Мистер и миссис Альфа

Размер шрифта: - +

Глава 3

- Это кто? – поинтересовался Виктор.  Ольга не могла успокоиться, продолжая смеяться. Уж слишком нелепая выходила сцена.

- Это жених Оленьки! А вы? – встрял в разговор новый участник. Голос был женский и знакомый. Ольга лишь высунула голову, чтобы убедиться, что она не обозналась. Тетя Маша! Она не видела эту женщину две недели. И, слава Богам, что не видела! Тетя Маша выглядывала из-за спины сына и бросала осуждающие взгляды на молодую женщину, бесстыдно обнимающуюся с неизвестным мужиком.

Мария Воронцова – дородная женщина лет пятидесяти пяти, являлась какой-то дальней родственницей Степаниде Васильевне. Мария и Степан Воронцовы владели небольшим придорожным кафе, находящимся недалеко от Тихвина.

Ольга совершенно случайно познакомилась с этой удивительной семейкой. Когда она сбежала от Толманского, ее любезно согласился подбросить куда-нибудь дальнобойщик Матвей. Именно водитель фуры познакомил ее с Воронцовыми. И вот с легкой руки Марии Леонидовны Ольга уже две недели жила у этой замечательной старушки и присматривала за ее хозяйством.

Только во всем этом был один существенный минус. Настойчивый ухажер в лице ассенизатора Васи. Василий приходился сыном супружеской чете Воронцовых. Когда-то давно Степанида Васильевна нагадала своей родственнице, что ее сынок женится после сорока пяти лет на рыженькой девице с ребенком. Правда, Васе было лишь тридцать четыре и ждать ему оставалось еще долго. Но упрямая тетя Маша вбила себе в голову, что Ольга – это суженая ее драгоценного дитятки. С тех пор каждый вечер ассенизатор Вася приходил с букетиком неизменных люпинов, которые в безумных количествах росли на необработанных полях, и зазывал на свидания. Ольга неизменно отказывалась. Василий даже как-то спел ей фальшивым голосом серенаду, за что был облит помоями. Не совсем помоями, но это не имело особого значения. А в последние дни ее дурно пахнущий ухажер переменил тактику и активно зазывал замуж.

- Оля, как ты могла! – проникновенно и с пафосом произнес ассенизатор Вася.

Ольга не могла ничего на это ответить, она даже смеяться больше не могла. Лишь устало всхлипывала в объятиях Толманского, который успокаивающе поглаживал ее по обнаженной спине.

- Жених, значит, родная! – серьезно произнес мужчина, но стоило девушке заглянуть в глаза, полыхающие зеленью, как она успокоилась. Толманский веселился, но виду не подавал. Ольге так захотелось поцеловать мужа, но пришлось сдержать себя, лишь молчаливо наблюдая за разворачивающейся комедией. – Интересно, как много ты успела! – задумчиво произнес супруг, а девушка поймала в его взгляде какое-то предостережение? Смеяться ей резко расхотелось.

- Расскажи, любимая, этому милому молодому человеку, кто я, - спокойно произнес оборотень, - или это придется сделать мне.

Рука уже больше не поглаживала ей спину, а Виктор натянул спущенный им же сарафан.

«Любимая», - Ольга даже не мечтала услышать это из уст обожаемого супруга так быстро. То, что это было произнесено с некой издевкой, она предпочла просто не заметить.

Виктор оценил, что намокший сарафан мало что скрывает, глубоко вздохнул и поднялся. Мощная обнаженная фигура возбужденного мужчины явно произвела неизгладимое впечатление на всех присутствующих. Но так по-разному.

Ольга лишь с восхищением любовалась на своего драгоценного мужа снизу, тетя Маша застыла с открытый ртом, явно намереваясь вступить в диалог, а ассенизатор Вася поник, как давеча принесенные им люпины.

- Давайте заканчивать этот цирк, - произнес оборотень, оборачивая бедра заранее приготовленным полотенцем. – Вы всем нам подняли настроение. Но теперь я бы хотел остаться с супругой наедине и закончить то, что вы таким бесцеремонным образом прервали.

- Супругой? – негодующе произнесла тетя Маша. – Но Ольга же в разводе. Я видела ее паспорт. И где тетка Степанида? Как она позволила заниматься развратом в своем доме, да в светлое время суток? Ни стыда, ни совести! Да и ты! – женщина окинула Ольгу презрительным взглядом. – Постыдилась бы! За кого я хотела сыночку отдать! Слава Богам, отвели беду!

Ольга еще молчала, надеясь, что, высказав свое недовольство ее аморальным поведением эта сладкая, не к месту заглянувшая парочка, покинет дом. Но где там? Видимо, госпожа Воронцова, уже примерившая на себя роль свекрови покладистой девушки, не на шутку взбеленилась. Подбежав к ванне с явным намерением выдрать несостоявшейся снохе волосы или дать пощечину, женщина была поймана в крепкие мужские объятия.

- Не стоит, - тихо и несколько зловеще произнес Виктор.

- Мама, пойдем, а? – как-то жалобно, где-то на заднем фоне прозвучал голос Василия.

- Вот, послушали бы сына.

Но женщина не хотела никого слушать, ее поведение резко изменилось. Неожиданно для всех она приобняла Толманского за талию, а полотенце заскользило вниз.

Ольга, наблюдавшая за этим беспределом, коим называла беспардонные прилюдные домогания собственного мужа, могла лишь смеяться, рискуя нахлебаться воды в уже подстывшей ванне.

- Давайте на выход, - прервал ощупывания своего собственного зада мужчина и легонько оттолкнул от себя женщину, разворачивая лицом к входной двери.

Девушка не ощущала воздействия силы подчинения альфы. Но, что странно, Мария Леонидовна не пыталась ему помешать, спорить или высказывать свое мнение. Женщина тихо проследовала до входной двери, за которой еще раньше скрылся ее сынок, и тихо затворила ее за собой.

- У вас каждый вечер так весело?  - Виктор развернулся к Ольге, подхватывая упавшее на пол полотенце и снова обматывая его поверх бедер. Он выглядел абсолютно довольным. - А то я бы тут подзадержался.

- А тебе придется, милок! – дверь снова отворилась и на пороге появилась отлучавшаяся по делам старушка. – Смотрю, помогла тебе ванна! А то, как маленький, честное слово, все не хочу, да не буду! А ты вылезай, корову доить пора! Мужику твоему парное молоко с травками на меду тоже будет полезно!



Ева Горская

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться