Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 27. Две стороны одной медали

1.

К остановке я буквально летела. Или парила. Точно сказать не могу, всё словно в радужном тумане. Ритмичная весёлая музыка заглушала всё на своём пути. Я снова и снова прокручивала слова Тхэ Гёна и не могла поверить, что он только что это сказал. Это правда? Он признался мне в любви? Разве это возможно?
Я остановилась перед персиковым деревом, которое уже отцвело и потихоньку готовилось к осени, отбрасывая пожухлые листья. В такой момент я всё равно не могла поверить, в то, что услышала. Это было что угодно! Галлюцинация, шутка мира Дорам, шутка самого Тхэ Гёна… что угодно! Или нет? Даже после всего безумства, что я ему наговорила, он не испугался?
— Нет, — произнесла вслух сама себе. — Если это правда, и я ему действительно дорога, то… пускай появится какой-нибудь знак. Я же могу его попросить? Всего один раз, — посмотрела на персиковое дерево. — Персик, пускай это будет персик.
Персик — хороший знак. Конечно, маловероятно, что прямо сейчас посреди осени на персиковом дереве возникнет персик, но всё же это мир Дорам, а тут может быть всё. Шли секунды, но персика не было. Я с грустью усмехнулась и пошла дальше на остановку. Правда стоило мне сесть на скамью, как мимо прошёл невысокий пожилой старичок в клетчатой тёмно-зелёной жилетке и серой рыбацкой панамке. За собой он тащил небольшую телегу с продуктами. Кажется, едет с рынка или, наоборот, на продажу.
— Эх, что ж такое? — ворчал он. — Ну и тяжесть! — посмотрел на меня. — О! Девушка! Вы сегодня просто прекрасно выглядите! Вот, прошу, — старичок набрал в полупрозрачный жёлтый пакет несколько персиков со своей телеги и передал их мне. — Кушайте на здоровье! — и, прежде чем я успела хоть слово произнести, вернулся к своей телеге, схватил её за ручки и пошёл дальше. — Хэк! О! Теперь намного легче! Отлично!
— Постойте! Дедушка! Давайте я вам хоть заплачу! — но старика уже и след простыл. Видно, шок занял слишком много времени. До сих пор в себя прийти не могу. — Это и есть знак? — спросила я, глядя на пакет с персиками.
И секунды не прошло, как следующими около остановки прошли молодые парни, которые также несли в руках корзины с персиками. Около меня они остановились, жалуясь на усталость, но, стоило нам встретиться глазами, как парни мило заулыбались и смущённо предложили персиков, решив, что я как раз их кушаю. Появился ещё один пакет с персиками, теперь их килограмма два, не меньше.
Но и это не всё. Далее шли школьницы, о чём-то сплетничая и хихикая. В их руках я заметила цветущие ветки персикового дерева. Не знаю, откуда они взялись, но, кажется, школьницы меня узнали. Подошли, сфотографировались и подарили одну веточку с раскрытыми нежно-розовыми бутонами. Аромат цветов пьянил и поднимал настроение. Мир Дорам ясно дал понять, что всё это не сон. Это правда.
Прозвучал гудок автомобиля, подъехавшего к остановке. Это была синяя машина, за рулём которой как раз сидел Тхэ Гён. Поманил рукой вовнутрь салона. Лицо парня вновь приобрело спокойный и слегка гордый вид, но по губам можно было заметить, что он скрывает свою улыбку.
Мой чемодан и веточку с бутонами поместили в багажник. Пыльца для Тхэ Гёна вредна, но он не настаивал на том, чтобы я её выкинула, раз мне нравится. Однако в самой машине я не знала, о чём с солистом заговорить. Боже, столько мыслей и все подобны взрыву атомной бомбы! Что теперь между нами? Мы встречаемся? Хотя… конечно нет, ведь официально я встречаюсь с Ко Ми Нам, а он с Ю Хе И. Но тогда его публика не очень то и волновала. Да и меня тоже, но… тогда я даже подумать не могла, что он подобное учудит. Я счастлива, но мне немного страшно за Ми Нам. И сплетни, и то, что может натворить Национальная Фея, и ещё… ох, я нервничаю и тут же начинаю хотеть есть. Естественно, мой желудок пуст. Он вообще-то готовился к вкуснейшей порции морского угря, но… не срослось. Хорошо хоть персики есть.
Взяла один пакет и достала оттуда персик. Протёрла его хорошенько, разломила напополам и стала кушать. Сказать умного всё равно ничего не смогу, а так хоть нервы заем.
— Голодна? — спросил неожиданно Тхэ Гён. — Давай куда-нибудь заедем и перекусим. Что тебе нравится? Спагетти? Нэн-мён? Суши?
— Я бы… — от перечисления всех этих яств живот заурчал ещё сильнее, так что я даже слово вымолвить не смогла.
— Хех, — усмехнулся Тхэ Гён. — Похоже, твой желудок готов к любому блюду. И даже добавки попросит.
— И вовсе я не прожорливая… — смущённо бубнила я, отворачиваясь в сторону и заедая расстройство персиком.
— Разве я так сказал?! — повысил тон солист, тут же злясь из-за моего поведения. — И вообще, мне даже нравятся девушки с хорошим аппетитом, — парень немного помолчал, так как на слове «нравится» я смущённо улыбнулась. Видно, Тхэ Гён почувствовал себя неловко, так как в следующее мгновение поменял тему: — Я прихватил твой телефон.
— А? Где он? — спросила я, оглядываясь.
— В бардачке, — кивнул головой солист.
Открыв впереди себя дверцу, я и в самом деле отыскала свой сотовый телефон. Правда, было в нём кое-что интересное, что я не могла не заметить, а именно — отсутствие входящих сообщений от Дэна. Все лирические сообщения, что присылал мне Помощник со своего телефона, качественно удалены. Что всё это значит? Зачем Тхэ Гён стёр их?
— Тхэ Гён, а мне кто-нибудь звонил или писал? — как можно естественнее спросила я.
— Хм-м-м… нет, — протянул парень, смотря на дорогу. — Совсем никто, — но тут подозрительно сощурился и покосился на меня. — А что? Ждала от кого-то звонка?
— Ну… мало ли? Менеджер Ма и Джереми ведь тоже не поехали, — улыбнулась я, стараясь качественно подбирать слова. Враньё Тхэ Гён сразу видит. Вон как сканирует моё лицо. Сосредоточен, и губы надуты.
— Вот как? — таинственно спросил солист, но, видно, это немного убедило его и он, смягчаясь, вернул свой взор на дорогу.
Я продолжала есть персики. Каждый —
словно засахаренный душистый мармелад. Таких вкусных персиков в жизни не ела. Очень вкусно. Сочные, сладкие, ароматные. У меня даже мысль возникла, что надо было побольше брать. Уж очень они хороши.
— Кстати, откуда у тебя персики? — спросил Тхэ Гён. — Когда мы расстались в аэропорту — их не было.
— А, ну… — и что тут скажешь? Что мир Дорам насылает знаки? — Меня угостили проходивший мимо дедушка и несколько молодых парней. Сказали, что я красива и прекрасно выгляжу.
— Кэт, — строго произнёс парень. — Ты фотомодель. Естественно, ты красива и прекрасно выглядишь, но это не даёт тебе право быть падкой на подарки.
— Ой, да ладно! — воскликнула я. — Говоришь так, словно я каждый день принимаю подарки. Это впервые. И вообще… хочешь персик?
Протянула один самый спелый плод Тхэ Гёну. Тот посмотрел на него, даже украдкой вдохнул аромат, но тут же приподнял гордо подбородок, вцепившись крепче в руль.
— Кэт, — вновь тот строгий тон. — Как ты могла заметить, я вежу машину. И не могу отвлекаться. Или забыла, с какой скоростью я могу ехать? — сердце ёкнуло. Этого я, пожалуй, точно не забуду. В первые дни нашего знакомства он всю душу из меня вытряс. Сейчас ехал значительно медленнее, за что я благодарна. — Твой долг, как пассажира, накормить меня. А-а… — протянул парень, открывая рот.
Делать нечего. Я надломила один персик, разделив его напополам. Сладкий сок струился по моим пальцам, делая их слегка липкими. Но это не смутило Тхэ Гёна, и он с легкостью проглотил дольку персика, предварительно его прожевав.
— О! Действительно сладкие, — негромко бросил парень.
— Ага, — хихикнула я. — Ещё будешь?

2.

Из всех возможных ресторанов Тхэ Гён выбрал ресторан, в котором подают суши. И это с его-то аллергией. Однако парень был неумолим и спорить с ним было бесполезно. Если решил, значит, туда и идём. Тем более, как он мне сказал, есть некоторые виды рыб, которые ему можно употреблять. Но для меня это всё равно, что игра в «русскую рулетку». Никогда не знаешь, когда револьвер выстрелит.
Заказ принесли быстро, и теперь мы просто сидели за столом и беседовали о всякой ерунде, пока я случайно не наткнулась в интернете на новостную ленту о нас. Сами названия статей говорили о многом: «Хван Тхэ Гён провожал Кэт аэропорту», «Братский поцелуй?», «Хван Тхэ Гён и Кэт тайно встречаются?» и так далее.
Ясно как день, что теперь сплетни не исчезнут просто так. Фотографии распространились по всей сети и, боюсь, от наших выходок основную порцию проблем получит Ко Ми Нам.
— Просто поражаюсь, как быстро выходят новости, — вздохнула я. — Уже сотня фотографий блуждает в интернете. Как теперь решить эти проблемы?
— Не вижу никаких проблем, — гордо произнёс Тхэ Гён. — Ю Хэ И я давно сказал, что не намерен продолжать этот фарс. Однако, как я и обещал, право разорвать отношения остаётся за ней. Это, как мне кажется, прекрасная причина.
— Тхэ Гён, но как же Ми Нам? — уже стонала я. — Она-то тоже получит. Теперь все думают, что мы встречаемся!
— Настоящий Ко Ми Нам скоро вернётся, так что причина притворяться, что между вами что-то есть, тоже отпадёт, — спокойно заявил парень. — Тем более… — начал парень, беря металлические палочки и хватая со своей тарелки одну из суши. — Мы и в самом деле встречаемся. Мне стыдиться нечего.
От такой новости мой рот сам раскрылся от удивления. Солист тут же этим воспользовался и запихнул туда суши с креветкой, так как сам её есть не мог. Сработал рефлекс, и я тут же стала жевать полученную еду, но вот мозг до сих пор не включался. Мы встречаемся? Когда это? Где я в это время была? Почему впервые слышу о подобном?
— Насчёт разговора с дядей и менеджером Ма можешь не волноваться, — продолжал Тхэ Гён. — Всю ответственность я возьму на себя. Возможно, будет шум среди прессы, но он быстро утихнет. А фанатов подобное мало волнует. Увидев нас сегодня, напишут новую историю.
— Напишут историю? — подала я голос, приходя в себя. Еда спасает мой рассудок. — То есть… что-то вроде фанфика?
— Фанфик? Хм, — задумался парень. — Да, возможно. Фанаты постоянно пишут про нас истории, в которых мы главные герои.
— О! Я видела несколько, — улыбнулась я. — Джереми их читает.
— Не только Джереми, — пояснил Тхэ Гён. — Как правило, это рассказы о любви без участия женщин. Мы воспринимаем его как фан-творчество. Обычно это любовный треугольник между Шин У, Джереми и мной.
— Ого! И ты так спокойно это говоришь, — улыбалась я. — Я бы почитала, хи-хи-хи…
— Лучше почитай то, что пишут про тебя, — усмехнулся солист, доставая свой мобильный телефон и с ходу набирая нужный сайт. — Вот, прошу, — телефон парня оказался у меня в руках.
Как оказалось, про меня тоже имелось довольно большое количество историй. Причём, за последнее время их количество выросло в разы. Зачастую это также были истории о любви. Я и Джереми, я и Шин У, я и Ми Нам… я и Тхэ Гён. Причём последнего варианта больше всего. Ведь туда приписывали и Ю Хе И, а как выяснилось, люди любят драму и проблемы. А названия-то какие… «Песня о любви», «Запретное прикосновение», «Мне не нравится конец!», «Твой летний взор» и так далее. Нажала на «Запретное прикосновение» последней вышедшей главы.
«— Как ты смеешь отнимать у меня моего любимого? — в слезах кричала ранимая Ю Хе И. — Он всё для меня! Моё сердце! Моя душа! Моя жизнь! А ты… ты… Ах! — девушка упала в обморок, лишаясь последних чувств.
— Прости, подруга, — произнесла коварная зеленоглазая кошка. — Но в любви как на войне. Кто-то победитель, а кто-то… — кончик чёрной туфли Кэт приподнял нежное личико Хе И. — …проигравший.
»
Вот это да! Да я тут настоящий злодей! Прям ведьма какая-то. Ничего себе. Ну, это понятно. У меня образ такой. А Ю Хе И, она же Фея Нации! Её все любят. Богиня милосердия.
— И ты это читаешь? — удивилась я.
— Бывает, — загадочно пожал плечами Тхэ Гён, усмехаясь.
— Ну и ну, — вздохнула я. Возвращая телефон. — Я там прям само Злобное Зло.
— Ах, это… — улыбка на лице Тхэ Гёна шире. Он заглянул в свой мобильник и увидел, что я читала последним. — Эта история мне нравится больше всего. Там твоя версия убивает Национальную Фурию путём добавления смертельного яда в кофе и остаётся со мной. В итоге зло наказано.
— Тхэ Гён, но зло там — я!
— Но мы-то знаем правду, — и прежде чем я успела хоть слово сказать, очередной кусочек суши с крабовым мясом оказался у меня во рту. Нет, это, конечно, отличный способ меня заткнуть, но всё же… ай, ладно. Всё равно вкусно.

3.

Сказать, что я была счастлива, — это ничего не сказать. Всё было словно в сказке. Хотелось улыбаться весь день и дарить эту радость каждому встречному, даже Ю Хе И. Когда мы приехали с Тхэ Гёном в студию, он сразу сказал, что у него незаконченные дела и ушёл к студию звукозаписи, а мне необходимо было направиться на очередную фотосессию. На этот раз рекламировали золотые украшения. Было немного необычно.
Как заметили операторы, реклама с золотыми украшениями очень дорого стоит, и не каждая модель может подойти по типажу. Но у меня всё проходило само собой. Особенно всем понравилось тот момент, где я рекламировала украшения с изумрудом. Зелёный камень прекрасно подчёркивал мои глаза.
Всё шло своим в рабочем режиме, когда на съёмку зашёл менеджер Ма и был весьма удивлён встречей со мной. По его мнению, я должна была уже давно сидеть в Пусане и уплетать морского угря за обе щёки. Как выяснилось, он вообще специально отправил меня, Шин У и Ми Нам вместе, чтобы мы, наконец, решили свои отношения и прекратили мутить воду. Эх… менеджер до сих пор думает, что я влюблена в Кан Шин У. Хотя… изначально ведь таким и был план. Чему удивляться?
Съёмки закончились, и мы с менеджером отошли в сторону, попить кофе и всё прояснить. Ведь, пока мужчина меня ждал, он ещё успел и в интернет заглянуть, где нашими с Тхэ Гёном фотками забита каждая главная страница сайта. Разговор предстоит долгий, но я постараюсь сразу перейти к основному.
— Менеджер Ма, я не люблю Шин У, — спокойным и внятным голосом начала я. — Он мне нравится, это так. Он хороший друг и всегда выручает, если необходима помощь, но… романтических отношений между нами нет.
— Чего? А как же… ну… ты… я всегда думал…. — заикался мужчина.
— Мне нравится Тхэ Гён, — теперь менеджер Ма окончательно потерял дар речи и просто шлёпал губами. — И я ему нравлюсь тоже.
— Вы… вы… вы… встречаетесь? — на последнем слоге его голос менеджера поднялся до самой высокой ноты «Си». Он был явно удивлён такому развитию событий. — Как? Когда? Давно? А как же Ю Хе И? Что у него с ней? Ничего не пойму!
— Э-э-эх… — нет, разговор точно займёт время.
Пришлось объяснять, что с Ю Хе И отношения на самом деле фальшивые. Это всё сделано ради публики и имиджа. Ну и по той простой причине, что необходимо было сохранить секрет Ко Ми Нам. Конечно, я не рассказывала о шантаже и мелких кознях со стороны Национальной Феи. Всё равно этот секрет держать не придётся. Ведь скоро Ко Ми Нам возвращается, так? Точная дата его приезда неизвестна, но это уже не столь важно.
Далее я дала понять, что вот как раз Ми Нам и Шин У на самом деле любят друг друга. Тут Менеджер прав. Она выбрала его и сейчас Шин У знакомит девушку со своими родителями. Это немного успокоило и осчастливило менеджера Ма. Как выяснилось, он тоже за эту пару болел. Упустим, что я и Шин У как пара у него даже не укладывались в голове. Иначе ещё разозлюсь. Всё равно всё хорошо кончилось.
Во всяком случае, я так думала, пока в зал студии не вошёл Джереми. По его лицу стало ясно, что он успел многое услышать.
— Ми Нам… любит Шин У?! — спросил он, подходя прямо ко мне. По лицу парня скользнула боль обиды и разочарования. — Говори! — требовал блондин. — Она его любит?
— Джереми! Подожди, парень, — попытался помешать менеджер Ма, втискиваясь между нами. — Остынь! — но Джереми с лёгкостью оттолкнул его.
— Да, — спокойно ответила я, смотря блондину прямо в глаза. — Она его любит. Как и Шин У её.
— Ха! — с грустью усмехнулся парень, делая шаг назад. — Как у вас это легко получается. Тхэ Гён с тобой, Шин У с Ми Нам, а я… один? Почему? Почему Ми Нам не выбрала меня?
Именно в эту секунду Джереми не притворялся вечно весёлым парнем. Он был собой и открыто выражал свои эмоции. Как я и боялась, парень влюбился в Ми Нам и теперь был безумно разочарован тем, что единственный остался одинок. Мне казалось, что он сорвётся и убежит, но нет. Джереми стоял на месте то смеясь, то плача.
От такого менеджер Ма почувствовал себя неуютно и быстро испарился, сказав, что купит воды в ближайшем терминале. Я и Джереми остались наедине. Получилось так, что теперь мы сидели вместе на небольшом диване, и я сжимала его руку. Говорить тут нечего. Любые слова лишние. Единственное, что следует сделать парню, — принять реальность ради своих друзей. А я постараюсь ему помочь, став своего рода опорой. Получится ли? Не знаю… но в такие секунды никому не хотелось бы быть одному.
— Я всё это время был на студии радио, — неожиданно начал парень. — И в конце спел песню, надеясь на то, что Ми Нам её услышит. В ней я как раз признавался в любви.
— Уверена, песня ей понравилась, — мягко произнесла я.
— Но принять её она не может, верно?
— Джереми…
Мне так жалко его, но единственное, что я могу сделать, это лишь побеспокоиться о том, чтобы в следующей дораме он был главным героем, которого безумно любят. Но будет ли это тот же самый Джереми? Нет, конечно. Но даже тогда я буду считать его своим другом. Не знаю, сколько времени прошло. Десять минут? Тридцать? Час? В итоге парень успокоился и вновь улыбнулся мне сияющей улыбкой.
— Кэт, спасибо тебе, — отозвался блондин и неожиданно обнял меня. Я думала, что это, как обычно, на секунду, но парень не разжимал объятия. — Кэт, я попрошу об одной вещи, — прошептал Джереми. — Можешь сохранить всё в тайне, что ты видела и слышала сегодня? Не хочу, чтобы Ми Нам или кто-то ещё знал о моих чувствах. Только тогда я смогу стать тем самым Веселым Джереми, которого все знают.
— Конечно, — вздохнула я, хлопая его по спине. — Можешь на меня положиться.

4.

Чтобы хоть немного повысить парню настроение, мы прямо со студии пошли в торгово-развлекательный центр. Я не могу излечить его влюблённое сердце, но могу помочь вернуть того беззаботного парня, которым он хочет казаться. Ну, а Менеджера Ма мы так и не дождались. Думаю, он вообще решил не возвращаться или важные дела появились. В конце концов, это менеджер Ма. С ним может случиться всё что угодно.
Когда мы вернулись в общежитие, я была выжата как лимон. Дом пустовал. Шин У и Ми Нам в Пусане, Тхэ Гён всё ещё работал в студии звукозаписи, Джереми тут же, как явился домой, зашёл к себе в комнату и завалился спать. Ну и я решила не тратить даром времени и лечь спать. Завтра как обычно загруженный день, он будет полон событий и приключений. В принципе, я уже привыкла к подобной жизни, однако сегодня меня по большей части утомили события. Столько и весёлого, и грустного…
Мне жалко Джереми, но не улыбаться при мысли, что на мои чувства ответили взаимностью, я не могла. Хотелось смеяться и кричать об этом на каждом углу. Взглянув на игрушки кошки и собаки, лежащие на моей кровати, я уже не смогла удержать хихиканья. Эти мягкие игрушки подарил мне Тхэ Гён, и именно так — обнимая их — я заснула. Правда, ненадолго.
Где-то ближе к полуночи зазвонил телефон. Заспанная, я даже толком не смогла разобрать, чьё имя высветилось на экране. Просто приняла вызов и слабым голосом произнесла:
— Алло…
— Эй… — прозвучал до боли знакомый ворчливый тон. — Ты что, спишь?
— Ну да, — мямлила я. — Поздно же. Спать пора.
— Ха! — бросил парень высокомерно. — Отлично! Дрыхни дальше, Бродячая Кошка! — и отключил телефон.
Ничего не пойму. Что это только что было? Звонил Тхэ Гён? Чего он опять злится? Ох, порой я его совершенно не понимаю. Злится из-за какой-то ерунды. Ладно, утро вечера мудренее. Завтра спрошу, что я опять успела натворить, а пока… спать.
Но нет. Черед полчаса в мою комнату ворвался разгневанный ураган и приказал собираться. Для большей убедительности, парень стал использовать на мне распылитель для цветов полностью заполненный холодной водой. Хочешь — не хочешь, а встаешь. Не знаю, зачем и почему, но сонная я подчинилась. Накинула на себя первое, что попалось под руку. Какие-то штаны, мастерку и кепку, так как расчёсываться было лень, и последовала за Тхэ Гёном.
Он что-то бубнил про нашу сделку и что он может использовать мои глаза тогда, когда ему вздумается. Ах, да… сделка… Глаза и Щит. Что-то я подобное припоминаю, да. Ладно, думаю, это не затянется надолго. Просто пройдёмся по тёмным местам, а потом вернёмся обратно в тёплую и уютную постельку.
— А куда мы идём? — спросила я, заметив, что Тхэ Гён тоже неплохо замаскировался. Темная зелёная мастерка с длинным капюшоном. Каждый раз, когда мимо проходили люди, он прикрывал лицо, отворачиваясь в сторону, боясь быть узнанным. Да, его фанаты повсюду.
— Увидишь, — холодно бросил парень, всё ещё злясь на меня за то, что я… спала? Что творится у этой звезды в голове? Только одному ему и известно.
И я увидела. Тхэ Гён привёл нас в кинотеатр, на одну из старинных романтических комедий. Стоп. Это же… это…
— Тхэ Гён, это свидание? — улыбнулась я.
— Пф! С чего бы это? — фыркнул парень, отворачиваясь в сторону. — Просто я хочу посмотреть фильм, но в зале темно, и мне нужен ходячий путеводитель. Можешь отдавать свои глаза и возвращаться спать, если так устала.
После этого Тхэ Гён круто развернулся и пошёл дальше по коридору, выискивая тот самый зал, в который мы должны пройти. Ну, точно, обиделся. Опять ворчит. Делать нечего. Раз обещала, то должна выполнить обещание. Зевая на ходу и потирая сонные глаза, я пошлёпала за парнем.
Мы прошли через вход и оказались в кромешной темноте, освещаемой только одним большим экраном. Фильм уже начался.
— Кэт, — требовательно начал солист, протягивая в мою сторону руку. — Веди меня!
— Хотя бы ради приличия мог бы сказать «пожалуйста»… — ворчала я, хватая парня за руку и злобно топая вперёд. — Возомнил себя царём, а теперь лишь указы его выслушиваю. В следующий раз куплю тебе очки ночного виденья.
— Ты что-то сказала, Кэт? — поинтересовался парень.
— Хотела спросить, ты где хочешь сесть? Вверху или внизу? — с улыбкой спросила я.
— Хм… вверху, — кивнул Тхэ Гён.
— Царь принял решение, — хихикнула я, поднимаясь по лестнице на верхние ряды.
— Кэт, ты ведь понимаешь, что я плохо вижу, но прекрасно слышу?
— Упс! Хы-хы, — засмущалась я, продолжая дальше выбирать место для просмотра кино.
Сам кинотеатр представлял собой зал, усеянный большими алыми диванами. Причём спинка у них была настолько высокой, что соседи не сверху, не снизу рассмотреть тебя не могут. А впереди только огромный экран с фильмом. Я искала такой диванчик, чтобы он был и не слишком близко, и не слишком далеко. Один был на примете, и Тхэ Гён также обратил на него внимание.
— Вот, — кивнул он в сторону неплохого места. — Давай сядем тут.
— Эм… он уже занят, — с некой дрожью в голосе произнесла я, топая дальше. Тхэ Гён странно на меня покосился, но не рассказывать же ему, что прямо на этом диване сидел призрак. Это был молодой парень. Кажется, школьник, так как одет он был в дорогой костюм с яркой красной ленточкой на всю грудь с надписью «Выпускник».
Хоть призраки меня и не трогают, вид одного из этих жутких созданий заставил всё моё тело вздрогнуть. Кажется, парня застрелили, так как его белоснежная рубашка была вся в бордовых пятнах крови. Фу! Ну и жуть!
Мы поднялись чуть выше и расселись по разные стороны дивана. На экране как раз показывали какую-то женщину, что рыдала над разбитой чашкой. Не знаю, почему, но эта сцена многим показалась забавной. Видно, мы много пропустили и теперь просто не понимаем сути. Да и не столь это важно. Уже через пятнадцать минут меня вновь стало клонить в сон. Между мной и Тхэ Гёном было что-то вроде мягкого подлокотника, что разделял нас, и я использовала его как подушку. Конечно, со сном бороться было просто невыносимо. Как-то ещё моргала и клевала носом, но потом всё же задремала.
Проснулась от того, что почувствовала, как меня лапают за ногу идя по бедру и выше. Причём прикосновения были буквально ледяными. Приоткрыв глаза, увидела рядом с собой того выпускника, что улыбался во все тридцать два зуба и подмигивал мне. И это притом, что глаза его словно две бездны, полностью чёрные, а зубы серые. Обычно призраки хотят меня убить, когда осознают, что их видят. А в последнее время вообще избегают, ощущая некое жжение рядом со мной. Но этот… ведёт себя как-то странно. Он словно пьян и ему вообще на всё плевать. Тем более он пытается за мной приударить.
— А ну руки убрал! — негромко произнесла я, так как Тхэ Гён, на моё удивление, тоже спал. — Не трогай меня!
На парня это подействовало полностью наоборот. Он поднёс палец к губам, показывающий, что мне стоит быть тише, иначе разбужу соседа, а сам стал наклоняться всё ближе и ближе к моему лицу. Он что, собирается меня поцеловать? Да! Неестественно длинный почерневший язык вылез изо рта и смочил мёртвые синие губы.
— О Господи… — ахнула я, отворачиваясь от отвращения.
— Кэт, — послышала я лёгкое бормотание со стороны Тхэ Гёна. Парень просыпался. — Ты что-то сказала?
— Нет, — быстро ответила я, не сводя взгляда с выпускника.
— Ты куда смотришь? Кино там, — фыркнул Тхэ Гён, заметив, что я даже не моргаю.
— Знаю, но сейчас не кино меня интересует, а этот призрак, — я кивнула в сторону выпускника, который усмехнулся от моего поведения. Мол, зря проболталась. Могли бы позабавиться.
— Он рядом? — резко спросил Тхэ Гён, хватая меня за руку. — Ты же говорила, что они тебе больше не опасны.
— Не опасны, — подтвердила я слова. — Этот не хочет меня убить. Скорее соблазнить…
Солист тут же рванул на мою сторону и обхватил меня со спины, крепко прижимая к себе. Как только это произошло, выпускник потерял какой-либо интерес, фыркнул и спустился вниз. Словно меня тут и не существует больше.
— Он ещё тут? — спросил Тхэ Гён.
— Нет, — покачала я головой. — Ушёл.
Хоть я и сказала, что опасность миновала, Тхэ Гён не отпускал меня, продолжая крепко прижимать к себе, словно пряча от всего мира. Идеальный Щит. Так мы и просидели до конца фильма, при этом фильм меня интересовал в самую последнюю очередь. Я так и не поняла, о чём он, но ощущение уюта обеспечено ещё на долгое время.

5.

— Хех, Кэт, вы, Помощники, способны творить чудеса, но не можете побеспокоиться о таких вещах, как призраки? — усмехнулся Тхэ Гён, когда мы выходили из кинотеатра и вышли на балкончик, подышать свежим воздухом.
— Вообще-то Помощники рангом выше как-то от них спасаются, правда, я пока не знаю, как, — почесала затылок. — Но потом точно узнаю. Сейчас меня оберегают мои эмоции.
— Эмоции? — удивился парень.
— Да, — я подошла к краю балкона, облокотившись на перила и посмотрев на звёздное небо. — Пока я влюблена, мне и сам чёрт не страшен. Такое уж правило этого мира, — и тут я поняла, что вновь призналась парню в своих чувствах. — Ой… — щеки полыхали огнём от смущения. Надеюсь, от ночной темноты он этого не заметит.
— Ну, раз так, — вздохнул Тхэ Гён, делая шаг ко мне навстречу. Притом было видно, что он изо всех сил старается сдержать счастливую улыбку и сохранить ледяное выражение лица. — Мне ничего не остаётся, кроме как поддерживать эти чувства.
— Поддерживать? — не понимала я. — Как?
— Вот так! — бросил солист, наклоняясь ко мне и аккуратно целуя в губы. Может быть, это длилось недолго, словно вспышка, но на этот раз я ответила на поцелуй, прильнув к нему всем телом.
Звёзды стали ярче в тысячи раз. Ночной холод отступил, и весь мир закружился в ритме вальса. Запахло персиками. Если это и не было свиданием, то закончилось оно именно как свидание, причём самое замечательное.

6.

На следующий день Ко Ми Нам и Кан Шин У вернулись в Сеул. Лицо каждого сияло от счастья. Я даже до конца не могла поверить, что у этой парочки всё же всё получилось. Но так и есть! Да! Они теперь вместе! Потом, когда мы сидели один на один с Ми Нам, девушка показала мне небольшое колечко, которое ей подарила мама Шин У. Оно было серебряным, небольшого размера, с одним камушком бриллианта сверху. И первая мысль которая у меня появилась, тут же сорвалась с моих губ:
— Неужели это предложение?
— Нет! — засмущалась Ми Нам. — Это просто подарок! И не от Шин У, а от его мамы!
— Ладно-ладно, — подняла я руки вверх, показывая полную свою капитуляцию. Дальше мы просто хихикали и сплетничали, как лучшие подружки, о том, что произошло за прошедший день.
Ми Нам рассказала, что морские угри в Пусане и правда самые вкусные, потом поделилась тем, какие у Шин У добрые родители и как они быстро вникли в их положение. О ней заботились, как о собственной дочке. Это было так мило. Семья Кан небедная, так что может себе позволить одно небольшое колечко. Хотя как по мне — это больше намёк матери сыну, нежели самой Ми Нам. Мол, сын, не тяни время. Родители одобряют выбор.
Однако меня смущала кое-какая вещь. Если они наконец-то стали вместе — это видно по их глазам — то почему дорама до сих пор продолжается? Что я упускаю? По идее, эта парочка должна была признаться в своих чувствах, и всё, конец истории, но нет. Ми Нам и Шин У вместе. Счастливы и влюблены по уши, а сериал продолжается. Что же я забыла? Какую деталь?
Джереми при встрече с Шин У и Ми Нам вел себя как обычно. Улыбался и интересовался поездкой. Радовался как ребёнок, когда Шин У передал ему гостинцы и предлагал всем устроить грандиозную вечеринку в честь их возвращения.
Тхэ Гён также поздравил пару, но уже с утра пораньше уехал в студию, так как работа не терпит отлагательств. Конечно, сейчас многие на нервах. Выпуск шестого альбома группы на носу. Так ещё и поездка в Японию, где пройдёт фотосессия и встреча с фанатами. До этого времени необходимо многое сделать.
Про Ю Хе И я ничего не слышала, хотя она, вроде, в ярости, так как о наших отношениях официально узнала координатор Ван и передала это своей «подруге» Хе И. Та была в ужасном расстройстве и орала на весь салон красоты о том, как она ненавидит меня и Ми Нам. Да уж… ревность — страшная вещь. Даже как-то грустно. Но я считаю, что в этом она сама виновата.
Ближе к обеду все собрались в комнате для репетиций, где каждый оттачивал своё мастерство на музыкальном инструменте. Ну, а я просто песни пела. Тоже своего рода репетиция. Но в самый разгар игры в комнату вбежал счастливый менеджер Ма со словами:
— Стало известно, когда точно возвращается настоящий Ко Ми Нам, — всё удивленно подняли брови, дожидаясь продолжения новости. — Ми Нам приедет… — небольшая пауза для напряжения атмосферы. — За день до презентации альбома! Да! Этот день наконец-то настанет! Ура! — ликовал менеджер, пританцовывая на месте.
— А какой он, настоящий Ко Ми Нам? — спросил небрежно Джереми, сидя за барабанами.
— Настоящий Ко Ми Нам? — задумался мужчина. — Ну… внешне он абсолютно похож на свою сестру, но вот характеры совершенно разные. Харизматичный, как Тхэ Гён. Воспитанный, как Шин У. И яркий, как Джереми. Все эти качества у него есть. Хе-хе-хе, — усмехнулся менеджер Ма. — Да, парни, вам не позавидуешь, когда он вернётся.
— Хм, интересный, наверное, парень, — задумчиво произнесла я, опираясь на высокую ножку микрофона. — Познакомиться бы.
— Ох, точно! — вспомнил менеджер Ма. — По легенде вы же встречаетесь. Но ты не волнуйся, он уже в курсе событий и, если надо, подыграет.
— Подыграет? — фыркнул Тхэ Гён. — Единственное, что от него требуется, — подтвердить, что они расстались.
— Ой, да не злись ты, — махнул на него рукой менеджер. — Всё будет! Парень не так глуп. Главное… хех… Ми Нам ВОЗВРАЩАЕТСЯ!
Вроде новость счастливая, а парни ведут себя как-то не очень довольно. Понятное дело, Ми Нё не Ми Нам. Это совершенно разные по характерам люди, а тут раз, и их поменяли. Придётся знакомиться с новым человеком заново. Да и Ко Ми Нё не сразу приняли. Даже этот добродушный Джереми. Что же тогда говорить о таком талантливом парне, как говорит менеджер Ма? М-да… будет весело.
После репетиции Тхэ Гён попросил меня выйти и поговорить на мостике, связывающем корпуса студии. Оттуда днём прекрасно видно часть города и колледж, что находится неподалёку. Или это музей? А, не важно.
— Кэт, я бы хотел встретиться с тобой сегодня вечером на крыше студии, — торжественно произнёс Тхэ Гён. — Слышал, Ми Нам приехала с небольшим подарком. Подумал тебе тоже сделать небольшой сюрприз.
— Ну, этот подарок сделала мама Шин У, — пожала я плечами. — Так что необязательно. Но мне всё равно любопытно. Что подаришь?
— А вот придёшь сегодня вечером на крышу и узнаешь, — усмехнулся парень, играя на моём безумном чувстве любопытства.
— Ну что там? Скажи! — тянула я, однако парень был неумолим. Только загадочно улыбался, а порой и смеялся, особенно тогда, когда я стала гадать и перечислять всё возможное: — Там что-нибудь вкусненькое? Игрушка? Тхэ Гён, скажи!
— Нет, — твёрдо произнёс он, прикоснувшись к кончику моего носа. — И привыкай уже обращаться ко мне «Оппа». Я твой парень, как-никак.
— Хорошо, Оппа, — улыбнулась я. — А теперь скажешь?
— Так, мне пора работать! До вечера, — Тхэ Гён резко развернулся и ушёл в сторону лестницы, спускаясь на первый этаж.
— Ну вот, — тоскливо бубнила я. — Оставил после себя этакую ауру загадочности, а я теперь теряйся в догадках.
— О, Кэт! — с другой стороны моста показался президент Ан. — Я давно хочу с тобой поговорить. Пройдём ко мне в кабинет. У нас серьёзный разговор.
Почему-то после этих слов внутри меня что-то оборвалось и превратилось в тяжёлый камень, мешающий шевелить ногами. Но делать нечего, и я последовала за президентом Аном. В своём кабинете он сразу же налил мне апельсинового сока, даже не спрашивая, хочу я его или нет. Просто дал, действуя скорее по привычке, нежели из каких-то нужд.
— Репортёр Ким отменил статью с интервью Шин У, — начал президент Ан.
— Почему? — не понимала я, вспоминая, что в той статье должна была выйти новость о девушке Шин У, то есть Ко Ми Нам.
— Он сказал, что выпустит статью после того, как… Ко Ми Нам и его сестра дадут совместное интервью. Он походу… того… — дядя покрутил пальцем у виска. — Но организовать это необходимо. Понимаешь ведь?
— Да, потом я поговорю с Шин У и Ми Нам, — кивнула я.
— Отлично! — хлопнул в ладоши президент Ан. — А теперь к основному, — понизил он голос и мои ладони вспотели. — Я виделся с твоим отцом. И должен признать… он вполне решителен, — во рту пересохло, а сердце забилось как сумасшедшее. Я совсем о нём забыла. Вот прям совершенно! Как так могло произойти? Окунувшись в море романтики, даже и не вспоминала о багаже проблем, которые якорем крепятся к моей шее. — Он и правда очень болен, и ему нужен кто-то, кто возглавит его бизнес, выстроенный за столько лет. Но, как я понял, он не рассчитывает на тебя.
— Что? — вырвалось у меня. — Если он не рассчитывает на меня, то зачем вообще приехал в Сеул?
— Ты не так поняла, — пояснил президент Ан. — Он хочет использовать тебя как свою родственницу. Кровные узы. Выдаст замуж за сына одного из своих партнёров, и тот уже и возглавит общее дело. Родись ты мальчиком, то вопросов не было бы. Чистый наследник, но, к его сожалению, ты родилась девочкой. А других детей у него нет.
— Чёрт! — злилась я, после чего произошло странное. Я так сильно сжала стакан с соком в руке, что он не выдержал и треснул, поранив мой большой палец и расплескав содержимое по всему полу в округе. — Ой, прости…
— Ничего-ничего! — отозвался мужчина, вскакивая с места и поднося мне бумажные полотенца. — Ты в порядке?
— Не знаю, — честно призналась я. — А при встрече что-то говорил о воссоединении семьи. Чёртов лицемер!
— Я тоже так думаю, — кивнул дядя. — Поэтому я настаивал на том, чтобы ты сама сделала выбор своего будущего. Ты уже не ребёнок, и настаивать на родительских правах он не может. После того, как ты с группой побываешь в Японии, вернёшься и скажешь ему, что решила. Принимаешь ли его предложение, или нет? Со своей стороны он обещает, что тебе не о чем будет волноваться. Жизнь будет устроена.
— Да тут и решать нечего! — воскликнула я, вскакивая на ноги. — Я никуда с ним не поеду!
— Я знаю, — заверил мужчина. — Но после Японии сама ему об этом скажешь. Если хочешь, можете поехать туда даже раньше. Отдохнёте. Посмотрите другую страну. Окей?
— Да, — кивнула я.
— Вот и отлично! — президент Ан вновь широко улыбнулся. — А теперь, давай обработаем тебе палец. Меня немного смущает, что ты ранена. Хоть и не глубоко…

7.

Я стояла на крыше студии и вдыхала аромат осеннего вечера. Мысли крутились подобно карусели. Что-то близилось, но я никак не могла вспомнить, что. Раз Шин У и Ми Нам счастливы, то, видно, не они должны поставить последнюю точку в сюжете, верно? Тогда кто? Я и Тхэ Гён? Нет. Невозможно.
Тем более… эта история с таинственным папой. Кто он вообще такой? Решил использовать меня для своих финансовых делишек? Сам в могилу скоро ляжет, а жизнь испортить дочери никогда не поздно. Весь оставшийся день тут простояла, обдумывая то, какой вариант мне предоставили. И, главное, мужа подыскали. Кто он вообще? Я его в жизни не видела. И этот брак по договоренности… разве так ещё поступают? Бред!
Как бы то ни было, в первую очередь нужно разобраться с Ми Нам и Шин У. Интервью брата и сестры? Ну, допустим, это возможно, ну и что? Правда, не сейчас, а после презентации нового альбома. Тогда все будут тут, и этот репортёр Кан заткнётся на веки вечные. А то нашёлся… разоблачитель, блин.
Уже стало холодать, а Тхэ Гёна всё не было. Где же он? Сказал вечером быть тут, а сам опаздывает? На звонки не отвечает, хотя потом злится, что я долго ему не звоню и не пишу. Может, подождать его внизу? Да. Так будет лучше, а то тут скоро окоченею. Так и заболеть недолго.
Однако, спускаясь вниз по лестнице, между вторым и третьим этажами я встретила Тхэ Гёна, который стремительно поднимался наверх.
— Оппа, — улыбнулась я. — Что-то ты опаздываешь. На тебя не похоже.
Парень бросил на меня резкий наполненный ярости и гнева взгляд, от чего я буквально остолбенела. Никогда не видела его таким озлобленным. И эта злоба направлена на меня и только меня.
— Тхэ Гён… — медленно начала я. — Что случилось?
— Хех… ты ещё спрашиваешь? — парень поднялся ещё выше и поравнялся со мной. — Ты ведь знала, так? Всё знала с самого начала! — голос парня повышался с каждым слогом, что в конце концов он орал на меня, прижимая к стенке. — Да или нет? Отвечай!
— Да что я знала? — терялась я, но уже, кажется, догадывалась, к чему клонит парень.
— Что знала? А то, что Ко Ми Нам и Ко Ми Нё это дети близнецы того мужчины, из-за которого меня бросила родная мать! — в карих глазах блеснули слёзы. — Если бы ты мне сказала… если бы ты хотя бы предупредила… я бы мог свыкнуться с этим, мог как-то привыкнуть, а не выглядеть полным идиотом, там! В отеле!
— Тхэ Гён… прошу… — я чувствовала свою вину. Полностью.
Он прав. Полностью прав. Я скрывала это от него, так как просто не знала, как начать подобный разговор, да и поверил ли он мне? Да и ситуации не было такой, в которой я смогла бы всё рассказать. Когда ему было грустно или он злился, мне хотелось развеселить его, а когда он улыбался, не хотелось прерывать эту улыбку. Как бы я с ним о подобном заговорила?
Да, его мать и в самом деле бросила его ради отца Ми Нам и Ми Нё. Более того, если бы мужчина рано не умер, она могла бы стать их мачехой и хотела этого. Она даже об этом Тхэ Гёну рассказала. И сейчас он возвращался из отеля, в котором проживала его мать. Именно там он смог увидеть Ми Нё и свою мать рядом. Всё раскрылось. Как для Тхэ Гёна, так и для самой Ми Нё. Но Тхэ Гён не винил девушку в происходящем, он винил меня, так как я всё это знала с самого начала.
— Тхэ Гён… я не могла тебе этого сказать, — начала я, чувствуя, что заикаюсь. — Сюжет… он… сразу же всё изменилось.
— Сюжет… Мир Дорам… Помощники… Что ещё ты мне готова наплести? — яростно спрашивал Тхэ Гён. — Я был готов принять любую твою сторону. Любой твой рассказ, но знаешь? Я ошибался. Вы влезаете в чужие судьбы, изменяя их и воспринимая всё за игру, но мы не игрушки! Лучше бы ты вообще не появлялась в этой истории.
— Тхэ Гён, — я взяла я его за руку. — Прошу… выслушай… — но парень резко отдернул её, больно ударив по перебинтованному пальцу.
— Я был готов слушать раньше, но теперь… — слезы перестали сдерживаться, стекая вниз по щекам оставляя на лице Тхэ Гёна небольшие влажные дорожки. Вид его боли разрывал моё сердце на тысячи мелких частей. Мне так хотелось обнять его, попросить прощение и избавить от всех плохих эмоций, но нет. Стена ненависти вот и всё, что между нами. — Не попадайся мне больше на глаза. Видеть тебя не могу. Надеюсь, ты навсегда исчезнешь из этого мира.
Каждое слово, словно нож вонзалось в моё сердце, причиняя жгучую боль. Даже дышать стало трудно. Парень развернулся и пошёл дальше, оставив меня и мои слёзы наедине. Ноги задрожали, а всхлипы и рыдания рвались из груди. Если ещё мгновение назад я была окрылена, то теперь эти крылья мне с особой жестокостью выдрали.
Впервые я мечтала о том, чтобы стереть Хван Тхэ Гёну полностью память. Чтобы он не помнил ни обо мне, ни о том, что между нами было, ни о том, какую боль я ему причинила.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться