Младший инквизитор. Стать магом.

Размер шрифта: - +

Глава 13 - Охота

 

Спустя, как мне показалось, полчаса, не больше, меня безжалостно растолкали.

- Идешь на охоту? – спросил Илья.

Я промычал что-то нечленораздельное.

- Вот и хорошо. Идем, все уже завтракают. - Илья вышел из комнаты.

Я, кряхтя, поднялся с кровати. Одевая джинсы, еле успел поймать чуть не упавший на пол сотовый телефон. Мозг в секунду проснулся. «Черт, когда я ложился спать, в джинсах его не было». Чертыхаясь, я выругал себя, что не запаролил телефон.

- Илья, - прошептал я, злясь, - это сто пудово он!

Я открыл сообщения, надеясь, что Илья не смог бы узнать из них, кто я. И второе же сообщение было о переносе урока инквизиторского права, а в третьем упоминалась моя фамилия - Крушинский. Теперь Илья знает, кто я, и, возможно, об этом знают уже все.

Я медленно застегивал рубашку, соображая, что же теперь делать. Но, собственно, чего мне бояться? Я никого не обманывал, просто не сообщил, что я инквизитор, и ни перед кем ни в чем не виноват. Ольга Ершова согласилась помочь добровольно, из дружеского расположения к Тимофею Дмитриевичу. И пусть я без пяти минут инквизитор, что в этом такого?!

Я, пытаясь заглушить страх, разгорячил себя праведным гневом и зашел в столовую, будто вступил на поле боя. Но вместо обвинительных выкриков и презрительных взглядов увидел несколько сонных, вялых лиц. Только Орест был бодр, как огурчик, и раздавал всем ценные указания.

Я прошел за стол и сел. Илья, сидевший напротив, безразлично взглянул на меня, продолжая есть свой бутерброд. Я подумал: может, вчера я просто не в том кармане джинсов искал телефон, и вовсе никуда тот не девался.

- Наконец-то все собрались, - сказал Орест. Он обвел взглядом присутствующих: магистра, Чарльза, Тимофея Дмитриевича, сына и меня. - А наши дамы будут нас ждать на поляне, возле шатра.

- Кстати, - сказал Илья, - тут господин повар намекал, что хочет принять участие в охоте.

- Конечно же, пусть присоединяется! - воскликнул Орест. – Я его понимаю: знать про охоту на вурдалаков и равнодушно оставаться в стороне - невозможно!

- Нет, нет, - сказал магистр, - я ему не разрешил идти на охоту, пусть лучше за рыбными пудингами следит.

Тимофей Дмитриевич сказал:

- Надеюсь, Орест, ты мне поспокойней лошадь приготовил?

- Я учел все. Для каждого подобрал лошадку под его характер. Даже магистр останется доволен.

- А я не умею ездить верхом, - сказал я.

- О, тебе и не придется, - поспешил успокоить меня Орест. – Ты будешь приманкой.

- Кем? – Я удивился. И вдруг подумал, что Илья знает, кто я, и рассказал об этом своему отцу.

- Так как склепов в нашей местности нет, вурдалаки прячутся по заброшенным домам, - сказал Орест. - Как я выяснил накануне, три крупных вурдалака облюбовали один такой домик возле речки. Их надо выманить с помощью приманки и завести в лес. И именно тогда, когда взойдет солнце. Тогда и начнется охота.

- Но почему приманкой должен быть я? – спросил я, беспокоясь.

- Вурдалаки знают наши запахи, и, чтобы они не засекли подвоха, нужен незнакомый им человек. Хорошо, что у нас есть молодой резвый гость!

Я продолжал вопросительно глядеть на Ореста и тот даже вроде бы смутился:

- Даже по всем канонам охоты на вурдалаков для того и зовут гостей, чтобы выбрать из них приманку. Это весело, вот увидишь.

Но я думал не о том, весело там будет или страшно. Я понял, что это будет настоящим унижением для будущего инквизитора - стать приманкой на охоте у магов.

Илья словно прочел мои мысли и вдруг, глядя на меня, стал громко хохотать.

- Я что, что-то не так сказал? – спросил его Орест.

- Да нет, я просто вспомнил случай с человеком-приманкой.

- Это какой? - спросил у него отец.

- Который произошел еще полвека назад с одним инквизитором.

- Инквизитор – и приманка? - спросил я, теперь уже не сомневаясь, что Илья брал сотовый.

- Да, и не поверишь, что такое может быть, - хохотнул Илья, глядя весело на меня.

- А-а, ты про Великого Инквизитора, - кивнул Орест.

- Только не надо охотничьих баек, - поморщился я, понимая, что меня ждет история, выдуманная магами для того, чтобы поглумиться над инквизицией.

- Можешь спросить у любого инквизитора, желательно старого, так как дело было где-то в шестидесятых годах, - сказал Илья. - Великий Инквизитор, организовав тайно охоту на вурдалаков, сам решил стать приманкой. И его укусил вурдалак. Инквизитора поместили в больницу. Про вурдалаков тогда еще мало знали и думали, что укушенный становится таким же.

- Три процента все же становятся, - сказал Тимофей Дмитриевич.

- Это ликантропия, - ответил Орест. – Психологическое отклонение, когда человеку - хоть укушенному, хоть нет - кажется, что он превратился в зверя.

Чарльз, допивший чай, внимательно слушал эту историю.

- Боясь превратиться в вурдалака и потерять должность, Великий Инквизитор издал указ о том, что вурдалаки имеют право быть Великими Инквизиторами. Один предприимчивый маг даже выдвинул на пост своего местного вурдалака. Но советники в инквизиции к тому времени признали невменяемость Великого Инквизитора и упразднили закон.

Я вспомнил, что читал об этом в Новой Истории Инквизиции. Но там была изложена другая версия событий: Великий Инквизитор принял закон о полном уничтожении вурдалаков и пошел сам лично на войну против них, но вурдалаки его покусали, а маги, которые хотели сорвать его крестовый поход против нечисти, наложили на него проклятие безумия. Меня удивило тогда, что не был пойман ни один маг-заговорщик и что преемник обезумевшего будто забыл о том законе и вурдалаках. А вот рассказ Ильи, хотя мне это не нравилось, выглядел более правдивым.

Илья продолжал вовсю улыбаться, глядя на меня.



Динара Касмасова

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться