Миттельшпиль. Голод.

Размер шрифта: - +

Глава 6. Обрыв.

     Де­сять дней до точ­ки не­воз­вра­та.

      За ок­ном бу­шева­ла гро­за. Свет мол­ний ос­ве­щал сад, а гром был нас­толь­ко силь­ный, что, ка­залось, мог с лёг­костью ог­лу­шить лю­бого, ока­зав­ше­гося на ули­це в это вре­мя. Ник си­дел на ди­ване, од­ной ла­пой нак­рыв спя­щую ря­дом Джу­ди. Он рас­се­ян­но гла­дил её и лю­бовал­ся ей. Ник лю­бил в ней всё: её не­посед­ли­вый ха­рак­тер, ма­неру сна­чала де­лать, а по­том ду­мать, са­мо­от­вержен­ность, смеш­но дёр­га­ющий­ся во сне но­сик… Сей­час она ле­жала на его ко­ленях, а са­ма Джу­ди, ус­тав за день, от­ды­хала во сне. В дру­гой ла­пе Ник дер­жал чаш­ку с так нра­вив­шимся ему чёр­ным ча­ем. Чис­тый чер­ный чай, без вся­ких до­бавок. Пе­ред ди­ваном на ков­ре иг­ра­ли друг с дру­гом два ма­лень­ких ли­сён­ка. Ког­да они ро­дились, то шерсть у них бы­ла се­рая, как у Джу­ди, сей­час же она по­нем­но­гу из­ме­нялась и ста­нови­лась пе­пель­но­го цве­та. Пи­берий и Ли­за, две ма­лень­кие мол­нии, как их в шут­ку ког­да-то наз­вал Ник. Он тог­да при­шёл до­мой и они бро­сились к не­му на­пере­гон­ки. Две ма­лень­кие мол­нии, ха­рак­те­рами как две кап­ли во­ды по­хожие на них с Джу­ди. С это­го мо­мен­та они так и на­зыва­ли их де­тей. Ник жа­лел лишь о том, что у Пи­берия и Ли­зы не бу­дет млад­ших брать­ев и сес­тёр. Хо­тя, с дру­гой сто­роны, сто­ит лишь их при­вез­ти в Ма­лые нор­ки, так сра­зу по­яв­ля­ет­ся ку­ча дво­юрод­ных брать­ев и сес­тёр. И то, что они — кро­лики, не име­ет ни­како­го зна­чения. Сра­зу же по­яв­ля­ет­ся ку­ча ма­ла, а за­сыпа­ют они, ког­да ус­та­ют иг­рать. С губ Ни­ка не схо­дила улыб­ка. Он был счас­тлив. Ни о чём не ду­мая, Ник прос­то от­ды­хал. Ря­дом с то­бой ле­жит и спит лю­бимая же­на, де­ти иг­ра­ют… Идил­лия.

      И пос­ре­ди этой идил­лии раз­да­лись кри­ки ча­ек и звук волн, на­каты­ва­ющих­ся на пес­ча­ный пляж.

      Ник улыб­нулся, но в этой улыб­ке бы­ли лишь го­речь и злость. Звук бу­диль­ни­ка раз­ру­шил ми­раж та­кого прек­расно­го сна… Так хо­телось бы ос­тать­ся в нём нав­сегда. Ник одёр­нул се­бя. Та­кие мыс­ли не­допус­ти­мы. В угол­ке его гла­за бы­ла сле­зин­ка, но… она не ска­тилась. Ник вы­тер её и наг­лу­хо за­печа­тал в се­бе все чувс­тва и вос­по­мина­ния о семье. Их нет, во­об­ще не су­щес­тву­ет. Сей­час есть лишь он и де­ло, ко­торое на­до рас­пу­тать. Все ос­таль­ные мыс­ли и чувс­тва на­ходят­ся под зап­ре­том. В этот мо­мент Ник не­осоз­нанно сде­лал ещё один шаг, приб­ли­жа­ющий его к служ­бе в «Приз­ра­ках ле­са». Он, пус­кай да­же и на вре­мя, от­ка­зал­ся от семьи.

      Че­рез нес­коль­ко ми­нут Ник вы­шел из но­мера и по­шёл на за­ряд­ку. Дис­ципли­нируя своё те­ло, он дис­ципли­ниру­ет ещё и свой ра­зум.

      Ник за­кон­чил за­ряд­ку, вер­нулся в свой но­мер и при­нял душ. По при­выч­ке вый­дя на зав­трак око­ло по­лови­ны вось­мо­го, он по пу­ти в сто­ловую встре­тил­ся со Шре­ем.

— Доб­рое ут­ро, Шрей, — поп­ри­ветс­тво­вал его Ник.
— Доб­рое, Ник, — от­ве­тил Шрей, — я уже ви­дел Вто­рого, он чем-то оза­бочен.

      Сер­дце Ни­ка сжа­лось в пред­чувс­твии че­го-то пло­хого.

— Ну что, идём зав­тра­кать? — Шрей за­дал воп­рос так, буд­то ни­чего не чувс­тво­вал.
— Да, идём, — от­ве­тил Ник. Его пред­чувс­твия ещё ни ра­зу не об­ма­ныва­ли его, и сей­час они упор­но твер­ди­ли, что слу­чилось что-то пло­хое.

      При­дя в сто­ловую, Ник взял еду и нап­ра­вил­ся за сво­бод­ный сто­лик. Он ел с от­сутс­тву­ющим взгля­дом, пы­та­ясь про­ана­лизи­ровать то, что уже знал, и со­от­нести с тем, что Вто­рой чем-то оза­бочен.

— Ник, о чём за­думал­ся? — с бес­по­кой­ством в го­лосе спро­сил Шрей.
— Да так, сон прис­нился се­год­ня о семье, — грус­тно от­ве­тил Ник.
— Семья… Друг для дру­га мы уже дав­но ста­ли семь­ёй… — не­понят­ным го­лосом от­ве­тил Шрей.
— По­чему ты так го­воришь? У вас же есть семьи на той сто­роне. — Ник был в за­меша­тель­стве.
— Это так ка­жет­ся, что есть, Ник, — ска­зал Шрей, опус­тив го­лову, — на са­мом де­ле се­мей у нас нет. В том смыс­ле, что у мно­гих ос­та­лись же­ны, мужья, де­ти, ро­дите­ли, но как они жи­вут без нас — уже ис­пра­вить мы не мо­жем, мы мо­жем толь­ко нем­но­го по­мочь. А на­шей но­вой семь­ёй ста­новят­ся сот­рудни­ки, груп­пы и зве­ри, жи­вущие тут. По край­ней ме­ре у мно­гих есть те, кто о них вспо­мина­ет хоть иног­да.
— А у те­бя что, раз­ве нет? Из­ви­ни, ес­ли ле­зу не в своё де­ло. — Ник хо­тел уз­нать о прош­лом сво­его но­вого, как он хо­тел ду­мать, дру­га.
— Нет, Ник, ТАМ у ме­ня ни­кого нет. Моя семья на­ходит­ся здесь, — с тос­кой и болью от­ве­тил Шрей.
— Из­ви­ни, я не хо­тел при­чинять те­бе бо­ли, — ска­зал Ник.
— Всё в по­ряд­ке, Ник, всё в по­ряд­ке. Прос­то вспом­ни­лось кое-что из прош­лой жиз­ни. — По все­му бы­ло вид­но, что эти вос­по­мина­ния де­лали ему боль­но.
— Всё рав­но прос­ти, — ещё раз из­ви­нил­ся Ник. Он чувс­тво­вал се­бя ви­нова­тым за то, что сде­лал боль­но сво­ему дру­гу.
— Да лад­но, всё хо­рошо. Это дав­но бы­ло. Всё уже пе­ребо­лело, — от­ве­тил Шрей.

      Ник ви­дел, что он врёт, но не стал об этом го­ворить, нас­та­ивать на рас­ска­зе. Ес­ли за­хочет — рас­ска­жет.

— Хо­рошо, тог­да идём, а то мо­жем опоз­дать. — Ник по­пытал­ся сгла­дить си­ту­ацию.
— Да, пой­дём, — от­ве­тил Шрей.

      Спус­тя нес­коль­ко ми­нут они уже бы­ли в за­ле для со­веща­ний.

— О, яви­лась на­ша па­роч­ка! — вос­клик­нул Ла­па.
— Вы сно­ва поч­ти опоз­да­ли. Лад­но Снег, но ты-то, Ник! — Пят­но улы­бал­ся, го­воря это.

      Дру­жес­кая ат­мосфе­ра ви­тала в за­ле. В этот мо­мент в не­го во­шёл Вто­рой.

— От­ста­вить смех, сло­вили ти­шину! — ряв­кнул он.

      Все раз­го­воры мгно­вен­но прек­ра­тились. Слу­чилось что-то очень серь­ёз­ное, раз шеф нас­толь­ко не в ду­хе.

— Итак, у ме­ня есть две но­вос­ти: од­на пло­хая, а вто­рая — очень пло­хая. С ка­кой на­чать?
— Да­вай­те с пло­хой, — пред­ло­жил Бе­лый.
— Хо­рошо. Пло­хая но­вость та­кая: в го­роде на­чал под­ни­мать­ся вал прес­тупле­ний, со­вер­ша­емых хищ­ни­ками, и на этом фо­не не­кото­рые бан­дит­ские груп­пи­ров­ки так­же ак­ти­визи­рова­лись. Так­же се­год­ня ночью обе­зумев­шим тиг­ром был убит кро­лик. Это про­изош­ло на ок­ра­ине го­рода, сви­дете­лей нет, а за­писи ка­мер мы уже за­мени­ли. Сей­час он на­ходит­ся… в дру­гом мес­те. Не­важ­но, где имен­но, но там о нём по­забо­тят­ся. В об­щем, я мо­гу вас поз­дра­вить, нам при­дёт­ся ещё и с этим раз­би­рать­ся, ес­ли мы, ко­неч­но, рас­кро­ем те­кущее де­ло. По­лиция, МЧС и боль­ни­цы го­товы при­нимать аг­рессив­ных зве­рей, у них го­товы средс­тва для их ус­по­ко­ения, а так­же мес­та для со­дер­жа­ния осо­бо буй­ных.
— А ка­кая но­вость очень пло­хая, шеф? — за­дал воп­рос Ла­па.
— Юлия уби­ли. Вмес­те со всей его семь­ёй. Не по­щади­ли да­же че­тырёх­летнюю дочь. — Вто­рой был очень мра­чен, ког­да со­об­щал эту но­вость. Прос­тым сов­па­дени­ем это быть не мо­жет. Моё мне­ние — враг за­чища­ет хвос­ты. И ещё он зна­ет, что мы выш­ли на не­го.

      Каж­дый из на­ходя­щих­ся в за­ле вздох­нул. Ху­же не бы­ва­ет, ес­ли в про­цес­се по­им­ки прес­тупни­ка стра­да­ют де­ти. Этим по­ка не­из­вес­тный враг под­пи­сал се­бе смер­тный при­говор. Ес­ли по­гиб ре­бёнок, то они взи­ма­ют с убив­ше­го кро­вавую дань — его жизнь. Это­го не­писа­ного пра­вила при­дер­жи­вались с са­мого соз­да­ния «Приз­ра­ков». Не­важ­но, кем был убий­ца, ка­кой он пост за­нимал — он зап­ла­тит це­ну. Имен­но по­это­му в Зве­ропо­лисе поч­ти не со­вер­ша­лось прес­тупле­ний, в ко­торых хоть как-то мог­ли пос­тра­дать де­ти, а ес­ли это всё же про­ис­хо­дило, то прес­тупни­ки, ес­ли не бы­ли сов­сем уж бе­зум­ца­ми, сда­вались по­лиции и, как мог­ли, пы­тались сгла­дить свой прос­ту­пок пе­ред ре­бён­ком. Уж луч­ше от­си­деть в тюрь­ме, чем од­нажды уме­реть, а пе­ред смертью ти­хий го­лос про­шеп­чет те­бе на ухо: «При­вет те­бе от уби­того то­бой». Од­нажды да­же про­изо­шёл слу­чай, ког­да прес­тупни­ки смог­ли ог­ра­бить ин­касса­тор­скую ма­шину и, зав­ла­дев день­га­ми, по­пыта­лись скрыть­ся с мес­та прес­тупле­ния, но на их бе­ду они слу­чай­но за­дели ре­бён­ка и, уда­рив его бам­пе­ром, сло­мали ему ру­ку. Ду­ма­ете, пос­ле это­го они по­пыта­лись скрыть­ся? Как бы не так! Уз­на­ли, где на­ходит­ся бли­жай­шая боль­ни­ца, от­везли ре­бён­ка ту­да, сда­ли с рук на ру­ки вра­чам и ос­та­вили день­ги на ле­чение и за мо­раль­ный ущерб. Ну, а чтоб ре­бёнок не пла­кал, по­ка его вез­ли в боль­ни­цу, один из гра­бите­лей раз­вле­кал его, дал по­дер­жать­ся за пис­то­лет, пред­ва­ритель­но раз­ря­див его, и да­же сде­лал с на­пар­ни­ком и этим ре­бён­ком сов­мес­тное сел­фи в мас­ках. Пред­ста­вили се­бе си­ту­ацию? Воз­ле вхо­да в боль­ни­цу ос­та­нав­ли­ва­ет­ся ин­касса­тор­ский бро­невик, из не­го вы­бега­ют с ору­жи­ем в ру­ках два бан­ди­та, от­да­ют опе­шив­шим вра­чам ре­бён­ка и день­ги, из­ви­ня­ют­ся пе­ред ни­ми и так же убе­га­ют об­ратно. В те­чение по­луча­са их ко­неч­но же пой­ма­ли, но са­мо от­но­шение прес­тупни­ков к де­тям яв­но го­ворит о том, что слу­хи про га­ран­ти­рован­ную смерть из-за спе­ци­аль­но­го убий­ства ре­бён­ка име­ют под со­бой поч­ву. Ну, а ре­бёнок стал ге­ро­ем дня и мес­тной зна­мени­тостью.

      Но вер­нёмся к рас­сле­дова­нию.

      Стра­ница доч­ки Юлия в маз­лбу­ке ис­поль­зо­валась для пе­реда­чи дан­ных до­воль­но ори­гиналь­ным спо­собом. Каж­дый день при­мер­но в де­вять ча­сов ве­чера по­яв­ля­лись фо­тог­ра­фии ре­бён­ка с под­пи­сями ти­па «Я иг­ра­юсь», «Па­поч­ка ку­пил но­вые ку­кол­ки!» и про­чее. Ка­залось бы, что тут та­кого, ро­дите­ли фо­тог­ра­фиру­ют, как их ча­до иг­ра­ет­ся, его эмо­ции и про­чее. Что кри­миналь­но­го мож­но най­ти в фо­тог­ра­фии ре­бён­ка в но­вом платье или на ве­чер­ней про­гул­ке? Как ока­залось — мож­но. Ес­ли прос­то смот­реть на ре­бён­ка, то, ко­неч­но, ни­чего най­ти нель­зя, но ес­ли взгля­нуть на ок­ру­жение или на са­мо рас­по­ложе­ние иг­ру­шек, то мож­но най­ти от­чёт о том, как про­шёл день. «Я гу­ляла вмес­те с ро­дите­лями», «Сол­нечный день» и по­доб­ные опи­сания да­вали ок­рас от­чё­та, то есть всё ли хо­рошо. Ес­ли да, то ни­чего боль­ше не бы­ло, но ес­ли же что-то слу­чалось, то опи­сания бы­ли не­гатив­ны­ми и на фо­то бы­ла ин­сце­ниров­ка си­ту­ации ок­ру­жа­ющи­ми пред­ме­тами. Од­но из со­об­ще­ний бы­ло под­пи­сано «Се­год­ня опять при­ходи­ли под­ружки, но мне они нра­вят­ся. Все мои иг­рушки тро­гали», а на зад­нем фо­не был ку­коль­ный до­мик с ма­шиной во дво­ре, а вок­руг не­го бы­ли три ма­шины, раз­вёрну­тые в сто­рону до­ма. Ни­чего не на­поми­на­ет? Ну и по­доб­ные со­об­ще­ния то­же бы­ли, сов­па­дало всё, по всем да­там. Все по­сеще­ния про­верок, не­ис­прав­ности, всё бы­ло отоб­ра­жено в та­кой фор­ме. От­сле­дить по­луча­теля, к со­жале­нию, не уда­лось. Да и, ес­ли чес­тно, сре­ди мно­жес­тва зве­рей, по­сещав­ших стра­нич­ку, най­ти его край­не слож­но. Бо­лее по­лумил­ли­она под­писчи­ков, мас­са ком­мента­ри­ев… Шан­сов нет.

— Ну лад­но, да­вай­те ду­мать, что де­лать даль­ше. Дол­жно быть что-то ещё, ка­кая-то ме­лочь, за­цеп­ка, ко­торую мы не об­на­ружи­ли. — Вто­рой был не рад со­об­щать та­кие но­вос­ти, но кто, как не ру­ково­дитель, дол­жен это де­лать?
— Шеф, а что те­перь де­лать с рас­сле­дова­ни­ем?.. Мы же уже все ме­лочи пе­реры­ли, ос­мотре­ли бук­валь­но каж­дый дюйм этой прок­ля­той седь­мой про­из­водс­твен­ной ли­нии! — Ла­па, ка­залось, был го­тов бро­сить это де­ло.
— Что де­лать, что де­лать… Ис­кать! Ла­па, у ме­ня скла­дыва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что ты ус­тал от ра­боты и те­бе по­ра на по­кой. Вот толь­ко на не­го у нас ухо­дят впе­рёд ла­пами. Го­тов на­писать за­яв­ле­ние на уволь­не­ние по собс­твен­но­му же­ланию? — с ус­мешкой спро­сил Вто­рой.
— Да я как-то не ду­мал в та­ком клю­че, из­ви­ните, шеф. Прос­то уже ре­аль­но нег­де ис­кать, ник­то не мо­жет най­ти да­же те­ни от ни­ти. Я по­нимаю, что вре­мя идёт, и це­на ему — жиз­ни, но всё же… Я в от­ча­янии, шеф, я ус­тал, мои нер­вы на пре­деле, мне ка­жет­ся, что ещё нем­но­го и я сор­вусь. Из­ви­ните, но, ка­жет­ся, я схо­жу с дис­танции, — с горь­кой улыб­кой ска­зал Ла­па.

      Не­вид прек­расно по­нимал, что этим под­пи­сыва­ет се­бе при­говор. Да, он ещё мо­лод, ну как ска­зать, не мо­лод, а зрел, но всё же воз­раст по­нем­но­гу да­ёт о се­бе знать. Его, мо­гуче­го ль­ва, при­зёра мно­жес­тва тур­ни­ров раз­личных еди­ноборств, в прош­лом од­но­го из луч­ших де­тек­ти­вов го­рода, пер­во­го сва­лила эта нех­ватка бел­ка. Хо­тя в том-то и де­ло, что в прош­лом. Сколь­ко лет уже прош­ло с то­го вре­мени? Де­сять лет? Двад­цать? Мно­го… При­ят­но ду­мать, что ты мо­лод, но ког­да те­бе за пять­де­сят, то эта фра­за нем­но­го глу­по выг­ля­дит. Да и ум уже не та­кой ос­трый, как рань­ше. Ви­димо, на­чина­ет по­нем­но­гу ска­зывать­ся инер­ци­он­ность мыш­ле­ния. Мож­но очень дол­го вспо­минать свои бы­лые по­беды, пе­рес­матри­вать кол­лекцию куб­ков и ме­далей, но это не из­ме­нит од­но­го единс­твен­но­го фак­та — он ста­ре­ет. Да, он рас­крыл мас­су дел, смог за­дер­жать са­мого опас­но­го прес­тупни­ка сво­его вре­мени, но он был не один, он пос­то­ян­но ра­ботал в ко­ман­де. Сей­час же, по­хоже, его вре­мя ис­те­ка­ет. По­хоже, это де­ло ста­нет за­вер­ша­ющим в его карь­ере. Что ж, ес­ли он смо­жет хоть как-то по­мочь, то по­может, а ес­ли нет… а ес­ли нет, то он ос­во­бодит мес­то гла­вы ква­да, а сам бу­дет вы­пол­нять дру­гую ра­боту, на ко­торую его пе­реве­дут, или же прос­то од­нажды не прос­нётся.

      Обыч­но, ес­ли зверь чувс­тву­ет, что боль­ше не мо­жет ра­ботать, при­носить поль­зу, то пи­шет ра­порт сво­ему ру­ково­дите­лю, где ука­зыва­ет, что ухо­дит с за­нима­емой дол­жнос­ти по собс­твен­но­му же­ланию и хо­чет про­вес­ти про­щаль­ный бан­кет. Имен­но пос­ледние два сло­ва да­вали по­нять, что он точ­но ре­шил уй­ти. До на­писа­ния та­кого ра­пор­та зве­рю не­об­хо­димо прой­ти ком­плексное ме­дицин­ское об­сле­дова­ние, ко­торое, ес­тес­твен­но, вклю­ча­ет мно­жес­твен­ные встре­чи с пси­холо­гом. Впро­чем, ес­ли раз­ре­шение да­но, то зверь сам вы­бира­ет то, как уй­дёт. Обыч­но это мед­ленный яд в бо­кале с ви­ном. Ни­какой бо­ли, ни­каких стра­даний, пос­ле бан­ке­та зверь прос­то ло­жит­ся спать и боль­ше не про­сыпа­ет­ся.

— Ла­па, я по тво­ему ли­цу ви­жу, о чём ты по­думал, — в гне­ве за­рычал Вто­рой. — Так вот да­же не смей ду­мать о бан­ке­те! Я прос­то не дам ход тво­ему ра­пор­ту! Ишь че­го уду­мал! Я те­бя нас­квозь ви­жу! Уж двад­цать лет ра­бота­ем вмес­те, ду­ма­ешь, я не ус­пел уз­нать те­бя за это вре­мя? Ты очень силь­но оши­ба­ешь­ся, ес­ли ду­ма­ешь так. Это всё не­дос­та­ток бел­ка в тво­ём ор­га­низ­ме. Об­ра­тись к вра­чам, они те­бя под­ла­та­ют, нас­коль­ко это воз­можно. По­лежишь, от­дохнёшь, ну, а по­том, как всё уля­жет­ся, вер­нёшь­ся. Ты уж из­ви­ни, но у те­бя ог­ромный опыт и тра­тить его впус­тую — ог­ромная глу­пость. Сог­ла­сен?

— Да… Из­ви­ните, что под­вёл вас, друзья. Я ус­тал, так что вре­мен­но схо­жу с дис­танции, — со вздо­хом ска­зал Не­вид.

      Гул го­лосов, под­держи­ва­ющих его, стал от­ве­том.

      Не­вид вы­шел из за­ла и нап­ра­вил­ся в мед­блок. Ин­те­рес­но, сколь­ко он смо­жет про­дер­жать­ся в соз­на­нии, преж­де чем прев­ра­тит­ся в не­рас­сужда­ющее чу­дови­ще, ал­ка­ющее кро­ви и мя­са? Или же он бу­дет мед­ленно уга­сать и кап­лей за кап­лей из не­го бу­дет мед­ленно ухо­дить жизнь? Не­важ­но. Глав­ное — быть мак­си­маль­но по­лез­ным до са­мого кон­ца, ка­ким бы он ни был.

      Пос­ле то­го, как ушёл Ла­па, Вто­рой вздох­нул и вновь взял сло­во.

— Ну что же, у нас пер­вые по­тери… — Вто­рой вздох­нул. — По­это­му ос­тавши­еся в строю дол­жны как ми­нимум не сни­жать тем­па ра­боты и, ес­ли воз­можно, да­же уве­личить его. Не факт, что от нас не уй­дут ещё зве­ри, ведь не­дос­та­ток бел­ка бь­ёт по каж­до­му. Я не знаю, сколь­ко из нас дой­дёт до кон­ца, да и ка­ким он бу­дет, но на­до пос­та­рать­ся рас­крыть это де­ло как мож­но быс­трее, ведь от это­го за­висит судь­ба го­рода и ре­ги­она.
— Cui prodest malum[1*]? — за­дал воп­рос Пят­но.
— Ду­онг, не все вла­де­ют древ­ним язы­ком, пе­реве­ди, по­жалуй­ста, для тех, кто его не зна­ет, — поп­ро­сил вто­рой.
— Ко­му по­лез­но зло? — пе­ревёл свой воп­рос Пят­но. — Я пред­ла­гаю ис­кать тех, ко­му же вы­год­но те­кущее сос­то­яние дел в го­роде, а так­же кто по­лучит вы­году от то­го, что го­род бу­дет в анар­хии. У ко­го бу­дет дос­та­точ­но сил для то­го, чтоб удер­жать си­ту­ацию в на­ибо­лее бла­гоп­ри­ят­ном для се­бя рус­ле и при этом озо­лотить­ся. По­это­му я сно­ва воз­вра­ща­юсь к воп­ро­су: «В чь­их ин­те­ресах со­вер­ше­но зло»?
— Воп­рос, ко­неч­но, хо­роший, и его на­до бу­дет рас­смот­реть со всех сто­рон. Ду­маю, тут мы и най­дём раз­гадку, — оз­ву­чил своё мне­ние Вто­рой.
— Бы­ло бы неп­ло­хо. Жаль, ко­неч­но, что пре­дыду­щая ни­точ­ка об­рубле­на. Ну ни­чего, бу­дем на­де­ять­ся, что эта при­ведёт нас к прес­тупни­кам, — вы­разил все­об­щее мне­ние Ник.
— В та­ком слу­чае сей­час все про­раба­тыва­ем вер­сии, ну, а по­том пос­мотрим, кто смог что рас­ко­пать, — пос­та­вил за­дачу Вто­рой.

      Час шёл за ча­сом, ник­то не пом­нил, что ел на обед, всех пог­ло­тил по­иск. К кон­цу дня все вновь соб­ра­лись в за­ле для со­веща­ний, но ник­то не смог дать адек­ватную оцен­ку и ука­зать на ко­го-то кон­крет­но­го. Вто­рой, ви­дя все­об­щее сос­то­яние, в при­каз­ном по­ряд­ке от­пра­вил всех спать, ина­че мно­гие прос­то сва­лились бы без сил и ос­та­лись спать на ра­бочих мес­тах ра­ди эко­номии вре­мени. Пол­ностью от­да­вать­ся лю­бимой ра­боте — это ко­неч­но же хо­рошо, но не сто­ит до­водить де­ло до аб­сурда.

      Ник за­шёл в свой но­мер, схо­дил в душ и рас­тя­нул­ся на кро­вати. Зав­тра бу­дет ещё один тя­жёлый день и ещё один бой, ко­торый, как на­де­ет­ся каж­дый, приб­ли­зит их к раз­гадке это­го де­ла. С та­кими мыс­ля­ми Ник по­нем­но­гу за­сыпал, по­ка окон­ча­тель­но не смог за­быть­ся в стра­не сно­виде­ний, ведь толь­ко там он мог быть вмес­те со сво­ей семь­ей.

      От­ступ­ле­ние.

Из ме­дицин­ско­го от­чё­та: … так­же в хо­де ос­мотра Не­вида Ос­та­да не бы­ло за­мече­но ни­чего по­доз­ри­тель­но­го, за ис­клю­чени­ем по­нижен­но­го уров­ня бел­ка. Все ос­таль­ные по­каза­тели на­ходят­ся в пре­делах нор­мы. Од­на­ко пси­холог ре­комен­ду­ет ос­та­вить его на ста­ци­онар­ном ле­чении до тех пор, по­ка не бу­дет рас­кры­то де­ло, над ко­торым он сей­час ра­бота­ет, ина­че воз­можна прог­ресси­ру­ющая деп­рессия с пос­ле­ду­ющим су­ици­дом. Для это­го ему сто­ит сме­нить пси­холо­гичес­кую об­ста­нов­ку и при­нимать та­кие пре­пара­ты, как…

      Ко­нец от­ступ­ле­ния.

      Джу­ди в этот же день.

      Лёг­кий по­ток хо­лод­но­го воз­ду­ха ти­хо проб­рался в ком­на­ту, ак­ку­рат­но обо­шёл стол, нем­но­го по­шеве­лил ска­терть, сви­са­ющую с не­го, и дот­ро­нул­ся до лап­ки кро­лика, ти­хо спя­щего в кро­вати. Спус­тя нес­коль­ко се­кунд она спря­талась под оде­яло, но сквоз­ня­чок не со­бирал­ся ос­та­нав­ли­вать­ся на дос­тигну­том. По­нем­но­гу под­ни­ма­ясь всё вы­ше и вы­ше, он уви­дел ми­лую кроль­чи­ху и ле­гонь­ко дот­ро­нул­ся до её но­сика. Она на­тяну­ла на го­лову оде­яло и от­верну­лась к стен­ке. Нет, так де­ло не пой­дёт, нель­зя так дол­го спать. Нет ни од­ной щё­лоч­ки, в ко­торую мож­но про­ник­нуть и раз­бу­дить эту со­ню. Ну что же, не хо­чешь по-хо­роше­му про­сыпать­ся — прос­нёшь­ся по-пло­хому, а я по­ка пой­ду бу­дить дру­гих.

      БА-БАХ!

      Джу­ди рез­ко под­ско­чила на кро­вати. «Это все­го лишь гром, бо­ять­ся не на­до», — ус­по­ка­ива­ла она се­бя. «Сна­чала этот сквоз­няк, по­том гром. Прос­то от­личное про­буж­де­ние», — её мыс­ли бук­валь­но со­чились сар­казмом.

      БА-БАХ!

      «И-И-И-И-И!» — взвиз­гну­ла Джу­ди и спря­талась под оде­яло. Рас­ка­ты гро­ма, ка­залось, сли­лись в один неп­рекра­ща­ющий­ся гул. Но как бы ни бы­ло спо­кой­но под оде­ялом, на­до встать и зак­рыть ок­но.

      Соб­равшись с си­лами, соб­рав всю во­лю и ре­шимость в ку­лак, Джу­ди… вы­лез­ла из-под оде­яла и со всей воз­можной ско­ростью зак­ры­ла ок­но. Не хва­тало ещё за­болеть. И так уже сквоз­ня­ком про­тяну­ло. Стран­но, вро­де бы вче­ра в прог­но­зе по­годы не го­вори­лось, что бу­дет гро­за. Ну да лад­но, на­до сде­лать за се­год­ня ещё мас­су дел.

      Спус­тившись на кух­ню, Джу­ди ос­мотре­лась, но ни­кого не уви­дела, что бы­ло стран­но, ведь во вре­мя та­кой гро­зы в по­ле ра­ботать нель­зя. Ну да лад­но, нес­мотря на по­году, она дол­жна се­год­ня по­сетить двух сво­их быв­ших од­ноклас­сни­ков и за­кадыч­ных дру­зей: Ги­де­она Грея и Тре­виса. С ко­го же на­чать?

      Джу­ди сде­лала се­бе ко­фе и, за­едая его ов­ся­ным пе­чень­ем, про­дол­жи­ла раз­мышлять: «На ули­це гро­за, ес­ли я сна­чала за­еду к Тре­вису, то не факт, что смо­гу быс­тро по­об­щать­ся с ним, ведь он как лу­кови­ца — ку­ча сло­ёв, ко­торые на­до снять, чтоб доб­рать­ся до су­ти. Ну, а ес­ли сна­чала за­ехать к Ги­де­ону, то я не смо­гу ра­ботать нор­маль­но, за­кор­мит он ме­ня пи­рога­ми. А для ме­ня они как для Ког­тя­узе­ра пон­чи­ки. Лад­но, сна­чала по­еду к Тре­вису, а по­том за чаш­кой чая и пи­рогом по­об­ща­юсь с Ги­де­оном».

      Оп­ре­делив­шись с по­ряд­ком по­сеще­ния, она пош­ла в ком­на­ту к сво­им де­тям. «Их с Ни­ком де­тям», — поп­ра­вила она са­ма се­бя. На­до не за­бывать это­го. Де­ти не толь­ко её, но и Ни­ка, они — пло­ды их люб­ви.

      Вой­дя в ком­на­ту, она уви­дела, что ря­дом с деть­ми об­нявшись си­дят её ро­дите­ли.

— Пап, мам, а что вы здесь де­ла­ете? — Джу­ди за­дала воп­рос шё­потом, ста­ра­ясь не раз­бу­дить де­тей.
— Да вот, лю­бу­ем­ся вну­ками, — так же шё­потом от­ве­тила Бон­ни.
— Ни­ког­да бы не по­думал, что мо­ими вну­ками бу­дут па­ра лис… Но как же они кра­сивы… — Стью улы­бал­ся, го­воря это.
— До­чень­ка, ты ос­тавь вну­ков нам, а са­ма ез­жай по де­лам. Ког­да нам в сле­ду­ющий раз вы­падет воз­можность так дол­го по­быть с ни­ми. — Гла­за Бон­ни лу­чились теп­ло­той.
— Мам, ты уве­рена? — Джу­ди бы­ла в лёг­ком шо­ке от уви­ден­но­го. Не­час­то её ро­дите­ли так ве­ли се­бя.
— Уве­рена, уве­рена. Ез­жай по сво­им де­лам, — от­ве­тила Бон­ни.
— Поз­воль ста­рикам по­быть с вну­ками, — ска­зал Стью, не пе­рес­та­вая улы­бать­ся.
— Да лад­но, ка­кие вы ста­рики, пап, я пе­ред со­бой не ви­жу ста­риков, — так же с улыб­кой от­ве­тила Джу­ди.
— Всё рав­но, мы же ста­ре­ем, у нас в жиз­ни ос­та­ёт­ся всё мень­ше и мень­ше ра­дос­тей, а вну­ки — од­на из тех, ко­торые нам дос­тупны. Да и сос­ку­чились мы по ним силь­но, — от­ве­тила Бон­ни.
— Да-да, ез­жай и де­лай что хо­тела, а мы вну­ков по­нян­чим, — под­держал же­ну Стью.
— Ну лад­но, — со вздо­хом сог­ла­силась Джу­ди. — Но ес­ли вдруг что-то слу­чит­ся, сра­зу же зво­ните!
— Хо­рошо, — в уни­сон от­ве­тили Стью и Бон­ни.

      Джу­ди оде­лась и по­бежа­ла к пи­капу. Пе­лена туч бы­ла нас­толь­ко плот­ной, что мир вок­руг ос­ве­щало не сол­нце, а лишь од­ни мол­нии, ко­торые, ка­залось, би­ли без пе­реры­ва. А гром был нас­толь­ко си­лён, что вре­мена­ми чу­дилось, буд­то ря­дом стре­ля­ют ар­тилле­рий­ские ору­дия боль­ших ка­либ­ров. Лишь ока­зав­шись в ма­шине, Джу­ди по­чувс­тво­вала се­бя за­щищён­ной. Ак­ку­рат­но вы­ехав со дво­ра, она нап­ра­вилась к Тре­вису. Ви­димость бы­ла нас­толь­ко пло­хой, что ехать бы­ло поч­ти не­воз­можно. Джу­ди приш­ла в го­лову мысль, что она едет в ак­ва­ри­уме. Нем­но­го нер­вно рас­сме­яв­шись, она про­дол­жи­ла ехать.

      Подъ­ез­жая к до­му Тре­виса, она чуть бы­ло не по­пала в ава­рию. Пе­ред ней бук­валь­но в па­ре мет­ров в до­рогу уда­рила мол­ния, а за­тем её ог­лу­шил рас­кат гро­ма. Не пом­ня се­бя от стра­ха, она на­жала на тор­моз и пос­та­ралась вес­ти ма­шину ров­но, на­де­ясь, чтоб её не за­нес­ло и не оп­ро­кину­ло. Ус­по­ко­ив­шись и при­ведя се­бя в по­рядок, Джу­ди пос­мотре­ла на до­рогу. Бам­пер её пи­капа на­ходил­ся бук­валь­но в нес­коль­ких сан­ти­мет­рах от бор­ти­ка, а за ним был об­рыв глу­биной в нес­коль­ко мет­ров. Джу­ди вы­еха­ла на до­рогу и, дви­га­ясь с че­репашь­ей ско­ростью, доб­ра­лась до до­ма Тре­виса. По­сиг­на­лив нес­коль­ко раз, она уви­дела, как от­кры­ва­ют­ся во­рота од­но­го из бок­сов. За­ехав в не­го, она выш­ла из ма­шины и уви­дела хо­зя­ина ав­то­мас­тер­ской — Тре­виса.

— Ого, ка­кие зве­ри, Джу­ди! Дав­но не ви­делись! — с ра­достью он поп­ри­ветс­тво­вал гостью.
— При­вет, Тре­вис, ра­да ви­деть те­бя, — с улыб­кой от­ве­тила Джу­ди.
— Не­час­тый гость ты у нас. Слу­чилось че­го? Ах, да что же я это гос­тя на по­роге дер­жу в та­кую-то по­году, пой­дём чай пить с пи­рога­ми! — Тре­вис по­вёл за со­бой Джу­ди и на­чал по­казы­вать ей до­рогу.
— Ну да, слу­чилось, я… — Джу­ди хо­тела рас­ска­зать свои мыс­ли Тре­вису и пре­дос­те­речь его, но он прер­вал её.
— Все но­вос­ти, ка­кими они ни бы­ли бы, на­до выс­лу­шивать за ча­ем с пи­рож­ка­ми. Тог­да пло­хие но­вос­ти ста­новят­ся нем­но­го луч­ше, а хо­рошие лишь улуч­ша­ют­ся, — объ­яс­нил он.
— Ну… с этим слож­но не сог­ла­сить­ся. — Джу­ди приз­на­ла, что в этой фи­лосо­фии есть оп­ре­делён­ная ло­гика.
— По­это­му да­вай по­ка ос­та­вим но­вос­ти до мо­мен­та, по­ка не за­варит­ся чай, — пред­ло­жил Тре­вис.

      Зай­дя на кух­ню до­ма, он пред­ло­жил Джу­ди сесть за стол, а сам хло­потал на кух­не. По­ка Тре­вис ста­вил чай­ник и ис­кал чай, Джу­ди приш­ла в го­лову од­на мысль и она сра­зу же прет­во­рила её в жизнь.

— Слу­шай, Тре­вис, а Ги­де­он не­дале­ко же жи­вёт от те­бя, да? — за­дала она воп­рос, за­ранее зная от­вет.
— Ну да, а что та­кое, с ним что-то слу­чилось? — Тре­вис на­чал вол­но­вать­ся за дру­га.
— Нет. Не знаю по­ка. Но у ме­ня к те­бе есть воп­рос, — чес­тно от­ве­тила Джу­ди
— Ка­кой? — Тре­вис был са­мо вни­мание.
— Кро­ме вас с Ги­де­оном, хищ­ни­ков в Ма­лых Нор­ках боль­ше нет? — за­дала воп­рос Джу­ди, на­де­ясь на то, что боль­ше ни­кого нет.
— Нет, все у­еха­ли, — от­ве­тил Тре­вис, не по­нимая, к че­му кло­нит Джу­ди.
— Мо­жешь приг­ла­сить его к се­бе? Мо­жешь ска­зать, что я здесь и хо­чу по­гово­рить с ним то­же? Вер­нее, с ва­ми дву­мя, — поп­ро­сила Джу­ди.
— Хо­рошо, я вы­пол­ню твою прось­бу, — со вздо­хом ска­зал Тре­вис. Он очень пе­режи­вал за дру­га и вспо­минал, не на­рушил ли он что-то? Всё-та­ки по­лицей­ско­го из Зве­ропо­лиса не бу­дут от­прав­лять прос­то так. Ос­та­ёт­ся лишь на­де­ять­ся, что Джу­ди в си­лу дав­не­го зна­комс­тва ска­жет, что слу­чилось, и по­сове­ту­ет, что де­лать.

      Тре­вис взял те­лефон и поз­во­нил сво­ему дру­гу. Па­ра ми­нут раз­го­вора, и он вер­нулся к Джу­ди.

— Он подъ­едет ми­нут че­рез де­сять, — ска­зал он Джу­ди.
— Хо­рошо, тог­да да­вай по­дож­дём его и по­том по­гово­рим? — пред­ло­жила Джу­ди.
— Хо­рошо, — от­ве­тил Тре­вис.

      Про­тяну­лись то­митель­ные ми­нуты ожи­дания. Джу­ди и Тре­вис смот­ре­ли друг на дру­га и мол­ча­ли. Спус­тя ми­нут де­сять раз­дался звук мо­тора и сиг­нал клак­со­на. Тре­вис от­крыл во­рота дру­гого бок­са, и в не­го за­ехал фур­гон, по бор­там и на зад­них две­рях у не­го бы­ли над­пи­си «Пи­роги Грея» и но­мер те­лефо­на. Из фур­го­на вы­шел Ги­де­он Грей, школь­ный за­би­яка и друг Джу­ди.

— При­вет, Тре­вис! Дав­но не ви­делись. Джу­ди, ка­кими вет­ра­ми к нам? Я, как толь­ко поз­во­нил Тре­вис и ска­зал, что ты хо­чешь по­гово­рить с на­ми, сра­зу же взял твои лю­бимые пи­роги с чер­ни­кой и по­ехал к те­бе. С пы­лу с жа­ру, толь­ко из пе­чи! Смот­ри не обож­гись! — улы­ба­ясь, ска­зал он и об­нял Джу­ди.
— И я те­бя то­же очень ра­да ви­деть, Ги­де­он. — Джу­ди так же об­ня­ла его, но че­рез нес­коль­ко се­кунд отс­тра­нилась.
— Ну что, друзья, пой­дём к сто­лу? Луч­шие при­были, а с ни­ми лю­бой чай ста­новит­ся прос­то прек­расным на вкус, — пред­ло­жил Тре­вис.

      Трое дру­зей прош­ли на кух­ню и, по­дож­дав, по­ка Тре­вис наль­ёт всем чай и раз­ре­жет один из пи­рогов, на­чали раз­го­вор. Чаш­ки вновь бы­ли за­пол­не­ны аро­мат­ным ча­ем.

— Ги­де­он, Тре­вис, у ме­ня к вам есть очень серь­ёз­ный раз­го­вор, — ска­зала Джу­ди пос­ле то­го, как бы­ла вы­пита пер­вая чаш­ка чая и съ­еден пер­вый пи­рог, а на сто­ле, как буд­то по вол­шебс­тву, ока­зал­ся сле­ду­ющий пи­рог.
— Джуд, я тот штраф за пре­выше­ние ещё ме­сяц на­зад оп­ла­тил и боль­ше не на­рушал! — сра­зу же вос­клик­нул Грей. — Я опаз­ды­вал дос­та­вить в ма­газин пи­роги, по­это­му и пре­высил!
— А я во­об­ще не на­рушал пра­вил, у ме­ня да­же за­писи с ре­гис­тра­тора есть, — ска­зал Тре­вис, ду­мая, что Джу­ди при­еха­ла из-за на­руше­ния Ги­де­она.
— Нет, я во­об­ще не из-за это­го здесь! Я во­об­ще в от­пуске! — ска­зала Джу­ди.
— Тог­да что слу­чилось? За­чем мы те­бе? — за­дал воп­ро­сы Ги­де­он.
— Ре­бят, я сей­час тут в от­пуске с деть­ми, по­это­му ни­како­го от­но­шения к ра­боте не имею. А воп­ро­сы у ме­ня та­кие: «Кто-то из вас на­чал чувс­тво­вать не­моти­виро­ван­ную аг­рессию? Или же стал бо­лее вя­лый, ста­ло ду­мать вро­де бы как тя­желее?»
— Нет, — от­ве­тили Тре­вис и Ги­де­он.
— Хо­рошо. Ес­ли вдруг по­чувс­тву­ете се­бя ху­же или же у вас по­явит­ся аг­рессия, сра­зу же зво­ните мне, я вам при­везу «Хищ­ни­ков», чтоб вы уто­лили го­лод. Ес­ли же вдруг не по­может, об­ра­тим­ся в боль­ни­цу, там вам точ­но по­могут.
— Хо­рошо, — в уни­сон ска­зали Ги­де­он и Тре­вис.
— Ну тог­да я спо­кой­на за вас обо­их. Ес­ли что, пом­ни­те, я в лю­бое вре­мя го­това по­мочь вам.
— Спа­сибо, ты то­же об­ра­щай­ся, ес­ли что, — ска­зал Тре­вис.
— Да, и пи­роги не за­будь зах­ва­тить, ро­дите­лям и дет­кам от ме­ня пе­редашь. Ни­какой хи­мии, всё сво­ими ла­пами сде­лал! А ягод­ки в пи­рогах, меж­ду про­чим, с по­лей тво­их ро­дите­лей, Джу­ди,
 — ска­зал Ги­де­он и пе­редал ей кор­зинку с пи­рога­ми.
— И вам боль­шое спа­сибо, что от­клик­ну­лись. Лад­но, по­еду я об­ратно, дет­ки ждут ме­ня, — поп­ро­щалась и поб­ла­года­рила дру­зей Джу­ди.
— Хо­рошей до­роги, Джуд, — по­желал ей Тре­вис.
— И по­ак­ку­рат­ней на до­роге, ма­ло ли что, — так же поп­ро­щал­ся Ги­де­он.

      Джу­ди вы­еха­ла из бок­са и по­еха­ла до­мой. На не­бе не бы­ло ни об­лачка, све­тило сол­нце, тёп­лый ве­терок иг­рался с тра­вой на лу­гах, а боль­шое озе­ро свер­ка­ло и се­реб­ри­лось, как буд­то боль­шое зер­ка­ло.

      При­ехав до­мой, Джу­ди от­да­ла пи­роги ро­дите­лям, а са­ма про­вела це­лый день с деть­ми. Пра­вы бы­ли ро­дите­ли, де­ти — од­на из са­мых боль­ших ра­дос­тей в жиз­ни.

      Поз­дно ве­чером, лё­жа в пос­те­ли, Джу­ди не смог­ла сдер­жать слёз. Она боль­ше не до­пус­тит та­кой ошиб­ки. Она бу­дет са­мой при­леж­ной; са­мой лю­бящей же­ной; опо­рой; ти­хой га­ванью, в ко­торой мож­но пе­реж­дать лю­бой шторм; зве­рем, ко­торый всег­да пой­мёт и под­держит, да­же ес­ли он бу­дет неп­рав во всём. Пос­ко­рее бы его уви­деть, об­нять и по­цело­вать, быть ря­дом с ним, чувс­тво­вать, что он — твоя за­щита и опо­ра. Та­кой боль­шой, силь­ный… и род­ной. Её и толь­ко её. И их де­тей то­же.

      С та­кими мыс­ля­ми Джу­ди ус­ну­ла. Впе­реди был но­вый день, пол­ный ин­те­рес­ных со­бытий, но это всё в бу­дущем, сей­час же она от­ды­ха­ет.

      Лёг­кий сквоз­ня­чок че­рез слег­ка от­кры­тое ок­но проб­рался в ком­на­ту, мед­ленно, как боль­шой кот, обо­шёл вок­руг сто­ла, по­иг­рал со сви­са­ющей ска­тертью и при­кос­нулся к лап­ке кро­лика, спя­щего в кро­вати. Че­рез нес­коль­ко се­кунд лап­ка спря­талась под оде­яло и сквоз­ня­чок, улыб­нувшись, пос­пе­шил об­ратно к ма­ме-бу­ре. Ему ещё мно­гому пред­сто­яло на­учить­ся у неё, а спя­щий кро­лик… Ну, мо­жет быть, они ещё уви­дят­ся ког­да-ни­будь.

      Про­дол­же­ние сле­ду­ет…

1* Cui prodest malum (лат.) — «ко­му по­лез­но зло?», «в чь­их ин­те­ресах со­вер­ше­но зло?»



Zifferot

Отредактировано: 13.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться