mit: Malfoy Information Technology

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая

Стоило двери захлопнуться, как машина мягко тронулась с места и поехала по дороге, ведущей к одинокой деревянной арке, за которой начинался густой хвойный лес. Пожелтевшие листья, беспорядочно усыпавшие тонкую полоску асфальта, шелестели под колёсами, но стоило закрыть полностью окно, как в салоне становилось почти идеально тихо. 

Водитель — мужчина лет сорока — с сердечно улыбающимися глазами и густыми, немного приподнятыми вверх бровями поправил зеркало заднего вида. Он мимолётно взглянул через отражение прямиком на пассажира и гундосым голосом поинтересовался: 

— Маленький господин сегодня снова хочет наведаться в «Пряничный домик»? 

— Да, — отстранёно произнёс Драко. Он внимательным взглядом исследовал каждую морщинку лица, отражающегося в зеркале. — Ты же не расскажешь отцу, Френч? 

— Нет, конечно. Это же наш маленький секрет, — хохотнул он. — Я же обещал, а дядюшка Френч всегда держит свои обещания. 

— Знаю. Не разговаривай со мной, как с маленьким — я уже взрослый. 

— Конечно, взрослый, — всё также добродушно выдал Френч, остановив машину. — Приехали. Беги, сорванец, к своей ненаглядной. 

— Нет! Ты опять всё не так преподносишь! Я же говорил, мне надо её проучить, она мне ничуточки не нравится! — взволнованно выпалил Драко и выскочил из машины. Его взгляд упал на маленькие, начищенные до блеска туфли, как те, что он носил в начальной школе. 

Дверь кондитерского магазина была открыта нараспашку, и внутри скользили силуэты детей, безликие и серые. А её, ради которой он каждый день заезжал в «Пряничный домик» на протяжении двух месяцев, как всегда, не было. Он мучился от незнания, почему она больше не приходит, и, не застав её в очередной раз, ощутил острую обиду, вылившуюся в жгучую злость. От одних только свирепых мыслей начал плавиться пол.

По керамической плитке пробежались поверхностные волны, как на мелководной речке со спокойным течением. Испуганно отшатнувшись, Драко попятился назад, развернулся и побежал к выходу, вот только чем рьянее он рвался наружу, тем сильнее отдалялась дверь, а ноги стали вязнуть в полу. Липкая и вязкая жижа засасывала, заставляя тщательно ощутить привкус паники. 

Зажмурившись и рванув вниз, Драко внезапно ощутил пустоту. Он словно оказался в месте, где отменили все законы гравитации, а невесомость стала осязаема, и её стало возможно ощупать. Тем не менее, когда глаза с чуть дрогнувшими ресницами раскрылись, он снова почувствовал, что твёрдо стоит на земле всего в метре от машины. 

С гулко бьющимся сердцем он дёрнул ручку на двери и практически запрыгнул на заднее сидение. 

— Френч, тут какая-то чертовщина творится! Скорее поех… Френч?! — подскочив на месте, Драко подался вперёд, протиснувшись между водительским местом и пассажирским. Он схватил ссутулившегося и завалившегося к рулю мужчину за плечо и потянул на себя. Голова, как пришитая, покачнувшись, опрокинулась назад.

Лицо Френча было умыто кровью: по правой щеке полоснули ножом, разрезав её насквозь, а левый глаз вырезали, оставив на обозрение кровоточащую пустую глазницу.

— Нет, нет, Френч, нет, — бессвязно бормотал Драко, сжимая его плечо. Из серых глаз брызнули слёзы. — Прости меня, Френч, нет, нет… Это моя вина… нет, Френч…
 

***


Сквозь тонкие веки пробивался яркий свет, шумел закипающий чайник, и кто-то требовательно тряс за руку. Повинуясь чужому усердию, Драко, нахмурившись, приоткрыл сонные глаза. Первым, что он увидел, была склонившаяся над ним Грейнджер. С её лица не сходило забавно-встревоженное выражение, и даже тон, с которым она к нему обратилась, показался обеспокоенным:

— Вам снился кошмар? Вы что-то бормотали во сне и прямо метались по кровати. 

— Отвали, — неосознанно грубо кинул Драко и перекатился набок, повернувшись к ней спиной. Вот только из-за необдуманного телодвижения он скривился в болезненной гримасе: бок, на который он лёг, пронзила острая боль. 

«Чёрт».

— Я после работы заскочу в аптеку за ранозаживляющей мазью и от ушибов, — донёсся голос Грейнджер. 

— И болеутоляющее захвати, — негромко скорее попросил, нежели приказал Драко. 

— У вас что-то болит? 

— Рёбра, — пристыженно буркнул он.

Грейнджер больше ничего не говорила. Молча шуршала пакетами, переставляла какие-то вещи, демонстрируя своими шумными копошениями на кухне и в коридоре энергичные сборы на работу. Минут через десять всё стихло. Два хлёстких щелчка в дверном замке оказались последним звуком перед тем, как помещение заполнилось тишиной, оказавшись в которой, Драко постепенно снова уснул. 
 

***


«Через пятнадцать минут рабочий день официально закончится, а значит, закину на склад вещи — и домой». 

Обхватив покрепче картонную коробку, она притулилась плечом к двери, собираясь на неё приложиться всем весом. Вот только та вдруг ожила и сама стала медленно приоткрываться. Гермиона попыталась переступить с ноги на ногу в надежде удержать равновесие, но нос кроссовка зацепился за невысокий порог, из-за которого ей, несомненно, грозила встреча с полом, если бы некто со спины не успел её мягко приобнять за плечи сильной рукой, удержав на ногах. Она тут же повернула голову и упёрлась взглядом в широкую грудь с красовавшимися на ней яркими деталями: тёмно-бордовым галстуком в косую полоску и металлическими уголками ручной работы на воротнике рубашки.

— Что же ты падаешь от меня, а не на меня? — с полуулыбкой произнёс Блейз в тот момент, когда их глаза встретились. 

— Так вот в чём был твой коварный план. 

Радостная улыбка возникла на её вмиг приободрившемся лице, не оставив и слабых отголосков от былой задумчивости. Дождавшись, пока он выпустит её из своих объятий, Гермиона, чуть склонив набок голову, благодарно произнесла: 

— Спасибо. 

Блейз странным и долгим взглядом разглядывал её и очнулся только после чужого покашливания. Шагнув по направлению к ней, он по-хозяйски, словно делал так каждый день, перехватил из её рук ношу. Она и попытаться возразить не успела, лишь замельтешила скорым шагом, пытаясь поспеть за быстро удаляющимся начальником. 

— Что за добро? — разглядывая провода, инструмент, похожий на плоскогубцы, металлическую коробку и продолговатую плату, спросил Блейз, как только они достаточно отдалились от двери. Теперь он шёл не спеша, подстраиваясь под неторопливый темп Гермионы. 

— Да так, в отделе технической поддержки накрылась пара компьютеров, а точнее: у одного сгорел блок питания, а у второго — видеокарта. Доразгонялся, умелец, — усмехнулась Гермиона. — Ну, и у одного сегмента были небольшие проблемы с локальной сетью. Там мелочи, надо было лишь переобжать сетевой кабель. 

— Но как что-то могло сгореть в компьютере, если у нас все подключено через бесперебойные блоки? 

— Спокойно. Сгорел блок питания, потому что тот, кто апгрейдил компьютер, неправильно рассчитал мощность всех компонентов. А видеокарта сгорела у игромана, который хотел на максимальных настройках графики поиграть, без проседания по FPS, на относительно слабенькой видюхе.

— Вот как, ясно. 

— Ну да, я ясно слышу, как тебе ясно, — делая акцент на повторяющемся слове, шутливо подытожила она. 

Блейз сражённо улыбнулся. С каждым днём он всё сильнее раскрывался Гермионе, закрепляя свои позиции славного парня. Она стала чаще ловить его улыбки и заботливые взгляды, но вместе с тем у неё зарождалось стойкое чувство чего-то неправильного. 

— Нормально добралась вчера? — с нотками беспокойства поинтересовался Блейз, выдержав небольшую паузу. Вчера вечером он приложил немало усилий, чтобы убедить Геримону, что будет лучше, если он довезёт её до дома, но она оказалась непреклонна и демонстративно вызвала такси. Ей вовсе не хотелось его обидеть, но интуиция подсказывала о необходимости максимально сократить количество свидетелей. 

— Да, без происшествий. Извини, забыла тебе отзвониться, — виновато ответила Гермиона, опустив взгляд к полу. Она вспомнила, как резко сорвалась после звонка ещё до начала фильма, а потом, когда увидела, в каком состоянии Малфой, все мысли о неудавшемся свидании просто сдуло из её головы. Даже сегодня весь день думала лишь о своём тиране, ожидающем её дома, и вспомнила о Блейзе лишь тогда, когда столкнулась с ним, и то — сугубо по его инициативе. 

— А Драко? — робко полюбопытствовал он. — Чего господин начальник хотел? 

Гермиона растерянно посмотрела на него, точно он спросил что-то запрещённое, секретное. Малфой не наказывал ей молчать, но многое наводило на мысль, что распространяться не то чтобы нельзя, а скорее опасно — как для него, так и для всех окружающих.

— Не знаю, — суетливо заговорила она, — когда я пришла домой, никто меня у двери не поджидал. Видимо, просто решил испортить мне вечер. 



Evelina

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться