Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 10. Талант и упрямство

1.

Ещё с самого утра я решила, что, что бы не случилось, не сталкиваться с Тхэ Гёном. Он ушёл раньше всех, так что до студии мы добирались вчетвером. С нами даже менеджера Ма и координатора Ван не было. Но это и к лучшему.
Шин У, Ми Нам и Джереми сразу же побежали репетировать движения танца. Я бы пошла с ним, если бы не одно 《но》- меня к себе вызвал президент Ан. И, судя по его голосу, разговор предстоял насыщенный.
— Дядя? — позвала я его, проходя в кабинет. Президент Ан как раз сидел в белоснежном кресле перед небольшим овальным металлическим столиком. В руках у него была стопка документов, вперемешку с фотографиями, которые он усиленно просматривал.
— А! — радостно воспел дядя, вставая с кресла и обнимая меня. — Милая, рад, что ты пришла.
— Дядя, что-то случилось? — насторожилась я. — Ты сегодня… больно добрый.
— О чём ты? — спросил дядя, удивлённо округлив глаза. — Я всегда такой! Разве я не могу быть рад видеть свою племянницу?
— Ну, да, — согласилась я, хотя всё равно чувствовала, что сейчас что-то начнётся. — Так зачем ты меня позвал? Или документы на заключение контракта с модельной компанией из Франции уже готовы? Что-то как-то быстро…
— Нет-нет-нет! — произнёс дядя, улыбаясь и маша перед собой руками. Периодически я понимала, что дядя переходит на английский язык, так как в словах чувствуется непривычная мягкость. Правда, мир Дорам всё равно переводит все слова на привычный мне язык — русский. — Документы ещё не готовы. Просто, я должен кое-что тебе сообщить.
— Слушаю, — продолжила я, хотя всё нутро буквально кричало мне бежать.
— Вчера мне звонил твой отец, — я впала в ступор. Просто шок. Что делать? ЧТО ДЕЛАТЬ? Кто это? Как он выглядит? Я его в жизни не видела! Чёрт… и как тут себя вести? Меня сейчас вырвет. Паника! Ужас! Кошмар! — Успокойся! — насторожился дядя, подавая небольшую бутылку с простой водой. — Я знаю, вы не общаетесь… и я тебя полностью поддерживаю. Знай, я на твоей стороне!
— Что… он хочет? — спросила я, отпивая большой глоток из бутылки. — Что ему надо?
— Он хочет встретиться с тобой, — продолжал дядя, с сочувствием смотря на меня.
— Об этом не может быть и речи! — я вскочила с белого дивана. Мысли путались. Что же делать? Я даже не знаю, кто тот человек, что зовётся моим отцом. Однако что-то глубоко в груди стало разгораться, подобно пламени, и охватывать всё моё тело. Когда я поняла что это, было уже поздно. Моим телом завладел Сюжет. Чёрт! — Дядя, ты обещал! Обещал!
— Я помню, Кэт! Помню! — произнёс мужчина. — Прошу, сядь. Давай просто поговорим. Он попросил о встрече через меня, но я ничего ему не обещал. Просто сказал, что передам тебе, а там ты будешь решать.
— Я решила! — злобно воскликнул мой голос. — Много лет тому назад. Всё решила! Что этому человеку ещё от меня нужно? Я ему вернула всё! У меня нет ни его денег, ни его имущества, ни даже его фамилии и отчества. Есть только имя — Кэт, но оно принадлежит только мне! Что он ещё хочет?
— Кэт, милая, по телефону он не казался мне особо злым. В конце концов, твой отец занимает не последнее место в мире, — рассуждал президент Ан. — Может, стоило бы тебе помириться с ним? Хотя бы ради самой себя! Ты ведь скоро начнёшь дебютировать в модельном бизнесе. Если кто-то прознает о твоей истории…
— Так выдумай мне новую! — крикнула я. — Дядя, это была твоя идея. Я изначально была против. Все эти камеры, съёмки, шоу-бизнес… мне это не нужно. И даже сейчас, я уверена, что этот человек связался с тобой только после того, как увидел несколько моих фото в каком-нибудь журнале.
— Кэт, — уже отчаянно вздохнул президент Ан. — Ну почему ты всё время его так зовёшь? Это же твой отец! И видя, как меняешься ты, я решил, что и он мог измениться. Прошу, только раз, дай ему шанс. Позвони и поговори со своим отцом.
Президент Ан достал из кармана небольшую визитку и поставил её на стол, протянув в мою сторону. Карточка была белоснежной, а на номер телефона был выгравирован и закрашен золотой краской. Как только карточка оказалась у меня в руках, дядя неожиданно посмотрел за моё плечо и воскликнул:
— Тхэ Гён? И давно ты там стоишь? — как оказалось, парень стоял в дверях и всё прекрасно слышал. Ну, или практически всё. — Проходи. Координатор Ван с тобой?
— Да, — холодно ответил парень, садясь на тот же диван, на котором сижу и я. — Поднимается.
— Э-э-эх, — протянул дядя, хмуря брови. — Видно ты слышал лишнего. В общем, это дело семейное и… о таком лучше помалкивать. Хорошо? — Тхэ Гён ничего не произнёс, лишь перевёл взгляд на меня. Что он хотел? Я только сейчас обрела дар речи и наконец-то могу говорить, но вот только говорить мне почему-то не хочется. Просто продолжаю игнорировать. Этого не было… этого не было… этого не было…
В кабинет вошла координатор Ван. При виде меня она радостно улыбнулась и помахала ладонью. У девушки в руках имелся небольшой ноутбук, который она тут же поставила перед президентом Ан на стол и включила его.
— Дядя, ты начал работать, — заметила я. — Тогда мне лучше идти.
— Нет, подожди, — остановил меня президент Ан. — У меня ещё к тебе есть дело. Посиди пока.
Дядя стал просматривать небольшие видео-файлы и фотографии. Всё это заняло не больше пятнадцати минут, но даже за это время меня безумно напрягла тишина, воцарившаяся в кабинете. Она словно давила сверху, как безразмерный валун.
— Неплохо, да? — с улыбкой спросила Нуна, когда президент Ан закончил просмотр.
— Да-да, — согласился он, хлопая в ладоши. — Теперь данные идеи к 6-му альбому необходимо охранять как можно тщательнее. Я ведь могу на вас положиться, верно?
— Конечно, — улыбнулась координатор Ван, беря обратно ноутбук. Я еле сдержалась, чтобы не усмехнуться. Вот кто-кто, а она настоящее трепло. Прям как я в момент злости.
— О, Тхэ Гён, — словно что-то вспомнил, обратился к парню дядя. — Ты должен следить за своим имиджем, — Тхэ Гён с непониманием посмотрел на президента. — Вот поганец, — бросил дядя. — Тебе, может, и наплевать на это. Ты встречаешься с Ю Хе И?
Взгляды всех присутствующих сосредоточились на солисте. В то время как у самого парня был такой вид, словно его только что пыльным мешком по голове шарахнули.
— Что? — не понял он. — С Ю Хе И? — честно признаюсь, что в этот момент я о-о-очень старалась не выдать себя и сделала как можно более естественное удивлённое лицо.
— С Ю Хе И? — повторила вопрос Нуна и подозрительно сощурила глаза. — До этого, сегодня, я видела их вместе в салоне… — этого было достаточно, чтобы президент Ан расплылся в ликующей улыбке, а вот координатора Ван эта новость почему-то возмутила. — Вы встречаетесь?
— Нет, — ответил Тхэ Гён, стараясь сохранить спокойствие, но, судя по его вечно сжимающейся руке, это у него получается с большим трудом.
— Эй ты, поганец… — дружелюбно бросил дядя, но, увидев гневный взгляд Тхэ Гёна, тут же отбросил свою улыбку в сторону. — Кхм, хорошо, береги свой имидж.
— Ну, я пойду, — улыбнулась координатор Ван, направляясь к выходу. Тхэ Гён также встал с дивана, намереваясь последовать за Нуной, и бросил на меня вопросительный взгляд, мол, а ты идешь? Но меня дядя попросил остаться, так что торопиться пока некуда.
— Тхэ Гён, — произнёс дядя, вставая с кресла и кладя руку парню на плечо, тем самым останавливая его. — Тоже задержись. У нас встреча во время обеда.
— У нас всех? — уточнила я. — Или ты мне сейчас скажешь, что хотел, и я пойду?
— Нет, — ответил президент Ан. — У нас всех. Это сонбэ, который хочет встретиться с тобой, — пояснил мужчина, указав на Тхэ Гёна. — Он хочет, чтобы мы сделали ремейк на твою песню.
— Кто это? — спросил Тхэ Гён, заинтересовавшись.
— Узнаешь, когда приедем, — таинственно улыбнулся дядя, но я-то знаю, кто там и встречаться с этим сонбэ не очень хотела.
— Дядя, но я тебе зачем? — спросила, повысив недовольство в голосе. — Если нужно работать, езжайте. Незачем со мной таскаться, как с писанной торбой.
— Глупая! — воскликнул мужчина, размахивая руками. — Я же для тебя стараюсь! Думаешь, модельный бизнес будет вечен? Пока есть возможность, я хочу, чтобы ты перезнакомилась с как можно большим количеством влиятельных людей. Так как именно они потом помогут тебе в жизни. Миловидная внешность не продлится долго. Лови момент! И, тем более, разве я многого прошу? Просто побудь рядом, и всё. Остальное я сделаю сам.
— Ладно, — вздохнула я, соглашаясь с аргументами дяди. Видно, работа в шоу-бизнесе обеспечена, так или иначе.
— Отлично, — обрадовался президент Ан, потирая ладони. — Я сейчас отлучусь на пять минут. Вы пока подождите. Потом сразу поедем.
Дядя вышел из кабинета, напевая себе под нос какую-то навязчивую песню. Я и Тхэ Гён остались одни. Чёрт, а ведь именно этого я и не хотела. За последнее время он слишком много лишнего узнал. Даже не так… он СЛИШКОМ МНОГО узнал. По законам триллера, я должна его убить. Например, сейчас, пока он сидит рядом и смотрит на полупустую бутылку с водой, которую мне дал дядя в начале разговора. Всего-то накинуться на парня сверху и придушить, пока тот будет в шоке. Хотя… он физически сильнее меня.
— Значит… — начал Тхэ Гён, нарушая гробовую тишину. — Отец желает встречи… кто он? Босс русской мафии? Или ещё что-то в этом роде? Отказалась от его фамилии и имени… должно быть, он известная личность.
Босс русской мафии? О чём он вообще? Хотя, учитывая последние события, я бы тоже об этом задумалась. Винить тут Тхэ Гёна бессмысленно. Но как я могу ответить на вопрос, на который сама не знаю ответа? Скажу что-то лишнее, и это может вписаться в сюжет. Лучше промолчать или перевести стрелки.
— А ты, значит, встречаешься с Национальной Феей? — спросила я, парадируя тон Тхэ Гёна. — И кто ты теперь? Национальный Фей? Или Национальный Птах? — парень резко повернул в мою сторону голову, да так, что я почувствовала легкое дуновение ветерка. Тхэ Гён вновь безумно зол.
— Мы с ней не встречаемся! — произнёс он, проговаривая каждый слог отдельно, но уже в следующую секунду дерзко усмехнулся. — А что? Ревнуешь? Так и скажи, что без ума от меня.
— Ха! Я? Без ума от тебя? — меня пробрал дикий смех. Буквально до слёз. — Ну, ты сказанул! Ух, давненько так не смеялась… — на мой смех, Тхэ Гён скрестил руки на груди и недовольно сощурил брови. — Между прочим, мне нравятся такие парни как Шин У. Добрые, сильные, умные, красивые, талантливые и вообще, он словно рыцарь в сияющих доспехах! А ты что? Словно чёрт из табакерки.
— Ха! — возмутился Тхэ Гён, явно подбирая, чтобы такого сказать. — Чёрт? Я? Да меня готовы вписать в список самых красивых парней Южной Кореи! И, чтоб ты знала, я там буду занимать лидирующие позиции.
— О, ты красив, я не спорю, — улыбнулась я. — Даже очень красив. И причёска, что ты сегодня сделал, тебе очень идёт, — Тхэ Гён был озадачен. Он явно не ожидал подобных слов. Глаза забегали из стороны в сторону, выискивая хоть какой-нибудь предмет, за который можно зацепиться. — Но как человек, ты засранец, — завершила я, и метание карих глаз остановилось. Губы вновь приняли надутый вид.
— Знаешь, что, Кэт? — я вопросительно посмотрела на парня, сохраняя улыбку. — Твоё мнение меня совсем не интересует. Так что сиди и помалкивай.
Вот честно, именно из-за этого поведения я и сделаю из этой доброй романтичной дорамы ходячий триллер и мясорубку. Бесит меня этот выскочка! Чтобы успокоиться, я даже допила остатки воды, но это лишь наполовину утихомирило мою злость. И, честно, если бы не дядя, что вошёл в кабинет, зовя нас следовать за ним, я бы сию же секунду набросилась на него и выдрала бы все волосёнки.

2.

Больше никто из нас не произнёс ни слова. Я и Тхэ Гён сидели на задних сидениях машины дяди и смотрели в разные стороны. Мне казалось, что он специально провоцирует меня. Словно проверяет, насколько хватит моей выдержки? Или парень давно понял, что в момент злости я могу сболтнуть лишнего, чем он всегда и пользуется.
Президент Ан привез нас в шикарный дорогой ресторан с отдельными закрытыми комнатами, для VIP-персон. В одной из таких комнат и ожидал наш сонбэ. Вернее, сонбэ Тхэ Гёна, так как основной гость — его мать.
— Здравствуйте, — поздоровался президент Ан. — Надеюсь, мы не заставили вас ждать? — после чего дядя повернулся к нам. — Это сонбэ Мо Хва Ран, вы ведь уже знакомы? Это Хван Тхэ Гён, а это моя племянница Кэт.
Сказать, что Тхэ Гён был в шоке, это ничего не сказать. В его глазах читалось столько эмоций. Боль, обида, ярость, непонимание… но он молчал. Я же мило улыбнулась, стараясь качественно исполнить свою роль, хотя буквально мечтала свалить отсюда. Особенно когда Тхэ Гён посмотрел на меня с немым вопросом: «Ты знала?».
— Конечно, мы с ним знакомы, — с улыбкой ответила Хва Ран, смотря на своего сына. — А вот с девушкой…
— Ах, ну, понимаю, — смеялся дядя, рассаживая нас с Тхэ Гёном по бокам от себя. — О ней ещё ничего не известно. Начинающая фотомодель.
— Ох, ясно, — продолжала улыбаться Хва Ран. — Нелёгкий хлеб вы выбрали. Сейчас, когда в мире шоу-бизнеса столько соперников, без особого таланта вряд ли вы добьётесь высот.
— Ну, считаю тут главное быть уверенной в своих силах, — ответила я, так же улыбаясь. — Идея наличия таланта довольно относительна. Главное — усердие и любовь к своему делу.
— Вот как? — женщина сделала глоток вина. Она была весьма удивлена тем, что я посмела ей ответить, да и ещё так грубо. Ведь все знают и любят Мо Хва Ран. Однако я слишком много знаю, чтобы быть как все. — Значит, по-вашему, любой может стать успешным, приложив лишь должное количество сил? Ха! Какая ирония! — Хва Ран посмотрела на Тхэ Гёна, что места себе не находил и испепелял взглядом мать.
— Ха-ха-ха! — засмеялся дядя, пиная мою ногу под столом. Это сигнал, чтобы я умолкла. — Ну, так, зачем же вы нас позвали, Мо Хва Ран?
— Ах, я хочу снова петь, — прямолинейно сказала она. — Конечно, если бы я хотела, то смогла бы выжить и на паре выступлений в кулинарном шоу в год. Но мне совсем это не по душе. Хочется быть такой же, как раньше.
— Да, сейчас для нас тоже настали трудные времена, — согласился дядя, кивая головой. — Сейчас всё совсем не так, как прежде.
— Вот почему я прошу президента Ана, — перевела взгляд на Тхэ Гёна. — И этого молодого человека. Прошу согласия на исполнение песни вместе со мной на одной сцене.
Это было безумием. Почему я нахожусь тут? Мне противна сама эта сцена, а переживать её, находясь в эпицентре —
просто ужас для моих нервов. Хочет быть такой, как раньше? Серьёзно? Хочешь снова петь? И просишь пропиарить себя своего же собственного сына? При этом называешь его «этот молодой человек»! Что за чёрт? Бесит! Просто бесит! Я не могу. Я не настолько милая и добродушная. Да и актриса из меня так себе.
Прости дядя. Потом я приму любое наказание, но не сейчас.
— А вам не кажется, что лучше не ворошить прошлое? — все посмотрели на меня. Дядя вновь больно пнул меня под столом, но я ответила тем же. — Сейчас совсем другое время, — продолжала я. — Время молодых и, как вы заметили, талантливых. Может, забыть то, что было тогда и начать жить настоящим? Например, заняться собой и своей семьёй.
Мо Хва Ран была в шоке. Её рот слегка приоткрылся. Она явно не ожидала столь откровенного нахальства с моей стороны. Но самое главное, она догадалась о том, что я в курсе её отношений с Тхэ Гёном, так как следующим, на кого она посмотрела, был именно он. Возможно, она искала поддержки, но Тхэ Гён лишь злобно усмехнулся, глядя в лицо матери и сделал вид, что не понял намёка. Дядя тем временем покрывался седьмым потом. Вот кому реально было стыдно. Ничего, зато будет знать, как таскать меня в будущем по подобным мероприятиям.
— Кэт… — произнесла женщина, словно пробуя моё имя на вкус. — Знаете, а вам ваше имя безумно подходит. Как внешне, так и характером. Кошка с изумрудным взглядом и звериным нравом. Да, вы мне очень даже нравитесь. Напоминаете меня в молодости.
Это ещё что? Она предлагает перемирие? Или что-то вроде признаёт меня как личность?
— Правда, таких как вы, в мире шоу-бизнеса, целое море, — продолжала женщина. — Каждая вторая девушка — кошка, но выживают только тигрицы.
— Ничего, — улыбнулась я, словно мы лучшие друзья. — Как принято, у кошек девять жизней. Уж как-нибудь выкручусь.
— Ха-ха-ха… — искусственно засмеялась женщина, прикрывая рот ладонью.
— Кэт имеет ввиду, — вставил свои пять копеек дядя. — Что вам лучше начать с ремейка вашей песни. Конечно, будет неплохо, если вы предоставите её Тхэ Гёну.
— Неужели он так талантлив? — засомневалась Мо Хва Ран.
— Думаю, вы и так знаете, раз пригласили нас сегодня на обед, — ответила я.
— Ну, на кое-кого я не рассчитывала… — бросила женщина, осмотрев меня с ног до головы.
— Ну, конечно, он талантлив! — вновь привлёк своё внимание дядя, начиная краснеть. — Это ведь сын известного Хван Гён Суна!
— Вот как, — отозвалась женщина с легким пренебрежением. — Ведь он унаследовал талант гениального дирижёра, поэтому должен быть также талантлив.
— Как ранее говорила Кэт, идея наличия таланта — относительна, — спокойно произнёс Тхэ Гён. — Я просто иду по его стопам.
— Только ваш отец… — отметила Хва Ран, стараясь отыскать хоть какую-нибудь эмоцию на лице Тхэ Гёна, но после вздохнула и продолжила: — Я не лажу с людьми, которые считают себя гениями, — взгляд на меня. — Они такие чувствительные и привередливые. Это плохо кончается, — кажется, эта женщина мне только что угрожала.
— Даже если кто-то чувствителен и привередлив, — начал Тхэ Гён, привлекая на себя внимание. — До тех пор, пока он не станет эгоистичным, ничего плохого не случится.
— О, давайте кушать! — дядя теперь конкретно занервничал, так как почувствовал недовольство не только с моей стороны, но и со стороны Тхэ Гёна, а это уже плохо. — Восхитительно! Просто отлично!
— Ох, я заказала лучшее, что было в меню, — со смехом отметила Хва Ран.
— Огромное спасибо! — поклонился дядя, выражая признательность, и тут же уткнулся в свою тарелку, перед этим бросив на меня укоризненный взгляд.
Ох, вернёмся домой, он мне устроит промывку мозгов. Побыстрей бы свалить во Францию. Чувствую, эта неделя будет бесконечно долгой.
Только съев небольшой кусочек блюда, я вспомнила, что забыла об одной очень важной вещи — морепродукты. Мо Хва Ран заказала блюдо из креветок. Чёрт! Как я могла забыть, что она именно это закажет?
— Тхэ Гён! — шепотом обратилась я к парню. — Тхэ Гён, не ешь! Тхэ Гён!
К сожалению, первый, кто услышал мой шёпот, был дядя, и он снова стукнул меня по ноге. На этот раз настолько больно, что пришлось потереть ушибленное место, а Хва Ран, что всё это видела, довольно усмехнулась. К тому моменту, когда я вновь посмотрела на Тхэ Гёна, он уже краснел на глазах и неистово кашлял.
— Что случилось? — напугался президент Ан.
— Креветки… — ответил солист, срывая салфетку со своих ног и швыряя её на стол.
— А? — не понял дядя и попробовал блюдо из тарелки Тхэ Гёна. — Точно креветки.
— Что-то не так? — спросила Хва Ран.
— У него аллергия, — пояснил президент Ан. — Как ты?
Тхэ Гён ничего не сказал, так как не мог из-за кашля. Его глаза покраснели и стали слезиться, лицо вообще приобрело бордовый оттенок. Дыхание стало сиплым и трудным. Казалось, что парень задыхается прямо у нас на глазах. Я помню, что по основному сюжету он должен был встать и отправиться в мужской туалет, но Тхэ Гён продолжал сидеть на месте и кашлять. Причём с каждым следующим порывом, становилось только хуже.
Я встала из-за стола и подошла к парню.
— Кэт? — удивился дядя.
— Я помогу ему, — мягко произнесла я. — Не беспокойтесь.
Приподняв Тхэ Гёна за локоть, я быстро выпроводила его из комнаты. Он даже не сопротивлялся и казался таким послушным. Вот только в туалет я его повела не в мужской, а в женский. Правда, по инерции. Даже не задумывалась, куда мы идём. Главное — это раковина.
— Много съел? — спросила я, Тхэ Гён отрицательно покачал головой, продолжая кашлять и краснеть. Было страшно. Как бы этот парень меня не бесил, а видеть, как он задыхается у тебя на глазах — ещё страшнее.
Пот градом скатывался по его лбу. При вдохе и выдохе слышался противный свист, говоривший, что горло вот-вот окончательно опухнет, и помочь ему смогут только врачи. Чёрт! Что же делать? В обычном сюжете дорамы он потом сам отдышался. Но с появлением меня, всё идёт не так. Что же делать? Может… точно!
— Идём на улицу, — предложила я, перекинув руку Тхэ Гёна через своё плечо, чтобы парень смог опереться. Ноги уже подкашивались. — Ты только не отключайся, ладно? Всё будет хорошо.
Мы пулей выбежали на улицу и уже там Тхэ Гён не смог бежать, а стал терять сознание, опускаясь на землю. О нет! Ему хуже. Анафилактический шок полным ходом. Всё тело парня трясло от кашля и страха. Понятно, что просто так отдышаться, как он это сделал в изначальной версии дорамы — не получится. Нужно лекарство. Так, когда мы подъезжали сюда, я видела круглосуточную аптеку. А значит, они работают и в обед.
— Тхэ Гён, — обратилась я к парню, приподняв голову так, чтобы наши взгляды встретились, и он понял, что я говорю. — Побудь здесь, ладно? Я побегу за лекарством, — хотела уйти, но Тхэ Гён неожиданно схватил меня за предплечье. Он боялся. Парень может умереть от простой креветки и ему страшно, что в этот момент останется один. Зубы стиснуты. Глаза ещё сильнее начали слезиться. Дорога каждая секунда. — Тхэ Гён, не бойся. Я вернусь. Просто, подожди. Я не брошу тебя.
Ладонь парня стала медленно расслабляться и наконец-то позволила мне помчаться в сторону аптеки. Ноги неслись с сумасшедшей скоростью. Когда я ворвалась в аптеку, местный фармацевт подпрыгнул на месте и слегка вскрикнул от неожиданности.
— Лекарство… ха… — шептала я, не в состоянии отдышаться. — От… ха… анафилактического шока… ха… на… креветки! Срочно!
Парень оказался с опытом и лишних вопросов не задавал. Видимо, знал, что бывает, если медлить. Он продал мне уже готовый шприц, в котором находилось лекарство. При этом я даже не расплатилась. Просто быстро сказал, что необходимо вколоть лекарство в вену и медлить нельзя. В этот момент, я была рада, что это — мир Дорам.
Вернувшись к Тхэ Гёну, который лежал на лавочке, я заметила, что он уже был без сознания, но всё ещё дышал. Так… никогда не вводила лекарство внутривенно, но как же хорошо, что в мире Дорам я помощник, а значит уже по природе своей знаю что делать. Надеюсь…
Лекарство введено в руку. Осталось только ждать. Тормошить его не хотелось. Оставлять одного — тоже не вариант. А связаться с кем-то и попросить помощи нет возможности. Мы оставили мобильные телефоны в ресторане.
Со стороны казалось, что мы просто молодые друзья, отдыхающие под солнцем, что было как раз кстати. От напряжения в ногах я присела на землю около лавочки и периодически смотрела на изменяющийся цвет лица Тхэ Гёна. Из тёмно-бордового лицо стало красным, а потом натуральным телесным. Дыхание стабилизировалось, и казалось, что он просто спит. Для уверенности я иногда проверяла его пульс, а то вдруг… тьфу-тьфу-тьфу…
В очередной раз, когда я взяла его за руку, чтобы проверить пульс, парень вздрогнул и открыл глаза.
— Ты здесь… — констатировал он факт.
— Ага, — кивнула я. — Ты как? Встать можешь? — Тхэ Гён не ответил, а попытался встать. Чтобы он ненароком снова не упал, я слегка придерживала его за плечи. — Как себя чувствуешь?
— Лучше, — произнёс парень, как-то нервно смотря по сторонам. — Ты… спасла меня. Спасибо.
— Ого! Благодарность от самого Тхэ Гёна? — усмехнулась я, отряхивая штаны от насевшей пыли. — Да в честь такого события можно и вечеринку устроить!
— Пф! Будто я позволю тебе это устроить! — усмехнулся парень.
— О, теперь вижу ты точно в норме. Ну, раз так… — я встала в полный рост и набрала в лёгкие побольше воздуха. — ТЫ ВООБЩЕ ИДИОТ ИЛИ КАК?!
— Э? — это было для парня весьма неожиданно, но останавливаться я не собиралась.
— Ты хоть знаешь, что я только что тут пережила? А? Да я чуть Богу душу не отдала! Чуть сердечный приступ от шока не случился! Раз ты так восприимчив к подобной еде, то какого с собой не таскаешь лекарство? Бессмертным себя возомнил? Да я тебя собственноручно придушу, чтобы знал!
Наконец-то воздух в лёгких кончился, и я просто отошла в сторону, успокаивая свои и так измученные нервы. На мои крики оборачивались другие люди, нервно перешёптываясь друг с другом. Тхэ Гён же, просто округлив глаза, молчал и слушал. Видно, подобное он переживает впервые. Отец что, никогда не орал на него? Ну, ничего. Значит, буду первой.
— Ладно, — уже более спокойно произнесла я. — Возвращайся в ресторан, а я пойду, пройдусь. Нервишки всё ещё пошаливают. И не попадайся мне на глаза! Иначе прибью!
— Ты ещё мне указывать будешь? — хмыкнул парень, скрестив руки. — И тем более, я не собираюсь туда возвращаться. Как ты уже успела заметить, там моя мать.
— И мой дядя! — всплеснула я руками. — И наши телефоны. Думаю, дома меня ждёт хороший разговор по поводу правила поведения за столом. Так что перед тем, как мне начнут промывать мозги, хочу прогуляться. Одна!
— Ха! Ты так говоришь, будто я навязываюсь с тобой на прогулку! — фыркнул Тхэ Гён. — Не забывайся, Кэт! В конце концов, это я тут звезда и это я тут решаю брать тебя с собой или нет.
— Отлично! — с улыбкой бросила я. — Будем считать, что попросилась, но ты меня отшил. Удачи!
Я повернулась к нему спиной, но направилась в первую же попавшуюся сторону. Однако не сделала и двух шагов, как почувствовала, что меня взяли за руку.
— Ну как я могу отказать, когда меня так просят? — прозвучал голос Тхэ Гёна. — Потом ещё слухи пойдут, что солист группы A.N.JELL груб с фанатами.
— Эй-эй! Я не твоя фанатка! — заметила я, приподняв указательный палец.
— Да-да, — отмахнулся парень, счастливо улыбаясь и ведя меня в совершенно непонятном направлении. — Если тебе станет легче, будем назвать это «не фанатка».
— Да не фанатка я!
— Как скажешь.
— Чёрт! Как же ты бесишь!

3.

Мы бродили по городу, осматривая улицы. Вернее, нас вёл Тхэ Гён, уверенный в том, что ведёт именно к общежитию, но я одно и то же кафе с мороженым рожком уже пятый раз замечаю. Просто не говорю и жду, когда до парня дойдёт, что он заблудился. И вообще, как это? Он тут всю жизнь прожил, а города не знает! Или у него просто начальная стадия топографического кретинизма? Скорей всего, но никогда этого не признает. Уж больно высокого полёта эта птица.
— Эх, ладно, — вздохнула я, останавливая парня. — Я хочу есть. Так и не пообедала нормально. Давай в кафе заглянем, а то если я его увижу в шестой раз, то снесу его.
— Питаться тут?! — возмутился парень. — Хех, есть более достойные заведения, которые рассчитаны на мою персону.
— Ну, вот и иди в те свои заведения, — злобно бросила я, откинув руку парня, которой он до сих пор сжимал мою ладонь. — А я пойду сюда. Да и деньги на роскошный обед у меня с собой нет. Всё в машине дяди оставила.
— Тц! Ни капли гордости! — возмутился парень. — Отлично, идём. Заказывай себе всё что хочешь, на меня можешь не рассчитывать.
 — И не собиралась, хе-хе-хе, — посмеялась я, усаживаясь за свободный столик. — Простите, — обратилась к местной официантке. — А можно сделать заказ?
— Да, конечно! — отозвалась молодая девушка в нежно-розовой форме. Она предложила мне меню и, взвешивая все за и против, я заказала самое дорогое мороженое. Финансы, как оказывается, позволяли. Да тут и цены не кусаются, вроде бы. Девушка приняла заказ и обещала принести его через пять-десять минут.
— Что-то ты в последнее время вообще не задаёшь вопросов, — заметила я. — Раньше при любом удобном случае. Самый популярный — «кто ты такая?».
— Я решил, что в итоге сам всё узнаю, — усмехнулся парень. — Сначала меня пугала твоя осведомлённость. Казалось, что ты журналист, или шпион, или ещё чёрт знает что. Но потом понял, что информация о тебе обрастает всё большими и большими фактами. В итоге, ты можешь оказаться кем угодно, но мне уже всё равно. Просто интересно наблюдать, что из этого выйдет.
— Интересно наблюдать? — спросила я. — Так, получается, я для тебя что-то вроде дополнительного развлечения? А что если в итоге правда будет настолько шокирующей, что ты даже на свою реальность нормально смотреть не сможешь?
— Хех, — вновь усмехнулся парень. — Откуда тебе известно, как я буду смотреть на реальность? Кэт, ещё совсем недавно, меня чуть не убила обычная креветка. Уж оставь мою реакцию на меня.
— Как скажешь, — равнодушно ответила я, смотря, как в нашу сторону несут поднос с огромной чашей, в которой, наверное, килограмм мороженого. Чистый пломбир, облитый шоколадным сиропом, обсыпанный орешками, конфетами, леденцами и мармеладом. Также в разные стороны торчали длинные вафельки и шоколадные соломинки. — О да!
— И в тебя всё это влезет? — шокировано спросил Тхэ Гён, осматривая эту «гору блаженства».
— У девушек на такой случай имеется второй желудок. А у меня оба пусты, — усмехнулась я, предвкушая, как это будет вкусно. — Ну-с, приступим.
Я ела не торопясь. Чтобы мороженое успело слегка подтаять и смешаться с шоколадным сиропом. Парень неотрывно следил за тем, как я уплетаю лакомство за обе щёки. И это притом, что я уверена, что он никогда не попросит попробовать кусочек. Слишком гордый. А я ни за что не предложу ему даже конфетку со своего мороженого. Всё моё!
Однако девушка принесла две ложки, так как подобный десерт принято есть вдвоём. И Тхэ Гён ничего не спрашивая, стал подъедать мороженое с другой стороны.
— Эй, ты чего? — вопила я. — Сам же сказал, что есть тут ниже тебя по уровню. Вот и не суйся!
— Если сама всё это съешь, заболеешь, — отметил Тхэ Гён, продолжая обирать меня.
— Чего? Ну и что? — начала вопить. — Я не солист популярной группы. Мне можно!
— Ага, а потом всех заразишь, — заметил парень.
— Ах, так ты о себе заботишься?! Ха! Ну, так не приближайся ко мне! И будешь жив здоров.
Там вы ворчали на всё кафе и не заметили, как сами полностью вымазались в шоколаде. Вернее, вымазалась только я, но мне было обидно, что парень вообще везде чист, поэтому я окунула палец в мороженое и потом измазала сладостью нос Тхэ Гёна. Тот был в шоке, но лишь первую секунду, так как уже на следующую — в меня летела шоколадная палочка.
В принципе, настроение поднялось. Желудок больше не был пуст, да и первичное напряжение спало. Как у Тхэ Гёна, так и у меня. Также удивлял тот факт, что парень не злится на меня по поводу того, как я разговаривала с его мамой. В момент злости я могу сказать лишнего, и мне непременно перепадёт от дяди, но не от Тхэ Гёна. Почему? Он согласен с тем, что я сказала?
Также я пытаюсь вспомнить, что пошло не так? По идее мы должны были столкнуться с Ко Ми Нам ещё в туалете. Её не было в ресторане? Они с Шин У должны были обедать неподалёку. Хотя… стоп! Я повела Тхэ Гёна в женское отделение, а не в мужское. Вот в чём развилка. И нам крупно повезло, что там в тот момент никого не было.
Это что же получается? Сейчас свидание Шин У и Ми Нам удалось? Тогда Шин У задумал пригласить девушку в парк аттракционов и там признаться в своих чувствах. Ох, надеюсь, у него всё получится. Прям держу пальцы крестиком за эту пару. Самая шикарная пара! Эх, люблю творить добро.
— Лишь бы Шин У не оплошал… — с грустью завершила я свои мысли.
— Шин У?! — удивился Тхэ Гён, нахмурив брови. — Сейчас с тобой я, а не Шин У, но думаешь ты о нём? Ха! — парень недовольно скрестил руки на груди. — Кэт, ты так непосредственна и легкомысленна. Даже раздражает.
— В чём дело, Тхэ Гён? — усмехнувшись, спросила я. — Злишься, что я переживаю за твоего друга, а не за тебя? Ну, тебе я уже помогла, — я окинула его беглым взглядом. — Вроде жив здоров.
— Ха! Больно надо мне твоё переживание, — фыркнул Тхэ Гён, отвернувшись. Я решила, что на этом наша беседа закончена и встала из-за стола. — Ты куда? — требовательно спросил парень.
— Пойду, заплачу за плебейское мороженое, которое ниже твоего уровня и которое ты типа не ел, — усмехнулась я, доставая кошелёк.
— А, — понял Тхэ Гён, приподняв гордо подбородок. — Понятно. Ступай.
— С вашего позволения… — я слегка поклонилась. Тхэ Гён ничего не сказал, но легкая улыбка всё же скользнула на его лице, которую он тут же постарался скрыть. А как же иначе? Образ ледяного айсберга начинает рушиться на глазах.
Оплатив мороженое, я получила чек и небольшую записку, которая, кажется, случайно приклеилась снизу. Вот чёрт! Новое задание:
«Название: Отчаянные времена.
Жанр: Исторический, боевые искусства, драма.
Место: Улица Эпохи Корё.
Время: 15 часов 7 минут 34 секунды.
Событие: Спасти Чёрного Самурая.»
Чего? Эпоха Корё и самурай? Это как вообще две разные страны так умудрились переплестись в дораме? Япония и Корея… Ох, будет ещё то веселье. И кто вообще этот «Чёрный самурай»? И почему должна его спасти?
— Простите, — обратилась я к девушке за кассой. — Не подскажете, который сейчас час?
— Наши часы висят на стене, — улыбнулась девушка. — Вот, прошу, — она указала в какую сторону мне необходимо смотреть и я ахнула. На часах было 14:49. Это что же получается? У меня меньше двадцати минут на то, чтобы спасти человека? Твою ж…
— Тхэ Гён, — обратилась я к парню, когда вернулась к столику, за которым мы сидели. — Мне необходимо срочно уйти. Прошу, возвращайся в общежитие без меня. Закажи такси или спроси кого-нибудь как добраться. Уверена, ты не пропадёшь. А мне пора.
— Что? Куда ты? — спросил парень, резко вскакивая со стула.
— Не важно, — отбросила я. — Тебе со мной нельзя.
— Не указывай мне, что можно, а что нельзя! — парень начинал злиться. — И раз ты так говоришь, я пойду за тобой.
— Тхэ Гён, да послушай ты меня! — уже кричала я, понимая, что дорога каждая секунда.
— Не хочу слушать! — парировал солист.
— Да пойми, тебе нельзя!
— Не хочу понимать! — вновь оборвал он, усмехнувшись. После чего добавил: — И если ты рассчитываешь убежать, то знай, я неплохо бегаю. Ну, так что?
— Э-э-эх! — вздохнула я, взъерошив себе волосы от беспомощности. У меня совершенно нет времени на то, чтобы спорить с ним. Но ведь если он пойдёт со мной, то определенно увидит лишнее. Эпоха Корё… не уверенная, что события пройдут для него незаметными. Однако… — Хрен с тобой! Делай, что хочешь!
Развернувшись, мы помчались к выходу из кафе, но я уже чувствовала, что это день мы запомним надолго.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться