Миссия для чужеземца

Размер шрифта: - +

Глава шестая. Ургаин

На склоне холма стояло настоящее дерево. Только мертвое. Видимо, ничто не могло справиться с ним даже после его смерти. Толстый ствол, за которым укрылась бы добрая половина отряда, покрывала изборожденная морщинами черная кора. Дерево поднималось на полторы сотни локтей и раскидывало голые корявые сучья далеко в стороны. В углублениях между взбугрившихся корней лежали мелкие камешки.

- Дерево возвращения, - прошептал Хейграст. - В Эйд-Мере говорили, что в Мертвых Землях есть спящее дерево. Оно очень прочное. Никто не смог сделать даже зарубки на его стволе, но, если смельчак хотел вернуться домой, он должен был оставить у его корней камень.

- Да, - кивнул Лукус, восхищенно окидывая взглядом гиганта. - Это настоящее железное дерево. Редкость в Эл-Айране. Я видел такие деревья только в Фаргусских горах. Банги определяют по ним залегание металлических руд. Они верят, что эти деревья вытягивают металлы из земли и становятся от этого прочнее стали. Железное дерево невозможно убить. Оно не горит. Дереву не страшна молния, хотя она часто ударяет в ствол, и находиться под ним во время грозы равносильно самоубийству. Банги с трудом обрабатывают его древесину особо прочными резцами. Леганд говорил, что древние боги строили себе дома из стволов таких деревьев. И они стояли тысячи лет, дольше каменных. Поверь мне, Хейграст: еще несколько дождливых дней - и на этих ветвях появятся чудесные листья! К счастью, банги здесь не живут, и этому красавцу ничего не угрожает.

- Вон тот желтый с черным пятном камешек - мой, - неожиданно раздался в ушах шепот призрака. - Меня это дерево не выручило.

- Ник? - вскричал Хейграст. - Не мог бы ты предупреждать о своем появлении?

- Не пытайся увидеть меня, нари, - ответил призрак. - Алатель слишком ярок. А я становлюсь слабее. Нам нужно дойти до края Мертвых Земель раньше, чем я растворюсь в воздухе. Потому что, боюсь, в этом случае меня не сможет освободить даже нукуд Вика. Вы слишком долго восхищаетесь этим мертвым растением. А между тем белу что-то говорил о враге…

- Я видел отряд кьердов, - подтвердил Лукус. - Он шел к Ургаину вдоль русла Маны.

- Понятно. - Хейграст спрыгнул с коня. - Дан! Привяжи лошадей к корням. Надо подняться на вершину холма и осмотреться.

Дан слез с Бату и привязал лошадей к выползшим на склон холма чудовищным корням, вызвав явное неудовольствие животных. Они с тоской осмотрели рассыпанные под копытами камешки и потянулись к пробивающимся в отдалении былинкам. Мальчишка вздохнул, потрепал грустную морду Бату и осторожно поднялся на вершину. Хейграст и Лукус лежали в траве. Впереди блестело русло реки, а левее, у излучины, раскинулся прекрасный город. Прямые улицы радиальными линиями сходились к каменному мосту. Многие здания обратились в руины, но те, что остались, поражали ослепительной белизной стен и строгостью очертаний. Город располагался на южном берегу Маны. За рекой простиралась низменная равнина. На горизонте возвышались холмы. Дорога перебегала через мост и таяла в дымке.

- Красивый город, - пробормотал Хейграст. - Интересно, что означает в переводе с валли «Ургаин»? На ари я не знаю такого слова.

- Спросишь об этом у Саша, когда он придет в себя, - посоветовал Лукус. - Я не люблю городов. Мне гораздо милее леса.

- Вадлин рассказывал, что однажды оказался на рынке у городских стен в рядах, где торговали только нари, - усмехнулся Хейграст. - Так вот, ему показалось, что он в лесу.

- Маловато мне зеленого элбана даже для того, чтобы почувствовать себя под сенью одного дерева, - откликнулся Лукус. - Я не вижу кьердов. Неужели они не вошли в город?

- Вон они, - прошептал Дан, показывая рукой на запад.

- У тебя неплохие глаза, парень - заметил Хейграст, силясь разглядеть маленькие фигурки, исчезающие в холмах. - Насколько я понимаю, кьерды скачут в сторону Ари-Гарда? Ты о них говорил, Лукус?

- Да, - кивнул белу. - Они на лошадях, их две дюжины, но мне показалось, что половина привязана к седлам. Возможно, это пленники.

- Именно так, - донесся до них голос призрака. - Кьерды везли пленных. Женщин и мужчин дерри. Они привязаны не потому, что кьерды опасаются побега. Они боятся, что пленные упадут с лошадей. Дерри обездвижены. У них перерезаны сухожилия на ногах и руках.

- Демон! - выругался Хейграст. - И эти изверги считаются подданными Салмии?

- Давно уже нет, - покачал головой Лукус. - Просто Салмия не хочет потерять половину войска в Гранитных Холмах. Короли избегают войны. Даже несмотря на то, что кьерды по-прежнему культивируют рабство.

- Это попустительство стоит жизни подданным салмских королей, - скрипнул зубами Хейграст. - Я знаю, что думает об этом Леганд. Для того чтобы победить кьердов, их нужно уничтожить всех до единого человека. Он считает это недопустимым. А по мне, так это не самая плохая цена.

- И женщин, и детей? - спросил Лукус и добавил, взглянув на нахмурившегося Хейграста: - Ну, вот то-то.

- И все-таки что-то происходит в Ари-Гарде, - задумчиво сказал Хейграст. - Боюсь, это может изменить отношение к кьердам даже Леганда.

- Кьерды не занимаются жертвоприношениями, - возразил Лукус. - Есть дикий обычай резать сухожилия захваченным врагам. Затем их казнят.

- Ты почти оправдал убийц, - вздохнул Хейграст. - Кто такие враги кьердов? Не самые ли обычные элбаны? А ты знаешь, что всех элбанов, кроме людей, они убивают на месте и самым жестоким образом? Люди же, которые попадают к ним в руки, сами молят о смерти! Знаешь ли ты, что значит быть рабом у кьердов? Что происходит в Ари-Гарде?!



Сергей Малицкий

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: