Младший сын водяного царя

Бездонный пруд

Настроение Дездемоны было мрачным в тон пасмурному дню. Тучи набежали не небо слишком быстро. Еще час назад сияло солнце, а теперь приближался шторм. В сад за каменную крепость волны не проскользнут, как бы высоко они не поднялись. Но слухи о том, что морские жители, разбушевавшись, могут затопить даже самую могучую крепость, с давних пор пугали жителей Оквилании.

Вероятно, поэтому мачеха так хочет отдать ее в услужение морскому божеству. Говорят, чем больше ему отдадут девушек, тем милостивее оно станет. А может, мачеха всего лишь спешит от нее избавиться. Кандида возненавидела юную падчерицу с первого взгляда и со временем ее неприязнь лишь усиливалась. Ее невозможно было задобрить ни вежливостью, ни подарками, которые Дездемона вышивала сама, ни даже игрой на арфе.

Впрочем, отца Кандида тоже не любила и не желала видеть. Едва женившись на ней, он вынужден стал заниматься купеческим промыслом. Хотя для него, аристократа, это было позорно. Но любовь требует жертв, особенно когда пожилой мужчина влюблен в молодую и соблазнительную женщину, каковой являлась Кандида. Она была практически ровесницей дочери своего мужа и редкостной красавицей.

Дездемоне иногда казалось, что мачеха немного ведьма. С тех пор, как она поселилась в поместье, все здесь пришло в упадок. Большую часть прислуги пришлось уволить, драгоценности матери распродать. Отец старался, как проклятый, даже заключил странный договор с какими-то существами, которые отвечали за мореплавание. Дездемона так и не поняла, что это за существа, но отец сильно пожалел, что с ними спутался. А вот мачеха нет. Ее не удручали ни запущенное поместье, ни плачевное состояние сада. С чего бы? Едва отец умрет, как она найдет нового состоятельного дурака, готового взять ее в жены или хотя в любовницы. При ее-то внешности это будет нетрудно. По секрету экономка рассказала, что Кандида мечтает о месте фаворитки нового короля. Новости о том, что в Оквиланию едет ее законный наследник, достигший совершеннолетия, переполошила абсолютно всех.

Кандида наряжалась у себя в башне, а Дездемона с унынием смотрела, как мох пробивается меж камней в стенах бастионов, а в саду прорастает бурьян. Материнские розы почти зачахли. Без садовника некому было ухаживать за ними и вырывать сорняки. А вот лилии в пруду цвели и чудно благоухали. Им все было нипочём: и то, что пруд давно не чистили, и даже ядовитые испарения, долетавшие сюда от камина мачехи, в котором постоянно что-то жгли. Вероятно, она и впрямь ведьма. 

Отец был тяжело болен. В последнем морском путешествии он подхватил какую-то редкую заразу, искалечившую все тело. Суеверные слуги твердили, что он сам обращается в морскую тварь после стычки с моргенами. Нужно было сделать им выговор, но мачеха не позволяла. Ей смерть отца только на руку. А если найдется какой-то морской житель, которому можно заплатить, чтобы он утянул надоевшую падчерицу на дно, то за мачехой дело не станет.

С тех пор, как женился на ней, отец стал практически купцом, забыв о своем высоком происхождении. Из-за этого при дворе семью Дездемоны почти не принимали, кроме редких случаев, когда созывали всех для оглашения какого-то особого указа. Вот и сейчас был такой случай, потому что из королевского дворца пришло приглашение, носившее форму приказа. Такое же получили и все соседи. Всем, в ком течет благородная кровь, было велено, явиться на торжества, связанные с коронацией.

- Он выбирает себе жертву! – шептались горничные, видевшие письмо. Наверное, Дездемона ослышалась. Или они снова играли в какую-то игру, связанную со страшилками. Ведь в замке отца Дездемоны по преданиям обитал призрак. Сама она привидений здесь никогда не видела, но некоторые клялись, что стали свидетелями их появления. 

Призраки это слишком мрачная тема. Лучше подумать о чем-то успокоительном. Дездемона смотрела на нежные головки лилий, плавающие на воде. От их вида на душе становилось немного легче.

Отец уже неделю не приходил в себя. Сейчас его пострадавший корабль было не на что починить. Дыры в корме и бортах напоминали следы от чудовищных лап. Вот когда начинаешь верить в легенды.

- Она! Это точно она! Мы, наконец-то, нашли ее! Нужно донести ему! Он ее так давно ждет!

Лилии шептались? Или ей это все просто снится. Дездемона ощутила, как от стойкого аромата водяных цветов кружится голова. Ей начало казаться, что у всех лилий в пруду женские лица. Воды кругом стало слишком много.

Пруд разлился во весь сад. Она стояла в нем по пояс. Кто-то смотрел на нее из воды вместо ее собственного отражения.

- А ты выйдешь замуж за водяного! – зеленая когтистая рука, играя, высунулась из воды и погрозила ей. – Тебя пока нельзя топить. А жаль! Мне нужна жертва! Придется выбрать кого-то другого.

Когда Дездемона проснулась, пруд был прежним. Не больше крупного фонтана размером. Лилии были сорваны и сплетены в венок, валявшийся на земле. Наверное, ей все приснилось. Лишь вечером за ужином она узнала, что одна из служанок сегодня днем утонула в садовом пруду.

 

 

 

 



Натали Якобсон

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться