Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 3. Сюжет следит за тобой

1.

Господи, как же у меня болит голова!
Мигрень? Болезнь? Волнение? Не-е-ет! Это всё благодаря парням и их вчерашнему идиотизму на вечеринке.
Всё должно было идти по запланированному сценарию, что, собственно, сначала и происходило: Ко Ми Нам напился до свинячьего визга и давай разгуливать по зданию, выискивая то туалет, то балкон. Остальные парни из группы старались помочь своему новому товарищу, поэтому собрались вместе на крыше здания. Ми Нам же стало плохо, но он всё равно пытался дотянуться руками до звёзд, забравшись на скамейку. Естественно он не устоял и свалился вниз, а тут парни поспешили, чтобы подхватить недотёпу. Больше всех не повезло Тхэ Гёну, так как Ми Нам упал именно на него. Но это пустяки. Ми Нам мало того, что упал на этого ворчуна, так ещё соприкоснулся с ним губами, при этом в ту самую секунду у него возник рвотный позыв.
От пережитого шока Тхэ Гён потерял сознание. Все знают, что Хван Тхэ Гён чересчур брезглив и щепетилен по отношению к чистоте и порядку. Его друзья, Джереми и Шин У, поспешили на помощь. Посадив одного и другого к себе на спины и отнесли их в микроавтобус, дабы увести с вечеринки подальше. Именно в этот момент Джереми на глаза попалась я, полностью шокированная тем фактом, что только что впервые в жизни повстречалась с призраком.
— Кэт! Кэт! Быстрей! — кричал он мне, держа Тхэ Гёна. Я тогда плохо соображала и вообще была в некой прострации, поэтому чисто на одном рефлексе подошла к блондину, чтобы помочь. — Тхэ Гён без сознания! — пояснил мне ситуацию Джереми, на что я только кивнула согласно головой, выдавив из себя краткое «Угу». — Держись, Тхэ Гён! Мы уже едем!
Возможно, я поехала тогда с ними по той причине, что жуть как не хотелось оставаться в одном здании с привидением. Уж простите, но я в этой теме ещё тот трус. Да-да, я не экстрасенс, не медиум, не шаман и не монах. И все то, что не входит в рамки моей реальности, сбивает меня с толку.
Джереми попросил, чтобы я запрыгнула в машину и помогла ему, потянув на себя Тхэ Гёна, в то время когда он будет запихивать его в салон. Вот только блондин перестарался и буквально швырнул парня мне в лицо. Сначала я почувствовала острую боль от того, что чей-то металлический напульсник с шипами впился мне в ногу, а потом очередной резкий толчок, и я потеряла сознание. А все почему? А потому, что Джереми вновь пихнул Тхэ Гёна, и этот недоделанный труп хорошенько так ударил меня головой в нос.
Дальнейшие события были какими-то размытыми. Знаю только, что везли нас так, словно мы — дрова. Причём первым бревном, что держит на себе весь груз, была я. Парни знали, что так нельзя, но им-то какое дело? Я для них ещё тот злодей, и интересоваться моим самочувствием совершенно необязательно.
Очнулась уже утром в нашей общаге в гостиной на полу. Все дрыхли, оставшись в той же одежде, в которой мы были на вечеринке. А разбудила меня вибрация моего нового телефона, что я оставила в своей сумочке. Странно, что этот ужасный звук разбудил только меня.
Хм? Чей это номер? Дядя только недавно купил мне телефон, так что о моём номере знает не такое уж и большое количество людей. Поднявшись на второй этаж и зайдя в свою комнату, я ответила на вызов:
— Алло? — голос был как у прокуренной бабки, но с этим ничего не поделаешь. Я и чувствовала себя как прокуренная бабка. — Алло, кто это?
— Кэт? Это ты? — знакомый голос. Где я его слышала ранее? Стоп, это же…
— Феликс, это ты звонишь? Как ты узнал, что у меня за номер?
— Я же Помощник, и это для нас пустяки, и… НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ЭТИМ ГЛУПЫМ ИМЕНЕМ!
— О, Боги! — ахнула я, хватаясь за виски. — Не кричи ты так. Голова чуть не взорвалась.
— Голова? Ты что, вчера пила? Я же говорил тебе, что петь и пить нам ни в коем случае…
— Спокойно! Я не пела и не пила! — тут же заверила я парня, с усталостью рухнув в свою кровать. — Просто… эх, в общем, у меня был ещё тот вечер. Представляешь, я видела призрака! Не какую-нибудь размытую непонятную субстанцию, а настоящего призрака! Он смотрел на меня, а я на него и ещё кровь! Её было столько!
— Так, спокойно-спокойно, — на этот раз быть голосом разума была очередь Феликса. — Такое бывает. Ты просто попала в дораму с призраками. Меня вот как-то раз инопланетяне похищали. Тоже ещё та история.
— Что? — в это верилось, хоть и с трудом. — Как такое произошло?
— Ну… — голос парня стал тих и неуверен. — Давай пропустим сей эпизод. Сама как? Обосновалась? Как сюжет дорамы принял?
— Нормально, — вздохнула я, краем глаза бросив взгляд на трюмо и взглянув на себя в зеркало. Ничего себе! У меня шишка на лбу и небольшой синяк на носу. Отлично вообще! Пила, значит, Ко Ми Нам, а в драку ввязалась я. — Меня все терпеть не могут, и я чувствую, что к концу сериала отправят либо в психушку для особо буйных, либо в монастырь, вместо Ко Ми Нё.
— Для второстепенного героя конец вполне неплохой, — произнёс Феликс, голосом знатока. — Главное, не привлекай к себе слишком много внимания. Не забывай, что ты не главный герой этой истории. И никогда не произноси своего настоящего имени, иначе Сюжет прознает о твоём существовании и впишет в историю.
— Да помню я, помню, — от этого учительского тона я стала уже уставать. Ну, честное слово, прям мама родная. — Не петь, не пить, имя не говорить и ещё куча всего, чего нельзя.
— Относись к этому серьёзно, Кэт. Иначе я уже не смогу тебе помочь. Ладно, давай, удачи. Мне пора. Мой номер ты теперь знаешь, так что звони, когда столкнёшься с чем-то непонятным.
— Да тут всё непонятно, Феликс! Алло? Алло, Феликс?! Вот чёрт!
Этот «типа-крутой-Помощник» сбросил трубку. Разве он не является моим наставником? Почему бросил трубку? Чувствую, что всё же конец с психушкой мне ближе.

2.

Приняв душ и переодевшись, я услышала доносящиеся из коридора шаги. Они были такие неуверенные. Словно мышь скреблась. Не знаю почему, но в сознании сразу же всплыл образ вчерашнего призрака. Нет, точно. У меня психологическая травма. Так просто её не осилить. И даже зная, что я уже не в той дораме, всё равно страшно.
Чтобы избавиться от приступа паники, я решила взглянуть своему страху в лицо, резко открыв дверь и посмотрев, кто там стоит. Как оказалось, это была всего лишь Ко Ми Нам с подносом в руках, на котором стоял горячий травяной чай и ароматизированная горящая свеча.
— Ко Ми Нам? — обратилась я к ней, припоминая, что с этим подарком она идёт не ко мне, а к Тхэ Гёну.
— А? Доброе утро, Кэт, — улыбнулся лже-парень. — Ты, наверное, уже в курсе… о случившемся.
— Допустим, — я вновь посмотрела на закрытые двери Тхэ Гёна. — Но ты уверен, что сейчас к нему стоит идти?
— Но… понимаешь… Джереми сказал, что я должен попросить прощения за вчерашнее, — девушка вновь смущённо улыбнулась.
— Это так, — согласна кивнула я. — Но не думаю, что тебе следует это делать сейчас.
— А? — в её глазах, отчётливо читалось непонимание. Ну, действительно — святая наивность!
— Пойми, Ко Ми Нам, — я кивнула сначала на дверь Хван Тхэ Гёна, потом на поднос, который сжимала девушка, — он сейчас как горячий чай. Поспешишь - можешь обжечься. Дай ему немного остыть и настояться, чтобы свыкнуться с произошедшим.
Ми Нам задумался, взвешивая мои слова, но потом отрицательно покачал головой.
— Нет. Лучше решить всё сейчас, а то он может ещё сильнее разозлиться и вообще никогда не простить меня.
— Дело твоё, — пожала я плечами, после чего вернулась в свою комнату и попыталась закрыть дверь, однако это сделать не удалось, так как в щель была вставлена чужая нога. — Ко Ми Нам?
— Кэт, я понимаю, что прошу о многом, но… — невинные карие глазки устремились на меня. — Не могла бы ты пойти к Тхэ Гёну со мной?
— Ми Нам, какого…? — начала кричать я, демонстрируя своё возмущение, но девушка применила следующую козырную карту — обиженно устремила взор в пол и надула губы. Я должна захлопнуть дверь и выпроводить её. Должна исполнить роль грубиянки. Меня должны все ненавидеть, а не просить о помощи, но… — Э-э-эх… ладно, идём.
Я шла впереди, а Ми Нам, разве что хвостиком не виляя, следовала за мной. Стучаться я не собиралась. Просто разом открыла дверь и проникла внутрь, встретившись с гневным взглядом Тхэ Гёна. Его чёрные волосы были спутаны, а нижняя губа слегка вздулась от небольшой ранки. В принципе, точно такая же ранка была и у Ми Нам, но всё равно сильнее всех пострадала я.
— Как вы посмели войти? — злобно бросил Тхэ Гён. — Убирайтесь!
— Ты можешь не орать с утра пораньше? — также злобно, но на несколько тонов ниже спросила я, потом повернулась к девушке. — Ко Ми Нам, говори то, что хотел, и пошли.
— Ах, да, — нервничая, кивнула она. — Тхэ Гён… это… я… пришёл просить прощения за вчерашний… случай.
Это слегка обескуражило его. Мне даже показалось, что он действительно готов простить её, но потом что-то стал бубнить себе под нос, что он ни на чём не может сосредоточиться и что ему надо немедленно в душ.
— Я не могу тебя простить, — в конце концов, отозвался Тхэ Гён. — Уходи. Душ. Я должен принять душ, — понюхал себя. — Какая вонь. Отвратительно воняет!
— Ладно, это бесполезно, — обратилась я к Ко Ми Нам, кивая в сторону выхода. — Идём.
— Нет, ну, может, ты простишь меня хотя бы на сегодня? — не сдавалась девушка.
— Что? С какой это стати? — похоже от наглости Ми Нам, Тхэ Гён готов взорваться, но девушка упрямо не замечает предупреждающих знаков.
— Ну, потому что ты… хороший человек, — и в конце, словно вишенка на торте, сияющая улыбка.
Глядя на все это, я не смогла удержаться и засмеялась, хотя и недолго, так как успела прикрыть рот ладонью. Но вот для Тхэ Гёна мой смех был последней каплей. Сорвавшись с места, он подошёл вплотную к нам, смотря сверху вниз то в глаза Ко Ми Нам, то мне. Словно проверяя, из чего мы сделаны. Если Ко Ми Нам от такого тут же отводила взгляд в сторону, боясь его ещё сильнее разозлить, то я встречала его ненависть без тени сомнений.
— Если я кого-то возненавидел с первого взгляда — это навсегда! — начал лидер музыкальной группы. — Потому что люди, которых я ненавижу, продолжают делать то, что я ненавижу. Я возненавидел вас с первого же взгляда, и что теперь? Вы делаете то, что я ненавижу!
— Надо же, — усмехнулась я. — Хоть где-то у нас полная взаимность.
— Тс! — фыркнул парень. — Так о каком прощении идёт речь? Я не прощу ни завтра, ни послезавтра, никогда! Поэтому, чёрт возьми, СГИНЬТЕ ОТСЮДА!
От такого крика Ко Ми Нам, сжимающая поднос вздрогнула и чуть не перевернула содержимое на пол. А ведь там ещё и горящая свеча. Вот же блин, а это опасно. Но тот факт, что Тхэ Гён идиот, крепко-накрепко закрепился у меня в сознании.
— Это чай для Тхэ Гёна? — спросила я у девушки, на что та кивнула. Не дожидаясь разрешения, я взяла чашку и разом выпила его, при этом звонко причмокнув — Ах, хорошо-то как! — в дополнение ко всему задула свечу, которая испускала приятный цветочный аромат. Это явно разозлило парня, но он не подавал виду. А может просто не успел, так как, звонко поставив пустую чашку на поднос, я обратилась к Тхэ Гёну: — Раз ты не можешь простить Ко Ми Нам, то и я тебя прощать не собираюсь.
— Что? — возмутился он. — И с чего это тебе прощать меня?
— А ты не помнишь? — секунда для драматичности, я уже слышу нервный «Ту-дум!» доносящийся со стороны Тхэ Гёна. Указываю на лоб и на нос. Шишку и синяк, думаю, и с Москвы видать. — Это оставил мне ты!
— ЧТО?! — ахнула Ко Ми Нам и в ужасе посмотрела на Тхэ Гёна. Тот паниковал по-настоящему.
— Что ты несёшь? Не прикасался я к тебе! — кричал Тхэ Гён. — И вообще, убирайтесь! Из-за вас я совершенно не могу думать!
— Действительно, — я наклонилась в сторону парня и звучно вздохнула. — Тхэ Гён, ты воняешь. Идём, Ко Ми Нам.
— Но… но… но… — протестовала девушка, однако я уже конкретно тащила её в коридор от того, кто, кажется, вновь мысленно жестоко убивал меня.
Уже в сотый раз задаюсь вопросом: ну как в такого, как он, Ко Ми Нам в итоге влюбилась? Злобный, грубый, агрессивный и ещё со своими тараканами в голове. Не… эта девушка определённо заслуживает большего. Такого как Кан Шин У. И я это сделаю.

3.

Я старалась сделать так, чтобы Ко Ми Нам всё же удалось избежать дополнительной травмы, но не тут-то было. Она в итоге вновь сделала травяной чай и вернулась к Тхэ Гёну в комнату. Там разнесла всю полку с коллекцией его дисков и получила одной из наград по голове. Бинго! Ко Ми Нам едет в больницу, а виноватым считают Тхэ Гёна.
— Это не я! — в сотый раз говорил он, когда в гостиной собрались Джереми, я и Шин У. — Сколько можно повторять?
— А где Ми Нам? — спросил Шин У, игнорируя Тхэ Гёна.
— Он и менеджер Ма отправились в больницу, — нервничал Джереми. — Этот парень какой-то странный.
— Странный? — не понимал Шин У.
— На ощупь мягкий и какой-то… хрупкий, словно девушка. Бр-р-р! — вздрогнул он.
— А ты его поменьше щупай! — бросила я Джереми. — Иначе «странным» выглядишь именно ты.
— Что?! — воскликнул блондин. — На что это ты намекаешь? И вообще, это было случайно! Лучше бы о себе побеспокоилась, вон какой рог торчит!
Джереми, сидящий рядом на диване, тут же потянул руки в сторону моего лба, но стоило ему лишь слегка коснуться шишки, как тупая боль вспышкой ослепила меня. Шикнув, я ударила ему по рукам, отбросив их в сторону.
— Не трогай! Ещё болит.
— Где же ты так умудрилась упасть? — мягко спросил Шин У. После этого вопроса, уши навострил не только Джереми, но и сам Тхэ Гён.
— Не важно, — сказала я, делая вид, что не понимаю о чём они.
Тхэ Гён тут же фыркнул, недовольный моим ответом А чего он хотел? Чтобы я тут же ткнула на него пальцем и во весь голос крикнула «Виновен!»? Джереми этого объяснения оказалось достаточно, и он уже в следующую секунду забыл об этом, а вот по глазам Шин У стало ясно, что он что-то заметил. Этот парень умнее всех в этой команде, но и молчать умеет. Он что-то понял, что-то заметил, но виду не подал. С таким человеком нужно быть настороже. Хоть я и восхищаюсь им как рыцарем, будет лучше, если все они не будут замечать меня. Просто живу тут, и всё.
Тхэ Гён не выдержал и, не сказав ни слова, рванул на своей машине в больницу, куда, по идее, должны были отвезти Ко Ми Нам. О том, что она вылезла из скорой и с менеджером Ма пошла своей дорогой, никто не знал. Ещё бы, Ко Ми Нам на самом деле Ко Ми Нё — девушка. Это был бы грандиозный скандал в мире шоу.
Позже они вернулись, их уже поджидал репортёр, который стоял около входа в студию. Невысокий мужик средних лет. Лысоват. В очках. С хорошей интуицией и отвратительным характером. Сожрёт с потрохами, пройдёт по головам, но статью, выворачивающую всё твоё нижнее белье наизнанку, напишет.
Хорошо, что хотя бы Ко Ми Нам постарался урегулировать это, но, зная журналистов, сомневаюсь, что статья получилась правдоподобной. Чёрт, а ведь я так хотела этого избежать. Потом Ко Ми Нам по доброте душевной решила прибраться в комнате Тхэ Гёна, так как считала себя виноватой в том, что там везде разбросана коллекция его дисков.
Можно было не обращать на всё это внимания, но у Ко Ми Нам, в принципе, как и у всех в мире героев Дорам, имеется забавная привычка мыслить вслух. Она поднимала один диск, что-то говорила про него. Потом поднимала второй, опять несколько фраз. Честно? Это раздражает, особенно учитывая, что я нахожусь в соседней комнате и пытаюсь сосредоточиться на чтении. Руководство для Помощников никто за меня не прочтёт, хоть Феликс и «обещал» быть на связи.
— Ко Ми Нам, — обратилась я к девушке, подойдя к комнате Тхэ Гёна. — Тебе не кажется, что находиться тут, пока хозяина нет на месте, слегка неправильно?
— Но… но… я хочу помочь! — заверила она меня. — Это всё из-за меня, и я должен…
— Нет, не должен, — я прошла в комнату и взяла Ко Ми Нам за руку. — Лучше вернись к себе. От этих поступков Тхэ Гён только ещё злее будет. Он довольно педантичный человек и, думаю, предпочитает сам наводить порядок, чтобы знать, где какая вещь лежит.
— Спасибо, Кэт, — Ми Нё оттолкнула мою руку и вернулась к сбору дисков, — Но я всё же приберусь тут.
Что это ещё значит? А канон не хочет меняться. Упёрто гнёт свою линию. Чёрт, так дело не пойдёт. Нужно действовать. Но как, если быть чересчур активной нельзя? Ох, я путаюсь.
— Ладно, — кивнула я, подходя к ближайшей куче валяющихся дисков. — Тогда я тебе помогу. Быстрее начнём — быстрее закончим.
— Нет-нет, — запротестовала она, размахивая руками. — Ты не должна.
— Как и ты! Ладно, приступим.
— Хорошо, — улыбнулась Ко Ми Нам и кивнула. — Давай.
Я укладывала диски, даже не читая названий. Просто старалась сделать так, чтобы они в следующий раз так просто не попадали, да и стояли корешком с названием к нам, но Ми Нам удивлёно разглядывала каждый диск.
— О! Все фильмы и музыка с Мо Хва Ран, — говорила она. — Наверное, Тхэ Гён её фанат.
— Нет, тут всё несколько иначе, — вырвалось у меня раньше, чем я успела осознать, что несу.
— А, о чём это ты? — спросила Ко Ми Нам. — Ты что-то знаешь о Тхэ Гёне? Я думала, что ты познакомилась с ним тогда же когда и я.
— Э-э-эм… так и есть, просто… эм… мне кое-что дядя сказал.
— А-а-а… — протянула девушка, понимающе кивая головой. — Тогда ясно. О! Смотри! — Ми Нам подняла с пола небольшую фотографию, на которой имелась певица Мо Хва Ран с мальчиком восьми — десяти лет. Рассмотрев снимок, она протянула его мне, чтобы и я смогла взглянуть. — Это Хван Тхэ Гён?
— Знаешь, нам всё-таки лучше отсюда уйт… — начала я, но договорить не успела, так как услышала за своей спиной чьи-то шаги.
— Что вы тут делаете? — голос был грубым и жестким. На доброжелательную беседу он точно не располагал. Хозяин комнаты собственной персоной. — Что вы тут вынюхиваете?
— Прибраться решили, — тут же ответила я, но Тхэ Гён не поверил.
Увидев своё фото в моих руках, он грубо выхватил его, переложив в сторону. После схватил нас с Ми Нам за руки и силой поволок на первый этаж, куда как раз вошел президент Ан. Ко Ми Нам ещё пыталась поговорить с парнем, но я знала, что это баран теперь даже голос разума не услышит. Увидел то, что хотел увидеть, и этого ему показалось достаточным.
— Эй, Тхэ Гён, в чём дело? — спросил президент Ан, когда меня и Ми Нам буквально швырнули в его сторону. — Что ты делаешь?
— С этой, — Гён указал на меня, — делайте, что хотите. Заприте, привяжите к батарее, сдайте в монастырь — мне плевать. А этого, — он указал на Ми Нам, — вышвырните отсюда!
— Зачем ты подливаешь масла в огонь? — расстроено спросил президент Ан. — Ты же всё прекрасно понимаешь сам, — после чего посмотрел на меня. — Но, а ты что уже успела натворить? Честное слово, ты тут чуть больше суток, но шума уже столько, что я жалею о своём решении забрать тебя к себе.
— Так может вышвырнуть лучше меня? — предложила я, чувствуя, как в груди закипает кровь. Если честно, я не до конца понимала свою реакцию, но почему-то в сознании бушевала злость. Возможно ли, что это по причине того, какую роль я сейчас играю? Ведь сознанием я прекрасно понимаю, что злиться тут нет из-за чего, но вот поведение и слова с трудом поддаются контролю. — Надоело быть игрушкой! Мне уже давно не пятнадцать! Я и сама могу о себе позаботиться.
— Этого не будет, пока я не смогу тебе доверять! Возвращайся к себе! — повысил тон дядя.
— Тогда уйду я! — влез в спор Тхэ Гён.
— Что? Тхэ Гён, ты же не уходишь?! — с мольбой спросил Джереми со стороны гостиной, где они с Шин У прекрасно всё слышали.
— Хён, ты же не ребёнок, — решительно заявил президент Ан, надеясь, что на этом скандалы и передряги закончатся, но нет. После этих слов Тхэ Гён молча вышел на улицу оставив после себя лишь тысячу негодующих вопросов.
— Думаю, нам просто нужно всем немного подождать, — предложил Шин У. — Всем вначале было нелегко.
— Тут нечего ждать, — произнесла я, смотря дяде в глаза. — Вы тут работаете, но я просто пленник в золотой клетке. Мне даже из этого дома выбраться нельзя!
— Это всё ради твоего же бла… — начал дядя.
— Чего? Вот только не нужно вести себя так, будто тебе есть до меня дело! Жила до этого как-то сама по себе и сейчас бы прекрасно справилась.
Боже, что я несу? Почему я это несу? Кто-нибудь, остановите меня! Я совсем не понимаю, почему говорю то, что говорю. Уверена на все сто, что это не пройдёт мимо. Моя сюжетная история делает довольно крутую загогулину, с которой придётся, потом ещё повозиться.
Феликс, дружище, где ты? Ты мне нужен. Похоже, я совершаю грандиозную глупость, но остановиться просто не могу.
— Довольно, Кэт! — крикнул президент Ан и указал на второй этаж. — К себе в комнату, живо! Сейчас за тебя отвечаю я, а учитывая твоё поведение и то, где тебя нашли в прошлый раз, о самостоятельности не может быть и речи. В комнату и сиди там, пока я не разрешу оттуда выйти.
— Отлично, — бросила я, возвращаясь к лестнице. — Пленение продолжается.
Слава Богам, что это наконец-то кончилось, и я наконец-то могу понять, что это было. И самое главное, почему сердце так больно бьётся в груди? Зачем я столько всего наговорила? Столько ненависти испытать, чувствую, если продолжу в том же духе, то я буду далеко не второстепенным персонажем. А это плохо!

4.

Моя комната довольно большая. По правде сказать, в неё с легкостью поместилась бы вся моя квартира из моей реальности. Из-за этого я чувствую себя слегка потерянной. Двуспальная кровать стоит около стены в центре, но, смотря на неё, всё кажется таким холодным и одиноким. И как так можно жить? Никакого уюта. Особенно нагнетают обстановку эти огромные плакаты группы. Один только Джереми стоит, а ведь он самый милый. Лёжа на кровати, я чувствую, что за мной наблюдают.
— Что же делать? Что же делать? Что же делать? — вновь и вновь задавалась я вопросом. Мда… типичный персонаж из дорамы. Уже и мыслю вслух.
Но Феликс на телефонные звонки не отвечал. Всё время всплывал автоответчик, говоривший, что если он кому-то нужен, связывались с ним по скайпу. Тоже мне, продвинутый какой! По скайпу, значит, по скайпу.
Сев за стол, я включила стоящий там ноутбук, благо, инет тут есть. Скачала и вошла в скайп, но замерла, осознав, что совершенно не знаю ник Феликса.
— А-а-а-а, что же делать?! — застонала я, хватаясь за голову. Хотя стоп, Феликс ведь вроде говорил, что у Помощников имеется некие привилегии в этом плане. Он же нашёл мой номер телефона, так я чем хуже? Да, работаю меньше недели. Да, уже обнаружила тысячу проблем. Но это не значит, что я не справлюсь, верно?
Хм… а что если…?
— Голосовое управление, — произнесла я, чуть ближе наклонившись к ноутбуку. Вероятность того, что это сработает, крайне мала. Это же не кино. Хотя нет, это как раз-таки кино. Мир Дорам, выручай.
— Голосовое управление активировано, — прозвучал электронный женский голос из ноутбука. — Ваша команда?
— Отыскать контакт через скайп персонажа с именем Феликс, — даю я свою команду, но моя уверенность падает с каждой секундой тишины и размышлений системы.
— Дайте роль данного персонажа, — затребовала система.
— Лучший друг персонажа Кэт из дорамы «Ангел: Ты прекрасен!», — ответила я, чувствуя, как сердце в груди бешено стучит.
— Принято, — ответила система. — Пожалуйста, подождите. Ваш запрос обрабатывается. Это может занять несколько минут. Мир Дорам рад и благодарит вас за то, что воспользовались нашей системой.
— Ну, ещё бы, — фыркнула я, облокачиваясь на спинку стула. — А уж как я-то рада… вы б знали.
Зазвучал гудок вызова. О! Неужели он нашёлся? Спустя всего каких-то два гудка, мне ответили, и на экране появилось напуганное лицо Феликса. Правда, когда он наконец-то смог разглядеть того, кто ему звонит, его страх сменился на усталость и безразличие.
— Боже мой… — стонал он. — Это ты! Я уж думал, что мне звонят «сверху». И вообще, как ты меня нашла?
— Я воспользовалась поисковой системой, — ответила я. — Но не об этом речь. Феликс, мне нужна твоя помощь, я…
— Стоп-стоп-стоп! — парень поднял руки вверх, останавливая меня. — Ты воспользовалась системой? Но как? Как ты меня нашла? Я не числюсь сейчас ни в одной дораме? И имени я тебе своего не говорил. И… Кэт, ты там случайно никуда меня не вписала?
— Ну… — нервы стали зашкаливать. — Феликс, давай об этом позже поговорим, сейчас я действительно увязла в проблемах, и мне нужна твоя пом…
— А ну отвечай! Что ты там сделала? Кто я?
— Да это не я! — уже чуть ли не плача начала я. — Оно само написалось! Честно!
— Так, нюни утри и объясни, кто я?
— Мой лучший друг Феликс, — ответила я, сморкая носом.
— Чего?! Ну почему именно с этим глупым именем? А? — кореец был вне себя от ярости. На какое-то время я потеряла его из виду, так как парень отошёл в сторону, где камера не могла его видеть. Зато мне были прекрасно слышны ругательства и сопровождающее их кидание различных мелких предметов, что со звоном обрушивались на стены и пол квартиры. Минут через пять он вернулся к монитору, натянув тугую улыбку. — Ну, допустим, кхе-кхе… Друг, значит… Отлично! Можешь звать меня Оппа!
— Оппа? — не понимала я.
— А нет, забудь, — махнул Феликс рукой, тут же отменяя своё предложение. — Ужас. Ладно, что там у тебя за проблемы?
— Феликс, недавно я поругалась со своим дядей и наговорила кучу всего мне непонятного, причём остановить себя не могла. Мы ругались, и в итоге я заперта в своей комнате, не в состоянии выполнять обязанности Помощника. Что это вообще было? Раньше я могла контролировать себя, но это… Причём я испытала столько непонятной мне злости и…
— Так, подожди, — остановил меня кореец. — Твои симптомы мне известны, скажи только, ты ничего выдающего не совершала? Не влезала насильно в сюжетную линию? Лишнего не говорила? Я ведь неоднократно предупреждал тебя, что если будешь часто светиться, то в итоге твой личный сюжет начнёт прописываться.
— Мой личный сюжет? Ты про те пустые листки говоришь?
— Сомневаюсь, что они уже пустые, — устало отметил парень. — Иди, посмотри. Что изменилось?
Послушавшись Феликса, я встала и подошла к прикроватной тумбочке, где и держала свой сценарий. Стопка не изменилась, но вот исписанных страниц стало значительно больше. Пробежавшись по ним беглым взглядом, я заметила кое-какие лишние детали.
— Ой-ёй, — негромко произнесла я, но этого для Феликса оказалось достаточным.
— Говори!
— В общем, — нервный глоток. — Мои родители не просто развелись, нас с матерью бросил отец, когда мне было четырнадцать. Мать какое-то время горевала, стараясь вернуть отца, но он ушёл к любовнице, подав на развод. Мать тоже решила не терять зря времени и во чтобы то не стало решила отыскать своего «суженого», наплевав на свою дочь. Ну, то есть меня. В итоге я росла сама по себе и выросла довольно эгоистичной и жестокой девушкой. Но недавно произошло странное событие, после которого я загремела в тюрьму. И единственный, кто нашёлся из родственников, чтобы помочь и вытащить меня, был дядя, живший в Корее. Он помог и забрал к себе, взяв полное опекунство, хоть мне уже двадцать один. И потом… эм, Феликс? Ты слушаешь?
Пока я всё это рассказывала, смотря в свой сценарий, парень выглядел как одно сплошное отчаяние. Он просто молчал и бился головой об клавиатуру, стараясь проделать лоботомию в домашних условиях. После нескольких минут неудавшихся попыток самоубийства, парень всё же пришёл в себя и продолжил:
— Кэт, ты совершила что-то очень плохое, — уверенно произнёс он. — Вспоминай, что именно ты сделала.
— Ну, я не уверена, — начала мямлить я, подобно Ко Ми Нам, заправляя длинные пряди волос за ухо. — Но я, кажется, лишнего сказала. В общем, я и Ми Нам убирались в комнате Тхэ Гёна, и там мы случайно наткнулись на диски с фильмами, в которых снималась одна и та же актриса. Я чуть не ляпнула, что эта актриса мать Тхэ Гёна. Вот… Всё слишком плохо, да?
— Да нет, что ты?! — воскликнул Феликс, вот, только его левое веко стало подёргиваться. — Ты чуть не размазала по стенке канон, а он это просто так никогда не прощает. Кэт, очнись! Сколько раз говорить, что это опасно?! Сюжет почувствовал, что его пытаются изменить изнутри и решил сгладить острые углы. Он уже знает, что главная причина это ты, но не до конца осознал, что ты хочешь сделать. Тебя вписывают в сюжет. Сейчас ты словно балансируешь на лезвии ножа. Шаг в сторону и тебе конец! Сама посуди, ты теперь отличный материал. Драматичное прошлое, эмоциональное настоящее и непонятное будущее — всё, что необходимо для главного героя. Ещё хоть одна ошибка, и ты им станешь.
— Что же мне делать? — паниковала я.
— Как что? Валить оттуда! — вопил Феликс. — Причём немедленно! Беги и не оборачивайся! Прячься в другом каноне и веди себя как мышка. Оставь эту дораму. Они сами всё решат без тебя. Подумают, что ты не выдержала гнёта со стороны своего дяди или что-то в этом роде и сбежала.
— Но как же так? А как же моя цель? Я же не просто так сюда пришла!
— Забудь об этом, Кэт! Всё стало слишком серьёзным. Оставь всё как есть и вали, пока есть возможность. Сюжет подготовил для тебя почву, но пока ещё не пустил её в ход. Уверен, он пока задумывается над тем, что с тобой делать. Лучше бежать, пока есть шанс.
— Не могу, — с грустью отозвалась я, отрицательно покачав головой.
— Кэт!
— Стой, ты не понял. Я реально не могу! — и тут же пока Феликс вновь не начал тараторить, продолжила: — Я поругалась с дядей и теперь под домашним арестом. Мне нельзя выходить за пределы комнаты. Да и тем более, если постараюсь выйти, обязательно наткнусь на членов группы, охрану или вообще чрезмерно эмоциональных фанатов! Мне не выбраться.
— Чё-ё-ёрт, — застонал парень, хватаясь за голову. — Так, ладно. Побег отменяется. Для начала, ты должна помириться с дядей.
— Что?
— Что слышала! Мирись с ним. Обещай всё, о чём он попросит. Будь доброй и милой племянницей. Слушайся его во всём, чтобы он смог поменять своё отношение к тебе и позволить выбираться в город.
— Стоп, — я задумалась. — А разве это не противоречит моему сценарию? Я тут больше на злодея похожа, чем на добрую фею.
— У нас отчаянная ситуация. Тем более я предлагаю мириться с дядей, а не со всем коллективом. Поняла? — я согласно кивнула. — Э-э-эх, ну и озадачила же ты меня. О посторонних заданиях из других дорам можешь пока не беспокоиться. Некоторое время их решать буду я, но не уверен, что смогу делать это долго. Так что поторапливайся и включайся в работу быстрее! — очередной кивок с моей стороны. — И ещё… — кто-то постучался в мою дверь. — Ладно, потом договорим. Иди.
— Ага, — улыбнулась я. — Спасибо, Феликс.
— И не называй меня так больш… — я выключила скайп.
Странный он какой-то. Так его не называй, то ему не говори, а как именно к нему обращаться, так и не сказал. И что это ещё за обращение «оппа»? Что-то корейское? Об этой культуре мне ещё узнавать и узнавать.
Вновь повторился ритмичный стук в дверь.
— Иду! — вскочив со стула, я помчалась к двери. Однако, открыв её, была весьма удивлена, так как на пороге моей комнаты, с подносом в руках стояла Ко Ми Нам и мило улыбалась.
— Кэт, я тут… ну… это… с извинением, — мямлила девушка, покрепче сжимая поднос, на котором остывал травяной чай. Это что ещё такое? Второй дубль?



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться