mit: Malfoy Information Technology

Размер шрифта: - +

Глава пятая

Слишком громко. Глубокий вдох, наполнивший до краёв лёгкие, с шипящим свистом вырвался наружу. Девушка, замерев в нерешительности около двери исполнительного директора, слушала собственное дыхание и ужасалась от того, как оглушительно вырывался из неё воздух. Будто намеренно сдерживаемые глотки кислорода можно было услышать через плотно закрытую деревянную дверь. И она прекрасно понимала, что это лишь плод её больной фантазии, некий параноидальный бред, обострившийся на фоне общего стрессового состояния. Гермиона почти физически могла ощутить, как где-то на уровне солнечного сплетения в тугой клубок спутались чувства отчаянья, тревоги и растерянности. Она, безусловно, боялась. Неизвестность любого пугает.

В который раз занеся руку для того, чтобы нерешительно стукнуть по двери побелевшими от напряжения в кисти костяшками, услышала внезапное: «Входи». Одно маленькое и ёмкое слово, прозвучавшее страшнее предсмертного трактата, из-за чего сердце, отбив два коротких удара, на долгих секунд десять и вовсе перестало биться, а затем заколотилось как сумасшедшее. 

Собрав все свои остатки храбрости в кулак, Гермиона уверенно зашла в кабинет, стараясь придать выражению лица как можно более уверенный вид, хотя внутри всё и содрогалось от желания плюнуть на эту авантюру и поскорее убежать на первые этажи, в ставшие уже родными каморки техников. 

Молодой мужчина сидел за полукруглым винтажным столом, поставив на идеально отполированную столешницу локти и переплетя слишком изящные для мужчины пальцы в замок на уровне рта. Он безотрывно смотрел на вошедшую в кабинет, не без отвращения подмечая каждую деталь её сегодняшнего образа, который, впрочем, не сильно отличался от вчерашнего. Всё такие же застиранные джинсы, безвкусная дешёвая футболка с аляповатым принтом и убогие чёрные кеды. 

— Я так понимаю, Блейз тебя уже ввёл в курс дела? — равнодушно произнёс Драко, откидываясь на высокую спинку кресла. Интонацией он практически никак не выделил вопрос, для себя посчитав очевидным данное событие. 

— Он мне лишь сказал, что вы по неизвестной ему причине внезапно проявили интерес к моей персоне и предложили свою кандидатуру на роль куратора. 

— Ну, почти, — ехидно усмехнулся он. — Я предлагаю тебе побыть у меня на побегушках с три месяца, а твоя зарплата изо дня в день будет расти в геометрической прогрессии. По окончанию, может, даже на собственный маленький бизнес хватит, и обновишь, наконец, свой убогий гардероб. 

Гермиона оскалила зубы в попытке выдавить из себя улыбку. Малфой-младший относился как раз к той категории богатеев, которая была несноснее всех. Заносчивый и самолюбивый. Незрелый человек, совершенно не считающийся с чувствами других людей, оттого и сыплющий постоянно грубыми и бестактными высказываниями, которые хотелось бы засунуть ему глубоко в задницу. Но, с другой стороны, он больше не пугал неизвестностью. Теперь, ясно осознавая, что перед ней сидит в роскошном дорогом костюме и в окружении мебели, стоящей целое состояние, не кто иной, как мальчишка — незрелый малец, желающий над кем-то поглумиться, и так уж сошлись звёзды, что своей целью он выбрал именно новенькую сотрудницу, она полностью успокоилась. Теперь Гермиона могла мыслить трезво, объективно оценивая обстоятельства и ситуацию, в которую попала. 

— У меня были другие сведения касательно карьерного роста до главного менеджера проекта. 

— Да, был и такой вариант, если на деньги не клюнешь. Блейз уверен, что ты человек благородный, и любимое дело для тебя приоритетнее цветастых бумажек, — встав из кресла, Драко медленно, не разрывая пристального зрительного контакта, подошёл ближе, остановившись меньше чем в метре от неё. Из-за их разницы в росте, Гермиона приходилось смотреть немного исподлобья, снизу вверх, ведь высокомерный мальчишка был на голову выше её. Ухмыльнувшись, он с вызовом кинул:

— Итак, простолюдинка, согласна на столь заманчивое предложение? Или струсила? 

Гермиона изогнула правую бровь, посмотрев на директора как на нечто уморительное. Её губы сами по себе расплылись в ироничной улыбке, отражающей ухмылку Малфоя, а в глазах не проскальзывало и тени сомнения. Прямой и воинственный взгляд, кажущийся смутно знакомым. 

— Мне нужны гарантии. 

— Да, учитывая то, как ты подредактировала контракт, я ожидал от тебя подобного высказывания. 

Он вернулся к своему рабочему столу, взяв с него лист формата А4, который поднял до уровня глаз. Медленно развернувшись, слегка присел на край стола и одним надменным движением пальцев велел подойти к нему, на что Гермиона, пользуясь моментом, скорчила физиономию, ведь одним только своим импозантным видом молодой человек вызывал у неё жгучее желание выкинуть какую-нибудь глупость. Безумно хотелось опустить его хотя бы в интеллектуальном плане, но, с другой стороны, она всё ещё помнила его реакцию на её неосторожные слова и то, какими могут быть болезненно обжигающими холодные серые глаза. 

Не дожидаясь повторного приглашения, Гермиона обречённо, словно идёт против собственной воли, поплелась к Малфою. Она не смотрела себе под ноги, оттого и не заметила ковра, который практически слился с полом, будучи одного цвета с тёмно-зелёной мраморной плиткой. Подцепив носком своей спортивной обуви край злополучного полотна, запоздало чертыхнулась и завалилась прямо-таки возле его ног. 

Насмешливый взгляд тут же впился в её валяющуюся на ковре тушку. 

— Я надеюсь, это не попытка обольщения, — язвительно произнёс Драко, откровенно изгаляясь над и так попавшей впросак девушкой. Он неторопливо присел на корточки как раз напротив неё и, заглядывая в покрасневшее от стыда лицо, ехидно добавил. — Чего лежишь? Неужели дожидаешься, что я замараю о тебя руки? 

Закусив до боли нижнюю губу, Гермиона оперлась на выставленные по бокам руки и подтянула колено, на которое перенесла значительную часть своего веса, после чего уже уверенно поднялась на ноги. На её лице застыло ещё более враждебное выражение, ни в какое сравнение не шедшее с предыдущими минами. Губы сомкнулись в одну тонкую, белую от усердия, полоску, сдвинутые к переносице брови нависли над горящими яростью медово-карими глазами. Ей буквально захотелось убивать. И в первую очередь — этого кичливого выродка. 

Встретившись взглядом с Грейнджер, Драко лишь ядовитее ухмыльнулся. Ему нравилось лицезреть на её лице негативные эмоции, и испытывать при этом какое-то садистское чувство наслаждения. Конкретно её ему хотелось изничтожить, втоптать в грязь её нищенскую гордость, заставить содрогаться всякий раз, как она услышит его имя. Драко не мог найти разумного объяснения, почему именно эта жалкая нищебродка так засела ему в голову, точно он стал одержим желанием подпортить ей жизнь. Что-то было в её взгляде такое, что ему безумно хотелось сломать, отбрасывая при этом отголоски зависти, которые пытался донести до него разум.

— Этот контракт гарантирует тебе желаемую должность, — начал говорить Драко, но внезапно затих, после чего неторопливо обогнул свой стол, остановившись напротив тумбы, ящички на которой выдвигались лишь после того, как введёшь на маленькой панельке код разблокировки. Он явно никуда не спешил, чему свидетельствовали его мешкотные движения. Порывшись в собственных вещах, наконец извлёк квадратный футляр, обитый тёмно-коричневой кожей. Больше Драко не делал никаких телодвижений, всё его внимание было приковано к стоящей напротив жертве. 

Выжидающий взгляд пронзительных серых глаз лишь нервировал, но было несложно догадаться, что высокомерный мальчишка ждёт реакции с её стороны. 

— Но? — недовольно протянула Гермиона, поддаваясь этой игре в манипуляцию. 

— Какие умные бедняки пошли, — продолжал подшучивать в чванливой манере Драко, растянув губы в кривой улыбке. — Но, естественно, просто так никому ничего не достаётся. Поэтому равносильной платой гарантии должности я посчитал невозможность разорвать контракт. Нет. Фактически, если тебе так уж сильно захочется, ты, конечно, можешь это сделать, вот только размер неустойки будешь выплачивать до глубокой старости. Ещё и дети твои должны останутся. 

— Мистер Забини ознакомил меня с другой информацией. А именно, что перевод документально не будет оформлен. 

— Я передумал, — небрежно кинул Малфой. — Хочешь деньги и должность — подписывай контракт. 

— Для начала я бы хотела ознакомиться с документом, — Гермиона подошла вплотную к столу и протянула руку, предоставив вниманию раскрытую ладонь. 

— Внести коррективы в этот раз не получится, — мимоходом упомянул Драко, передавая желанную бумагу. Он на славу постарался, собрав целый консилиум юристов, которые совместными усилиями создали шедевральный для работодателя контракт. Каждый пункт был тщательно продуман и сформулирован так, что не оставлял ни единой возможной лазейки. В чём просвещённая в юриспруденции юная особа довольно-таки быстро убедится. 

Даже если откинуть условия практически рабского труда, так как рабочий день не фиксирован, работодатель, согласно статье из законодательства о ненормированности рабочего дня, имеет полное право в любое время суток дёрнуть её на рабочее место, то всё равно в документе слишком ущемлены права работника. Вплоть до того, что, будучи даже в больничном отпуске, она обязуется при необходимости ездить в командировки. Конечно, идёт неслабая материальная компенсация — в какой-то степени цифры даже ужасали. Однако ни желанная должность, ни обилие нулей в заработной плате не стоит того, чтобы связываться с этим заносчивым снобом. 

— Пожалуй, я откажусь, — твёрдо констатировала Гермиона, аккуратно положив на стол потерявший всякую ценность для неё листок. 

— Что? 

— Что? — повторила она, сдерживая самодовольную победную улыбку. Видеть растерянное лицо богатого мальчишки оказалось куда приятнее, чем Гермиона могла себе представить. Его чуть приоткрытый рот, оторопелый взгляд широко распахнутых от удивления глаз — однозначно, она ещё не один раз вспомнит сегодняшний день как нечто забавное. 

— Ты в своём уме? — зло процедил сквозь зубы Малфой, мгновенно впав в ярость. 

«Какие перепады настроения, однако», — про себя отметила Гермиона. Парнишка и в адекватном состоянии не вызывал положительных эмоций, а сейчас — тем более. Ко всему прочему, с психом связываться явно не входило в продуктивно-рабочие планы перспективного программиста. Лично для себя она добавила очередной «плюс один» пункт, почему столь заманчивое предложение стоит безжалостно отклонить, надеясь, что в будущем, если хоть раз и пожалеет об упущенном шансе, то хоть обосновать сама себе же сможет, какие обстоятельства были у этой несказанно щедрой возможности. Да и не будет она жалеть. «Что ни делается — всё к лучшему» — её пожизненное кредо, в котором ещё ни разу ей не приходилось усомниться. 

— А вы бы согласились на моём месте? 

— Я не на твоём месте, — продолжал цедить слова сквозь зубы Драко. — Подумай ещё раз хорошенько своей умненькой головкой, прежде чем мне отказывать. 

Откровенная угроза со стороны весьма высокопоставленного человека возымела нужный эффект. Ситуация, в которой она пребывала, больше не казалась комичной, да и стоящий в опасной близости дышащий огнём юноша растерял всю свою курьёзность. Гермиона снова ощутила мандраж под стать тому, что испытывала всего минут сорок назад, стоя у закрытой двери исполнительного директора. 

— Допустим, я соглашусь, — настороженно заговорила после долгой паузы, внимательно отслеживая каждую мимическую морщинку на лице собеседника, точно прощупывала почву, на которую робко ступала, — но зачем, в таком случае, вам нужен в подчинение совершенно не отличающийся какими-либо неординарными навыками или знаниями программист? 

Малфой молчал. А с его лица постепенно сползла перекошенная злобой мина. В конце концов и кровожадный взгляд смягчился, благодаря чему Гермиона смогла на время выдохнуть. Уздечка страха, сжимавшая тонкую девичью шейку, ослабила свою хватку, даруя долгожданный доступ к кислороду. Нащупав нужную ниточку, она будет осторожно подбираться к разгадке, почему объектом для своих издевательств высокомерный и, как выяснилось, неуравновешенный мальчишка выбрал именно её. 

— Не твоё дело, — грубо бросил Драко, явно не собираясь вдаваться в подробности. Ведь он и сам не понимал до конца, что творит и, главное, зачем. 

Лучик надежды выбраться из передряги, в которую попала не совсем собственными силами, растворился в кромешной тьме отчаянья. Единственная, как думала Гермиона, ошибка, которую она допустила — повелась на провокацию сноба и ответила грубостью на грубость. Кто же знал, что надменный тип из лифта окажется столь обидчивой и мстительной личностью. 

Чувствуя внутри горечь отчаянья, осознавая, что молоденькой сотруднице без каких-либо влиятельных связей никто не придёт на помощь в столь скверной ситуации, она молча мотнула головой. 

— Я согласна. 

— Подписывай. 

— Да я тут подумала, — неуверенно попыталась возразить Гермиона, — можно и без контракта обойтись. Не так уж и принципиальны мне эти гарантии. 

— Прямо-таки подумала? — наигранно удивился Драко, вскинув на мгновение брови вверх, после чего, ухмыльнувшись, продолжил. — Поздновато ты зашевелила своими мозгами, милочка, — последнее слово он произнес с подчеркнутой иронией, — теперь уже я не такой добренький, каким был, когда ты только явилась, поэтому будь хорошей девочкой и поставь уже свою закорючку на этой сраной бумажке.



Evelina

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться