Миссия Ифрит

Размер шрифта: - +

Глава 1

- Вы вообще читаете донесения? Что значит, невозможно? Гордыня погубит вас, а вместе с вами – целый мир!

Женский голос звенел по каменным коридорам, отражался от широких светлых окон и белых стен, покрытых серебряным узором, точно изысканным кружевом.

- Вы затем неслись из Аймираля, чтобы портить утро теориями заговора? – ответил голос холодный как лед, бесцветный и безучастный. – Источник – в порядке. Ни одна живая или мертвая душа не трогала его со времени великой битвы. Что вы от меня хотите?

- Я хочу, чтобы вы лично все проверили. И немедленно! – грянула женщина. – Элементали слетели с катушек, Га’Джани вянет на границах, у нагов – детский мор. Что это, как не знак?

- А вам-то что переживать? – мужчина говорил с ехидцей. – Если проблема существует, людей она не коснется.

- Не коснется, говорите? Да мы по уши завязли на стихийной магии. Чуть что, всему - конец. Цивилизация развалится в один миг. Умоляю, дженаб Бранд, проверьте!

- Ладно, хорошо.

Раздался скрип, кто-то отодвинул тяжелое кресло. Вскоре распахнулась дверь, на пороге комнаты показался человек. Он выглядел раздраженным и уставшим. Очки в тонкой оправе съехали на кончик орлиного носа, в светлых глазах болталась тоска. Он не планировал так скоро выбираться в мир, хотел сначала закончить кое-какие дела. Гостья, будто, почувствовала, что стоит явиться именно теперь, в неподходящий момент. Мужчина тряхнул светлыми волосами, выбеленными до серебра, поправил воротник рубашки из тонкого голубого льна и добавил:

- В следующий раз напомните, чтобы я отобрал у вас сквозной портал. Надоело выслушивать крики с такой частотой.

- Ну, знаете, - следом за мужчиной показалась немолодая женщина, высокая и статная. – Лучше я задушу вас своей настойчивостью, чем пропущу верный признак катастрофы.

Человек снял очки и устало потер переносицу. Не то, чтобы его зрение портилось, о таком и мечтать не приходилось, но благодаря очкам рабочий процесс обретал очертания чего-то человеческого и настоящего. На огромном столе стопками возвышались донесения и жалобы, требования разобраться со всплесками стихийного фона в полярных областях.

- Ловлю вас на слове. Если получится убить меня, буду искренне благодарен. А то сил больше нет, мечтаю выспаться, - отмахнулся мужчина. – Ладно, пойдемте, глянем, из-за чего такой шум. Надеюсь, вы не боитесь холода.

Женщина фыркнула и последовала за хозяином дома. Они миновали галерею проходных комнат, простых и светлых, расписанных в серебристой и бирюзовой гамме. В каждой комнате располагался камин, у стен стояли стеллажи с книгами, по углам прятались простенькие диваны, кресла из грубой кожи, резные деревянные столы и напольные блюда с чахлыми цветами.

- Странный у вас вкус, - протянула женщина, не сдержавшись. – Природа и так не балует, но вы довели ее простоту до абсурда.

- Вам так кажется, потому что вкус Аймираля испорчен излишеством, - усмехнулся мужчина. – Меньше – не значит хуже.

Наконец, он вывел гостью на морозный воздух. Вечные заснеженные холмы сверкали на солнце как драгоценности. На берегу замерзшего моря возвышались колонны ледяных обломков. Воздух трещал от холода, но ветра не было, потому путь в сторону холмов оказался легким.

Путники миновали узкий проход, выбитый в цельном камне, обогнули завал, что остался суровым напоминанием о великой битве, и вышли на ледяное плато. Со всех сторон потянулись тени стражников, чьи прозрачные руки светились отражением схемы заклинаний. Сами тела были вмурованы в камень окружающих холмов, они хранили магическую сетку с алгоритмом охранной вязи. Мужчина поднял руку. С пальцев сорвалась туча светлячков, каждый достиг своей тени и коснулся ключевого участка магической схемы. Стражи замерли на мгновение, потом развернулись и понеслись обратно к укрытиям, где почивали тела.

- Жуть, - женщина вздрогнула. – Сколько ни смотрю, не могу привыкнуть. Надо же было так с вами поступить! Это бесчеловечно.

- Ифриты – не люди, - пожал плечами мужчина. – Им свойственно поступать бесчеловечно. Я размышлял над этим и пришел к выводу, что их нельзя винить.

- И это вы говорите после всего, что с вами сделали?

- Я понял, что таким был наилучший выход. Сами посудите, маги напали первыми, а заставить врага исправлять ситуацию своими силами – наилучшее и самое жестокое наказание. Это вполне в духе ифритовой этики.

- Вы очень разумно поступаете, что не появляетесь в их резервации. В конце концов, вы хитростью переиграли победителей.

- Все мы разумно поступаем, - согласился мужчина. – Они заплатили за свои решения, я заплатил за свои. Думаю, давно пора оставить эту историю в прошлом. Источник принадлежит миру, нельзя считать его своей собственностью, будь ты человек или ифрит. Но мы отвлеклись. Давайте глянем поближе.

Мужчина миновал круг ловушек, ступил под ажурную тень внешней беседки и замер. Хрустальные перекрытия сверкали всеми цветами радуги. На крыше проступали тонкие узоры, выложенные перламутром и драгоценными камнями. Он вошел во внутренний круг зеркальных дверей. Стоило ступить на порог, зеркала завертелись вокруг своей оси, по глазам удалил свет дюжины солнц, выжигающий насквозь. Мужчина зажмурился и сделал уверенный шаг. Внутренний круг замкнулся, раздался скрип, открылась последняя дверь. Человек по привычке отшатнулся. Ему не нравилось видеть источник во всей его кошмарной красе. Всякий раз приходилось унимать бой сердца, заставлять себя смотреть без содрогания, объяснять самому себе, что без варварской традиции стихийный магический мир зачахнет, так стоит ли спорить. В этот раз взгляд не обожгло привычной картиной. Альков был пуст.



Екатерина Федоришина

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться