Мисти. Рожденная править

Размер шрифта: - +

Глава 7

Минуло чуть больше месяца с тех пор, как Аделию Хант официально зачислили студенткой академии. Однако даже в день подписания документов девушка принужденно улыбалась: несмотря на множество изученной литературы, отличные результаты практик и лабораторных, превосходящих порой некоторых магистров-целителей, она осталась на том же факультете.  И все благодаря профессору Ройсс, чье слово оказалось последним. Потому сколько бы ни старалась Аделия, доказывая обратное и даже упорно напрашиваясь на факультативные занятия к Сервилии Кроул, все было тщетно. И во всей сложившейся ситуации девушку больше всего озадачивало изменившееся к ней отношение Нелли Ройсс, которая мало того, что отказала в переводе на другой профиль, больше не спускала с нее липкого ядовито-зеленого взгляда, излучающего откровенную неприязнь.

Каждую ночь, засыпая, ее продолжали тревожить кошмары. И если в первые дни они были связаны с работой в лавке травника, то после испытательного срока к их сюжетам присоединился весь учебный материал, который приходилось поглощать в необъятных размерах и в сжатые сроки. Как выяснилось позже, лорд Картилли лишь отсрочил вступительные экзамены, чтобы у Аделии появилась призрачная надежда на успех. Месяца могло оказаться недостаточно, если бы не абсолютная память, благодаря которой она едва без проблем сдала все предметы. И даже, когда ее осыпали вопросами, выходящими за рамки экзаменационных, девушка с вежливой улыбкой терпеливо отвечала на каждый да так подробно, что некоторые профессора в дальнейшем пересмотрели свое пренебрежительное отношение к безродной студентке. Правда, Аделии было все равно на чужое мнение: задачей стояло доказать самой себе, что она достойна обучения в одной из лучших академий в империи. И она сделала даже больше, от чего теперь сама и страдала.

За прошедшее время гардероб с одного изношенного сарафана сменился на три в меру дорогих, но довольно изящных. И пусть каждый из них приходилось носить подолгу, нежели отпрыскам высшей знати, теперь девушка не столь сильно выделялась на общем фоне убранства и смотрелась куда более уместно в стенах академии. После того, как Аделию официально приняли, защита здания мгновенно спала, открывая поистине величественный вид. Белизна коридоров растворилась, превращая когда-то белый мрамор в глубоко-дымчатый с черными, будто живыми прожилками. Стены окрасились в мрачные тона, а под сводчатыми потолками вились уже знакомые серебристые руны — именно они создавали слепящую глаза иллюзию для незваных гостей, непременно воздействуя на головной мозг. Высокие стрельчатые окна в нежной раме цвета топленого молока украшали едва заметные причудливые рокайли, что смотрелись на удивление уместно в сочетании с готическим стилем. Но даже с незначительными светлыми деталями, находясь внутри, было сложно представить белоснежный мрамор, сверкающий в лучах дневного солнца.

Аделия долго привыкала к открывшемуся интерьеру, особенно — когда спускалась по парадной лестнице в просторный вестибюль. Она отличалась самой роскошной отделкой: двухцветная из золотисто-черных тонов с затейливым барельефом и обилием картуш, в центре которых, чередуясь, изображены то герб империи с огнедышащим ящером, то эмблема академии с ночной зарей и вензелями. Но основным элементом ее декора были небольшие золотые фигуры, расположившиеся по обе стороны перил: слева — аллегорическое изображение моря и звезды в облике матери, величаво выступающей из пены вод и держащей за руку ребенка с необычайно острыми крыльями за спиной, а справа — горы и искры в виде храброго паренька с лозами дикой лилии в руках и угасающего старика, лицо которого скрыто за прозрачным капюшоном мантии, а в приподнятой руке крепко сжат старинный свиток. Девушка никогда прежде не встречала подобной красоты и искренне желала разузнать о мастере столь искусной работы, но именно о ней нигде не было и слова. А в книгах по истории создания значилась лишь дата с основания Великой Афонской Империи. Было трудно представить, сколько столетий пережило это неприступное здание, не раз подвергаясь войнам, а на последней — и вовсе сожженным в одни руины. Однако именно благодаря разрушению и последующему долгому, трудоемкому процессу восстановления оно стало бесценной исторической достопримечательностью, единственной в своем роде, расположенной в самом сердце Аврадонских гор.

— Адель! — вдруг окликнули сбоку, когда она в очередной раз любовалась искусством, потеряв связь с окружающим миром. — Если не поторопишься, госпожа Зильва закроет столовую прямо перед нашим носом, не оставив ни воды, ни крошки хлеба.

Девушка развернулась к Итану и кивнула, следуя за ним скорым шагом. Какой бы ни была увлекательной история академии, ее жизнь складывалась не менее интересно. Ведь кто бы мог подумать, что она сможет подружиться с будущим герцогом, которого остерегалась с первого же дня, а с его сестрой-соседкой — стать лучшими врагами? Но все сложилось куда более ироничней, чем могло показаться на первый взгляд.

За пару дней до окончания испытательного срока, когда экзамены шли полным ходом и времени совсем не оставалось хоть на минуту сна, один небезызвестный кипенный блондин подловил ее, выскочив из-за угла и помахав перед самым носом какими-то бумагами. Из-за отсутствия сна и перегруженного мыслями мозга Аделия не сразу разобрала текст и льющейся в ее адрес речи парня. А как только до нее дошел смысл, она, не думая, коснулась Итана, образуя связь. И каково было ее удивление, когда тот лишь усмехнулся, словно довольный кот, объевшийся сметаны, и начал свой шантаж! Это сейчас девушка вспоминает ту ситуацию с улыбкой, а тогда она стояла точно в воду опущенная и не знала, как ей быть. Ведь ректор ясно дал понять, чтоб о преступном прошлом не было и слуха… А тут ей указали не только на старые грехи, но и смело склоняли к новым! И ей несказанно повезло, что герцогскому сыну не было известно о роде ее неплохого заработка, как и о кровавой клятве. Но обвинить ее в анимансии, связанной с манипуляциями душ и преподаваемой исключительно в Мирийском королевстве? Нужны были весомые доказательства, которых у Итана, к счастью, не оказалось. И пока он их усердно отыскивал, они незаметно сблизились, оставляя распри позади.



Андриана Бланш

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться