Миссия: счастье

Размер шрифта: - +

17. Ромео должен умереть

Помимо наведения марафета в съемной квартире, на Олины плечи упала еще одна забота: составлять компанию Анжеле, пребывающей в затруднительном положении из-за возвращения Никиты. Сказать прямо, это Анжела полагала, что составляет компанию Оле, якобы помогая той мыть окна, холодильник и посуду. В реальности девочка сидела на табуретке в кухне, поджав одну ногу и глядя в потолок, и при этом рассуждала вслух, как же ей правильно поступить.

– Мы с Никитой знакомы уже три года. Со Стэном – тридцать дней. Справедливо, наверно, бросить Стэна и вернуться к Никите. Как ты думаешь?

– Никак не думаю, – ответила Оля и пошла в коридор, вешать на стену новый пейзаж. Анжела, подхватив табуретку, переместилась за Олей.

– Так не бывает, чтобы человек вообще ничего не думал! Вот, к примеру, вчера в магазине какая-то бабушка спросила меня, какую колбасу покупать: краковскую или докторскую? Если трезво рассудить, какая мне разница? Я, что, должна об этом думать? Но я повернулась к ней и говорю: конечно, докторскую. Она: почему? Я отвечаю: в Краков вы уже не попадете, а к доктору еще успеете записаться. Ты бы видела лицо этой старухи! Ха-ха-ха!

Оля поставила картину в рамке на пол и взяла с прихожки молоток и гвоздь:

– Очень остроумно. Но, скажи, Никита – это какая колбаса? Краковская или докторская? Или, может, стокгольмская?

– Не поняла, – перестала улыбаться Анжела. – Что еще за намеки?

– У Никиты в Швеции осталась беременная невеста, – напомнила Оля. – Или ты думаешь, она оттуда никогда не вернется? Мой тебе совет: держись за Стэна и не ищи добра от добра.

– Ну, как ты не понимаешь, – всплеснула руками школьница. – Стэн – он никуда не денется. У нас с ним легкий флирт. Ладно, с тобой скучно. Пойду, посижу за твоим ноутбуком.

Спровадить Анжелу было нелегко. Девочка в буквальном смысле маялась от безделья, ей хотелось поговорить с кем-нибудь о Никите, но все как сговорились: никто не желал беседовать на эту тему. Никиту уже все списали: Дарья, Яков, даже его близкий друг Славик. К слову, Валентайн с помощью Дарьи получила визу в Швецию и улетела к Кэт, потому что, по ее собственным словам, ее сестре необходима персональная сиделка, а нанять сиделку «там» гораздо дороже, чем купить билет на самолет в оба конца. Таким образом, у сестер не получилось когда-то выехать в Латвию, и они перепрыгнули Прибалтику и попали сразу же в Скандинавию.

У Оли же были приземленные и самые обыкновенные мечты. Как только ушла Анжела, на лестнице раздались шаги, и запел дверной звонок.

– Хозяйка в фартуке, – с порога заулыбался Максим. – Дождалась бы меня, я тоже умею делать салаты. И не только умею, но и люблю. Сенька, ну-ка, кыш, не мешать взрослым!

– Да, иди, поиграй за ноутбуком! – милостиво позволила Оля.

После того, как Есения убежала в комнату, Максим, действительно, взялся помогать хозяйке готовить, но кухня была для него катастрофически мала, и со стола и подоконника все время падали какие-то кастрюли, крышки от кастрюль, поварешки и дуршлаги.

– Так не пойдет, – мягко, чтобы не обидеть Пронькина, сказала Ольга. – Лучше займитесь мужским делом, в телике каналы сбились, вы бы настроили. То есть, ты.

– Слушаюсь! – уронив табуретку, на которой недавно крутилась Анжела, щелкнул воображаемыми каблуками мужчина и удалился в комнату. Оттуда донесся радостный возглас Есении:

– Папа! Смотри, у Ольги Викторовны на рабочем столе твоя фотография!

Оля от неожиданности чуть не выронила кастрюлю с кипятком. Ох, уж, эта Анжела!

Рабочий стол ноутбука, и правда, был вымощен портретом Пронькина. Причем, это была не парная фотография Максима и Оли – это было бы приемлемо и объяснимо. На экране красовался один Максим – аккуратно вырезанный из группового фото и украшенный звездочками и сердечками. Апофеозом постыдного зрелища были розовые буквы «LOVE».

– Ах, эта Анжела! Я ее прибью! – закричала Оля. – Есения, убери, пожалуйста, поставь что-нибудь другое.

– А по-моему, нормально, – рассмеялась девочка. – Да, папа?

Максим смущенно пожал плечами и сделал вид, что ужасно занят настройкой телевизионных каналов. Он негромко произносил: так, Первый есть, СТС, НТВ, а где у нас ТНТ? Оля заметила лишь, как побагровела шея мужчины и слегка задрожали руки, сжимающие пульты.

– Убери, убери, – прошептала Ольга Есении, и девочка поставила на экран диснеевский персонаж.

На кухне девушка набрала номер Анжелы и, прикрыв дверь, с ходу закричала:

– Ты мне весь вечер испортила! Кто просил тебя менять картинку на рабочем столе? Не притворяйся, это ты! Если сегодня все пойдет не так, пеняй на себя!

– Ой, да ладно! – пищала в трубку девочка. – Как закончите праздник живота, приезжайте на каток в районе ГАИ! Тут так весело! Мы тут с Никиткой отжигаем!

Оля хотела крикнуть, чтобы Анжела немедленно ехала домой, но экран сотки загорелся, показывая, что абонент отключился.



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться