Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 11. А давай-ка всё забудем!

1.

Сказать, что я чувствовала себя ужасно из-за своего поступка — это ничего не сказать. Каждый шаг мне давался так трудно, словно я по раскаленным углям ходила. Что после этого сделает со мной мир Дорам, мне даже страшно представить. Расплющит? Расчленит? Сотрёт память? Пригвоздит к центральной улице и заставит местную детвору швырять в меня помои? А что? Всё имеет смысл.
Но больше всего раздражала беззаботность Тхэ Гёна. Он даже и понятия не имеет о том, куда мы идём. Для него это будет равносильно тому, что мы отправились в прошлое. А, может, и сказать так? Мол, в Сеуле имеется волшебный портал, который ведёт прямиком в прошлое. Ай, хрен с ним! Нет времени!
Улицу Эпохи Корё я нашла быстро. Место напоминает некий лес с небольшой старинной деревней. Кругом разгуливали женщины и дети, одетые в одежду другого времени, а на нас смотрели как на инопланетян. М-да… пришлось украсть тряпки, что сохли на одной из уличных верёвок.
— Надевай, — сказала я Тхэ Гёну, когда мы спрятались за одним из зданий.
Тхэ Гён смотрел на окружающий его мир так, словно он спал и никак не мог проснуться. Даже щипал себя за руку пару раз, чтобы убедиться в достоверности. Но стоило мне швырнуть в его сторону тряпки для маскировки, как у парня стал возникать рвотный рефлекс.
— Так, крепись! — шикнула я на него. — Сам виноват, что пошёл со мной. Просила же возвращаться домой.
— Что это за улица? — спросил Тхэ Гён. — Почему я её никогда в жизни не видел?
— А кто говорил, что больше не будет задавать вопросов? О! Кто-то идёт. Пригнись!
Мы вовремя спрятались за большими плетёными корзинами с фруктами. Солисту было тяжело надеть на себя одежду здешней местности, но на плечи он её всё же накинул. Уже не так заметен.
Мимо прошли солдаты с приготовленными мечами в руке. Они кого-то вели за собой. Отсюда трудно разглядеть кто это, так как пленник находился в центре строя. Но в одном я уверена точно, на нём чёрные самурайские доспехи. Хех, не удивительно, что его схватили. Для местных жителей он враг. Самый настоящий. И кто додумался до этого?
Медленно преследуя солдат, мы пришли к центральной площади в деревне. Там было всё приготовлено для казни врага, а именно — плетеная гигантская корзина, напоминающая клетку для птиц, и огромный чан с маслом. Под чаном разгорался костёр. Они… они что, хотят его сварить в кипящем масле? Жуть какая!
И в самом деле, самурая запихнули в клетку и подвесили над чаном с маслом. На сие зрелище собрались посмотреть все местные жители. Они кричали и обвиняли самурая в покушении на их страну и правителя. В общем, защитников не было. Это вообще дорама? Они же добрые и милые. Что пошло не так?
Масло уже стало булькать. Времени практически не осталось. Но что я могу сделать? У меня ни оружия, ни плана, не сотни людей… только правила мира Дорам. Хотя… вполне возможно, что этого достаточно.
— Стой тут, — обратилась я к Тхэ Гёну, а сама обмотала свою голову и лицо тряпками. Фэйс-контроль никто не отменял.
Пробегая мимо людей, старалась вовремя опускать взгляд, чтобы никто не заметил моих глаз. Они обычные, но если не ошибаюсь, раньше в Корее зелёноглазыми людьми считались люди, которые одержимы бесами. Их избегали и незамедлительно казнили. Уж проверять, правдив ли этот слух или нет, мне не очень хочется. Однако спасать самурая надо.
Каждый мог подойти к клетке, чтобы осмотреть врага поближе. Некоторые даже не сдерживались и плевали в сторону самурая. Кто это, я точно сказать не смогла. Чёрные доспехи плотно прижаты к телу, а шлем и жуткая маска с усмехающимся рогатым лицом, полностью скрывали личность. Но, кажется, этот самурай меня знал, так как когда я проходила мимо висящей клетки и наши взгляды встретились, Чёрный Самурай вздрогнул и схватился за плетёные прутья.
Чтобы успокоить его и не разоблачить себя, я приставила указательный палец к губам. Молчи! Кто бы ты ни был — молчи!
Неожиданно кто-то пихнул меня в спину и тряпка, прикрывающая мою голову, слетела на землю. Тёмно-русые волосы кудрями упали на плечи. Дело-дрянь. Я опустила голову, так что лица не видно. Пока не видно, но…
— Кто это? — стал возникать вопрос среди толпы. — Вы её знаете? Кто это?
Мозг отказывался слушаться. Все гениальные мысли решили взять выходной и покинули моё сознание. Однако в конце толпы неожиданно послышался вопль:
— Скорее! С северной стороны деревни видели ещё пятерых самураев! Все вооружены и очень опасны! — вот зуб даю, это голос Тхэ Гёна. — Скорее! Кто-нибудь!
Паника быстро разбежалась по толпе. Все кричали и заметались из стороны в сторону. Обо мне и вовсе забыли, главное — свою шкуру спасти. Площадь опустела за считанные секунды. Стража понеслась в указанном направлении, разделившись на несколько отрядов. Теперь на пустынной площади были только я, самурай, висящий в клетке, и Тхэ Гён, также прикрывший своё лицо тряпками.
— Кэт! — воскликнул самурай, и я вздрогнула. Голос знаком.
— Феликс? — не может быть! — Феликс!
— Кэт, спаси меня! — вопил парень, раскачиваясь в клетке. — Тут безумно жарко! Я сейчас сварюсь!
— А какого ты вообще полез в корейскую историческую дораму в костюме японского воина? Совсем спятил? Думаешь, что совсем незаметно? — ворчала я, осматривая клетку и думая как бы её побезопаснее снять.
— Это твой знакомый? — спросил Тхэ Гён, подошедший со спины. — Эти люди совсем обезумели? Сварить человека заживо.
— Стоп, а ты кто такой? — задал вопрос Феликс, когда клетка была уже позади, а он оказался на свободе. Парень скинул огромный шлем самурая и нервно зашлёпал губами, указывая на Тхэ Гёна. Изначально он был красный как рак, явно вспотевший из-за пара кипящего масла, но когда до него стало доходить вся ситуация, оттенок красного резко сменился мертвецки бледным. — К-к-к-к… Кэт… только не говори мне… что это персонаж из той самой дорамы?! — я молчала. Тхэ Гён с непониманием наклонил голову набок. — КЭТ! ТЫ ЧТО СОВСЕМ С УМА СОШЛА?!
— Не кричи на меня! — завопила я, и так прекрасно понимая, что всё просто ужасно. — Это ты виноват! Где ты был? Куда свалил? Я тебе на телефон раз по сто в час звонила! И ведь даже по скайпу не отвечал!
— Так это я теперь виноват?! — кричал Феликс. — Ты нарушила столько правил, что я уже не знаю как ты вообще тут стоишь, жива и невредима? Сюжет по идее избавляется от таких за одну серию.
— Кстати, на счёт Сюжета… — вспомнила я. — Феликс, у меня проблемы!
— Ой, да что ты? Не может быть! — завопил парень, театрально встав в удивлённую позу.
Я уже хотела сказать Феликсу как он не прав, ведь сам чуть не стал курочкой-гриль, но неожиданно послышались крики приближающих на площадь озлобленных людей.
— Вот они! Держи их! Хватайте! Они освободили Черного Самурая! УБИТЬ! УБИТЬ ВСЕХ!
В нашу сторону полетела туча стрел. Сорвавшись с места, все помчались за Феликсом, который говорил, куда бежать. Было немного странно то, что во время погони на нашем пути встречались военные, которые владели боевыми искусствами. Однако Феликс вовремя предупредил, что мы тоже ими владеем, пока находимся в зоне данной дорамы.
Признаюсь, я там была настолько крута, словно Джеки Чан в юбке. Правда, когда мы вышли в цивилизованный город, вся моя супер крутая способность драться, куда-то исчезла. И в эту же секунду руки и ноги тут же заболели. Конечно, ведь именно ими я отбивалась от солдат. Эх, чёрт… надо больше заниматься физкультурой, а то разок поднимешь ногу, и уже все мышцы как каменные.

2.

Трудно сказать, сколько мы бежали. Да и вспоминать не хочется. В итоге мы прибежали в дому Феликса. Я уже была тут однажды. Именно тут очнулась после того, как потеряла сознание в центре Сеула. Вот только сейчас мой куратор был просто в ярости. Но не знал даже с чего начать. Стоило ему, наконец, решиться на разговор, как он встречался взглядом с Тхэ Гёном и всё тут же отменялось.
— Феликс, прошу! — уже молила я его, следуя по пятам, пока тот вышагивал в зале. — Скажи хоть что-то! Что мне делать?
— Что делать?! Ты спрашиваешь меня, «что делать»? — начинал злиться парень. — В самом начале… ещё в самом начале я тебе дал элементарные правила, которые нельзя нарушать! Ты Помощник этого мира! У тебя огромные способности и из-за этого огромный соблазн использовать их себе на пользу. Но именно этого делать нельзя! Как так всё получилось? — он указал на Тхэ Гёна, что расхаживал по комнате и осматривал сотни различных фотографий висящих на стенах. Кажется, солист начинает кое-что понимать. До сих пор он ничего не сказал. Видно его сознание переваривает полученную информацию.
— Да это не я! — оправдывалась я. — Честно! Ты должен мне верить! — сложила ладони перед собой, словно молилась. — Прошу, это правда! Всё случилось само собой. Я делала всё, что ты мне говорил, но события развивались довольно странным и непредсказуемым образом.
— Да неужели? — хмыкнул Феликс. — А это что? — вновь указал на Тхэ Гёна. — Его тут в принципе не должно быть! Недопустимо, чтобы персонаж дорамы знал, как устроен его мир! Это катастрофа!
— Но может ещё есть возможность всё исправить? — жалобным тоном спросила я, потом посмотрела на солиста. Он до сих пор расхаживал в тряпках, добытых из той деревни эпохи Корё. — Тхэ Гён, ты как? — пожалуй ему сейчас вообще не сладко.
— Я… — он осмотрелся. Глаза бегали из стороны в сторону стараясь хоть на чём-то сосредоточиться. — Я… — он прикоснулся к своим волосам, потом к своей одежде и понюхал себя. — Не могу думать… мне нужно принять душ. Срочно!
— Прямо по коридору и вторая дверь направо, — спокойно отозвался Феликс, указывая направление. Тхэ Гён тут же побежал в указанном направлении. Когда мы остались одни, разговор на повышенных тонах возобновился: — Я говорил тебе неоднократно, что любое действие ведёт за собой последствия! Любое сказанное слово, любое движение и даже неосторожное фото. И что дальше? Я вижу твоё лицо на самых популярных корейских журналах мод! По-твоему, так должны поступать Помощники?
— Повторяю, Феликс, у меня не было выбора! — уже чуть ли не плача произносила я. — Сюжет вечно подкидывает мне проблем. Не успела разобраться с одним, как другие уже стучаться в двери. Особенно пугает тот момент, когда я не могу контролировать свои слова. Теперь появился какой-то мой отец, который желает встретиться и поговорить со мной. Я в панике! Кто это? Я этого человека в жизни не видела! И ещё появилось предложение переехать во Францию…
— Чего?! — Феликс нервно вздохнул и на выдохе плюхнулся в своё кресло. — Стоп-стоп-стоп… ну-ка повтори. Твоих родителей в принципе не существует в этом мире. Это история, выдумка, для сюжета дорамы. Как они смогли связаться?
Теперь, когда парень немного приутих, я постаралась ему всё подробно рассказать. О том, как я получила предложение работать с модельной фирмой во Франции. О том как Шин У и Ми Нам всё же становятся вместе. О том как Тхэ Гён вечно подозревает меня во всём и подбирается всё ближе к истине. И, наконец, о том, как появился мой так названный отец и как отреагировал Сюжет, использовав мои реплики.
Парень был в шоке. Он минуты три просто смотрел в одну точку, собираясь с мыслями. Мне даже казалось, что он завис и ловит флешбэк.
— Феликс? — не выдержала я.
— Всё очень плохо, — обречённо сказал парень. — Кэт, ты впуталась в сюжет по самое «не хочу». Правила для Помощников существуют не просто так. Чем сильнее мы увязываемся в сюжет, тем сильнее мы начинаем забывать свою реальную жизнь. В итоге может произойти то, что и возвращаться будет некуда. Ты всё забудешь.
— Что? Что ты такое говоришь? — усмехнулась я. — Забыть? Брось! Я всё прекрасно помню! Помню кто я и что…
— Помнишь? — спросила Феликс. — Ну-ка, и откуда же ты?
— Из России, — тут же ответила.
— А город?
— Элементарно! Я из… я из… — а город-то вспомнить не смогла. Теперь я ничего не могу вспомнить. Только какие-то стандартные образы моей квартиры, самой страны, в которой жила, но детали стёрты. Кто мои друзья? Родители? А моя настоящая фамилия? Только имя помню и то, потому что она созвучна с именем из этого мира. — Я… ничего не помню.
— Воспоминания заменяются, — пояснил Феликс. — Теперь твоя жизнь, это та жизнь, что напишет Сюжет. И если ты не будешь осторожна, то ты окончательно забудешь всё, — после таких слов я тоже присела, только на кровать. — Мир Дорам создал для тебя отдельного персонажа и назвал твоим отцом. Что с этим делать, решай сама, но Сюжет хочет, чтобы ты с ним связалась.
— Разве не это мы должны делать? Разве не подчиняться прихоти Сюжета? — спросила я.
— Сюжет — это словно один огромный невоспитанный избалованный ребёнок, за которым приходится вечно убирать, — констатировал Феликс. — Именно по этой причине существуем мы. Но если Сюжет нацелился на одних из нас, то это конец. В тоже время у тебя есть выход, а именно поездка во Францию. Не упусти этот шанс.
— И что будет?
— Всё просто! — всплеснул он руками. — Ты переселишься в новую дораму под новым именем с новой историей.
— Можно ли узнать, что это будет за дорама?
— Хм… — протянул парень, почесав затылок. — Можно, но это будет пока не точно. Идём, — Феликс встал и направился на кухню. Там стояла огромная микроволновка, на которой не было цифр и режимов готовки. Там были буквы и небольшая табличка с действующими дорамами, в которых обитают Помощники. Список был внушительным. Нас, оказывается, так много, но я знакома только с Феликсом. Видно, остальные профи, хорошо скрываются.
— Что это? — шёпотом спросила я, подходя к парню сзади.
— Генератор сюжетов, — пояснил парень. — Именно отсюда я получил твой первый сюжет. Но он был уже напечатан, то есть подтверждён. А тот, что я сейчас хочу выманить, будет написан карандашом, то есть пока в планах, но не точно.
Пара мгновений, и в комнате прозвучал звонкий «ДЗИНЬ». Феликс достал небольшую стопку листов формата А4, протягивая их мне.
— Вот это да! — ахнула я, потрясённая местной технологией. — Такую же хочу!
— Чего? Ты хотя бы год отработай, чтобы подобные вещицы получать! — фыркнул кореец. — А то, ещё и месяц не прошёл, а конец света уже стучится в окно.
— Подумаешь, — обиженно бросила я, надув губы. — А квартиру мне когда свою дадут? У тебя же есть.
— Кэт, не наглей!
— Ладно-ладно… — вздохнула я, сев на стул и приступая к чтению. Почерк был ужасным, но всё же приблизительный смысл уловим:
«Название дорамы: Спасённые души.
Роль Помощника: медсестра областной больницы.
Имя: Элис.
Прозвище: Сестрёнка.
Возраст: Двадцать пять лет.
Краткая история: Закончив медицинский колледж, Эллис перевелась в областную больницу, чтобы помогать людям. Сирота, но хранит воспоминания покойной бабушки, что воспитала её. В больнице она тайно влюблена в главного хирурга Сон Чё Ре, который видит призраков и, благодаря им, помогает своим пациентам. 
Любимая еда: Жареные пельмени.
Любимый напиток: Зелёный чай.
Любимое хобби: Читать книги.
Не любит: Когда кто-то страдает.»
— Это ещё что за ересь?! — крикнула я. — Что за бред, я тебя спрашиваю? Из огня да в полымя, так?
— Что? — не понял Феликс, чувствуя себя неловко.
— Что? А вот что! — швырнула ему сюжет. — По всем стандартам я буду очередной главной героиней, у которой тьма проблем. И ещё… призраки? Да чёрта с два я пойду в ту дораму! Я вообще не желаю иметь с ними дело! Пускай Сюжет хоть испишется, не выйдет! Они страшные, что просто ужас, а я там ещё и работать должна. Это получается, что не только хирург их будет видеть, но и я. И знаешь, каким я буду персонажем? Знаешь? — Феликс отрицательно покачал головой. — Не знаешь? Так я тебе скажу. Тем, что помирает впервые же пять минут серии! Обычно их имена даже не запоминаются!
— Успокойся, — протянул парень. — Ты слишком близко принимаешь это к сердцу. Потом привыкнешь. Это только вначале всё таким страшным кажется.
— Кажется? Да одна страшила меня чуть не утопила! Если бы не Тхэ Гён… — я вздрогнула. — Страшно представить, что бы было. Возможно, вернулась бы в свою реальность.
 — Ясно, — вздохнул Феликс. — Как бы то ни было, это пока черновой вариант. Всё ещё может триста раз поменяться. А пока просто старайся жить незаметно. Не нарушай больше правил, чтобы не встревожить ещё сильнее Сюжет. Веди себя так, словно тебя там и вовсе нет. Кстати, какой ты главный персонаж? Уже определила?
— А, тот, который влюбляется, но остаётся с разбитым сердцем.
— Сойдёт, — кивнул куратор. — Потом уедешь во Францию, и о тебе забудут. Конец истории Кэт в дораме «Ангел: Ты прекрасен!». Но одна проблема всё же остаётся нерешённой.
— Какая? — поинтересовалась я, на что Феликс кивнул головой в сторону кухонного прохода. Там стоял Тхэ Гён. Хоть он и принял душ, по его взгляду не скажешь, что с парнем всё хорошо. Видно мы пересекли ту грань, которую пересекать не следовало. Ещё немного, и лидер музыкальной группы спятит. — Тхэ Гён?
— Кэт… — произнёс парень. — Что вообще реально, а что нет? Я реален?
— Вот о каких проблемах я говорил, — злобно зашептал Феликс. — Думаешь, он примет это? Не-а!
Пока я подыскивала, что сказать Тхэ Гёну, Феликс подошёл к своему холодильнику, открыл дверцу, достал оттуда стационарный телефон и, не набирая номера, произнёс в трубку:
— Красный код ПВК!
Положил трубку и, вернув телефон в холодильник, закрыл дверцу. Тут же прозвучал очередной «ДЗИНЬ», но только уже из нижнего отделения холодильника, где по идее должна находиться морозилка. Феликс открыл морозилку и достал оттуда небольшой распылительный баллончик. Он был голубого цвета, на котором имелись белоснежные облака, и внешностью больше походил на освежитель воздуха.
— Извини, парень, — с грустью бросил Феликс. — Но это для твоего же блага.
— Что? — не понял Тхэ Гён, делая шаг назад.
— Феликс, что ты делаешь? — запаниковала я.
Ответа так и не последовало. Феликс попытался схватить Тхэ Гёна, но солист вовремя уклонился и смог избежать объятий куратора. Они бегали по квартире, причём кричали все. Один приказывал остановиться, другой приказывал не бегать за ним, но, а я приказывала дать мне сейчас же объяснение того, что тут происходит.
В итоге, Феликс во время беготни пояснил, что «Красный код ПВК» — это код, который расшифровывается как «Персонаж В Курсе». Помощнику выдают небольшой баллончик с раствором, который необходимо брызнуть персонажу в лицо и он забудет всё о том, что произошло в недавнем времени.
Честно скажу, что я сомневалась с этим решением, но вспоминая запутанный взгляд парня, решила, что это действительно единственный выход.
— Давай! Быстрей! Пока я держу его! — кричал Феликс, обхватив Тхэ Гёна со спины и заломив ему руки. — Кэт, действуй!
Баллончик валялся на полу. Взяв его, я медленно подошла к парням.
— Не смей! — кричал злобно Тхэ Гён. — Кэт, я запрещаю тебе! Не смей! Слышишь?
— Прости, Тхэ Гён, — произнесла я, смотря на баллончик. Как оказалось, там можно было поставить время с того момента когда он всё забудет. И поставила я — 14:49. Именно в это время, находясь в кафе, и началась вся эта история с самураем. Нажав сверху верхнюю кнопку, я распылила раствор прямо на лицо Тхэ Гёна и он потерял сознание. — А? Что с ним?
— Ничего, — отозвался уставший Феликс. — Он так действует. Теперь, когда парень проснётся, он ничего не вспомнит. Но у нас не больше двадцати минут. Собирайся, я отвезу вас в общежитие.
— Феликс, — парень обернулся. — Так как вышло, что ты оказался в эпохе корё в самурайских доспехах?
— Выполнял задание. Закончил с одной дорамой и перешёл в другую, но переодеться не успел, — пожал он плечами. — Посчитали, что я злодей.
— Да уж, — вздохнула я, смотря на бессознательное тело Тхэ Гёна. — Роль злодея тебе больше подходит.

3.

Когда Феликс подвёз нас на своей машине, я разбудила Тхэ Гёна и мы вышли из автомобиля. Куратор тут же свалил, стараясь даже не показываться на глаза Тхэ Гёну, а сам парень, тем временем, с сонным видом осматривался.
— Э? Мы на месте? Что произошло?
— Ну-у-у… ты уснул в кафе, и я вызвала такси, — ложь, но так лучше.
— В кафе? — не понял парень. — Ах, да! Мороженое… — вспомнил. — Но когда я уснул?
— Да там же, — махнула я рукой. — Видно небольшие побочные эффекты после принятия лекарства от анафилактического шока.
— Возможно, — согласился гордо Тхэ Гён, слегка смущённый своим положением. — Что ж… пошли скорей домой.
— Ага, — кивнула я, следуя за ним. Блин, теперь меня слегка грызёт чувство вины. Но раз парень этого не помнит, то этого словно и не было, верно? Да, этого не было.
— Эй, — окликнул меня Тхэ Гён, резко обернувшись. — Ты чего там плетёшься в конце? Выглядишь так, словно что-то натворила и тебе неловко.
— Ч-ч-ч-чего? — голос предательски стал заикаться. — Ничего подобного!
— Ага, конечно, — усмехнулся парень. — Ты ведь знаешь, что я вижу, когда ты врёшь? У тебя веко дергается, и смотреть в глаза не можешь, — вот это просто кошмар! Пойматься на такой ерунде! — Эх, ладно… — вздохнул солист, осматриваясь и широко улыбаясь. — Сегодня был довольно странный день, но ты была рядом и выручила меня, так что я закрою сегодня глаза на некоторые твои странности. Идём.
Мои странности? Это ещё мило сказано. Будь я на твоём месте, то уже стояла в первых рядах и кричала «Сжечь ведьму!». Но раз всё сложилось именно так…
Мы прошли в здание, и прямо на пороге с нами столкнулся Джереми. Он явно нервничал, и не мог найти себе места. Мысли парня за километр слышны. И все до одной о Ми Нам. Так-с, парень в неё тоже влюбился?
— Кэт, наконец-то ты тут! — воскликнул блондин. — Мне срочно нужна твоя помощь!
— Эм… в чём, Джереми? — спросила я, напрягаясь. Тхэ Гён, что шёл напрямик к второму этажу, замер и посмотрел на нас.
— Я… понимаешь… — закончить договорить он не смог, так как явно смущался. А всё просто. Джереми считает, что он влюбился в Ми Нам, но для него Ми Нам не девушка, а парень. Так что же это? Выходит, он гей? Бедный Джереми готов волосы себе вырвать, лишь бы вернуть себе самого себя. — Можешь просто постоять так?
— Ладно, — кивнула я, замерев.
Блондин тут же шагнул ко мне и крепко обнял. Запах собачьей шерсти в мгновение окружил меня. Прошла секунда, за ней вторая и третья, но объятия не кончались. Наоборот, они стали только крепче, что я чувствовала, как бешено бьется сердце парня. Правда, постепенно оно стало более спокойным. Кажется, ему полегчало.
— Ну, ты как? — спросила я.
— Ах, да… — Джереми засмеялся и, наконец, меня отпустил. — Спасибо. Всё хорошо. И… ты… — парень немного засмущался. — Такая мягкая…
— Ну… — и как мне вести себя в такой ситуации? Сейчас блондин меня в краску вгонит. — Ясно.
— Тс! — послышалось фырканье со стороны лестницы. Тхэ Гён всё ещё тут? — Дурень! Заняться нечем? Лучше бы пошёл репетировать.
— Не говори так, Тхэ Гён! — виновато протянул Джереми, тут же побежав за уже раздраженным солистом. Быстро же у него настроение поменялось. Всего-то мгновение назад лучезарно улыбался. — Это правда! — продолжал Джереми, но Тхэ Гён его не слушал. — Мне очень нужна была помощь! Эй!
— В следующий раз попроси её у своей Джоли! — услышала я злобный голос солиста, после чего последовал хлопок закрывающейся двери. Видимо, он её захлопнул прямо перед носом блондина. Мда… печальная картина.

4.

После горячего душа все мирские заботы отошли на задний план. Тхэ Гён был прав, когда говорил, что, искупавшись, мыслить становится легче. Вот и я сейчас переоделась во всё чистое и теперь смотрю на мир с надеждой в сердце. Что бы не произошло, я всё перенесу.
В дверь постучались.
— Кэт, это я, — прозвучал голос Ми Нам. — Можно?
— Да, проходи, — отозвалась я. Девушка со смущением прошла внутрь комнаты и присела на кровать.
— Кэт, я хотела поговорить с тобой, — хм, начало не очень внушает доверие. Да и взгляд вечно куда-то ускользает. — Шин У… в общем, мы сегодня были в парке аттракционов и он признался мне, что знает, что я девушка.
— Оу! — сделала удивленное лицо. — Он хочет рассказать дяде?
— Нет! — девушка тут же подняла ладони вверх. — Он никому ничего не скажет, но… — что-то всё ещё не так? — Тебе ведь нравится Шин У, верно? Сильно?
— Ох, вот ты о чём, — теперь ясно. Шин У признался ей в своих чувствах, но Ми Нам уверена, что Шин У нравится мне, так что она в довольно затруднительном положении. Нужно как-то развеять её сомнения. — Да, он мне нравится, — согласна кивнула я. — Он хороший парень, — девушка поникла, чувствуя вину, но я сделала вид, что не замечаю этого и продолжила: — Можно сказать, я его практически считаю своим братом. Всегда выручает, когда у меня трудности. А что?
— Братом?! — удивилась Ми Нам, а потом улыбнулась. — Да нет, ничего, — теперь Ко Ми Нам сияла, словно самая яркая лампочка в мире. — Спасибо, я пошла.
— Ладно, — кивнула я и, улыбаясь, наблюдала за тем, как Ми Нам разве что не прыгала на месте от радости.
Но про то, что они с Шин У теперь, вроде как, вместе, она мне не сказала. Значит, предпочитает это держать в тайне? Ладно, пусть так. Основная моя задача выполнена, теперь пора паковать вещички.
— Эй! Все сюда! — неожиданно прозвучал голос моего дяди, доносившийся снизу. Так, а вот сейчас начнётся веселье.
Дядя был не один. С ним рядом стоял менеджер Ма и тетя Ми Нам. Все рыдали и улыбались. Мой дядя на порыве эмоций даже обнял Ко Ми Нам и его тётю, словно все мы одна большая счастливая семья. Как не посмотри, а он добрый человек. Всем стало известно, что нашлась тётя Ми Нам, и ей было предложено остаться в общежитии с нами.
В принципе, парни были не против.
— Отлично, — обрадовался президент Ан. — И остановиться вы можете у Кэт в комнате.
— Чего?! — вот это поворот. Во-первых, прошлый раз тётя Ми Нам остановилась в комнате Ми Нам, в то время как сама девушка дрыхла на полу у Тхэ Гёна. Почему сейчас этот фокус не проходит? — Дядя! — возникла я. — Раз это тётя Ми Нам, пусть она у него и остаётся.
— Так, Кэт, — повысил тон президент Ан. — С тобой у нас ещё будет разговор. И вообще, разве может взрослая женщина ночевать в комнате парня? Это неправильно. Так что она остановится у тебя!
— Дядя, но где она будет ночевать? — всё ещё не сдавалась я.
— Как где? — удивился президент Ан. — У тебя на кровати.
— Окей, а где тогда буду спать я? У меня всего одна кровать.
— Поспишь на полу несколько дней, — уже злился мужчина. — Всё равно меньше чем через неделю уезжаешь во Францию. Потерпи уж немного!
— ЧЕГО?! — воскликнули Ми Нам, Шин У и Джереми. Да, всё это время они не были в курсе того, что документы на заключение контракта с французской модельной организацией уже в работе.
— Ты знал? — спросил Шин У у Тхэ Гёна, что сохранил такое же выражение лица.
— Да, — спокойно ответил парень, скрестив недовольно руки на груди.
— Ну, что вы так, парни? — засмеялся президент Ан. — Понимаю, вы подружились, но такой шанс упускать не стоит. Если повезёт, то Кэт станет всемирной знаменитостью. Разве это не здорово?
— Да… — отозвались парни, вот только их голоса не были полны радости. Особенно это касалось Джереми и Ми Нам.
— Вот и ладненько! — радовался президент Ан, хлопая в ладоши.
— Президент Ан, — обратился к нему Джереми. — Раз Кэт уезжает, но необходимо будет устроить прощальную вечеринку.
— Хм, — задумался дядя. — А это идея. Хорошо, Джереми, я позабочусь об этом.
Отлично, мало того, что меня отправят в хрен знает какую дораму, так ещё и спляшут на могиле напоследок. Эх, а тётя Ми Нам моему дяде глазки строит. Вообще уже концы попутала? Эй! Женщина! Совесть-то имей! Мало того, что отыскала Ми Нам только ради денег, так ещё и это поведение… ай, ладно. Меня это не касается.
— Так, где я буду ночевать? — с улыбкой обратилась ко мне Ко Ми Джа. — И, прошу, зови меня тётей.
— Следуйте за мной, тётя, — улыбнулась я, хотя мысленно представляла, как даю ей пенделя и гоню отсюда прочь. Ох, нехорошие меня мысли посещают. Нехорошие. Так и до главного злодея недалеко. Нужно держать себя в руках.
Мы поднялись на второй этаж, при этом тащить сумки тёти пришлось мне, так как ей срочно надо было позвонить подруге. И каково же было моё чувство, когда она, не стесняясь меня, стала разговаривать со своей подругой о том, что о деньгах с Ми Нам рано пока говорить. Но она, как единственная родственница, должна об этом позаботиться.
Просто шикарно! Просто супер! Ещё даже толком появиться не успела, а уже думает, как бы обобрать Ми Нам. И кто она после этого? Злость буквально душила меня. Я понимала, что должна молчать, но это так трудно. Ведь с каждым её смехом и словом, я понимала, какой на самом деле она человек.
— Тётя, — повернулась я к ней, всё так же мило улыбаясь. — Мне всё равно, по какой причине вы сюда приехали, но если обидите Ми Нам… — я сделала шаг в её сторону и, так как она была ниже меня ростом, то я выглядела довольно угрожающе. — Я из-под земли вас достану и заставлю расплатиться по полной. Хорошо, тётя?
Женщина нервно сглотнула и отключила телефон.
— Эй! — злобно бросила она мне, явно недовольная моим поведением. — Ты как себя ведёшь со старшими? Думаешь, я не знаю, кто ты? Да я уже успела услышать пару историй о том, кто эта такая племянница президента Ана. И если что-то будет не так, угадай, кому поверят? Мне, бедной несчастной тётушке, или тебе, разбойница?
Хэх, а она с характером. Отлично. Значит, откроем молчаливую войну. Уж я-то точно буду следить за тобой.

5.

Нет, к этому жизнь меня не готовила.
Мало того, что она потребовала, чтобы я свет выключила, так как она, бедная несчастная женщина, не может заснуть при свете, так ещё и храпит как бульдозер. У меня даже пол вибрирует от её храпа. Где-то читала, что если человек храпит нужно хлопнуть в ладоши и что-то в этом роде, но тут можно устраивать рок-концерт — не услышит.
Боже, а я уже со счёта сбилась, которую ночь подряд я практически не сплю. А сегодня столько пережила, что можно всю жизнь к психиатру ходить и не вылечиться до конца. Ну почему она так громко храпит? Может… убить её? Нет-нет-нет! О чём я только думаю? Да уж, вот до чего доводит человека усталость.
Я так хочу спать. Мне нужно хотя бы четыре часа непрерывного сна, иначе точно сойду с ума. Но с этим бульдозером под ухом…
Ы-ы-ы, сейчас заплачу. У меня больше нет сил. Который час?
На мобильнике высветилось время — 1:34.
Батюшки! Полвторого ночи! Нет, всё, это просто невыносимо!
Схватив одеяло и подушку, я вышла в коридор и спустилась по лестнице в зал, к диванчику около телевизора. Буду спать тут. Всяко лучше, чем то, что находится в моей комнате. В зале был слышен шум рабочего холодильника, ветра, что гуляет за окнами, проезжающих мимо машин… но эти звуки казались такими милыми по сравнению с тем, что я слышала недавно. Так что не прошло и двадцати минут, как я уже дремала и отправлялась в крепкие объятия Морфея.
— Кэт? Кэт, что ты тут делаешь? Кэт! — кто-то стал усиленно трясти меня за плечо, буквально щипцами вырывая из сна.
— Прошу, ещё хотя бы пять минут, — умоляла я, обнимая подушку.
— Что? Кэт, очнись! Почему ты спишь не в своей комнате? — голос был строг и недоволен.
— Тхэ Гён? — узнала я. — Умоляю, если ты пришёл вновь издеваться надо мной, то давай перенесём это на завтра. Я так устала… очень сильно устала… хр-р-р…
— Кэт! — очередная встряска, всё же заставила меня разлепить глаза. Парень сидел на корточках прямо перед моим лицом и сжимал в другой руке бутылку с водой. Видимо, он спустился сюда, чтобы попить, но увидел сюрприз, лежавший на диване. Тхэ Гён явно что-то обдумывал, так как, взвесив все «за» и «против» он произнёс: — Вставай.
Меня насильно потянули за плечо, заставив приподняться.
— О, нет, — завыла я, чувствуя непреодолимое желание спать в каждой клеточке своего тела. Но уверенность в том, что парень вернёт меня в мою же комнату, была стопроцентной. — Тхэ Гён, смилуйся! Я уже минимум три ночи подряд не сплю. Держусь на честном слове и прожитом адреналине… сил нет даже шаг сделать… просто оставь меня тут… и я… хр-р-р…
— Так не пойдёт, — слышала я голос парня. — А если кто-нибудь ещё выйдет и увидит тебя? О чём ты только думаешь? Чёрт возьми!
Неожиданно я почувствовала, как меня вновь насильно заставили принять сидячее положение, но мне было настолько всё равно, что я продолжала дремать. Даже тогда, когда мне в руки всучили собственную подушку и свернули в одеяло. Мысленно я уже задалась вопросом — «Что происходит?», но в следующее мгновение почувствовала, что меня взяли на руки и куда-то потащили. Куда? Ай, плевать…
А после этого моё сознание погрузилось во мрак.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться