Миссия: счастье

Размер шрифта: - +

18. Не надо!

После первого чаепития в гостях у Ольги, несмотря на грустное продолжение вечера, Максим стал заходить чаще, но всегда строго по предварительному звонку. То, что ученица и ее тренер стали немного ближе друг к другу, или, как говорил Пронькин, «не чужими», отразилось и на их взаимоотношении в бассейне. Если в гостях у Оли Максим чувствовал себя свободно, много шутил и даже подтрунивал над девушкой, что означало уже какой-то более развитый этап общения, то в «Воднике» обращался строго на «вы», а порой и вовсе по фамилии – Зубкова.

– Мне не нравится, когда ко мне вот так: Зубкова, сюда плыви, Зубкова, туда плыви, Зубкова, ныряй и так далее, – высказала Оля во время очередного визита Максима в ее квартиру. – Можно как-то по-другому?

– Понимаешь, когда говорю «Оля», чувствую, что слишком как-то по-домашнему, слишком тепло, – оправдывался Максим. – Один раз крикнул тебе: «О-оля!», вдруг Лисичка на меня так посмотрела, с подозрением. Думаю, она уже догадывается, что мы дружим.

– А мы дружим?

– Мы друзья, думаю.

– В дружбе нет ничего плохого, – подчеркнула Ольга.

Но так думали далеко не все. Однажды в душевой кто-то направил в спину девушке струю горячей воды. Ожога не случилось, но потом спина покраснела и даже побаливала. Ольга обернулась, а Лисичка и Натка тут же уткнулись лицами в пол, а сами еле смех сдерживают. С тех пор девушка зареклась ходить в душ в одногруппницами. Не ровен час, на голову ушат кипятка выльют.

Но все эти наскоки со стороны пловчих были только цветочками. Ягодки Оле достались от Ксении Пронькиной. Обычно докторша никогда не наведывалась непосредственно в бассейн, там за нее дела решал хлор. Но однажды худющая супруга Максима возникла в проеме главного входа и, как только Оля увидела врача, тут же поманила девушку пальцем.

– Идите за мной, – приказным тоном бросила Ксения и пошла вперед. Это было немного унизительно: Пронькина-старшая вышагивала в белом халате, туфлях, с ключами в руке. А Оля шаркала в сланцах, а из одежды на ней были купальник и шапочка, и в подобном виде следовало пройти через весь холл, под взглядами посетителей, одетых в шубы и пуховики. Девушка чувствовала себя провинившейся школьницей и ужасно злилась.

Наконец, они вошли в кабинет, и Ксения закрыла за Олей дверь. На ключ!

– Что случилось? – спросила Оля.

– Это я должна спросить, – докторша уселась за стол, достала из его ящика сигареты и закурила. – Что там за танцы с бубном вокруг моего мужа?

– Какие еще танцы с бубном? – на самом-то деле никаких танцев и вправду не было. Наверняка кто-то пришел к Пронькиной-старшей и донес, точнее, передал все в слишком романтических красках.

– Не притворяйся овечкой, – выпустила дым прямо в Олю врачиха. – Ладно бы заигрывала тут на дорожке. Так ты еще и дочку мою окучиваешь, дрессируешь, к себе приучаешь.

У Пронькиной были хорошие осведомители! Они наблюдали не только в бассейне, а еще и следили за передвижениями Оли и Максима во дворе, да что там – в подъезде! Девушка не знала, что ответить. По правде, Ксения имеет полное право ее допрашивать, потому что она законная жена Максима, пусть и проживающая отдельно и изменяющая ему на всю катушку. Последнее обстоятельство выводило Ольгу сильнее всего.

– Я занимаюсь с Сеней английским, – объяснила она.

– С Сеней? – вскинула брови врачиха. – Это семейное имя нашей дочки, для внутреннего, так сказать, пользования. Не называйте ее так!

– В школе девочку вообще все зовут Пронькиной. Даже без имени. И ученики, и учителя.

– Ты мне зубы не заговаривай! А то я тебя быстро отсюда вышвырну с подозрением на лобковых вшей! Я у тебя быстро гельминтов обнаружу – тебя ни в один бассейн потом не пустят, ни в один котлован в радиусе ста километров! Я тебе устрою демотиваторы в социальной сети «В контакте»!

– Что я вам сделала? – не выдержала Оля и заплакала. Она злилась на себя за эти слезы, за эту слабость. Пронькина засмеялась, красиво затянулась сигаретой и затушила окурок в стакане с водой, откуда торчал еще и градусник.

– Иди отсюда, – сквозь зубы процедила Ксения. – Я тебя предупредила.

Ольга вышла из кабинета врача как побитая. Она шла и бормотала себе под нос, какое право имеет эта женщина ее оскорблять и третировать, она ведь ничего не сделала! Она не спала с Максимом, не целовалась с ним и даже за руку его не держала! А сама Ксения? Она, что, воплощение нравственной чистоты?

Кстати, сейчас Оля оденется и поедет в детскую областную больницу. Она желает увидеть того самого главного врача, что увел у Максима его законную жену. Просто желает посмотреть! Быть может, это хоть как-то прояснит туманную перспективу: почему Ксения гуляет с одним, а другого не отпускает?

 

Ольга не вернулась на дорожку, а пошла прямиком в раздевалку, не удостоив вниманием и душевую. До конца занятия было еще полчаса, но девушка оделась, вышла на улицу и поймала такси. Она была так раздосадована, что не объяснила таксисту, что ей нужна не взрослая, а детская областная больница. Приехала не туда, но обнаружила казус только после того, как вошла в знакомый коридор.



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться