Младший сын водяного царя

Зеленая дива

Жуткое лицо, которое она видела в пруде, не шло из головы. Нос гондолы прочерчивал плавную линию из брызг на воде узкого канала, а ей мерещилось лицо зеленой пророчицы.

Гондола оказалась роскошной, но без внутренней кабинки с пологом, в которой можно было спрятаться. Приходилось сидеть под наблюдением пажа, который оказался еще и гондольером. С веслом он управлялся очень ловко, хотя уключина для весла, как и фельце отсутствовали.

Дездемона привыкла видеть гондолы исключительно с фельце, над которыми полог раскинулся, как шатер. Где еще будут укрываться знатные господа от слуг, если не в фельце? Очевидно, она должна была оставаться под наблюдением пажа-гондольера во время короткого плаванья. Он объяснил, что этот канал приведет их прямиком к дому, где остановилась ее мачеха. Весьма необычно. Прямых каналов никуда не было. Они разветвлялись, втекали в другие. Доплыть до цели было сложно. Похоже на ложь. Но узкий канал действительно извивался бесконечной лентой, уходя вперед. По бокам канала росли нарциссы и ирисы. Золоченое лицо женщины-медузы на носу гондолы недобро щурилось на Дездемону. Прямо, как живое. Один раз показалось, что оно даже подмигнуло ей.

Руки пажа напоминали жабьи лапки с перепонками между пальцев. Может, он уродец?

- Ты плывешь не к цели, а прочь от нее, - донеслось шипение из воды. Над гондолой поднялся зеленый пар, будто вода стала болотом. Дездемона увидела за бортом знакомое лицо в обрамлении гадюк и вскрикнула.

- Не пугайтесь! – паж орудовал веслом, как ни в чем не бывало.

- Ты тоже это слышал? – она чуть не подскочила на месте. Почему он так равнодушно себя ведет? У него есть при себе оружие? Хотя бы кинжал.

- Это зеленые дивы.

- Что? – Дездемоны слышала такое впервые.

- Дивы – это существа из болот, - хладнокровно пояснил мальчик. – Обычно это похожие на водяных богов женщины, которые способны провидеть будущее. Есть и мужчины-дивы, но это опасные монстры. Они живут в джунглях. С ними рискованно повстречаться. Болотные дивы иногда заползают в воду, чтобы ее замутить и предсказать несчастье.

И он говорит об этом так спокойно! У Дездемоны похолодело сердце.

- А они могут перевернуть лодку?

- Могут и потопить, но не станут. Ведь я с вами, а я их знаю. Вы в безопасности.

Отлично! У нее телохранитель-ребенок. Может, в силу своего возраста он так смело и относится к сказочным на его взгляд созданиям. Дети еще не знают, как опасны могут быть сказки.

- Сколько тебе лет? – попыталась отвлечься Дездемона от мыслей об опасных обитателях вод.

- Хоть несколько сотен лет. Вам-то что? – огрызнулся паж.

- Не обижайся! Я отлично понимаю, что есть нужно в любом возрасте, а стало быть, никто не слишком молод, чтобы работать.

- А вот мне твердят, что для работы на земле я уже слишком стар, - уныло заметил паж. – Дорабатываю во дворце последнюю сотню лет, затем стану лодочником. Буду следить, чтобы не слишком многих оквиланцев русалки утянули на дно. Это указ принца Морана. Ой, то есть короля Оквилании.

- Нового короля. Ты его знаешь лично?

- Я заговорился.

Паж уныло замолчал. Старым он совсем не выглядел. Лицом мальчик с рябой кожей. Причем кожа не белая, а почему-то зеленоватая. Наверное, он переболел болотной лихорадкой еще, когда был младенцем. От нее кожа зеленела. Многие дети от нее гибли еще в колыбели. Потом говорили, что их украли русалки.

Паж тоже выглядел таким, будто его ненадолго похитили, а потом вернули на землю водяные. Отсюда и его страсть к подводным преданиям.

- Иногда я забываюсь, - попытался оправдаться он. – Вообще-то у меня не очень хорошо с головой. Никак не могу запомнить некоторые людские традиции. Например, никогда нельзя говорить то, что думаешь. На земле это считается невежливым.

- Но мы сейчас на воде. Говори, что хочешь. Что ты рассказывал о болотных дивах? Насколько достоверны их пророчества?  

- На сто процентов, - не задумываясь, ляпнул он.

Дездемону это напугало.

- А что побуждает их всплывать на поверхность, чтобы предсказывать людям их судьбу?

Теперь паж задумался.

- Обычно спрашивают о том, как их призвать, чтобы выспросить у них свою судьбу.

- Как будто гадалок на рыночной площади не хватает.

- Гадалки есть везде: и на площадях, и в болотах, но точное пророчество дива изречет лишь тогда, когда призовешь ее через озеро или пруд. Нужна чистая вода.

- Любопытно, - Дездемона неприятно поежилась, припоминая видение в саду.

- Нужно бросить золотую монетку в пруд и капнуть своей кровью, тогда из воды покажется зеленая дива и изречет предсказание. Но в семье после этого кто-то умрет. Смерть родственника это цена за ее вызов.

- Но из моей родни никто не умер, не считая служанки.

- А ты разве ее вызывала?

- Вроде нет, - она действительно явилась сама нежданно-негаданно, просто показалась в пруду.

- Ну, так чего ты тогда волнуешься?

- Я всего боюсь. Особенно легкомыслия мачехи и того, что мои братья утонут во время дальнего плавания.

- Все вы, юные человеческие леди, такие хрупкие и пугливые, - небрежно хмыкнул паж.

Вот она благодарность за то, что она излила ему свою душу. Никогда нельзя откровенничать с прислугой. Тут мачеха права. Она частенько читала Дездемоне нотации. От ее наставлений аж уши болели.

- Вот и приплыли!

Канал, как ни странно, тек прямо к порогу небольшого коттеджа. Вода собиралась небольшим бассейном вокруг ступеней, ведущих к крыльцу. Основа лестницы уходила под воду, на двери вместо ручки висело кольцо, вделанное в барельеф в форме какого-то ужасающего морского существа. Дездемона даже испугалась.

Гондола причалила у наполовину затопленных ступенек.

- Вот и все! Мне пора назад во дворец, - паж помог ей выйти из гондолы.

Ну и руки у него! Дезмона содрогнулась от прикосновения перепончатых пальцев, частично покрытых чешуей. Даже болотная лихорадка не оставляет таких следов.



Натали Якобсон

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться