Младший инквизитор. Стать магом.

Размер шрифта: - +

Глава 17 - Капустный подрывник

Полина ушла в свою комнату. Я остановился возле закрытых дверей столовой. Оттуда раздавался хохот, а так же странные хрюканья и взвизги вурдалака. Присоединяться к пирующему обществу мне вовсе не хотелось. Я раскачивался с пятки на носок, не зная, что делать. Я вдруг осознал, что ни Ольга Ершова, ни дед Тимофей не смогут мне помочь, а потому ни к чему мне было находиться в этом доме, можно было уйти хоть сейчас. Но здесь мог быть капустный подрывник, и сейчас, в пьяном веселье, он мог нечаянно обнаружить себя. Я открыл дверь и шагнул в столовую.

Стол был уставлен новыми яствами. Я подсел к краю стола, для вида положил себе на тарелку какую-то еду и прислушался к разговорам. Мрачный Чарльз пил один бокал вина за другим и глядел болезненным, нехорошим взглядом на магистра, сидящего на другом конце стола. Магистр, Орест и Илья спорили, перебивая друг друга, о футбольном клубе триногов и кричали, что их давно пора не пускать на чемпионаты.

- Да я перстень свой золотой готов поставить, в последнем матче они мухлевали! – Разгоряченный магистр потряс лапой, на которой сверкнули кольца.

- Инквизиция их давно бы закрыла, - воскликнул Илья и шлепнул ладонью по столу - вилка, взлетев в воздух, упала на пол. – Но вы знаете, с кем дружен директор этого клуба?

- Да все всё прекрасно знают, – отмахнулся Орест, – с сыном зама Великого Инквизитора! Они на ставках такие деньги делают, что нам и не снилось.

Георгий общается с магами? Что за вранье. Да он ненавидит магов и говорит о них всегда в крепких выражениях. А уж чтобы он дружил с какими-то триногами…

Тимофей Дмитриевич подсел рядом и негромко сказал:

- Что, не верится?

Видимо, он заметил выражение моего лица. Он спросил:

- А ты в курсе, что на инквизицию работают некоторые маги?

- Не работают, просто стучат иногда, - презрительно поморщился я.

- Ну да, есть те, что и доносы пишут. Но как ты думаешь, как инквизиция держит нас в повиновении? Только благодаря вот таким вот предателям. Они продаются за большие деньги или за снятие с себя обвинения… А инквизиторы пользуются магией не только для поддержания закона, но и для собственных нужд.

- Клевета.

- Не знаю, как у вас дома, но я слышал про Михаила Шмыгина, бывшего Великого Инквизитора, что он в свои семьдесят выглядел на сорок. А еще ходят слухи про его особо оснащенный дом.

- А что с этим домом? – не удержался я.

- Да магическими штучками набит не меньше, чем склад изъятых вещей в инквизиции. Эх ты, то ли идеалист, то ли наивный ребенок.

Старик налил себе еще стопочку, хотя был уже порядком пьян. Он тяжело вздохнул и вдруг прошептал:

- Если бы этот чертов пророк не напомнил, думал бы я о ней?

- Что? О чем вы? - поинтересовался я.

А Тимофей Дмитриевич, хлопнув рюмку, продолжил чуть громче:

- Помнишь, перед тем, как приехать к Ершовым, я получил записку от Лоло? Этот любитель раздавать свои пророчества, когда его не просят, - знаешь, что написал лично для меня в той записке? "Ты будешь беспокоиться за любовь настоящую, и вспомнишь самую болезненную любовь прошлую?"

Мне было странно слышать, что дед Тимофей, этот чудаковатый старик со всклокоченными волосами, может по ком-то сохнуть, да еще не по одной даме, а сразу по двум.

- Вот зачем он мне это сказал? Может, если бы он мне не сказал, я и не вспоминал бы никого. - Он вдруг вскинул свои кустистые брови: - А чего ты тут - сидишь, не пьешь, не ешь, молчишь, как будто чего задумал.

- Ну, я подумал, может, капустный террорист себя выдаст, - с неловкостью сказал я.

- Все-таки ты продолжаешь думать, что кто-то здесь против тебя зуб точит? - нахмурился старик.

- Да. Так оно и есть.

- А я готов спорить, что этого не может быть! - вскипел старик. - И сейчас тебе это докажу.

Он налил себе еще стопочку и, взявшись за вилку, стал нарочито что-то искать на столе.

- Вот все у тебя Орест есть - и красная икра, и баклажанная, - воскликнул он, - а капусточки квашеной нет.

- Да, - протянул кот-магистр, - капусточка под холодненькую была бы в самый раз.

- Так это мы мигом! - оживился Орест. Лицо у него было уже красное и сияющее тем особым оттенком счастья, который возникает лишь под воздействием алкогольных паров. - Сидоровы на днях мне сказали, что только что засолили. Илья, давай, сгоняй к ним. Ну, одна нога здесь, другая там, не про телепортацию будет сказано, - хохотнул Орест.

Илья замер, потом вдруг зыркнул на меня. И тут я понял, точнее, почувствовал, что Илья и был ночным капустным снайпером. Я вскочил.

- Зачем ты это сделал? – выкрикнул я, позабыв обо всех в этой комнате. – За что?

- Да за то, что ты сволочь инквизиторская! – так же зло выкрикнул Илья.

Ярость затмила мой мозг, и я через стол кинулся на Илью. Блюда с рыбой и закусками со звоном разлетелись по полу. Я хотел взрезать Илье по лицу, но он только хлопнул в ладоши, и мощная магическая волна ударила в меня и отбросила через всю комнату.

- Ну, что, еще хочешь? – Илья подбежал ко мне и, воздев руки, хотел обрушить еще один поток магии, который наверняка расплющил бы меня, как спелую ягоду.

- Илья, остановись! – выкрикнул Орест.

Все повскакивали со своих мест. Вурдалак, наоборот, юркнул под стол. Но я лишь краем сознания отметил это, так как ничего не видел, кроме своего противника. Не дожидаясь, пока меня размажут по полу, я пнул Илью ногой под колено. Тот, взвыв, упал. Я, кинувшись на него, принялся бутузить. Но Илья, исхитрившись, ударил меня еще одной магической волной. Мне показалось, что меня, как мяч отбили великанской битой. Я полетел куда-то назад и, открыв спиной дверь, вылетел в холл.

- Подумайте о последствиях! – крикнул Орест. Как и магистр, и Тимофей Дмитриевич, он поспешил в холл.



Динара Касмасова

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться