы убили недалеко от южной топи, через две дюжины ли от нее, на тропе Ад-Же.

Бродус взял стрелу, присмотрелся к письменам на древке и тяжело вздохнул.

- Фавус. Охотник Фавус. Еще одна вдова и четверо сирот в городе.

- Не только, - продолжил Лукус. - Четыре охотника убиты в доме Трука. Так же как и стражники из отряда Эргудуса. Так же как и сам Трук, который успел убить одного врага. Погибла жена Трука Анда. В живых остался только Дан, племянник старика, он покупал соль на тракте у южного купца.

- Единственный и последний купец на этой неделе, - пробормотал бургомистр. - Между тем город наш жив торговлей и ремеслом. Сможешь ли ты указать места погребений убитых, чтобы родственники перезахоронили их по своим обрядам?

- Смогу, - склонил голову белу. - Найти их несложно. Первый охотник лежит прямо на тропе, мы отметили место. Все погибшие у Трука - в ложбине к югу от его заставы. В сотне шагов.

- Ты сказал, что Трук успел убить одного врага? - переспросил Бродус.

- Да, - повернулся к начальнику стражи Лукус. - Мы нашли его в траве в двух сотнях шагов от пепелища. На одежде не было никаких знаков. Мы взяли его доспехи, чтобы отдать Хейграсту в оплату за участие в судьбе мальчишки. Покажи, Саш.

Саш снял с плеча и развернул сверток с доспехами. Собранная из металлических колец кольчуга, кожаные штаны с бляхами, шлем, сплетенный из стальных пластин, и железные поножи заблестели под лучами Алателя. Дан стоял в отдалении, не решаясь опустить на камень нарезавший плечо мешок, и рассматривал людей, окружавших бургомистра. Рядом с Оганом, который показался мальчишке похожим на важную надутую птицу, стоял Бродус. Статная фигура начальника стражи выгодно выделялась среди свиты бургомистра, и Дану подумалось, что по справедливости бургомистр должен быть у Бродуса в подчинении, а не наоборот, - настолько проще, естественнее и мудрее казались жесты, голос и глаза воина. Из-за его плеча выглядывал Милх. На лице сына аптекаря сквозило явное разочарование, оттого что ему был доверен только топор, а доспехи врага получить и привезти не удалось. Справа от бургомистра, опираясь на длинный меч в исцарапанных ножнах, стоял высокий, еще на полголовы выше Бродуса, худой человек с изборожденным морщинами лицом. Он бросил короткий взгляд на доспехи, шевельнул их ножнами и что-то сказал Бродусу. Начальник стражи кивнул. Бургомистр нахмурился, а пятый, стоявший у него за спиной, поджал тонкие губы и с ненавистью посмотрел в сторону путников. Он чем-то неуловимо отличался от остальных. Но не заметной тучностью фигуры и не платьем состоятельного горожанина. И даже не черной тростью, инструктированной золотом, что поблескивала у него в руках. Отличие было в лице. Оно выражало злобу, а не тревогу. Впрочем, толстяк стоял позади всех и видели это только Лукус, Сашка и Дан.



Сергей Малицкий

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: