Младший сын водяного царя

Обязательства

- Ты видела?

Мачеха не пришла разделить ее успех, но советчик в красном капюшоне был тут как тут. Он лез по колонне ловко, как громадный паук. Голова в красном свешивалась вниз. Все движения были абсолютно бесшумными.

- Что видела? – Дездемона озиралась по сторонам. Субъект в капюшоне появлялся рядом, только когда вокруг никого больше не было. Уж не грезится ли он ей?

- Щупальца у него под мантией.

- И что с того?

- Он может ими тебя придушить.

- Но не придушил же пока, - огрызнулась девушка. Ползучий советчик начал ее раздражать.

- Это потому, что пока вы не оставались наедине, - он легко спрыгнул вниз и пополз к Дездемоне уже по полу, а потом вдруг распрямился в полный рост и стал выше нее. Девушка сжалась. У него у самого щупальца, как у осьминога. А лица под капюшоном вообще не видно.

- Живя в замке людей, приходится считаться с людскими законами и условностями. Нельзя взять и по собственному желанию придушить красавицу на глазах у целого собрания людей. Они поднимут панику, потребуют суда и ограничений королевской власти.

- Как можно ограничить в правах того, кто одним взмахом руки заставит море ворваться в окна замка и всех нас затопить! – возмутилась она.

- А ты уже знаешь, что он на такое способен? – удивился собеседник.

- Я всего лишь делаю выводы из того, что наблюдала своими глазами на площади. Если он смог затопить целый флот одними чарами, то он способен на все.

- А ты сообразительна. Но когда дождешься брачной ночи, поймешь, что я не лгал и не преувеличивал. Моран – монстр. Как вся его родня.

- А как же его родня по человеческой линии. Он ведь потомок не только морских царей, но и королей Оквилании, - Дездемона сама не знала, зачем ей его защищать, но слова прорвались сами. – Его мать та самая принцесса Лилофея, которую многие чтят до сих пор за доброту, отзывчивость и многие другие чисто человеческие достоинства.

- Знала бы ты эту Лилофею, - как-то загадочно протянул собеседник. Неужели в его голосе звучит сарказм?

- А что если б знала, позавидовала бы ее красоте?

Лилофея вроде бы была светловолосой и голубоглазой, а это идеал красоты. Дездемона всегда мечтала быть блондинкой. Моран как раз блондин и глаза у него синие, как штормовая вода. При одной мысли о его красоте почему-то защемило сердце. Такое совершенство, как он, просто не может ни в кого влюбиться. Зачем ему вообще невеста? Это перед ним все должны падать ниц, настолько он восхищает. И не важно, какой чудовищный недостаток он прячет под мантией. Люди смотрят только на лицо.

- Ее русалочьему хвосту ты бы точно не позавидовала, - как-то грубо прохрипело существо, спрыгнувшее с колонны.

- Ты меня разыгрываешь! Или считаешь наивной простушкой из провинции? К твоему сведению даже жители сел и деревень образованы настолько, чтобы знать, что у принцесс нет русалочьего хвоста.

- Смотря у каких! У тех, которые стали женой водяного могут быть и ноги, и хвост, в зависимости от их желания. А еще они способны ходить по воде и устраивать бури, или замораживать волны в лед.

- Ты сказочник! Не иначе. Наверняка, был прежде придворным шутом, а потом стал сказителем.

- А вот теперь ты меня оскорбляешь! – он горделиво приосанился. Дездемона попятилась от него, но его безобразная тень все равно накрыла ее собой. Казалось, он растет и увеличивается каждую минуту, будто джинн, выпущенный из принесенной морем бутылки.

При дворе рассказывали, что как-то раз с одной фрейлиной по имени Флоренчия случилась такая история: она познакомилась с капитаном, ждала его, а вместо него дождалась сверкающую бутыль, прибитую к берегу. Из бутыли выполз дух, который утащил бедняжку с собой. И больше ее не видели.

Судачили, что похищение случилось потому, что она вступила в беседу с выпущенным духом. С духами надо не болтать, тогда они не имеют возможности питаться живой энергией людей, и их силы тают. Сложно ведь проникать в человеческий мир, не имея проводника. Вот и Дездемона сама виновата, что заговорила с существом в красном. От каждого ее слова оно будто набиралось сил и росло, вытягиваясь к самому потолку.

- Кто ты?

- Зови меня Ловкач, - представился он, наклонив голову, которая уже уперлась в своды потолка.

- Очень меткое прозвище. Или это урожденное имя? – съязвила она.

- Мы все забываем свои настоящие имена, когда вступаем в секту отверженных морем.

- Мы все? – удивленно переспросила она. – Кого ты имеешь в виду?

Лично ей показалось, что он уникален. Во всяком случае других подобных ему существ она близко не видела, поэтому о них не знала. Но его лоб под капюшоном был в следах тины и серых рубцов.

- Ты тоже морген или что-то вроде того? - она подозрительно сощурилась.

- Не угадала.

- Но ты похож на существо из моря.

- Быть моргеном и быть похожим на него это разные вещи. Ты тоже похожа на принцессу, но ты всего лишь сельская дворянка. Хотя, извиняюсь, теперь ты невеста его величества. Только вот долго ли ты проживешь при новом титуле.

- Ты имеешь в виду соперниц? Я заметила, что их много.

Юные леди, которых король не выбрал, практически шипели на нее от злости. Кроме тех, которые посовещались между собой и сделали вывод, что лучше быть вежливыми с будущей королей, а то ведь могут и наказать, если ей нахамишь.

- Нас тоже много! Мы могли, как защитить тебя от Морана, так и растерзать, если ты встанешь на его сторону.

- Похоже на угрозу.

- Это предложение! Выбери сторону добра, а не морского зла.

- Вы добро? По внешности не похоже.

- Душа и внешность не всегда совпадают. Не считая тебя. Ты чиста: и внешне и внутренне пока не испорчена. Не связывайся с ним! Откажись и стань жрицей Дарунона. Пусть жертвой нового короля станет какая-нибудь капризная дочь герцога или графа.

- Давай лучше поговорим о тебе. Откуда ты взялся, если не из моря? Ты пришел с того моста, который ночью простирался от горизонта к окнам дворца?



Натали Якобсон

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться