Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 9. Язык мой - враг мой

1.

Ко Ми Нам некоторое время не могла успокоиться и прийти в себя, поэтому было принято решение, чтобы она покинула студию, так как в любом случае не сможет отвечать на вопросы репортёров. Основная проблема заключалась в том, как выйти Ми Нам из здания? Её же сразу заметят фанаты на первом этаже.
Идею подала координатор Ван и радостным тоном обратилась ко мне:
— Раздевайся!
— Что? — вот этого я точно не ожидала. В основном сюжете Нуна должна была одолжить одежду из гримёрной Ю Хе И, оттого я и не переживала. Но теперь эта мысль ей даже в голову не пришла.
— Ну, давай же! — нетерпеливо приказывала координатор Ван, срывая с моего тела сначала кофту, оставляя меня в одном бюстгальтере, а затем принялась за брюки и обувь.
Я сопротивлялась, но не очень, так как всё ещё не верила, что это происходит со мной. Для удобства Нуна пихнула меня в грудь, и я глухо шлёпнулась на один из стульев, крепко вцепившись в подлокотники, иначе полетела бы вслед за стиснутыми штанами. И каково же мне было стыдно, когда в гримёрную, пока там находились только координатор Ван, Ко Ми Нам и я, ворвались Кан Шин У и Хван Тхе Гён.
Немая сцена.
Я сижу на стуле, вцепившись в него, и сражаюсь ногами с Нуной, чтобы хотя бы что-то оставить. Нуна внаглую тащила штанины, ругаясь и заверяя, что это для общего блага. И Ко Ми Нам, стоявшая в углу, обхватив своё лицо руками, с ужасом наблюдала за тем, как я страдаю. Наверное, прошло секунд десять, пока до меня дошло, что я-то, практически, в чём мать родила.
Попыталась прикрыть себя руками, но вместо этого отпустила подлокотники стула, с вскриком полетев на пол. Штаны были стянуты.
От моего вскрика Тхэ Гён и Шин У наконец очнулись и повернулись к нам спинами. Видно вспомнили, что они всё же парни, но немой вопрос необходимо задать.
— Координатор Ван, — негромко обратился Шин У, — что вы делаете?
— Ничего! Вышли оба! — рявкнула женщина, и, о чудо, они её тут же послушались, выйдя в коридор. Боюсь, этот момент они ещё долго не забудут. Как и я… теперь у меня есть ещё один повод побыстрей свалить во Францию. — Теперь, Ко Ми Нам, — координатор переключилась на пугливую Ми Нам. — Раздевайся и надевай это! — швырнула в девушку мои вещи.
С ней Ми Нам спорить не стала. Видно, сказывается опыт. Быстро сняла свою мужскую одежду и накинула мою. Я же тем временем прикрылась небольшим пледом, что висел на спинке одного из стульев. Всё равно никто не обращал внимания.
Ко Ми Нам нанесли женственный макияж, прицепили парик, что больше подходил к моим волосам и теперь со спины не сразу скажешь, кто это? Но, так как эта одежда была на мне, то можно сказать, что это я. Эх…
— Всё это, конечно, мило, — вставила я. — Но, а что мне носить? В одном белье вышагивать не очень хочется.
— Ты? — координатор Ван словно только сейчас заметила моё присутствие. — Ой, да ладно. Накинь на себя одежду Ми Нам. Чего тебе?
— Чего мне? Да хотя бы то, что возникнет слишком много вопросов! Зачем я так сделала? А где сам Ко Ми Нам? Кто был в моей одежде? Мне продолжать?
— Нет, хватит! — нервничала Нуна, закусывая нижнюю губу. — Ладно, посиди пока тут.
Координатор Ван вышла в коридор, правда, как только дверь открылась, из коридора можно было увидеть две человеческие фигуры. Шин У И Тхэ Гён не ушли? Нуна была не в восторге от того, что они там толпились и, учитывая крики, требовала, чтобы парни разошлись, а спустя минуту вернулась с дополнительной женской одеждой в руках.
— Надевай, — сказала она мне, кинув на стул одежду. Я её узнала. Эта одежда Ю Хе И. Именно её должна была надеть в самом начале Ми Нам. Почему всё так перепуталось?
— Может, вы мне вернёте мою одежду, а это возьмёт Ми Нам? — предложила я.
— Нет времени! — злилась Нуна. — Давай, быстрее! Долго эта гримёрная пустовать не будет.
Что правда, то правда. Больше не возникая, я накинула одежду, что принесла координатор, почувствовав лёгкую тесноту в груди. Мда… как не посмотри, а фигуры у нас с Ю Хе И совершенно разные.
Когда все были готовы, я и Ми Нам вышли в коридор, где, облокотившись спиной о стенку и скрестив руки на груди, стоял Тхэ Гён. Увидев нас, он слегка нахмурил брови, но никакого сарказма от него не последовало. В какой-то момент наши взгляды встретились, и мне стало неловко от недавно пережитой сцены. Кстати, он также отвёл взгляд, но, скорей всего, для того, чтобы посмотреть на Ко Ми Нам.
— Сойдёт, — хмыкнул Тхэ Гён, после чего обратился к координатору. — Уведите её, но не слишком сильно светите лицом. Джереми и Шин У уже внизу, отвлекают журналистов и фанатов.
— Хорошо, — кивнула Нуна, обнимая Ко Ми Нам за плечи и утаскивая в сторону лестницы.
— Спасибо вам, — бросила через плечо Ми Нам, что до сих пор с трудом сдерживала плач.
Тхэ Гён и я остались наедине. Молчаливая пауза затянулась. Просто стоим на месте, оглядываясь по сторонам. Неловкость можно было резать ножом.
— Ну, — кашлянув, начала я. — Почему ты не пошёл с Ко Ми Нам?
— Я должен поговорить с президентом Ан, — тут же ответил парень, словно репетировал. — Внизу журналисты. Будет множество вопросов. Кто-то должен на них отвечать. А я, в конце концов, лидер.
— Ясно, — кивнула я, намереваясь завершить разговор и также направиться к лестнице. — Тогда…
— Кэт, я… — начал солист, но неожиданно его перебили.
— Хван Тхэ Гён? Ю Хе И? — это был тот самый пытливый журналист Кан. Он уже со всех ног бежал в нашу сторону, готовя на ходу камеру.
— Фотоаппарат! — ахнула я, понимая, что если будет хоть один снимок моего лица, то он на все сто получится качественным. Одним интервью это не кончится. Будет большой БУМ!
— Бежим! — крикнул Тхэ Гён, хватая меня за руку и уводя дальше по коридору. Видно он тоже понял, что прессе лучше не показываться.
— Стойте! Хван Тхэ Гён! Ю Хе И! Стойте! — продолжал кричать журналист, делая снимки на ходу. Ему всё равно, что это личная жизнь, всё равно, что это чужой секрет. Главное — достичь желаемого, а именно — как можно больше шума от шокирующей новости. Но сегодня он не получит желаемого.

2.

— Так Ко Ми Нам — сирота? — шокировано спросил Джереми, когда все сидели в трейлере и ехали в общежитие. — И вы всё это знали? — никто не ответил блондину. Каждый вдумчиво рассматривал мелькающие огни ночного города в окнах. — Почему вы мне не сказали? Ох, вот я идиот! Придумал себе столько всего! А-а-ах! — винил себя Джереми нанося небольшие удары по голове. — А ты? — парень посмотрел на меня, сидящую рядом.
— Что я? — устало посмотрела на блондина.
— Получается, ты отдала Ми Нам свою одежду, чтобы он прошёл незамеченным? — голос парня стал настороженным. На наш диалог с передних мест повернулись Шин У и Тхэ Гён.
— Да, — спокойно ответила я.
— Но… но… но… — запутался Джереми, — она же женская! — ни Тхэ Гён, ни Шин У не произнесли ни слова, однако их руки стиснулись в напряжённые кулаки.
— Джереми, — отвечала я парню, без каких-либо эмоций, — если бы на месте Ми Нам оказался ты, то я бы и тебе отдала свою одежду, лишь бы помочь. Одежда — это всего лишь одежда. Человеческой сути она не меняет.
— А! Ну да, — кивнул Джереми, улыбаясь. После чего неожиданно обнял меня, да так крепко, что позвоночник стал слегка хрустеть. — Я бы для тебя сделал то же самое!
— Вот и хорошо, — усмехнулась я, похлопав парня по спине. Видно, он себя очень виноватым чувствует.
— Точно! — неожиданно воскликнул Джереми отстраняясь. — Давайте устроим вечеринку!
— Что? — недовольно спросил Тхэ Гён. — По-твоему, сейчас удачный момент праздновать?
— Это для того, чтобы поднять настроение Ко Ми Нам! — тут же оправдывался блондин.
— А что? Неплохая идея! — поддержал друга Шин У. — Сейчас приедем и всё приготовим.
— Ура! — воскликнул Джереми, поднимая руки вверх.
— Хех, — вздохнул Тхэ Гён. — Делайте, что хотите.
Это был не ответ, но вполне сойдёт. Значит, Тхэ Гён не будет помогать, но и мешать не будет, что несказанно радовало нашего любителя вечеринок. Как только мы приехали домой, он сразу стал раздавать мне и Шин У указы, кто чем занимается. Да и сам даром время не терял. Хотя, чтобы мне не поручили, всё шло не так, как надо.
Сначала Джереми попросил развесить кругом надувные шарики, но они у меня лопались один за другим. Далее парень попросил заняться готовкой, но я не умею готовить корейскую кухню, что ещё больше опечалило блондина. Тогда он просто попросил свернуть и нарезать кимбап. Казалось бы, что в этом трудного? Смазал лист рисом, набросал уже готовой начинки и свернул в рулет. Готово! Но нет.
Во-первых, рис не желал наноситься ровным слоем. Во-вторых, начинка была местами толстой, местами тонкой, что делала рулет кривым. В-третьих, сам рулет всё время разворачивался при нарезке, а рис вылезал сквозь пальцы.
— Хех, ты безнадёжна! — усмехнулся Тхэ Гён, что сидел около дерева в кресле-качалке. — Любая корейская женщина обязана знать, как правильно готовится такое простое блюдо, как кимбап. Но, видимо, это не про тебя. Надеюсь, во Франции ты быстрее научишься готовить местные блюда. Хотя… сомневаюсь.
— Чёрт… — выдохнула я, понимая, что просто так проигнорировать это не могу. — Тхэ Гён, если хочешь помочь — помоги. А если нет, то помалкивай и не раздражай «русскую» женщину, в руках у которой немаленький нож.
И в завершении своих слов, я пару раз взмахнула лезвием в воздухе, придавая себе значимости. В этот момент на крышу вышел Шин У. Он занимался овощами, которые планировал приготовить на гриле. Заметив мой нервный вид, парень подошёл ближе.
— Всё в порядке? — мягко спросил он, заглядывая через плечо. Мои комментарии тут не обязательны. И так ясно, что Тхэ Гён прав. Всё выглядит просто ужасно. Один рулет, который я покрошила, теперь выглядит так, словно он пережил третью мировую. — Не расстраивайся, — улыбнулся Шин У, слегка похлопав меня по голове. — Я знаю, ты хорошо готовишь. Твой суп до сих пор навевает приятные воспоминания. Тут главное правильно держать рулет. Вот, смотри…
Шин У обошёл меня со спины и взял за обе руки, чтобы я не только посмотрела, но и поняла как это делается. Правда парень был слишком близко, и я прекрасно чувствовала его тепло своей спиной.
— Вот, — произнёс Шин У, мягко обхватывая рулет. — Не дави на него сильно в каком-то определённом месте. Просто придерживай, чтобы не скользил, и всё. Попробуй.
— Так? — спросила я, повторив жест Шин У.
— Ага, — похвалил парень. — А теперь ножом делай надрез только в одну сторону. Тогда начинка не будет рассыпаться.
Я последовала его совету.
— О! Получилось! — это было действительно удивительно. Сколько не пыталась, а идеальных круглых форм не получалось. Но теперь второй, третий и даже десятый, получались идеально ровными. Но что делать с первым моим неудавшимся кимбапом? — Думаю, первый свой опыт, лучше не выкладывать в тарелку. На него смотришь, и сразу грустно становится.
— Хах, — засмеялся парень. — Ничего. Мы парни не привередливые. Всё съедим. А если нет, то у нас на этот случай есть Джоли, верно?
Шин У ушёл заниматься своим приготовлением, оставив меня теперь с кимбапом одну. Настроение поднялось. Эх, и всё же Шин У потрясающий. Сколько на него не смотрю, а так и не замечаю недостатков. Ну, разве что, чрезмерную медлительность. Он давно влюблён в Ми Нам. Знает о ней всё, но молчит. Чего же ждёт? Что она раскроется? Этого не произойдёт, так как слишком многое зависит от данного секрета. И в основном, это будущее её брата, что сейчас лечится в Америке.
Дальше кимбап нарезался вполне неплохо. Его я и стала выкладывать в общее блюдо, а то, что было раньше, решила отложить в отдельную тарелку и потом что-нибудь придумать. Может, по бокам основного блюда разложить? И менее заметно будет. Эх, нет… не выйдет.
Неожиданно кто-то со спины потянулся к той тарелке, где лежал мой первый изуродованный кимбап и взял один кусочек. Я была несколько удивлена. Особенно тогда, когда поняла, что этот «кто-то» — Тхэ Гён. Облокотившись о край стола, парень со спокойным видом поедал мой первый кимбап.
— Что ты делаешь? — спросила я. — Не можешь дождаться, когда все соберутся?
— Я голоден, — хмыкнул парень, заглатывая очередной кусок. — Вот будешь бегать по сцене несколько часов подряд, тогда и указывай, кого мне дожидаться, а кого нет.
— Ну… ладно, — в принципе, возможно, он действительно голодный. Тем более солист. Петь на сцене и при этом играть на гитаре. Должно быть, это сильно вымотало его. — В таком случае, ешь вот эти, — я указала на ровные и круглые кусочки кимбапа, что я уже выкладывала в основную тарелку.
— Не хочу, — отрезал Тхэ Гён. — Мне эти больше нравятся.
— Э? — что-то я не понимаю. — Ты же сам сказал, что они безнадёжны!
— Безнадёжна ты, Кэт! — повысил злобный тон в голосе парень, но потом, немного помедлив, добавил. — А кимбап вполне вкусный.
Тхэ Гён ушёл, оставив меня в полном недоумении, однако все кусочки моего первого кимбапа были съедены. Что ж. одной проблемой меньше. Наверное…
Когда Ко Ми Нам прибыла в общежитие, всё уже было готово. Джереми даже хлопушку откуда-то нашёл и притащил несколько картонных изображений популярных в Корее людей. Я, правда, знать не знаю, кто это, но парням они очень нравились, так что ладно. Сойдёт. В любом случае, благодаря стараниям Джереми, Ми Нам вновь улыбается.
Мы сели за стол. С одной стороны сидели Джереми и Тхэ Гён, с другой Ми Нам, Шин У и я. Причём именно в таком порядке. Все ели, смеялись, правда Шин У периодически приходилось вставать, так как он до сих пор занимался грилем, но всё равно веселье проходило полным ходом.
Ну… до того момента, пока Джереми не решил рассказывать страшные истории, про призраков. Я знаю, это была всего лишь шутка, но когда этот блондин во всё горло закричит — «Кэт, смотри, один прямо за твоей спиной!», я чуть богу душу не отдала. Тело всё окоченело и покрылось ледяным потом.
Обычно в такой ситуации девушки сразу кричат и машут руками, я же своими руками вцепилась в то, что точно могло меня спасти — в персонажа. А именно в Шин У. Он был рядом, поэтому обхватила его руку своими руками и вжалась всем телом, при этом сама оглядывалась по сторонам, выискивая того самого «призрака».
— Ха-ха-ха! — смеялся Джереми, довольный тем, что ему удалось меня напугать. — Ну и ну! Ты бы себя видела, Кэт! Ха-ха-ха! Словно и в самом деле приведение увидела!
Я постаралась улыбнуться и сделать вид, что мне тоже смешно, вот только ноги под столом до сих пор дрожали. Ну, спасибо тебе, Джереми. Сегодня обеспечена очередная бессонная ночь. Шин У тоже улыбнулся моей реакции, сказав, что это было мило. Ми Нам счастливо смеялась, заверив, что защитит меня от любого привидения. Но, а Тхэ Гён молчал и, сощурив глаза, следил за каждым моим движением.
Чёрт, у меня даже аппетит пропал после такой шутки. Все органы словно морским узлом связались. Улыбаюсь, киваю головой, но больше не слушаю, кто о чём говорит. Ощущение, что за мной наблюдают, вновь вернулось. Парни стали разливать напитки и поздравлять друг друга с первым выступлением. Я и Ко Ми Нам отказывались даже от пива. Ну, просто Ми Нам до сих пор ещё стыдно за прошлую тусовку. В итоге, проблем было много. А я… мне нельзя. Хотя очень хочется. Прям ужас!
— Что? — воскликнул Джереми, смотря на Тхэ Гёна. — Да благодаря мне, мы все стали зарабатывать, парни! — что такое? Пьяный скандал? И сколько же я прослушала? — Я и выступал, и на шоу ходил. В самом начале было очень трудно, и вы мне должны быть благодарны! Я словно старая жена, которая столько настрадалась из-за вас! — из-за этого сравнения я и Ми Нам тихонько хихикнули, мысленно представляя, как Джереми в образе кухарки залетает в дом и во всё горло орёт: «Развод и девичья фамилия!». — Что, собираетесь вышвырнуть меня, как старую тряпку? — продолжал вопить блондин. Так, ему больше не наливать.
— Не знал, что твой талант такой выдающийся, — безразлично бросил Тхэ Гён.
— Ха! Да вы просто невероятны! — возмущался Джереми. — Когда вы отказались ходить на эти шоу, кто тот единственный, кто прикрывал вас? — в завершении ко всему, Джереми выпятил обиженно нижнюю губу, показывая всю серьёзность его слов.
— Эй, — одёрнул его Шин У. — Не будь так суров. Тхэ Гён тоже очень настрадался в начале.
— А? — удивилась Ми Нам, не веря словам парням. — Тхэ Гён, ты тоже появлялся на таких шоу, что и Джереми? — парень не ответил, а лишь возмущенно стал отводить в сторону глаза.
— Хе-хе-хе, — негромко засмеялась я. — Именно в таких случаях популярные звёзды потом говорят — «Я был молодым и мне нужны были деньги», — подобное сравнение буквально взбесило Тхэ Гёна. Он ничего не говорил, но молнии, что метались в мою сторону из его карих глаз, ясно давали понять, ещё хоть слово, и я покойник.
— Кэт, Ми Нам, хотите посмотреть? — предложил Джереми.
— Сколько времени-то прошло, — тут же вставил Тхэ Гён. — Вряд ли что-то сохранилось…
— Я кое-что отложил на случай плохого настроения, — парировал Джереми, вскакивая со стула и подзывая меня и Ми Нам следовать за ним.
Лицо Тхэ Гёна было невозмутимым. Он до последнего был уверен, что Джереми шутит, и это лишь провокация с его стороны. Поэтому мы втроём спокойно спустились в зал и включили телевизор. Диск вставлен, просмотр начался.
— Представляем вам новую восходящую группу A.N.JELL! — заговорил ведущий шоу. Сам одет с иголочки, а позади него танцевали молодые девушки в оранжевых майках и юбках. Всё ярко, всё пестрит. Люди подобное любят.
После представления на сцену вышли сами парни. Первый был Джереми, второй Тхэ Гён, ну, а третий Шин У. Причём шли они так, словно готовятся к расстрелу. Джереми всё время приседал и кланялся. Уверенности нет.
— Название группы не «Ангел», а «A.N.JELL», — заметил ведущий. — Что это значит? 
— Это… — неуверенно начал Тхэ Гён, когда к его лицу поднесли микрофон. — От значения «Архангел».
— Это «Архангел», — повторил Джереми, когда микрофон поднесли к нему. Странно, что, ведущий с одного раза не понял?
— Тогда мы только дебютировали, — пояснил Джереми, сидящий на полу рядом. — Это наше самое первое шоу.
— А теперь человек, известный за свой талант… — продолжал ведущий.
— ВЫКЛЮЧИ! — крикнул Тхэ Гён, что в эту же секунду ворвался в помещение. В глазах царил ужас.
— Ой-ёй! — воскликнул блондин и, нажимая на пульт, постарался ускорить запись. — О, вот здесь!
Всё выглядело так, словно Тхэ Гёна реально собираются казнить. Встал на какой-то небольшой пьедестал и, посмотрев прямо в камеру, произнёс:
— Пожалуйста… — нервный глоток. – Принесите редьку.
Ему её принесли. И не какой-нибудь там кусочек, а самую огромную. С руку по локоть. Парень последний раз вздохнул и принялся её есть. Боже, что же с ним было за это время. Видно она была безумно горькой, так как таких кривляний я в жизни не видела. Но он всё ел и ел, не останавливаясь. Стоящие позади Джереми и Шин У с сочувствием отводили от товарища глаза. От всей этой сцены я и Ми Нам смеялись, не в состоянии остановиться.
Тхэ Гён кричал и гнался за Джереми по комнате, требуя, чтобы тот отдал ему пульт от телевизора, но блондин не сдавался и всё время уклонялся от цепких рук солиста.
— Это легенда о Хван Тхэ Гёне, — произнёс Шин У, что стоял неподалёку. — Злополучном гении эстрады.
— Хённим, — улыбаясь, произнесла Ми Нам. — Ты бесподобен!
— О, да! — согласилась я с ней, вытирая слёзы вокруг глаз. — Такое повторить не каждому удастся.
— Ты! — указал он на Джереми. — Выключи сейчас же! — но было уже поздно. Блондин лишь показал язык, а мы с Ми Нам всё также смеялись над кривляющимся лицом Тхэ Гёна. Чего только не сделаешь ради славы.

3.

Вечеринка закончилась. Я помогала тем, что мыла посуду, которую притаскивали с крыши парни. В кухню заглянула Ми Нам, глотнуть воды. На губах всё ещё играла улыбка, а стоило нам взглянуть друг на друга, как простое хихиканье становилось безудержным смехом.
— Тебе помочь? — спросила в итоге девушка.
— Да нет, не надо. Иди лучше Шин У помоги, — посоветовала я. — Он до сих пор на крыше. Убирается.
— Ага, — кивнула она и снова захихикала. Было ясно и без слов, кто о чём думает. В итоге, первой не выдержала Ми Нам. — Никогда не видела, чтобы человек смог разом съесть столько редьки.
— Но это многое объясняет, — заметила я. Ми Нам с непониманием приподняла брови, тогда я встала в позу. Одну руку на пояс, другую перед лицом, словно смотрела на свои ногти. — Я настолько злобный и вредный, словно та редька. Не приближайся, иначе заражусь! И вообще, я вас ненавижу с первого взгляда.
Ми Нам тут же согнулась пополам, сжимая живот в конвульсиях. Смех так и рвался наружу. Дрожащей рукой девушка поставила кружку на стол, стараясь выплеснуть как можно меньше воды, но это ей удавалось с трудом.
Послышались шаркающие шаги и мы тут же постарались занять себя чем-нибудь, чтобы не вызвать ещё большего подозрения. Как и ожидалось, в комнату вошёл Тхэ Гён. Мы не смеялись, но периодическое неконтролируемое хрюканье всё же исходило. Причём стоило Ми Нам разок хрюкнуть, как тут же хрюкала я.
— Всё ещё смеётесь? — фыркнул парень, недовольно надув губы и нахмурив брови. Мы упёрто молчали, избегая смотреть на солиста. Это злило Тхэ Гёна ещё сильнее. — Ты, — он указал пальцем на Ми Нам, что стояла к нему ближе, — ещё недавно пугала всех своим рёвом, а теперь раздражаешь смехом? Бесишь!
Ох, ну началось! Тоже мне, звезда! Иди лучше редис покушай. Смени рацион питания, хе-хе. Я схватила лежавшее рядом полотенце, которым я вытирала чистую посуду досуха и швырнула его Тхэ Гёну в лицо. Ми Нам со звонким шлепком ударила себя ладонями по губам, сдерживая пищащий смех. Пока солист ничего не видел, с полотенцем на голове, я жестом указала девушке бежать в сторону Шин У. Та поклонилась и тут же исчезла.
— Ах, ты… — злился Тхэ Гён, срывая полотенце с головы. — Жить надоело?
— Ой, да ладно тебе, — улыбалась я, возвращаясь к мытью посуды. — Случайно соскользнуло.
— Тц! Случайно, значит? — парень осмотрелся, после чего злобно усмехнулся. — Ты узнала моё прошлое, но и я кое-что сегодня о тебе узнал. Ещё одно твоё слабое место.
— Да что ты? — театрально воскликнула я. — Ну, всё. Пакуем чемоданы.
— На твоём месте я бы так не ёрничал, — усмешка Тхэ Гёна стала шире. Он подошёл ближе, прижимая меня к умывальнику. — Ведь это не я… боюсь привидений!
Вот чёрт! Он понял! Понял, что я их боюсь! Нет-нет-нет, это пока только его догадки. Не раскрывай все карты. Ты в общежитии. Их тут быть не может. Не может же, так? Расслабься. Делай вид, что тебе всё равно.
— Что ты такое говоришь? — улыбнулась я. — Призраков не существует. Оставь эти детские сказки Джереми. Он их оценит больше.
— Вот как? — произнёс Тхэ Гён, отходя от меня на несколько шагов назад. — Ну, тогда тебя не слишком сильно напугают вот те два призрака за тобой?
— А-а-а! — взвизгнула я и в панике побежала к Тхэ Гёну, обхватив его за пояс и уткнувшись лицом в грудь. Рефлекс выработан на ура, но, что делать с последствиями? Только когда моё сердце перестало биться как сумасшедшее, я наконец-то поняла, что стою так уже некоторое время, и нам сейчас будет вновь крайне неловко. — Ну… кхе-кхе… — я медленно отошла. — Эм… ты победил, — тут же признала я, поворачиваясь к нему спиной, чтобы солист не увидел моего покрасневшего от стыда лица. — Я боюсь призраков. Доволен?
— Пф, что за глупый страх? — бросил Тхэ Гён, вот только по тональности его голоса, я поняла, что парень тоже слегка не в своей тарелке. — Как можно бояться того, чего не существует?
Ох, они существуют. Причём настолько жуткие и опасные, что я бы с радостью от этого отказалась. Один меня чуть не прикончил! И вообще, он смеётся над моими страхами? Он?
— И это мне говорит тот, кто боится несчастных кроликов! — злобно выпалила я. — Как можно бояться столь милое и пушистое создание?
— Между прочим, они очень опасны! У них есть зубы и когти и… — оправдывался Тхэ Гён, но вдруг замолк. — Стоп! Откуда ты это…? Ай, не важно… Почему-то это меня уже не удивляет. В общем, мой страх обоснован, а твой не очень!
— А вот как? — усмехнулась я, недовольно скрестив руки перед собой. Злость как обычно делает своё дело и я болтаю лишнего, но именно в такие моменты мне на это как-то плевать. Сожалеть буду после… очень сильно сожалеть… остановите меня кто-нибудь! — Вот когда тебя один из призраков попытается утопить, тогда и поговорим, понял? Всё! — я взяла мокрую мыльную мочалку и швырнула в лицо шокированного Тхэ Гёна. — Свою часть я помыла. Остальное моешь сам!
Гордо задрав подбородок, я зашагала к лестнице, поднимаясь на второй этаж в свою комнату. Правда, захлопнув дверь, я тут же села на корточки, обхватив себя руками за голову.
— Ну что я за трепло, а?



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться