Младший инквизитор. Стать магом.

Размер шрифта: - +

Глава 19 - А Коля-то инквизитор

Я спустился и услышал, как в столовой повар испуганно сказал Оресту, что пришлет грузовик за техникой. Он вышел в холл и тут же телепортировался.

- Я же просила, только не в доме! – Ольга Захаровна стала поднимать подушки с полу и кидать на диванчик. – А ты куда? – резко повернулась она ко мне, когда я подошел к входной двери.

Я еще думал, уходить или нет. Неловко было оставаться, но и уйти означало бы, что это я вызвал инквизицию.

- Все спешат покинуть зачумленный дом, - на пороге столовой появился Орест.

- Я просто… - я запнулся, не зная, что сказать.

- Что произошло? - С лестницы спускался Илья, лицо его было красным, глаза еще блестели пьяным блеском, но походка уже стала твердой, а речь четкой – быстро же подействовало отрезвляющее зелье Ольги Захаровны.

- Наведывались инквизиторы, - ответил Орест. - Магистра и Полину забрали.

- Как такое может быть?! Полина же глупая овечка, её-то за что?!

Страдание и злость читались на его лице. Вдруг он заметил меня.

- Это ты их вызвал - после того, как послал меня в нокаут! Воспользовался тем, что я не в себе и не могу помешать твоим низким планам. Ведь только я знал, что ты инквизитор. Убить тебя мало! – Илья раскрыл ладони  - намереваясь, видимо, произнести какое-то страшное заклинание, - но вперед выступил Орест и встал между мной и Ильей.

- Так, стоп! – крикнул он. – Кто инквизитор? Коля? Коля работает в инквизиции?

- Он не работает, пока только учится, - хохотнул Илья, - он сын Великого Инквизитора Владимира Крушинского.

- Что за чушь! – воскликнул Орест.

- Я правда сын Великого Инквизитора, - сказал я с тяжелым вздохом. Я устал признаваться каждому в этом семействе, кто я такой.

Из столовой как раз вышел Тимофей Дмитриевич, и Орест накинулся на него:

- Тимофей, ты же сказал, что Коля сын твоего друга… Или твой друг Великий Инквизитор?

- Разве я сказал - друга? Вроде бы я говорил, что знакомого, - дед стушевался. - Извини, Орест, я пообещал держать это в тайне.

- Ну, знаешь, - выдохнул Орест. Он протер потный лоб платочком и добавил: - А я-то, идиот, тебе всегда доверял.

- Вообще-то, - спокойно произнесла Ольга Захаровна, - я тоже знала, что Коля сын Великого Инквизитора. Он сам сообщил мне это, прежде чем я начала проводить обряд.

Когда Орест наконец обрел дар речи, он холодно сказал:

- Что же получается - в этом доме все знали, что он инквизитор, кроме меня? И я вдвойне, втройне идиот!

Все молчали.

- А я еще с ним чай пил и говорил как с равным! – Орест трагично покачал головой.

- Ты чай пил даже с вурдалаком, - вернула его на землю жена.

Орест тяжело вздохнул и буркнул:

- Ты всегда была слишком великодушна ко всяким…

- А как иначе? – Ольга Захаровна говорила авторитетно и весомо, и было понятно, что в особые минуты главенствовала в доме она, а не её муж. – В больнице мы лечили не только людей. Но и магических существ. А бывало, встречались и инквизиторы с насланными на них заклинаниями. И я привыкла не смотреть на звания, чины и метрические характеристики. Как-то давно один старый маг мне сказал: «Суди по поступкам, а не по виду». И я сужу. Например, по тому, что Коля спас мне жизнь.

- А что с тобой произошло? – всполошился Орест.

- Это уже не важно, - отмахнулась Ольга Ершова.

Илья тоже стал спрашивать мать, что с ней случилось. Тимофей Дмитриевич принялся объяснять, но стал рассказывать не с того конца, получилось путано и не очень понятно.

- Все, стоп, мне надо прийти в себя, - пробормотал Орест и отправился обратно в столовую. Он помахал руками - осколки посуды и ошметки еды на полу, которые остались после нашей с Ильей драки, собрались в кучку и уползли в уголок комнаты.

Орест, расстегнув ворот своей льняной рубахи, уселся за стол. Он налил себе полную рюмку коньяка и, выдохнув, выпил. Со страдальческим лицом он принялся есть тушеный язык - не замечая, что постепенно опустошает блюдо, сметая оттуда даже листья укропа и салата, украшавшие мясную нарезку.

Инквизиция пробыла в доме часа четыре, и все были ужасно вымотаны. Чувство голода, подогреваемое нервным перенапряжением, похоже, возникло не только у Ореста: к столу подтянулись и все остальные.

Тимофей Дмитриевич начал скромно хрумкать соленый огурец. Илья, в незаслуженном страшном похмелье, мучился жаждой и принялся пить компот. Ольга просто уселась за стол, устало глядя на полупустые тарелки. Каждый думал о чем-то своем. Я же, словно преступник, ожидающий вынесения приговора, остался стоять в дверях.

- Пусть так, и наш молодой гость инквизиторский сынок, - наконец опустошив тарелку с нарезкой, сказал Орест. - Но главное не это, а то, что он вызвал инквизицию. – Орест посмотрел на меня пронзительным взглядом.

- Я не вызывал.

- А как ты умудрился спрятаться от стражников?

- Отец помог, - пробормотал я.

Орест махнул рукой:

- Все вы одна шайка-лейка.

- И все же инквизицию я не вызывал, - устало повторил я.

- Думаешь, тебе кто-то поверит? – злобно сказал Илья. - Каким же подлецом надо быть, чтобы пить, есть в нашем доме, да еще и просить о помощи, а потом сдать всех инквизиции.

- Говорю же, это не я!

- А кто тогда все рассказал им об охоте, о Чарльзе, даже о призраках? - спросил меня Орест.

- Мне кажется, я знаю, кто это был. Я мельком видел его, - сказал я. - Какой-то мужчина, в старом плаще, прятался в столовой у двери. Он передавал записки стражнику, а тот, в свою очередь, отдавал их инквизиторам.

- Какой еще мужчина в плаще? - даже Тимофей Дмитриевич глядел на меня как на человека говорящего чушь.

- Не знаю, он как-то ловко исчез потом.



Динара Касмасова

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться