Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 23. Нерешаемые проблемы

1.

Когда мы приехали домой, все сразу разбежались по своим комнатам, чтобы переодеться и подготовиться к намеченной вечеринке. Правда, про Тхэ Гёна ничего сказать не могу. Он по пути домой так не произнёс и слова. Даже в комнату свою убежал первым. Блин, меня беспокоит его поведение. Стоп! А это нормально, что я беспокоюсь о нём? Ну… с другой стороны, он же мой друг, так что… да, конечно нормально! Может, подойти и поговорить? Или не стоит?
Некоторое время я стояла около его двери, всё никак не решаясь постучаться, но в итоге решила, что будет лучше оставить парня одного. Каждому человеку необходимо личное пространство и уединение. Пускай посидит, подумает. Потом выйдет. В любом случае, к вечеринке обычно Тхэ Гён не готовится. Просто сидит и наблюдает, но не помогает. Видно, гордость не позволяет.
На кухне уже стояли Джереми и Шин У.
— Хён, что же делать? — воскликнул блондин. — Продуктов на вечеринку не хватит.
— Может, пойдём куда-нибудь, поужинаем? — предложил Шин У.
— О! Я знаю! — тут же радостно отозвался Джереми. — Ночной супермаркет! Давай и Кэт с Ми Нам позовём.
— Да, — кивнул Шин У, соглашаясь с этой идеей. — Тогда я сделаю список того, что необходимо купить, а ты предупреди остальных.
— Хорошо! — воскликнул блондин и тут же понёсся в сторону лестницы, сталкиваясь со мной. — О! Кэт! Поехали в супермаркет. Будет весело! — я согласно кивнула головой. — Ура! Теперь Ми Нам! — парень побежал дальше, исчезая в коридоре.
Неожиданно я почувствовала, как в кармане что-то завибрировало. Это могло быть только одно — сотовый телефон. На экране загорелась иконка, которая предупреждала о входящем сообщении.
«Просто пишу, чтобы удостовериться, что я всё ещё на первом месте» — сообщение от Тхэ Гёна. Ну, кто бы сомневался. Вот только… не проще ли подойти и спросить? Мы, как-никак, в одном доме живём! Хотя, учитывая, кто такой Хван Тхэ Гён, по-другому, думаю, и в самом деле никак.
«За это время ничего не изменилось. Можешь быть спокоен, ты всё ещё на первом месте» — ответила я, а потом написала следующее сообщение: — «Продуктов не хватает. Мы собираемся в супермаркет. Идёшь с нами?»
Я постояла с минуту, но ответа так и не получила. Видно, Тхэ Гён не желает куда-либо идти. Ну, ладно. Чего заставлять парня? Если хочет, пусть остаётся дома, настаивать не буду. Тем более, вон, Ко Ми Нам и Джереми уже спускаются вниз, радостно перебирая, что они купят в первую очередь. При этом парень несколько раз упомянул мороженое. Видно, он его очень хочет.
— Ну что? Готова? — спросил меня Джереми, когда спустился на первый этаж.
— Да, — кивнула я. Шин У также не заставил себя долго ждать. Мы уже шагнули в сторону выхода, как услышали за нашими спинами недовольный голос Лидера:
— Пойдёте с Кэт и Ко Ми Нам — проблем не оберётесь, — руки высокомерно скрещены на груди, подборок приподнят, ну просто сам граф осчастливил нас своим присутствием. — Никогда не знаешь, что произойдёт в следующую секунду. Ради собственной безопасности сидите дома.
— Если так боишься — оставайся, — пожал плечами Шин У. — А мы заберём их с собой.
— Точно-точно! — ликовал Джереми. — Кэт! Ми Нам! Мы идём в супермаркет! — при этих словах блондин обошёл нас со спины и обнял за плечи.
Выражение лица Тхэ Гёна стало ещё более недовольным. Этими нахмуренными бровями и убить можно. А вытянутые трубочкой губы, скоро будут похожи на утиные. Так и слышу негромкий звук в виде — «Кря! Кря!».
— А ты, — Тхэ Гён посмотрел мне в глаза, угрожающе шагнув в мою сторону. — Ничего не забыла? — я нервно сглотнула. Вроде всё при мне. Деньги, одежда, телефон… что ещё надо? Парень усмехнулся и выставив передо мной ладонь, стал загибать пальцы: — Темнота… супермаркет… ты одна…
Твою ж мать! А об этих гостях я и правда забыла. Но… что же делать? Я хочу пойти с ребятами. С ними веселее, чем сидеть тут и смотреть, как мрачнеет парень. При этом даже не понятно, из-за чего. Всё, чтобы я ни сделала, не так!
— Почему это она одна? — возник Шин У, также обнимая меня за плечи. — Она с нами. Так что мы присмотрим за ней. Можешь отдыхать и не беспокоиться.
— Беспокоиться? Я? Ха! — фыркнул Тхэ Гён, понимая, что раз мы уже решили, то всё равно пойдём. Мне казалось, что он развернётся и уйдёт обратно к себе наверх, но нет. Парень прихватил серую толстовку с капюшоном и направился к выходу, пробивая себе путь между мной и Шин У, при этом гордо добавив: — Единственное, о чём я беспокоюсь, — это то, что вы, как обычно, купите какую-нибудь ерунду, позабыв о моих вкусах.
Я с непониманием посмотрела на Шин У. Что это вообще значит? Опять Тхэ Гён чудачит, а мы должны сидеть и разгадывать его странные послания? Но на мой немой вопрос Шин У лишь улыбнулся и пожал плечами. Мол, Тхэ Гён — это Тхэ Гён. И он у нас всегда такой.

2.

Никогда не была в супермаркетах ночью. Ну… просто не было нужды. А тут, оказывается, целый потайной мир. Из покупателей человека три на весь магазин. А ведь он огромен. Делай что хочешь, всё равно никого нет. Ну, если не считать продавцов. Но они, видно, привыкли к подобному, так что просто терпеливо выжидали того момента, когда очередные клиенты подойдут к кассе.
Джереми сразу постарался показать Ми Нам, как правильно выбирать фрукты и овощи. Хотя в основном они просто дурачились. Я ходила рядом с Шин У. Парень старался определить качество продуктов по запаху. При этом практически всё мне приходилось перепроверять, так как «у кошек же нюх лучше».
Тхэ Гён, словно жнец смерти, плёлся в самом конце. При этом аура была настолько агрессивной, что к нему даже приближаться не хотелось. Вдруг реально что-то откусит? Таким вот образом собаки и становятся волками. Порой он брал в руку какой-нибудь овощ, подбрасывал его в руке, словно нож. Жуть просто! Хоть я и понимаю, что мы друзья, но порой его мысли понятны только ему самому.
— Смотри, — привлёк моё внимание Шин У, держа в руках яблоки, — мне кажется, что некоторые из них ещё недоспелые. Вот эти, вроде, красные и пахнут хорошо.
— Вот эти? — спросила я, беря яблоки из рук парня и осматривая их. — Вроде все спелые. Хотя как по мне, вон те красные более сочные.
— Да, но эти слаще. Они идеально подойдут для приготовления пирога, — заметил Шин У.
— О! А ты умеешь печь пироги? — удивилась я. — Круто! Тогда возьмём больше яблок. Хочу насладиться выпечкой от Шин У.
— Хах, а ты не меняешься, — усмехнулся парень, растрепав мне волосы на голове. — Всё такой же хороший аппетит.
— Ну… все любят кушать, — с улыбкой засмущалась я. Позади послышался хруст. Краем глаза заметила, что Тхэ Гён со злости разломил крупную морковь напополам. Что же с ним не так? Чем дальше мы идём, тем злее он становится. Но, вроде, пока молчит. Ладно… трогать не буду.
Неожиданно к нам подбежал Джереми и спросил, какие овощи мне больше всего нравятся. Он выбирал гарнир для мяса. Я честно не знала, что выбрать, так как до гарнира, думаю, дело и не дойдёт, поэтому просто попросила парня выбрать то, что нравится ему. Этот вариант очень воодушевил Джереми.
— Правда? Ты мне так доверяешь? Ох, Кэт, это так мило! — парень распахнул руки и попытался меня обнять, но не тут-то было. Вмешался Тхэ Гён. Оттолкнул Джереми в сторону и застегнул ему кофту так, что и лица не видно. — А? Что? Хён, ты где? Кэт?
— Не забывай, что Джереми воспитывался в Англии, — холодно заметил Тхэ Гён, уводя меня от блондина в сторону, — и там он научился всем этим «обнимашкам».
— Но, Оппа, — буркнула я, — я тоже неместная, и «обнимашки» для меня обычная приятельская вещь. Это один из элементов проявления дружбы. Я же тебя обнимаю.
— Это совсем другое, Кэт! — парень быстро щёлкнул меня по носу. — Я тебе позволяю себя обнимать только из-за сделки, не более. И да, по совместительству мы «лучшие друзья», так что…
— Ты меня запутал… — всё ещё бубнила я, потирая кончик носа. — То есть, тебя просто так обнять можно, из-за сделки, а Джереми нельзя?
— Именно! — гордо заметил солист и усмехнулся. — Однако можешь соображать, когда хочешь.
После этого Тхэ Гён спокойно зашагал в отделение сладостей, где стояла Ми Нё, оставив меня в полном недоумении. Ну что за чурбан? Каждый раз, как с ним поговорю, остаётся какой-то осадок недосказанности. Словно разговаривала с юристом, у которого в каждом слове необходимо искать второе дно.
Дальше Джереми нашёл новое развлечение, а именно — наконец-то дошёл до мороженого и стал рассказывать, как группа, ещё будучи детьми, его рекламировала. Он надкусывал десерт, сжимал кулачки около лица и тоненьким голоском произносил: «Ай, как холодно!». Это сразу же смутило Шин У и Тхэ Гёна, но нас с Ми Нам позабавило.
— Джереми, прекрати! — фыркнул солист.
— До сих пор стыдно, — поддержал его Шин У, — хоть это и была наша первая реклама.
— Ха! — блондин обиженно надул губы, а потом продолжил. — Тогда у Тхэ Гёна из головы торчали сосульки, а Шин У был одет в снеговика.
— Пхе-хе-хе, — усмехнулась я, прикрыв рот ладошкой. — Смотрите-ка… годы-то идут, а сосульки, похоже, вытащить забыли.
— Тц! — услышала я над своим ухом. Предупреждающее цыканье Тхэ Гёна ни с чем не сравнить, но это только раззадорило меня и ещё больше — Джереми.
— Идёмте! Покажем всё, что мы рекламировали!
Блондин схватил меня и Ми Нам за руки и стал водить вдоль торговых рядов. Каждый раз, когда он находил что-то знакомое, хватал этот товар и показывал, как проходила реклама. Сначала «Би-Би лапша». У этой рекламы даже своеобразный танец был, который знал лучше всех Тхэ Гён. Он сначала смущался, но, видно, в голове что-то щёлкнуло, и он решил подыграть другу, станцевав замысловатый танец с лапшой. Боже мой! Да если бы у нашего родного «Доширака» была такая реклама, я бы только им и питалась!
Заметив наш с Ми Нам смех, Тхэ Гён засмущался снова, отшвырнув лапшу обратно на полку, сказав, что мы маемся ерундой. Шин У и Джереми последовали его примеру. Ми Нам хотела пойти за ребятами, но я её окрикнула, попросив сфоткать меня с этой лапшой. Вот, честно, каждый раз, как буду смотреть на эту фотку, сразу вспомню тот танец. Кстати, как он там делается?
— Крутим-вертим «Би-Би лапшу»! — повторила я песенку, также с ней станцевав. Ми Нам негромко хихикала и подпевала, поставив на запись.
— Эй! Идите сюда! — прозвучал голос Джереми.
Как оказалось, парень нашёл следующий товар, что они рекламировали, а именно — шоколад с громким названием «Ангел». В принципе, очень подходило их группе, но вот самим парням реклама не понравилась. Они встали перед нами, подняв шоколад на уровень глаз, и замерли. Взгляд каждого прожигал насквозь.
— Посласти губы… шоколадом «Ангел», — томно прошептал Джереми и в конце послал воздушный поцелуй.
— Ах, ну и гадость! — фыркнул Тхэ Гён вернув шоколад на полку.
— Пойду-ка я отсюда, — вторил Шин У, также избавившись от шоколада.
— «Лапша Би-Би» была лучше, — чуть ли не плача произнёс Джереми, также избавляясь от лакомства.
Мы с Ми Нам переглянулись. И было видно, что мыслили мы в одном и том же русле — реклама была классной. Что бы ни говорили парни.
— Почему? — вздохнула девушка. — Мне понравилось!
— Мне тоже, — отозвалась я, прихватывая пару плиток молочного шоколада.
— Кэт, мне порой кажется, что всё, что связано с едой, тебе будет нравиться, — грубо бросил Тхэ Гён, видя, как я бросаю шоколад в общую корзину с продуктами.
— Нет, ну, правда, хорошая реклама! — заверила я, парня, но, судя по его приподнятой брови, он не очень-то доверял моему мнению. Тогда пришлось доказать. Я взяла одну плитку шоколада «Ангел» и поднесла его к лицу, как и парни недавно. Прикрыла глаза и томным голосом произнесла: — Посласти губы… шоколадом «Ангел», — ну и коронное движение — воздушный поцелуй.
Парень завис на некоторое время. По его лицу вообще было непонятно, что произошло. Словно кто-то нажал на паузу. Просто стоял и смотрел на меня с этой плиткой шоколада. Блин, да что не так? Я вернула шоколадку в корзину.
— Тхэ Гён? — наконец-то парень очнулся.
— Глупая реклама, — настаивал на своём солист, однако почему-то вернулся в сладкий отдел за дополнительными плитками шоколада «Ангел». На мой вопросительный взгляд ответил: — Просто вспомнил, что к чаю у нас ничего не осталось.
— А ты пьёшь чай? — еле сдерживалась, чтобы не засмеяться.
— Теперь пью, — спокойно отозвался солист, прошагав вперёд.
Нам показывали одну рекламу за другой. Порой мне казалось, что не было ничего того, что эта группа не примерила своему «я». Начиная от мелких незначительных деталей, заканчивая вполне взрослыми вещами, такими, как пиво. Потом Джереми, как всегда, захотелось развлечься, и он умудрился уговорить Ми Нам залезть в продуктовую коляску. Более того, они стали гнать вдоль рядов, набирая скорость, словно находились на автотрассе.
— Тц! Что за ребячество?! — недовольно бросил Тхэ Гён, наблюдая за смеющимися Ми Нам и Джереми.
— Ну, им весело, — пожал плечами Шин У.
— Хех, вот влетят в какой-нибудь поворот с консервами — будет им веселье, — заметил солист.
— Тогда не веселись, — спокойно ответил Шин У, после чего подошёл ко мне и улыбнулся. — А мы присоединимся. Давай, Кэт! Устроим небольшие гонки.
Это казалось безумным. Настолько безумным, что я тут же согласилась. Мы взяли ещё одну металлическую коляску и, не без помощи, поместили меня внутрь. Когда Джереми и Ми Нам увидели нас, восторгу блондина не было предела. Всё стало ясно без слов. Сорвавшись с места, мы рванули по самому широкому ряду, до сложенной в человеческий рост пирамиды из упаковок туалетной бумаги.
Было весело. Нет, честно! Обгоняли друг друга, подначивали и кривлялись, полностью игнорируя шокированных продавцов. Однако всё же это веселье ну никак не могло хорошо закончиться. Джереми в какой-то момент поскользнулся и упал на пол, выпустив из рук коляску. Ми Нам ехала самостоятельно пользуясь одной лишь инерцией, но не в состоянии куда-нибудь повернуть.
— Ко Ми Нам! — первым испугался Джереми, а я и Шин У от шока даже вымолвить звука не могли. Девушка с визгом влетела в пирамиду разноцветной туалетной бумаги, тут же себя похоронив. — Ко Ми Нам!
Шин У остановил мою коляску и побежал к девушке на выручку. Я бы тоже пошла, если бы могла так просто выскочить из металлической корзины. Я немного волновалась за девушку. Тхэ Гён прибежал через минуту, ворча что-то под нос о том, что он предупреждал, однако почему-то подбежал не к Ко Ми Нам, которая, несомненно, являлась пострадавшей, а ко мне. Обхватив за пояс, он помог мне вновь встать на ноги. Осмотрел меня, а потом посмотрел на Шин У и Джереми, что откидывали в сторону выпавшие рулоны туалетной бумаги.
— Тц! Безнадёжно, — злобно проговорил парень, скорее озвучивая свои мысли, нежели обращаясь к кому-либо.
Послышалось звонкое женское хихиканье. Ми Нам наконец-то вылезла из завала и была полностью невредима. К тому же, данное приключение ей, видимо, понравилось. От звонкого смеха девушки засмеялся Джереми, а затем и Шин У. Я тоже улыбнулась, но под гневным взглядом Тхэ Гёна, который до сих пор стоял рядом, постаралась скрыть свою улыбку. Также я заметила какую-то злость и печаль в его глазах. И если злился он определенно на Шин У, то печально ему было за меня. Почему? Со мной же всё хорошо. Да, в принципе, все целы! Чего переживать?
— Всё, повеселились, — бросил Лидер. — Теперь возвращаемся.

3.

Вечеринку пришлось отложить, так как по возвращении домой все безумно вымотались и устали. А после и Тхэ Гён свалил куда-то посреди ночи. Вроде бы ему кто-то позвонил. Может быть, что-то на счёт его матери? Трудно сказать. Я спала в это время. Правда, меня разбудил ходячий монстр, который неожиданно зарычал рядом с моим ухом. Резко проснувшись, я увидела рядом с собой храпящую тётю Ми Джа.
Когда она успела вернуться? Я чуть инфаркт не получила из-за этой женщины! Закричала и грохнулась на пол от испуга. Нет, вы представляете? Ложишься ты спать, вроде всё хорошо, и тут как начнёт всё вокруг тебя вибрировать, а уши закладывать от грохота! Да любой Богу душу отдаст.
Долго думать не пришлось, решила выйти, попить водички и переселиться к Тхэ Гёну на эту ночь. Всё равно его пока не было. Правда, на кухне мне встретился Шин У. По выражению лица стало ясно, что парень о чём-то призадумался. Он так уже минут пять стоит и смотрит на открытую дверцу холодильника. Ещё немного, и она сама закроется. Чисто от смущения.
— Шин У? — парень очнулся и, посмотрев на меня, улыбнулся.
— Не спится? — спросил он. — Да, сегодняшний день был богат на события. Столько информации сразу, что кругом голова.
— Ты это про Ю Хе И и Хван Тхэ Гёна? — парень кивнул. — Ну… всё теперь хорошо. Эта история разрешилась, хоть и не до конца.
— Теперь понятно, почему Тхэ Гён себя так странно ведёт, — усмехнулся Шин У, доставая из холодильника вторую бутылку воды и передал её мне. — А то я уже стал немного теряться.
— О чём ты? — спросила я, открывая крышку бутылки и делая первый глоток.
— Хм, о девушках, — парень таинственно улыбнулся, смотря на меня.
— О девушках? Хочешь сказать, что у Тхэ Гёна есть девушка? — Шин У ничего не ответил, лишь отпил воды. Значит, это правда.
Ничего себе! А я где в это время была? Он же, вроде, всегда рядом со мной был. Хотя… не всегда… и серьёзно ли у них? Почему скрывает её? Чёрт, ну, если надо, то пусть скрывает, почему меня это должно волновать? Хотя, он ведь сам не раз повторял, что мы лучшие друзья, мог бы и сказать мне. Хотя… скорей всего, просто относится как к младшей сестре, оттого и не всё говорит.
Да что такое? Почему меня это так задело? Хотя всё же мог бы и поделиться. Мы же друзья! Лучшие друзья! Хван Тхэ Гён, с кем ты там уже успел замутить? Чёрт! Я действительно злюсь, но до конца не понимаю, почему. Привыкла, что этот высокомерный парень всегда рядом, и я знаю его как облупленного, а теперь, когда у него от меня появился один единственный секрет, я сразу истерику готова закатить? Кэт, постыдилась бы! Ты всё равно тут временно. Тебе бы соединить два любящих сердца в лице Ми Нам и Шин У и свалить отсюда. Ну и хорошо, что Хван Тхэ Гён не один. Порадуйся за друга и забудь.
— Я её хоть знаю? — спросила я как можно более спокойным голосом. — Какая она?
— Трудно сказать, — продолжал улыбаться парень. — Если судить по тому, что я видел, то она вечно приносит Тхэ Гёну одни неприятности. Но он о ней заботится, и… рядом с ней он выглядит счастливым.
— Счастливым, значит…
Я, как друг, должна быть рада, но почему… почему меня это так злит? Секреты. Это все из-за того, что Тхэ Гён держит всё в секрете от меня. Я даже про Ю Хе И знала. Знаю о его матери, так… эх… может, он мне просто не до конца доверяет? Ну и ладно! Всё же Феликс не зря меня предупреждал, что не следует слишком сильно сближаться с персонажами дорамы. Забылась. Заигралась. А в итоге что? Злюсь из-за того, что сюжет дорамы продолжает идти? Кэт, ты смешная. Не забывай истинную цель всего этого.
— Шин У, — обратилась я к парню. — Скажи… тебе нравится Ми Нам? — от такой резкой смены вопроса парень поперхнулся водой и с удивлением посмотрел на меня. — Так да или нет?
— Да, — наконец-то ответил парень, собравшись с мыслями.
— Значит… вы встречаетесь? — продолжала я.
— Нет, — а вот этот ответ меня удивил.
— Почему нет? — воскликнула я, но тут же понизила тон в голосе, чтобы никого не разбудить в доме. — Почему нет? — уже шепотом.
— Ну… хех… — Шин У с грустью усмехнулся. — Не знаю… я… не признался в своих чувствах.
— Что?! Почему? — вновь вскрикивала. — Шин У, не тяни резину. Признайся той, кто тебе дорог. Время слишком непостоянно. В итоге она просто посмотрит в другую сторону, и твой поезд уйдёт.
— Возможно, ты права, — вздохнул парень, после чего обошёл стол и, положив свою ладонь мне на голову, продолжил: — Я это сделаю завтра, но… боюсь, у меня не хватит смелости и мне понадобится небольшая твоя помощь.
— Конечно! — радостно отозвалась я. — Можешь считать своим личным купидоном!
— Купидоном? Хе-хе-хе, — засмеялся парень. — Хорошо, будем называть это так. Спасибо тебе, Кэт, — парень шагнул мне навстречу и поцеловал в лоб.
Это было мило. Кажется, он относится ко мне, как к сестре. Что ж… завтра всё должно решиться. Они признаются в своих чувствах, и дораме конец? Очень на это рассчитываю. Ведь так? Хэппи энд, и всё такое…
— Что вы делаете? — послышался голос со стороны входной двери. Как оказалось, Тхэ Гён вернулся домой и застал нас в таком… странном положении. Эм…
— Желаю Кэт спокойной ночи, — ответил Шин У спокойным голосом. — Спокойной ночи, Кэт.
— Спокойной ночи, Шин У, — кивнула я парню и проследила взглядом за тем, как он уходит к себе в комнату.
Я и Тхэ Гён остались наедине. И, самое забавное, что стоило мне его увидеть, как злость приобрела вполне ощутимые формы. Спросить? Может, прямо тут и сейчас? Что это за баба? Когда он успел? И, вообще… почему не рассказал? Хотя, я уже вижу этот надменный вид и усмешку на его лице со словами: « А тебе какое дело?». А никакого! Ну, в самом деле, никакого. Чего же меня так злит? Что именно?
А он чего злится? Словно бы Шин У никогда раньше не видел. И чего молчит? Смотрит на закрытую дверь комнаты Шин У, потом на меня. Оба молчим, но, чувствую, и ему, и мне есть, что сказать. Но как я заведу этот разговор? «Тхэ Гён, я знаю, что у тебя есть девушка. Кто она?» — так что ли? Бред. Придётся молчать. Надо будет —
сам скажет. Если успеет до конца дорамы. Кстати, в какой я серии? Давно уже не отслеживаю. Кажется, в одиннадцатой.
— Я спать, — неожиданно произнёс солист, проходя мимо меня и направляясь к лестнице. Думаю, сейчас проситься на ночлег будет не очень гуманно. Хоть в моей комнате и затаился дракон, время искать другие пути решения. Например, Ко Ми Нам. Думаю, никто не будет против, если отдохну у неё.
— Ага, — отозвалась я, продолжая пить воду из бутылки.
— Что ещё за «ага»? — фыркнул Тхэ Гён, слегка обернувшись.
— В смысле — «я поняла, спокойной ночи. Я тоже скоро ложусь», — отчиталась я, сохраняя спокойствие в голосе.
— Всё нормально? — хмыкнул парень, прищурив глаза.
— А должно быть иначе? — в тон спросила я, на что солист недовольно надул губы и нахмурил брови, но всё же решил проигнорировать эту ситуацию.
— Нет, — холодно произнёс он и тут же направился к себе в комнату, оставив меня в одиночестве.
Пф! Нет? Какой ты после этого друг, раз говоришь такое? Злишь меня! Так, стоп. Завтра всё решится. Я помню, что это дорама состоит из шестнадцати серий, ну и что? Закончим раньше. Шин У и Ми Нам вместе. У Тхэ Гёна тоже кто-то есть. Отлично! Все счастливы, чего ещё желать Помощнику? Завтра помогаю Шин У и завершаю этот сюжет. По сути, это мои последние мгновения в данной истории. Ну и ладно… главное, чтобы всё получилось.
Зазвонил мой сотовый телефон, который почему-то оказался на кухонном столе, рядом с открытой бутылкой воды. Почему телефон тут? Разве я его не оставила в своей комнате? Да кому вообще взбредёт звонить в такой поздний час? Ночь на дворе! Хм… может, шуточки Тхэ Гёна? Нет. Номер не определён.
— Алло? — произнесла я, принимая вызов.
— Здравствуй, дорогая, — услышала я скрипучий мужской голос. Мне он был не знаком. Я вообще не знаю кто это, но он, похоже, со мной знаком. Со мной из данного сюжета. Более того, кажется эта версия «меня» также знает, кто на той стороне вызова.
Рука сама по себе произвольно дёрнулась, выронив бутылку с водой и расплескав её по всему полу. Но я на это не обращала внимание. Всё тело задрожало то ли от ненависти, то ли от страха. Что со мной? Неужели…? О, нет! Только не говорите, что Сюжет вновь вклинивается в историю. Твою ж налево! Сколько можно? Я уже совершенно не понимаю, что происходит! Эй! Мне нужны субтитры!
— Какого чёрта?! — гневно вырвалось у меня. — Откуда тебе известен мой номер телефона?
— Ну-ну, неужели ты думаешь, что это сейчас так трудно? — усмехнулся голос. — И что это за тон? Не забывай, с кем разговариваешь. Я всё-таки твой отец.
Кто? КТО??? Ого! Вот это поворот! Так он всё же показал себя! А Феликс говорил, что Сюжет редко прописывает дополнительных персонажей. Значит… что-то пошло не так? Но что именно? Это из-за того, что я поговорила с Шин У? Так я же просто спросила про его чувства и обещала помочь. Или этого достаточно? В принципе, я надеялась завтра уже и закончить эту дораму, но, видимо, сам мир Дорам этим решением недоволен. Чёрт… ЧТО ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ?!
— Ты уже давно таковым не считаешься, — холодно бросила я. Ничего себе! Это мой голос? Да я говорю так, словно намереваюсь убить его! Бр-р-р! Аж мурашки по всему телу. — Нас ничего не связывает. Я давно живу сама по себе, так что оставь меня в покое.
— Милая, нас связывает нечто большее, чем какие-то договоренности или документы, — закряхтел голос, смеясь в трубку. — Нас связывают узы крови. Ты моя дочь и этого никак не изменить. Знаешь, я приехал в Южную Корею специально, чтобы увидеться с тобой.
— Значит, зря только потратил деньги и время. Не желаю видеть тебя. Возвращайся в Россию и исчезни из моей жизни, как это делал всегда!
— Хм… — смех пропал, но на его смену пришло раздражение. — Я не собираюсь с тобой играться. Это приказ! Ты знаешь, на что я способен, когда раздражён. А теперь мне известно не только где ты, но и кто тебе дорог. Как там его… Ко Ми Нам?! Хех… ну и вкус. Явно в этом ты пошла в мать.
После этих слов рука невольно сжала трубку телефона так сильно, что она захрустела в моей ладони. Ноги не переставали дрожать. Блин… во что я вляпалась? Это что ещё за боевик намечается? Неужели из-за того, что я попыталась сократить дораму, Сюжет так по-крупному разозлился? И что мне делать теперь?
— Надеюсь, мы поняли друг друга, — продолжал мужчина. — На этот номер тебе сбросят сообщение со временем и местом встречи. Не опаздывай.
Телефонный звонок прекратился, и в этот же момент Сюжет отпустил моё тело, из-за чего я чуть не рухнула на пол. Вовремя ухватилась за стол рукой и присела на ближайший стул. Смотрела на разлитую на полу воду и понимала, что этой ночью точно не усну. Даже пытаться не стоит.

4.

Как и ожидалось, я не уснула, но усиленно не подавала виду. Работала, как и всегда. Поехала со всеми ребятами в студию и усиленно репетировала, напевая одну и ту же песню снова и снова. С Тхэ Гёном мы как-то больше не разговаривали, хотя изредка посматривали друг на друга. Во всяком случае, я не раз и не два замечала его косой взгляд на мою персону.
Рядом с нами постоянно вертелся менеджер Ма, который заверял, что после премьеры клипа на меня посыпался шквал заказов от различных компаний. Они хотят, чтобы я рекламировала их продукт. Компании были разные, от обычного мороженого, до более серьёзных и современных товаров в виде одежды и техники. В принципе, почему бы и нет? Обговорив некоторые нюансы с менеджером Ма, я согласилась на несколько предложений, чтобы он не расслаблялся, да и президент Ан был доволен.
Также я весь день пыталась дозвониться до Феликса, но, «О, ЧУДО!», естественно, он не брал трубку. Что за тупая закономерность? Как только я попадаю в какую-нибудь передрягу, так мой куратор тут же исчезает с поля видимости. А о Дэне даже говорить не стоит. Тот вообще как призрак. Захочет — сам появится.
В итоге я решила действовать по шаблону. Отказывать Шин У в помощи я не намерена. Он и Ми Нам — моя основная цель! Пора это уяснить и действовать. Остальное — лишь помеха. Однако серьёзная помеха. Отец, кем бы он ни был, всё же вклинился в мой сценарий и желает всё разрушить. Хотя… не уверена. Того, что именно ему надо, я так и не поняла. Пока только встретиться. Сообщение пришло ближе к утру, и в нём говорилось о встрече в одном из дорогих ресторанов Сеула. Причем, сегодня в обед. Мда… Надо будет сказать Шин У, что до вечера я, скорее всего, помочь не смогу.
Позже мы с ним вышли отдельно от всех и завели разговор о том, как пройдёт признание Ко Ми Нам.
— Я решил, что сделаю это сегодня, — улыбаясь, произнёс Шин У, когда мы находились на мосту между корпусами студии. Здесь было светло, просторно, да и никого рядом. Идеально для беседы. — Хочу сделать всё романтично и… правильно. Понимаешь?
— Конечно, — радостно отозвалась я. — Я сделаю всё, что от меня зависит!
Неожиданно я заметила какое-то шевеление за соседним столбом, который находился за спиной Шин У. Там кто-то есть, но кто? Подслушивает? Ха, кажется это менеджер Ма. Ну и сплетник. Ай, ладно. Пусть слушает и не влезает.
— Я доверяю твоему вкусу и рассчитываю, что твой выбор… понравится Ми Нам, — продолжал Шин У. — Всё же парень не каждый день признаётся в любви девушке.
— Да, Шин У, ты истинный романтик, — вздохнула я. — Уже решил, где это произойдёт?
— В ресторане сегодня вечером, — кивнул парень. — Всё должно пройти идеально.
— Всё так и будет! — для большей убедительности, я подняла большие пальцы вверх. Это позабавило парня и он по привычке погладил меня по голове, растрепав волосы.
Шин У решил, что разговор окончен, поэтому предложил вернуться в звукозаписывающее отделение, чтобы продолжить репетицию, но время встречи с отцом приближалась. Необходимо расставить всё по своим местам, чтобы наконец-то закончить эту дораму. Всё явно выходит из-под контроля, и это меня слегка пугает. Ладно… не слегка.
— Извини, мне необходимо встретиться с кое-кем. Возвращайся без меня и передай остальным, чтобы не волновались, — с улыбкой сказала я, разворачиваясь в противоположную сторону. — Но ты не волнуйся, к вечеру я вернусь.
— Хм? А мы после репетиции хотели сходить поиграть в теннис, — грустно заметил Шин У. — Не присоединишься?
— Извини, — пожала я плечами. — Эти дела не терпят отлагательств.
— Ладно, — кивнул Шин У, улыбаясь. — Удачи.
Мы разошлись.
Казалось бы, всё, бегом на встречу, но около самого выхода из студии меня окрикнул менеджер Ма. Он бежал, вытирая пот со лба и всё время поправляя очки на носу. Взгляд мужчины метался и казался каким-то растерянным. Словно он что-то сделал не так и теперь сожалеет об этом.
— Кэт… — обратился ко мне менеджер, тяжело дыша. — Ты… ты куда?
— На встречу, — нахмурилась я. Какая ему разница?
— А, ясно, — вздохнул он, словно это всё решило. — Я тут… в общем… — вновь мечется, не решаясь начать разговор. — Короче, я знаю, что тебе не безразличен Шин У.
— Эм… что? — так, он явно что-то опять нафантазировал себе не то. Это же менеджер Ма. Не зря его в кругах шоу-бизнеса прозвали «Сказочник». — Менеджер Ма, это не то, что вы подума…
— Ничего не говори! — тут же остановил меня мужчина, прижав палец к моим губам. — Я понимаю. Сам когда-то был молодым. Любовь… это дело такое. Непредвиденное. Однако пойми, он выбрал не тебя. В его сердце другая… Ми Нам.
— Ну как бы я и не претендую, — вот сейчас тот самый момент, когда бред несёт менеджер, а стыдно себя чувствую я. — Менеджер Ма, тут явно какая-то ошибка. Я наоборот за то, чтобы Шин У и Ми Нам были вместе. Они же очень хорошо смотрятся.
— Что? Правда? — удивился мужчина. — А ты?
— А я… — задумалась. — А я их купидон, — думаю, этого достаточно. Всё равно, чтобы я сейчас менеджеру не сказала, он воспримет не так, как надо. Лучше займусь, наконец, делом. Сегодня вечером просто ОБЯЗАН произойти этот долгожданный «Хэппи энд».
— К-к-купидон? В смысле? Кэт, постой! — позвал меня менеджер Ма, но было уже поздно. Я покинула студию.

5.

Сказать, что мне было просто неимоверно страшно — это ничего не сказать. Всё казалось как в дешёвом голливудском фильме, который снят на простенький мобильный телефон. Причём, эта версия «про русских» была сделана как раз не русскими. Скрестили что-то среднее между сериалом про итальянскую мафию, боевиком про американских наркодилеров и фильмом ужасов, благодаря которому я прямо сейчас хочу закричать и свалить на край света.
Хоть мы и были в корейском ресторане, подавали здесь блюда из разных стран. И угадайте, что же ел так называемый мой «батя»? Верно — борщ. Ох уж эти стереотипчики! Ну, с другой стороны, а что я ожидала? Это же мир Дорам, а передо мной типичный злобный злодей, творящий одно зло. Прям зло в кубе!
Он был невысокого роста и полного телосложения. Одетый в дорогой чёрный смокинг, под кроваво-красную рубашку. Темно-русые волосы приглажены толстым слоем геля. А эти усы… эх… батя-морж. Не будем разглагольствовать о том, как я была удивлена встрече с этим персонажем. Начнём с того, что я его ВИЖУ ВПЕРВЫЕ! То есть, он при виде меня сразу заулыбался и распростёр руки в разные стороны, предлагая обняться и если бы «играла» только я, то, может быть, и обняла бы его. Но на сцену вышел Сюжет.
— Довольно! — бросила я, ледяным голосом. — Говори, что тебе надо и покончим с этим.
— После стольких долгих лет, ты впервые встречаешь своего отца и даже не желаешь обнять его? — захрипел мужчина и засмеялся. Засмеялись и стоящие два шкафа за спиной бати. Кажется, это его телохранители. М-да… грозный русский босс. — Ох уж эта молодёжь… прошу, присаживайся, — мужчина указал на стул напротив себя.
— Я постою, — произнесли мои уста, но мне было так страшно, что я бы и на пол села, лишь бы живой отсюда выбраться. Этот ответ не удовлетворил мужчину, и он злобно стукнул кулаком по столу, воткнув в неё вилку. Это послужило знаком для охраны и они, сдвинувшись с места, подхватили меня под руки и насильно посадили на стул.
— Ну вот, — снова безмятежно улыбался мужчина. — Сидим как отец с дочкой. Разве не прекрасно?
— С каких это пор ты стал считать меня дочерью? — усмехнулась я. — Прекрати играть! Говори, что тебе надо и покончим с этим.
— Зачем нам говорить о делах? — продолжал мужчина, не желая сдаваться. — Давай сначала поедим.
— Да сколько можно? — это меня уже начинало злить. — Я не голодна, — впервые про голод говорю правду. — Так что начинай.
— Хорошо, — устало вздохнул мужчина. — Я хочу, чтобы ты закончила весь этот фарс с шоу-бизнесом и вернулась в Россию. Фотомодель? Певица? Серьёзно? Ты забыла, чьей дочерью являешься?
— Каждый день пыталась забыть, — злобно прошипел я. — Обратно я не вернусь. Нас ничего не связывает. Ни юридически, ни физически. Прекрати играть обеспокоенного отца. Испугался, что обо мне узнают твои враги и смогут это использовать? Не узнают. Можешь быть спокоен, — я встала из-за стола и направилась к выходу. — Однако если ещё раз объявишься, я молчать не стану. Так и знай.
— Остановить! — я пошла дальше. — Я говорю тебе — стой! — даже не обернулась. — Я болен! — и тут мои ноги словно приковало к полу. — Я болен и скоро умру. Мне осталось немного, но у меня нет наследника. Того, кто бы продолжил мой бизнес.
— И тут ты вспомнил обо мне, так? — усмехнулась я, посмотрев на мужчину через плечо. — Как удобно! Знать обо мне ничего не знал, но стоило моему лицу засветиться, так сразу же родился гениальный план по возвращению меня в Россию. Хех… Хватит. Ничего не желаю иметь с тобой и твоими делами. Оставь меня в покое!
— Но ты моя дочь и этого не изменить! — крикнул мужчина.
— Нет! — крикнула я в ответ. — Я не твоя дочь! Больше не она… И если ты умираешь, значит, так тому и быть, — я зашагала к выходу. Телохранители даже не пытались меня задержать, видно, раз приказа нет, то пока не вмешаются.
— Даю тебе время всё обдумать, — крикнул мужчина мне в спину. — Потом я не буду таким добреньким!
Что за хрень? Я, вообще, в какую только что дораму попала? Да тут драмой даже воздух пропитан! Ух, страшно-то как! Даёт время всё обдумать? Да что тут думать? Завершаю дораму «Ангел: Ты прекрасен!» и валю в другую дораму. Чёрт, и почему телефон Феликса, как всегда, не отвечает? Опять где-нибудь постигает дзен? Всё стало слишком… странным. Мне это не нравится. Пора валить. Жаль, попрощаться со всеми не получится, но что ж поделаешь?

6.

Ближе к вечеру я вернулась в студию, чтобы завершить кое-какие детали в записи песни, а после тут же заказать такси и направиться в ресторан —
помогать Шин У. Он заказал место в отличном ресторане, в котором им не будут мешать другие люди. Еда высшего качества, а также в зале имеется огромное зеркало, перед которым он встанет вместе с Ми Нам и скажет, что уже давно влюблён в одну девушку и сейчас они вместе на неё смотрят. Ну, разве не прекрасно?
От меня нужно единственное: оказать моральную поддержку и оценить всё, что приготовил Шин У. Просто как друг. Как тут откажешь? Тем более, всё уже на своих местах. Парень уже позвонил мне и сказал, что ждёт. Хочет всё успеть проверить до прихода Ми Нам. И я обязана это сделать. Не знаю, почему, но если я не слежу, то всё, что планирует Шин У, валится из рук. Появляются тысячи «но», из-за которых эта парочка не способна признаться в своих чувствах. Хотя уже и невооруженным глазом видно, что между ними бушует пожар.
Так, а где моя сумочка? Платье подобрала красивое. Вечернее, длинное, но не слишком выделяющееся, чёрного цвета. В ресторан пропустят, а это главное.
— Кэт, — в комнату звукозаписи вошёл менеджер Ма. — Ты… ты уже готовишься поехать к Шин У?
— Конечно, — кивнула я. — А как же иначе? Без меня у него ничего не получится.
— Но Кэт… — мужчина аккуратно взял меня за руки. — Не стоит этого делать.
— Да почему нет? — улыбнулась я. — Шин У прекрасный человек и заслуживает того, чтобы о нём позаботились.
— Но… ты ведь всегда его считала рыцарем в сияющих доспехах, — грустил менеджер Ма.
— Я и сейчас так считаю, — я освободила свои руки. — Ладно. Машина уже подъехала. Мне пора.
Я вышла из отдела звукозаписи и направилась в сторону двора, где находилась небольшая легковая машина. Мысленно перебрала, всё ли я с собой взяла? После того, как помогу и придам парочке уверенности, не хотелось бы возвращаться в студию за какой-то мелочью. Так, кошелёк — на месте, телефон — на месте, ключи от общежития — на месте. Вроде всё. Хотя… если всё пройдёт удачно, я ведь даже не вернусь в эту дораму, верно? Просто услышу музыку, засияет свет и… конец? Хэх. Я буду скучать, но такова моя работа. Работа Помощников.
Подойдя к машине, я невольно обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на студию, как меня ждал сюрприз — прямо за мной бежал Тхэ Гён с нескрываемой злобой на лице.
— Тхэ Гён? — удивилась я. Он что-то хочет мне сказать? Хотя выглядит так, словно идёт кого-то убивать. — Тхэ Гён? — парень резко схватил меня за руку и потащил обратно в студию. Я спотыкалась, пыталась вырваться, но парень был неумолим. Лишь ускорял шаг. Более того, обернувшись, я увидела, как к такси подбежал менеджер Ма и, вручив таксисту деньги, отправил машину, чтобы она тут не стояла. Что происходит? — Тхэ Гён! Отпусти меня! Тхэ Гён! Да, что с тобой? — я вновь и вновь пыталась вырваться, но все попытки безуспешны. — Отпусти меня! Что происходит? Чёрт… Тхэ Гён!
Наконец-то мы остановились около освещённых фонарей, где парень мог спокойно видеть моё лицо. Я терялась в догадках, зачем он это сделал, но при виде его лица злость вернулась вновь и даже усилилась. Хотелось накричать на парня, оскорбить его и даже ударить. Благо, на этот раз была причина.
— Да что с тобой не так? — кричала я. — Зачем мешаешь? Мне нужно ехать!
— Что со мной не так? — крикнул также парень. — Это что с тобой не так? Ты вообще чувство гордости потеряла? Идёшь помогать Шин У? Даже зная, что он влюблён в другую? Я предполагал, что ты наивна и глупа, но не до такой же степени!
— Да какого чёрта?! — злилась я, не в состоянии скрывать свои эмоции. — Я должна это сделать, понимаешь? Должна! И тогда всё это наконец-то кончится!
— Что закончится? Ты думаешь, чувства так просто исчезнут? — на лице парня промелькнула боль. Что, он до сих пор думает, что я неравнодушна к Шин У?
Боже, как же всё это трудно.
— Да не испытываю я к нему ничего! Я — купидон! — раскинула руки в разные стороны, словно демонстрировала свою неуязвимость. — Купидонам чужды подобные эмоции. Мы помогаем другим обрести счастье. А теперь пусти меня. Заботься лучше о себе.
Я хотела пройти мимо, но парень остановил меня, оттолкнув назад.
— Купидон? — усмехнулся он. — Кэт, что за глупость? Придумала себе воображаемый мир, в котором все счастливы, а кто позаботится о тебе? Почему ты забываешь о себе? Заставляешь переживать, волноваться и испытывать вечное чувство тревоги за тебя. Зачем? Почему я всё это чувствую?
— Вот и я не понимаю, почему ты всё это чувствуешь? — горечь и злость перерастали в некую обиду. Он, значит, всё это испытывает и винит меня в этом. — И, вообще, когда я просила тебя о чём-то подобном? Просто уйди с моего пути и забудь вообще, что видел. Как и в прошлый раз забыл. Для нас это будет только лучше.
— Прошлый раз? — терялся Тхэ Гён. — Что ты несёшь? Вечно влипаешь в неприятности. Вечно приходится приглядывать за тобой, так как ты, стараясь всем угодить, только обрушиваешь лавину проблем. Наблюдаю за тобой и злюсь, как ненормальный! Почему я должен злиться из-за тебя?
— Я тебя об этом не просила! — кричала я, чувствуя, как слезы вот-вот хлынут. — Ты всегда злишься на меня. Всегда указываешь что делать, а что не делать. Кем ты себя возомнил? Просто пропусти меня! Забудь, что видел и всё исчезнет! Это история закончится со счастливым концом, а ты и не вспомнишь обо мне!
Сделав шаг в сторону, я надеялась обойти Тхэ Гёна, но произошло непредвиденное. Парень, обхватив меня за голову, прильнул к губам, и весь мир остановился. Сердце забилось так часто и громко, что оно даже перестукивало музыку, звучащую вокруг нас. Стоп! Музыку? Да, точно. Я слышу музыку. Мир Дорам не дремлет. Но в моей голове пустота. Это было что-то… что-то… это… что же это?



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться