Миссия для чужеземца

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Дара. Глава первая. Граница

Алатель уже поднялся над горами, где-то у выхода из ущелья отряд ожидал проводник, и Хейграст поторапливал спутников. Башни северной цитадели понемногу отступали, по краям дороги темнели сырые камни. Трава блестела после ночного дождя. Беспокойные стаи черных птиц перелетали с одного края ущелья на другой.

- Видишь? - догнал Сашку Лукус. - Видишь груды камней на скалах? Когда-то такие же лежали и с той стороны северной цитадели. До того момента, как в долине появился город и выросла южная стена. Говорят, эти камни сложили ари, когда только начинал строиться Вард-Баст и опасность угрожала со всех сторон. Тысячи лет лежат они на краях ущелья, и ни один камень не упал вниз. Но в каждой из этих груд есть слабое место. И если любой элбан, даже ребенок, вытащит один маленький нужный камешек, камнепад похоронит под собой несметное количество врагов. Но древнее знание утрачено...

- Знание, может, и утрачено, - не согласился Хейграст, - но камни лежат на своих местах. А если хоть что-то можно использовать для защиты Эйд-Мера, будь уверен, белу, Бродус это сделает.

- Как странно, - задумался Сашка, - на масках золотые круги, а под мантиями - черные. Словно, снимая скорлупу с ореха, обнаруживаешь порченое ядро.

- Червивые орехи надо дробить, не вышелушивая ядер! - бросил нари.

- Первый раз в жизни я увидел, как гибнет человек... элбан, - после паузы признался Сашка.

- Смерть от руки врага не редкость в Эл-Лиа. - Лукус нежно погладил по холке своего коня. - К ней невозможно привыкнуть, но если гибнет враг - это не повод для смятения.

- Радости это зрелище мне не доставило тоже, - покачал головой Сашка. - Хотя я почти ничего не успел рассмотреть.

- Чаргос - великий воин, - согласился Лукус. - Вот уж не знал, что в городе торговцев может быть такой воин. Я не знаю ни одного, кто бы сравнился с ним. Он мог бы сражаться и против арха!

- В этом городе немало отличных воинов, - назидательно проговорил Хейграст. - Возможно, скоро тебе придется в этом убедиться. Не скажу, что я очень бы этого желал, но... Стой!

Отряд остановился у выхода из ущелья. Впереди, насколько хватало глаз, простиралась голая равнина, изрезанная впадинами и ложбинами, словно вздыбленная исполинским плугом. Ни деревца не было видно до горизонта. И сам горизонт плыл в неясном туманном мареве. Слабое подобие травы торчало жалкими серыми клоками. И повсюду лежала сухая пыль, на которую чудесным образом не попало ни капли из вчерашнего дождя.

- Что ты чувствуешь? - спросил Сашку Хейграст.

- Пока ничего, - растерянно ответил Сашка.

- Ладно, - махнул рукой Хейграст и посмотрел на Дана. - Слышишь, малыш? Шутки кончились. До четвертых ворот всего один ли.

- Не обижай меня, нари, - прошептал побелевшими губами Дан.

- Прости меня, парень. Я должен был спросить об этом, - успокоил Хейграст мальчишку и обратился к Сашке. - Помнишь, что сказал Чаргос? После недавней схватки я склонен с большим вниманием прислушиваться к его словам. Да и Леганд не просто так настаивал, чтобы мы шли через Мертвые Земли. Слезь с лошади и иди вперед. Там, где почувствуешь границу Дары, остановись и стой столько, сколько тебе надо. Потому что второй раз мы будем пересекать ее не скоро.

Сашка медленно сполз с лошади. Снял меч, больше похожий на покрытый грязным гипсом костыль. Затем сбросил мантию и накрыл ею лошадь, оставшись в легкой зеленой куртке, которую дал еще Лукус. Подумал мгновение, вновь взял меч, забросил за спину и пошел вперед.

Тихо шуршал песок на камнях древней дороги. Легкий ветер нес откуда-то с востока запах горелой травы. И больше ничего. Ни страха, ни опасности, ни тревоги.

- Будь осторожен! - крикнул вслед Лукус.

- Буду! - откликнулся Сашка и прошептал только для себя. - Можно подумать, от меня что-то зависит.

Он увидел границу прежде, чем сделал шаг через нее. Она искажала пыльную поверхность почвы, словно изгиб неровного стекла. Показался неестественным едва заметный излом каменных плит. Бросились в глаза обрывающиеся листья плюща.

Линии. Многоцветье напряженных линий, стоящих сплетенной стеной и уходящих вправо и влево до горизонта. Когда-то сдерживавших и отражавших безумие мертвой равнины, а теперь напряженным пределом сохраняющих ее от жизни. Граница.

Шаг вперед. Сначала нога проникает сквозь паутину цвета, и легкое жжение поднимается от носка к колену, чтобы мгновенно охватить все тело и кольцом сомкнуться на затылке. Затем приходит мгновенная боль.

 

 

После того, как отряд прошел четвертые ворота и Чаргос, опирающийся на меч, остался позади, Дан наконец вздохнул и огляделся. Он ехал за спиной Хейграста и все еще не мог прийти в себя. Сейчас мальчишке уже казалось, что не он выпустил ту стрелу. Все получилось как-то само собой. Он просто постарался встать у края прохода так, чтобы все видеть. Движение того воина поймал машинально и среагировал, как на шевеление ушей мала, зная, что еще мгновение, зверек выпрыгнет на высоту человеческого роста, и ищи его потом в густой траве. Мальчишка отпустил тетиву в последний момент. Рука врага с самострелом уже летела из-за головы. И когда стрела пронзила врагу горло, мальчишке показалось, что такой же удар в горло получил он сам. Во рту пересохло. В глазах потемнело. Дан даже удивился, что вторая стрела уже у него в руках. И подойти к трупу, чтобы вырвать первую, не смог.



Сергей Малицкий

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: