mit: Malfoy Information Technology

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая

— Сядьте возле стола, — указала головой Гермиона, стараясь не обращать внимания на перекосившееся выражение лица Малфоя. Один из стульев она подставила к кухонному гарнитуру и вскарабкалась на него. На случай, если к ней однажды заявится начальник в качественно отколошмаченном состоянии, на верхней тумбе была запрятана аптечка.

Когда Гермиона спустилась на пол, держа в руках маленький белый чемоданчик, помеченный красным крестом, то не увидела покорно сидящего и дожидающегося её Малфоя. Он всё ещё стоял в квадратном коридоре метр на метр площадью и кривился со всего, что попадало в поле его зрения.

— Я, конечно, понимаю ваше негодование относительно моего скромного жилища, но, может, всё же пройдёте на кухню?

— Жилища? Смеёшься? Конура моего пса и то раза в два больше будет, — с презрением кинул Драко. Он повернулся, чтобы оценить ещё и кухню, но, увидев свирепый взгляд приютившей его сотрудницы, благоразумно замолк. Однако подошёл к столу так, словно делал Грейнджер огромное одолжение, и с таким же видом опустился на стул, предварительно придирчиво осмотрев сидение.

— Сейчас будет немного неприятно. Нужно продезинфицировать открытые раны, — Гермиона достала из аптечки ватные диски, хлоргексидин и антисептик на спиртовой основе. 

Обильно смочив вату, для начала она окинула внимательным взглядом его лицо, вызывающее где-то глубоко внутри болезненные отголоски тревоги. Вся правая сторона лица была в тёмно-алых разводах, начиная от виска и до самой шеи. На губах с левой стороны коричневой корочкой запеклась кровь, на щеке была пара мелких ссадин, словно оцарапала разъярённая подружка своими длиннющими когтями в пылу ссоры.

«Почему он не поехал в больницу? А вдруг сотрясение мозга? Боже, на лице живого места нет». 

Он слабо ухмыльнулся, раздражённый её цепким исследующим взглядом. Обычно Драко был волен говорить и делать всё, что заблагорассудится, но сейчас выросли неосязаемые границы дозволенного, из-за которых при всем своём желании он не мог ни огрызнуться, ни поставить на место заносчивую девчонку, так бесцеремонно его разглядывающую. Ведь скажи теперь пару неаккуратных слов, и вполне реальна угроза быть выставленным из убогой халупы. И в этом случае выбор будет не велик — придётся ошиваться в самых дешёвых мотелях в окружении проституток и наркоманов, которым не мешает успешно совмещать оба рода деятельности.

Робко дотронувшись ватным диском до правого виска, Гермиона осторожными движениями оголила продолговатую ранку на краю брови. Именно из неё обильно сочилась кровь, залив практически половину лица. Ниже на скуле проявились такие же мелкие царапины, как и на левой щеке. Больше, кроме постепенно лелеющих гематом, повреждений не было.

Сменив очередной ватный диск, она застыла, смотря на припухшие губы. Было в такой близости нечто интимное. И только опустив взгляд на рот Малфоя, Гермиона смогла осознать всю притягательную неправильность ситуации. 

Чужие пальцы сомкнулись на запястье и отодвинули руку в сторону, забрали смоченный диск и промокнули им губы — медленно и уверенно. Всё ещё держа руку в том отодвинутом положении, в котором её оставили, она заворожено следила за нехитрыми манипуляциями. Губы чуть разомкнулись, и по ним юрко пробежал розовый язычок.

Гермиона испуганно вскинула взгляд и застыла, увидев, как на неё смотрит Малфой. Его чуть прищуренные глаза смеялись. Он даже в таком виде — с развороченным лицом, весь в красно-лиловых гематомах — умудрялся оставаться высокомерным гадом. 

— Да ты готова в любую секунду наброситься на меня. Я понимаю, запретный плод сладок, — подтрунивал Драко. Он положил на край стола использованный ватный диск. — Конечно, если ты хорошо…

— Не заблуждайся на свой счёт, — равнодушно перебила Гермиона, взяв себя в руки. Она молча окунула ватную палочку в антисептик, после чего пару раз взболтнула пузатый пластмассовый пузырёк. 

— Да блядь, что за привычка перебивать?! — раздражённо бросил Драко, про себя добавив: «Когда я такие великодушные предложения делаю!» 

— Простите, — отчётливо и явно неискренне выговорила она, снова повернувшись к его лицу. — Сейчас будет больно. 

Прежде, чем он смог отреагировать на её вольность, Грейнджер внезапно приблизила своё лицо так, что её дыхание стало касаться его кожи. Этот манёвр выбил его из колеи, и тут же в брови сильно защипало — рефлекторно захотелось отодвинуться и шикнуть. Вот только Драко понимал, насколько это будет смешно и по-детски выглядеть со стороны, поэтому молча терпел, пока она мучительно медленно касалась краев открытой ранки и её поверхности, видимо, для того, чтобы остановить кровотечение. 

Грейнджер прошлась также и по каждой царапине, а затем, бесцеремонно взяв двумя пальцами за подбородок, задрала его голову. Это произошло так быстро, что в голове успело проскочить лишь удивлённое: 
 

«Какова нахалка».

Когда она коснулась ранки на губе, Драко, скорее из любопытства, чем от боли, слегка скривился и шумно втянул воздух. В нём тут же закопошились сомнения, в миг притихшие, стоило ощутить на своих губах ласковые порывы воздуха. Грейнджер заботливо дула на ранку, одновременно обрабатывая её антисептиком. Что-то дикое было в этой внимательности, жутко непривычное и вместе с тем… приятное. 

«Это всё грёбаный недотрах, я же так и не успел ни с кем пересечься».

— У меня нет мазей от синяков, — Грейнджер вдруг оказалась уже в метре от него. Когда только успела? Копошилась в аптечке, складывая обратно вытащенные пузырьки. — Могу предложить кусок замороженного мяса. 

— Обойдусь.

Стараясь скорее отогнать наваждение, Драко встал со стула и собрался уже пойти в комнату, но нахалка вошла во вкус: схватила его за руку и заставила развернуться.

— Ты совсем… — гневно зарычал он, пока не увидел в руках Грейнджер пару продолговатых полосок с ярким цветным узором. — Что это?

— Надо ещё лейкопластыри наклеить, чтобы инфекция не попала. 

— С цветочками и персонажами мультиков? Ты серьёзно? — нервно хохотнул Драко. — Я пас. 

— Тогда поехали в больницу, там наверняка найдутся нормальные. Да и на брови рассечение надо бы тебе зашить. 

— Давай сюда свои пластыри, — серые глаза горели злобой, но рука послушно поднесла открытую ладонь. 

— Ну да, как же, — скептически ухмыльнулась Гермиона. — Нагнись, я сама приклею — для надёжности. 

Непривычно было так открыто глумиться над начальником и при этом не ожидать от него очередного свирепого выпада. Безусловно, Малфой злился. Его выдавал желающий мести взгляд, ходящие ходуном желваки на скулах и яростно раздувающиеся ноздри. В иных обстоятельствах он явно не стал бы так старательно сдерживать бурлящую в жилах желчь — давно бы прошипел парочку угроз и скверных оскорблений. Вот только что-то стороннее вынудило его к крайним мерам, и это «что-то», судя по его внешнему состоянию, носит далеко не безобидный характер. 

Малфой резко подался вперёд, чуть не коснувшись кончиком носа её щеки. Его томное дыхание обожгло кожу, поэтому Гермиона попыталась отступить на шаг, но он двинулся следом, оставаясь в миллиметрах от прикосновения. Несомненно, наслаждаясь собственноручно затеянной игрой, Малфой, точно змей-искуситель, прошептал:

— Так достаточно близко? 



Evelina

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться