Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 12. Ща спою!

1.

Мне снился прекрасный сон. Впервые за последнее время. В нём я парила меж облаков, вылепляя из них, словно из ваты, забавные белоснежные фигурки. Всё было так безмятежно. Хотелось подольше остаться в этом лазурном мире. И всё бы так и осталось, если бы меня случайно не разбудили звонки и стук в дверь со словами скрипучего голоса:
— Лидер, ты проснулся?
От такой неожиданности я раскрыла глаза и в это же мгновение со стуком свалилась на пол. До меня не сразу дошло, что я всё это время лежала на кровати, завёрнутая в своё одеяло, словно фаршированный блинчик. И теперь внешностью напоминала эдакую гусеницу, что только и может, что головой шевелить. Стоп, а где это я? Синяя комната? Я что, в комнате Тхэ Гёна? Точно! Тётя только что заходила и будила его. Так, из-за того, что я свалилась за край кровати, меня не видно. Вот пока тут и полежу. Избегу множества лишних вопросов.
— Лидер, — вновь позвала его тётя и по звукам шагов ясно, что она подошла к самой кровати. Секунда молчания, после чего прозвучал звонкий шлепок ладони тёти по филейной части Тхэ Гёна. Я в этот момент даже слегка приподняла голову, чтобы не упустить его. — Подъём! — смеялась женщина. — Завтрак уже готов! — после чего, напевая песенку, ускакала на кухню.
Мне было очень трудно сдерживать смех, но это необходимо, иначе Тхэ Гён будет зол и, как обычно, перепадёт мне.
— Она ушла? — спросила я, приподнимаясь. Вроде бы никого, кроме шокировано парня на кровати не было. — Отлично, тогда встаём. Кстати, — я осмотрелась. — Я у тебя в комнате? Так ещё спала на твоей кровати? Эм… это вообще нормально?
После последних моих вопросов Тхэ Гён немного пришёл в себя и осмотрелся. Теперь при свете дня, видно, он и сам понимал, что эта идея попахивает абсурдом, но сделанного не вернёшь. Он нахмурил брови, бегая взглядом из стороны в сторону, явно выискивая наиболее подобающее объяснение, в котором будет достойно выглядеть.
— Ты собиралась спать в зале на первом этаже, — припомнил парень. — Любой желающий мог бы пройти мимо и увидеть тебя.
— Ну и что? — искренне не понимала я. — Объяснила бы ситуацию. Вот ты слышал, как она вчера храпела? Так ещё и в темноте. Я прям физически чувствовала, что нахожусь в одной комнате с рычащим монстром. Ужас!
— Как бы то ни было, Кэт, не забывай, что ты находишься в другой стране, — гордо приподняв подбородок, заметил Тхэ Гён. — Может быть, в России на это и закроют глаза, но в Корее — нет. Это бы очернило твою репутацию среди коллектива. Можешь меня не благодарить.
Отлично, теперь он демонстрирует себя этаким рыцарем, что защищает мою честь. Вот это номер. Куда же деваться?! Ха!
— Как по мне, репутацию больше бы очернил тот факт, что я сплю с парнем в одной комнате, на одной кровати, — злобно заметила я, вылезая из одеяла. Чёрт, а Тхэ Гён плотно меня замотал. Захотела бы ночью в туалет — не выбралась бы.
— Это… — занервничал Тхэ Гён. — Это я бы взял на себя.
— Ну, спасибо, блин! — фыркнула я. — Вот только, ты мог спокойно меня бросить и около стола. Я не привередлива.
— В следующий раз так и поступлю! — уже злился парень.
— В следующий раз? — усмехнулась я, на что Тхэ Гён лишь хмыкнул и, сказав что-то вроде «Вот помогай после этого людям!» ушёл в ванную комнату.
Я же быстро вскочила на ноги, помчалась в свою комнату, которая, к счастью, была пуста. Умылась, переоделась и спустилась вниз. Причём так быстро, что моей скорости мог бы позавидовать любой спартанец. Как и ожидалось, все, кроме Тхе Гёна были уже на кухне и ели завтрак тёти Ми Нам.
— О! А вот и наша красавица проснулась! — воспела ликующе тётя и подбежала ко мне, как бы обнять, а сама тем временем нагнулась поближе и шёпотом спросила: — Ты где была всю ночь, негодница?
— Пряталась от вас, тётушка, — улыбаясь, ответила я таким же шёпотом. — Знайте, вы спите как дьявол. От храпа даже стены дрожали.
— Ха! Ну-ну, рассказывай мне, — фыркнула женщина. Похоже, она решила не раскрывать тот факт, что я не ночевала в своей комнате. Ей не нужны проблемы в первый же день, как и мне. Да и, тем более, я скоро исчезну. Зачем создавать новые проблемы? — Итак, садись, пожалуйста! — вновь воспела тётя, вернув на своё лицо счастливую улыбку. — Время завтрака!
Вот только я рано радовалась. Из завтрака, в который входили салат, жареное мясо и несколько гарниров, мне достался лишь салат. При этом тётя отметила, что раз я фотомодель, то должна следить за своей фигурой. Что за чёрт? Я жрать люблю! Эй! Она даже менеджеру Ма, который завтракал с нами, дала две порции мяса. Ми Наму так вообще три, хотя она лишь рис гоняла по тарелке. А мне ни одного кусочка!
— Эй, что такое? — вопила я, тянясь палочками в общую миску с мясом. — Дайте мне хотя бы попробовать!
— Ать! — женщина шлёпнула меня по руке. — Не лезь, это для Лидера!
— Что? — злилась я. — Ну, блин…
Тхэ Гён как раз спустился вниз и вновь столкнулся с улыбающейся во все тридцать два тётушкой, которую он постарался тут же проигнорировать, налив себе воды. Но женщина не собиралась просто так сдаваться, и было видно, что парень ей ой как нравится! Тут же стала ему предлагать всю еду, что сама приготовила и расхваливать его, мол, какой Лидер её Ми Нам замечательный. Правда, тупая лесть только раздражала Тхэ Гёна, и он ещё усиленнее пытался продемонстрировать, что игнорирует присутствие женщины.
— Спал сегодня как убитый, — бубнил парень себе под нос, делая небольшие глотки воды. — Что довольно странно…
— Возможно это от усталости, — предположил Шин У.
— Возможно, — согласился Тхэ Гён. Ну ещё бы, за один день столько всего пережить. Я тоже как вырубилась, так даже не проснулась. Усталость чувствовалась в каждой клеточке моего тела. — И ещё сон странный приснился, — продолжал Тхэ Гён. — Словно я бегу с чёрным самураем от обезумевшей толпы, вооруженных мечами, копьями, а также луком и стрелами.
В этот момент глоток кофе, что я делала, вырвался через нос. Кашель охватил моё горло, и дыхание стало затруднительным. Он что, всё помнит? Нет, это только сон. Всего лишь сон! Остаточное явление. Проклятье! У Феликса похоже то средство было бракованным. Что же делать?
— Ох, ну что за кошмар? — вопила женщина, увидев, как я пью кофе. — Тебя вообще манерам за столом кто-то учил? — тётя швырнула в меня полотенце, чтобы я вытерла лицо и стол около себя.
— Ха, Тхэ Гён, ну и приснится же тебе! — смеялся Джереми. — Прям сюжет для приключенческой дорамы.
— Хм, да уж, — усмехнулся солист. — Иногда бывает.
Фух! Ложная тревога. Можно и дальше делать вид, что ничего не было. Зная консервативность Тхэ Гёна, он не скоро примет свой сон, как реальность. Хотя, больше чем уверена, что вообще его не примет. А раз так, то можно и позавтракать нормально. Я потянулась палочками в сторону тарелки с мясом, которая принадлежала Ми Нам. Она всё утро сидит и молчит, стеснительным взглядом косясь на Шин У.
Что происходит? Разве они не вместе? Так, что мне там сказала Ми Нам? Шин У признался ей, что знает о том, кто на самом деле Ми Нам. Разве это не «хэппи энд»? Стоп, остальное я додумала сама. Значит, Шин У не признался ей в своих чувствах? А она? Она чего мнётся? Всё же раскрыто! Эх, как трудно работать купидоном! Особенно когда та пара, с которой ты работаешь, вечно тянет резину.
— Эй! — меня вновь больно шлёпнули по руке. — Это не тебе! Сколько раз повторять?
— Да что за дискриминация по половым признакам?! — крикнула я на тётю. — Я кушать хочу!
— Модели едят мало! — хмыкнула она. — Это парни весь день бегают на сцене из стороны в сторону, а ты что? Просто стоишь как статуя, пока тебя фотографируют. Ещё и вес прибавится.
— Чего? — злилась я. — Да если он и прибавится, то только в груди! — для большей убедительности я гордо выставила свою грудь вперёд, которая буквально упиралась женщине в лицо. — Славянские гены — это вам не шутки!
— Что?! — вот теперь тётя действительно взбесилась. Схватив то самое полотенце, которое она ещё недавно швырнула мне в лицо, женщина свернула его и как давай хлестать меня. — Бесстыдница! Кто говорит о подобном за столом? Да кто тебя воспитывал? А?
— Ай! Ой! Тётя, держите себя в руках! Ай! — вопила я, убегая от разгневанной женщины по всей кухне.
— Тётя, поаккуратнее, — вставил менеджер Ма. Хотя по его голосу было ясно, что он не до конца уверен. Тоже боится женщину. — У Кэт просто ещё сегодня фотосессия.
Тётя Ми Нам тут же опомнилась и, улыбнувшись, вернулась к кастрюлям, около которых стоял Тхэ Гён.
— Что? Ещё одна? — не сразу поняла я. — Разве предыдущая не была успешной?
— Но о чём ты таком говоришь? — начал менеджер Ма. — Тебе необходимо хорошее портфолио, а разовая удачная съёмка, может быть простым везением. Лучше если ты предстанешь перед миром мод в разных образах. Но не волнуйся, — постарался успокоить он меня. — Я слышал, что и на этот раз фотографы профессионалы. Они даже вчера работали с Ю Хе И. Тебе, конечно, не переплюнуть Национальную Фею, но всё же…
— Хех, вот как, — улыбнулась я, понимая, что уж в этом переплюнуть Ю Хе И мне удастся. — Ладно. Фотосессия, так фотосессия.
— Лидер, ты почему не садишься? — продолжала улыбаться женщина перед Тхэ Гёном. — Давай, кушай.
— Я не завтракаю, — наконец-то отозвался он, понимая, что простое игнорирование не поможет.
— Да? — удивилась тётя. — Но раз так, — я уже летела к ней со своей тарелкой, но нет. Видно не судьба. — Ешь и его порцию, менеджер Ма. Ты столько много работаешь.
— Я тоже много работаю… — бубнила себе под нос, смотря, как огромная порция жареного мяса оказалась в тарелке менеджера Ма. — Ну где справедливость?
— А ну сядь на место! — прикрикнула на меня тётя. — Ты же всё-таки девушка, так веди себя как полагается! Эх… невоспитанное дитя.
Я с обидой вернулась на своё место, в самом конце стола и с тоскливой грустью переворачивала палочками ту траву, что накрошила мне тётя Ми Джа. Она даже риса пожалела. Мстит? Ей вообще до фонаря, кто я, так чего она лезет? Это, видимо, нелюбовь с первого взгляда.
Неожиданно в мою тарелку положили парочку сочных кусочков мяса. Я была удивлена, но, когда приподняла взгляд на того, кто только что стал моим благодетелем, увидела улыбающееся лицо Шин У, который подставил указательный палец к губам и подмигнул. Это теперь наш секрет и лучше мне побыстрее убрать улики.
— Спасибо! — произнесла я одними губами, и тут же закинула мясо в рот. Ох, как же вкусно! Жизнь прекрасна, когда ты сыт и доволен.
— Хе! — послышалась усмешка. Как оказалось Тхэ Гён, что не садился за стол, всё это видел и теперь выглядел весьма недовольным. Ну, что опять не так? Но парень ничего нам не сказал, лишь повернулся к тёте Ми Джа и гордо отметил: — Раз вы теперь будете некоторое время жить с нами, у меня есть несколько правил, так что слушайте внимательно, — тётя улыбнулась ещё шире, хотя казалось, что это не возможно. — Во-первых, никогда не прикасайтесь ко мне, пожа…
— Эй! — воскликнула женщина и тут же смачно шлёпнула Тхэ Гёна по ягодице. От такого удара солист остолбенел, а у всех присутствующих пропал дар речи. Даже я, зная о том, какая может быть тётя, была в шоке. Мало того, что она его шлёпнула, так ещё и хорошенько полапала там, никого не смущаясь. — Не стоит говорить взрослым об «основных правилах»! — прикрикнула Ми Джа, показав, кто тут главный. — Ой, писать хочется. Где тут туалет? — после чего тут же убежала, оставив всех присутствующих в негодовании.
Вот честно, в этот момент мне было очень жаль Тхэ Гёна. Он выглядел так, словно его тело осквернили. Учитывая то, как он в принципе брезгливо относится ко всем посторонним и прикосновениям в целом, восстановить психику не сразу получится. Руки дрожали. Графин с водой медленно вернулся на стол. Он даже потрогал себя за то самое место, словно проверяя, всё ли на месте? Но после вспомнил, что в кухне и мы есть, поэтому резко повернулся в сторону сидящих за столом людей. Менеджер Ма, Ми Нам, Джереми и даже Шин У мгновенно уткнулись лицами в тарелки, делая вид, что совершенно ничего не видели. Но я как-то об этом позабыла и продолжала смотреть за Тхэ Гёна.
— Чего смотришь? — бросил он злобно.
— Сочувствую, — призналась я.
Тхэ Гён скривил губы, готовясь уже высказать парочку нелицеприятных моментов в мой адрес, но вовремя остановился. Просто развернулся и ушёл, хотя уверена, что теперь желание избавиться от тёти Ми Джа стало намного сильнее обычного.
— Видел? Видел? — воскликнул Джереми, когда солист ушёл. — Она просто схватила Тхэ Гёна прямо так… ЖАМК! — для большей убедительности блондин вытянул руку вперёд и сжал ладонь в кулак. — Тётушка действительно нечто, да?
— Кажется, Хван Тхэ Гён встретил себе противника под стать, — усмехнулся Шин У. — Хм, это будет весело, — после чего повернулся ко мне и уже более спокойно спросил: — Будешь ещё мяса?
— Ох, Шин У, ты лучше всех! Спасибо!

2.

В студии мне выделили зал на нижнем этаже. Фон, освещение и наряды были уже готовы к моему приходу. Оставалось лишь несколько деталей, а именно — правильный макияж и причёска. Как мне сказали операторы, экспериментировать над моим уже устоявшимся образом никто не будет. Стиль стимпанка очень понравился публике, так что они просто выберут схожую ветвь одежды — готический стиль. Длинные юбки, корсеты, высокие перчатки и мертвецки бледная кожа.
В принципе, мне нравится. Вот только в тот самый момент, когда мне подготавливали причёску, в гримёрную вбежал один из операторов и сказал, что кто-то испортил все наряды. Абсолютно все! Просто собрал их в кучу и облил синими чернилами. Вещи теперь уничтожены. Чернила практически невозможно вывести.
И, что самое интересное, никто не мог понять, кто же причастен к данной ситуации? Ведь ещё мгновение назад всё было в порядке. Правда я догадалась, кто бы это мог быть, когда встретила на студийной площадке Ю Хе И. Та всем улыбалась и оправдывала своё появление лишь тем, что ей стало безумно интересно посмотреть на мою фотосъемку.
— Боюсь не сегодня, — улыбаясь, ответил фотограф. — Все вещи уничтожены. Так что…
— Ох, не может быть! — воскликнула девушка, театрально обхватив ладонями лицо. — Но как же так? Я слышала, что скоро она должна заключить контракт с модельной организацией Франции. Ей нужны хорошие снимки!
Да чтоб тебя! Переживаешь за меня? Ну конечно! Скорей всего просто наша Национальная Фея Корее покрылась зелёной завистью. Даже о таких подробностях успела узнать, а ведь даже парни до вчерашнего дня ни о чём не догадывались. Но операторы повелись на её игру. Актриса она прирождённая.
— Ю Хе И, — воскликнули мужчины. — Вы такая добрая, но что мы можем поделать?
— Ну, у меня есть несколько вещей, в которых я должна была сниматься, но как-то не сложилось. Может, подойдёт? — смущённо отвела взгляд. — Понимаю, у Кэт совсем другой стиль, но… это же лучше чем совсем ничего, верно?
Ха! И теперь она типа спасает меня? Я вас умоляю! Прям пришла в студию группы A.N.JELL и прихватила с собой случайно десяток нарядов. Совсем не подозрительно. Каждая девушка так делает. Угу, я прям верю каждому её слову и хлопаю стоя. Браво!
— Госпожа Ю Хе И, вы настолько добры! — воспел оператор, который отвечал за костюмы. — Прошу вас, помогите!
Она помогла. Во всяком случае, она рассчитывала растоптать меня своим выбором, ведь одежду, что она мне принесла, была весьма необычной. А именно — детской. Да, она привезла мне детскую одежду, хотя и подходящую по размерам. Но это так сильно отличалось от того стиля, что мне предложили изначально. Тот был более взрослый и брутальный, а это что? Ленточки, бантики, чулочки, хвостики и юбочки с рюшечками. Всё милое, яркое и раздражающее.
— Фотограф… — попыталась я его отговорить, смотря на то, во что я должна влезть. — Ну… это… может просто перенесём съёмку?
— Кэт, я понимаю, — отозвался мужчина. — Это риск, но другого момента может и не быть. Так что давай, не получится, так хоть будем знать. Может не всё так плохо, как кажется?
— Ну да… — согласилась я, нервно сглотнув.
Мне сделали два хвостика, макияж выбрали более нежный и невинный. На месте, где должна была проходить съёмка, убрали всё чёрные предметы и забросали его плюшевыми игрушками. Даже ковёр постелили, напоминающий радугу. Я ничего против этого стиля не имею, но уж очень он напоминал мне «игры для взрослых». А ведь самые безумные в этом понимании как раз японцы. Ладно, работа есть работа. Представь, что ты ребёнок и всё быстро закончится.
Началась съемка. Я и мячики за это время подбрасывала. Прыгала, смеясь в камеру. Пускала мыльные пузыри и обнимала больших белоснежных плюшевых медведей. Один даже придумал сделать небольшое видео на несколько секунд и попросил меня произнести всего одну фразу: «Оппа, мне скучно. Поиграй со мной!». После чего я должна была надуть обиженно губы и потереть кулачком около глаза, словно плакать собиралась. В это время у меня были кошачьи ушки на голове и пушистый хвостик торчал из-под юбки.
Должна признать, что вся студия пищала от милоты. Они были в восторге! А фотограф так вообще не переставал восхищаться и восклицал, что я самый ценный и редкий алмаз, который он повстречал за всю свою карьеру. Естественно, всё это видела Ю Хе И.
И, о да, она была просто в ярости! Ведь вчера этот же фотограф занимался её фотосессией, но таких слов, видимо, не произносил. Да и вели себя они более сдержано и профессионально, а тут каждый словно помешался на том образе, что я играла. А что хотела? Сама ведь притащила эти наряды. В итоге девушка не выдержала и, фыркнув, убежала из зала ещё в самом начале съемки, хотя это заметила только я.
По правде сказать, вымотать меня успели по-полной. Хоть и восхваляли практически каждый снимок, меня заставляли то встать, то сесть, то снова встать и так далее. Ни секунды покоя, ведь время — деньги, и чем быстрее мы справимся с задачей, тем быстрее отпустят.
К концу съёмки я снова была выжата, как лимон. Более того, я безумно проголодалась и мечтала лишь об одном — принять душ и поесть. Завтрак и так был краденым, причём в прямом и переносном смысле. Может, купить какую-нибудь шоколадку? На верхнем этаже имелся небольшой терминал со всякими закусками. Парни обычно там только воду и сок берут, а я что-нибудь сладенькое куплю.
М-да, после этой съёмки я видеть не желаю розовый цвет. И всякие эти милые штучки. Во всяком случае, сегодня точно. Не мой это образ, но фотограф остался доволен. Обещал переслать фотографии дяде сразу, как только проверит их. Кстати, о дяде. Вон он, радостный, о чём-то говорит с Ми Нам, Шин У и Джереми. Заметил меня.
— Кэт, милая! Ты уже всё? — подозвал к себе. — Иди сюда!
— Дядя, если вы опять что-то задумали, то давайте завтра! — взвыла я, показывая всю усталость. — Работа фотомоделью всё-таки выматывает.
— О! Так ты уже всё? Молодец! Жду не дождусь отчёта от фотографа, — смеялся президент Ан. — Мне говорили, что сегодня ты была в образе готической принцессы. Как всё прошло?
— Хм, — задумалась я. — Планы поменялись. Кто-то испортил все наряды, облив их чернилами.
— Что?! — воскликнул Джереми. — Кто мог такое сделать? У нас в студии?
— Кто-то посторонний был в зале с декорациями? — обеспокоено спросил Шин У.
— Посторонний? — испугалась Ми Нам. — Ты не пострадала? — спросила она, взяв меня за ладонь.
— Да, всё хорошо, — постаралась улыбнуться. — Правда, стиль пришлось поменять кардинально. В общем… Дядя, готовься.
— Ясно, — кивнул мужчина. — Но раз такое дело, то идёмте обедать. Я угощаю!
— Ура! — отозвались все и направились в сторону лестницы. Как раз в этот момент нам навстречу из угла вышел Тхэ Гён.
— Вы куда? — поинтересовался парень.
— Есть! — отозвался Джереми.
— Идём с нами, Тхэ Гён, — позвал его президент Ан. — Пойдём одной дружной семьёй. Будет весело.
Тхэ Гён ничего не сказал, просто повернулся к лестнице и также стал спускаться в сторону выхода, что говорило о его согласии. Джереми говорил о том, что хочет купить много еды, и моему дяде придётся раскошелиться. Президент Ан на это лишь рассмеялся, заметив, что он обещал нам небольшую вечеринку в честь моего отъезда. И это как раз она, так что всё нормально.
Также нас догнал менеджер Ма, заверив, что куда Ми Нам, туда и он. Мда… тот ещё любитель халявы. Эх, если бы не усталость, я бы высказала ему всё, что думаю. Ну, а пока… я слишком голодная, чтобы думать.

3.

Президент Ан привел нас в небольшой домашний ресторан, где еду можно набирать самостоятельно. Менеджер Ма, никого не смущаясь, заполнил свою тарелку одним мясом. Джереми также выискивал чего-нибудь повкуснее. Ми Нам почему-то пила только воду, забывшись в своих трудных мыслях. О чём она думает? Что не так? Однако косые взгляды на Шин У говорили, что не всё так просто в том мире, который я так долго выстраивала. Сам же Шин У вроде бы ни в чём не изменился. Всё также улыбается и помогает ребятам всём, чем может.
Я шла после этих парней и также выискивала мяса, но, видно, менеджер Ма и Джереми успели разорить все прилавки. Остались одни салаты и гарниры. Ну что за безобразие? Сегодня явно не мой день, касаемо еды. О! Жареные сардельки! Моя прелесть! Хе-хе-хе…
— Кэт, — позвал меня дядя, который шёл позади. — Завтра утром ты улетаешь.
— Завтра? — удивилась я. — Так быстро?
— А чего медлить? — искренне удивился мужчина. — Билеты уже куплены. Так что завтра в девять утра тебе необходимо быть в аэропорту.
— Хорошо, — кивнула я, и почему-то вдруг так грустно стало. Так быстро. Пускай недолго, но мне безумно понравилось быть в этой дораме.
Все сели за общий стол. При этом получилось так, что я сидела напротив Ми Нам. Обе были с потерянным взглядом. Блин, я понимаю, что это правильно, что это хорошо, но… расставаться с этими персонажами так трудно. Нет, Феликс прав. Потом, когда дорама кончится, герои сменят имена и личности, начав исполнять совсем другие роли. Они даже не вспомнят меня. Просто пройдут мимо, словно меня никогда и не существовало. Мир Дорам тоже реален, но у этой реальности свои правила и законы.
Именно поэтому Помощнику запрещается сближаться с персонажами, влюбляться и, на худой конец, становиться главным героем. Я всё это знала. Всё это понимаю, но когда тебе вот так просто говорят, что завтра ожидается конец твоей истории, то… эх…
Даже аппетит куда-то пропал. А ведь была так сильно голодна. Я так и не смогу узнать, остались ли Шин У и Ми Нам вместе? И как поживают остальные ребята? Ведь даже позвонить не смогу. Меня не будет. Всё. Разве что Феликс кратко расскажет, как тут дела, и всё. Кем я там буду? Медсестрой? Мда… мне только людей лечить.
— Тхэ Гён, ты бы поговорил с Ю Хе И, — услышала я обращение дяди к солисту. — Вы вообще собираетесь рассказать о ваших отношениях? — парень молчал, явно переваривая полученную информацию. — Национальная Фея и A.N.JELL… как по мне, звучит здорово.
Хм, так сплетни, что они встречаются, уже вышли наружу, и Ю Хе И не собирается их отрицать. Любопытно. Хоть я и знаю, что за их отношениями совершенно ничего нет, представить Тхэ Гёна и Хе И не составляет труда. Возможно, если бы девушка была с более мягким характером и перестала быть бессердечной, думающей только о себе, всё было бы куда романтичнее.
Парень перевёл на меня взгляд, но задержал его ненадолго. Словно мысли услышал. Странно…
— Совсем не здорово, — холодно ответил он президенту Ану. — Между нами ничего нет.
— Э? — подобное заявление весьма удивило дядю. Казалось бы, зачем что-то скрывать, когда и так все в курсе? Но потом он просто пожал плечами, решив, что это его дело и ему решать, как поступать. — А ты подумал на счёт ремейка с Мо Хва Ран? — тут же сменил он тему.
— Найди кого-нибудь другого, — не задумываясь, отрезал Тхэ Гён. — Я отказываюсь.
— Это из-за того происшествия? — предположил президент Ан. — Или Кэт сболтнула лишнего? Ты бы не относился к её словам слишком серьёзно, иногда у моей племянницы язык без костей! — я еле сдержала себя, чтобы не кинуть солонку в спину дяде. Я же всё слышу! Тхэ Гён вновь бросил на меня взгляд и слегка, почти незаметно, улыбнулся. Или мне показалось? — Думаю, Мо Хва Ран хочет работать именно с тобой, — продолжал дядя. — Но раз ты уверен в своём решении, то придётся отказать ей. С другой стороны, есть кое-что другое, что тебе необходимо будет выпустить в первую очередь! — Тхэ Гён вопросительно посмотрел на дядю. — С Ко Ми Нам.
— С Ко Ми Нам? — переспросил солист, понимая, что его ждёт ещё много работы.
Все собрались за столом. С одной стороны сидели Ми Нам, менеджер Ма и Джереми. С другой — я, Тхэ Гён и Шин У. Дядя сидел сбоку стола и видел всех. Каждый о чём-то говорил, но я ничего не слушала. Блин, набрала целую гору еды, а теперь даже есть не хочу. Уже пятую минуту смотрю на свою жареную сардельку, что, кажется, сейчас вспомнит былые времена, вскочит и сбежит из моей тарелки.
— Что-то не так? — спросил менеджер Ма. — Не нравится еда?
— А, нет… — улыбнулась я. — Просто устала. Аппетит пропал.
— А, — понимающе кивнул менеджер Ма. — Такое бывает. Но ты начни есть, и аппетит появится.
— Ладно, — кивнула я, начиная гонять сардельку по всей тарелке.
Джереми тем временем ел и сидел в телефоне, полностью увлечённый последними новостями. Неожиданно он на что-то наткнулся и выронил вилку из рук, совершенно забыв о том, что происходит вокруг.
— Ты чего? — спросил менеджер Ма, который сидел рядом.
— А? — воскликнул блондин вскакивая на ноги и не отрывая взгляда от экрана телефона. — Что? Как? Неужели?
— Да что случилось, Джереми? — уже нервничал президент Ан.
— Все! — волнительно произнес парень. — Посмотрите видео, что сейчас занимает лидирующие позиции! Это… это же…
До моего телефона было далеко, так что я заглянула в сотовый Тхэ Гёна, что уже выходил на сайт с самыми популярными видео Кореи. И каково же мне было, когда под номером один увидела себя в том самом образе, в который меня нарядили на фотосессии. Я была поистине милой. Да настолько, что сердце немного защемило в груди. Это что? Сила Помощников? Как страшно жить, когда не знаешь этого.
— Оппа, — произнесла милая вариация меня. — Мне скучно. Поиграй со мной!
У всех окружающих пропал дар речи. Даже у меня. Ведь я не думала, что это выплывет в сеть! Рука Тхэ Гёна, державшая телефон, задрожала. Я не знала, плохо это или хорошо, но наш ступор немного разбавил телефонный звонок на сотовый президента Ана.
— Да? — ответил он, слегка откашлявшись. Несколько коротких фраз, и разговор был завершён. — Звонили из Японии. Согласились на любую сумму гонорара, лишь бы Кэт начала свою модельную карьеру у них в стране.
— Э?! — воскликнули все. Как это возможно? Ролик выложили меньше часа назад. И уже такой резонанс?
— Кэт, ты такая милашка-а-а!!! — воскликнул Джереми, обегая стол и пытаясь меня обнять, правда его вовремя остановил Шин У, удержав за руку. — Пусти, хён! Я хочу с ней сфоткаться! Кэт, я буду твоим оппой! Я всех веселю!
— Это потрясающе! — смеялся во весь голос дядя. — Милая, у тебя и правда шикарный талант! Вначале я думал, что тебе просто повезло, но теперь… — вновь зазвонил телефон, при этом не только у президента Ана, но и у менеджера Ма. Те стали отвечать на звонки.
— Тхэ Гён, — обратилась я к парню. — Я как бы не местная, и хотела спросить, а что значит «оппа»? А то я слышу это уже не в первый раз, но не совсем понимаю.
— Это… — парень вздохнул. Он всё ещё странно себя вёл. Словно злился и сдерживал себя, чтобы не начать кричать. Тяжело дышал и немного потел. — Это обращение девушки к парню. Но… — солист замолчал и вновь вздохнул. — Но употребляется только в том случае, если парень для девушки что-то значит. Либо это её старший брат, либо очень хороший и близкий друг, либо… если между парнем и девушкой романтические отношения.
— Вот как… — я задумалась. — Употребляется только, если парень что-то значит… хм…
— Вот именно! — повысил голос, Тхэ Гён. — Так что не произноси этого слова больше так просто!
— Э? Но почему? — удивилась я. — Это же просто образ. Актёры так всегда делают.
— Ты не актриса! Ты фотомодель! И это… — Тхэ Гён не договорил, просто схватил стакан с соком и опустошил его.
Ничего не пойму. Он точно зол, но почему? Да что я опять сделала не так? Мда… порой мне очень трудно, когда не знаешь обычных культурных ценностей. Даже знание языка не облегчает задачу. Джереми наконец-то прорвал баррикаду и обнял меня, причём так, словно я тот самый плюшевый мишка. А потом началась целая серия селфи, которая переросла в простое дурачество и забаву.
Я подумала, что нет ничего плохого в том, чтобы оставить после себя парочку забавных фото друзьям. А почему нет? Хоть какое-то воспоминание. Нас стал фотографировать Шин У, что позволило фантазии Джереми разгуляться и мы меняли позы с каждым кадром. Следующим был сам Шин У, который тоже, оказывается, любит подурачиться. То поставит мне рожки, то накинет мне на голову свою же шляпу. Присоединилась даже Ми Нам, которая сначала вела себя робко, но потом расслабилась и смогла искренне улыбнуться.
Тхэ Гён отказался фотографироваться.
— Да ладно тебе, — бросила я. — Всё равно завтра уезжаю.
— Завтра? — удивились все.
— Да, — я указала на президента Ана, который до сих пор разговаривал по телефону. — Мне уже купили билеты. Так что это наша последняя вечеринка.
— Ну, раз последняя, — хмыкнул Тхэ Гён, сохраняя спокойствие. — Так и быть.
Парень встал из-за стола и, подойдя ко мне, обнял за плечи. Я улыбалась в камеру и по привычке меняла позу, совсем не зная, как встал Тхэ Гён. После десяти снимков, подумала, что этого хватит и отошла от солиста, возвращаясь к своему месту.
— Скиньте мне потом фотки на телефон, — попросила Джереми.
— Окей, — кивнул парень, после чего взялся за бокал с соком. — Итак, тост! — все взялись за свои бокалы. В моём сока стало больше, хотя… возможно, мне просто кажется. — За наш общий успех!
— ДА-А-А! — крикнули все, и рядом показалась рука менеджера Ма. О! Он уже поговорил со всеми, с кем хотел?
Выпив весь сок, я почувствовала, как он горчит во рту. Хм, прокис, что ли? Хотя вначале был вполне сладким. Зато после сока голова стала такой тяжёлой, а ноги ватными. Что-то не так… всё поплыло. Мысли практически невозможно контролировать. И всё сводилось к тому, что мне безумно грустно. Я так не хочу со всеми расставаться. Мне даже этот вредный Тхэ Гён нравится. Хотя я так и не понимаю его. То он нормальный парень, как и все, а то он злой и холодный, словно айсберг.
Шин У и Ми Нам, моя любимая пара. Они такие классные, но чересчур медлительные. Ах, да… это же дорама. А дядя, блин, у меня такого классного дяди в жизни не было! Он лучший! Хоть простой как два рубля, но добрый и искренний. Уважает дружбу и семейные ценности. Где ещё такого человека встретишь?
Джереми всегда улыбается, даже когда в сердце печаль, он не унывает. Преданный как та собака, даже если его обидят, он всё равно вернётся к своему хозяину и постарается развеселить его своим присутствием. Что может быть прекраснее? Это я милая? Нет, это ты милый, Джереми. Однако Ми Нам всё же должна быть с Шин У.
Все продолжали смеяться фотографироваться друг с другом, а моё лицо почему-то медленно опустилось на стол.
— Кэт, — услышала я голос Тхэ Гёна. Парень тормошил меня за плечо. — Кэт, ты что… пьяна? Когда успела?
— О чём ты? — возмутилась я, скинув руку солиста. — Я трезва… как стё… стёклш… ко…
— Да неужели? Ты же пила сок, так как…? — парень замер и злобно покосился на менеджера Ма. Тот подпрыгнул, занервничал, перевернул телефон верх ногами и типа с кем-то стал говорить. Это что, меня этот прохиндей опоил? Блин… ну и хрен с ним… — Пошли на свежий воздух, — предложил Тхэ Гён, перекидывая одну мою руку через своё плечо.
— Не хочу, — отталкивала я его.
— Тебе надо протрезветь, идём, — настаивал солист. — Пока никто не заметил.
И, действительно, все были слишком заняты весельем, чтобы заметить пьяную меня. Идеальный режим второстепенного персонажа. Скрытность стопроцентная. Правда, в голове всё время крутится звуковой флешбэк, в котором говорится, что мне нельзя пить… и ещё что-то. Не помню.
— Тхэ Гён, — обратилась я к парню, что насильно вытаскивал меня из-за стола. При этом мой взор был устремлён на Ми Нам и Шин У, которые мило общались друг с другом улыбаясь, но некая грань между ними существовала. — Почему люди такие идиоты?
— Задаюсь этим вопросом всю жизнь, — усмехнулся солист.
— Ну, видно, что человек тебе нравится, ну признайся! Нет, будут молчать до последнего. Зачем это? Ведь если бы все говорили сразу, что они чувствуют, это сколько же счастливых людей сразу же стало?
Тхэ Гён ничего не сказал. Думаю, он просто не знает, что в такой ситуации говорить. Тхэ Гён ведь и Ми Нам полюбил только потому, что узнал о её чувствах к нему. Мне даже показалось, что он полюбил не её саму, а её любовь к нему. Ему всегда хотелось быть лучшим и на первых ролях, и именно это он увидел в глазах наивной Ми Нам.
— Эх, Тхэ Гён… — продолжала говорить я, потихоньку шагая с парнем в сторону выхода. — Ты поёшь такие классные песни о любви, но сам-то влюблялся хоть раз?
— Хочешь сказать, что спела бы лучше? — начинал злиться парень.
— Конечно! — отозвалась я и указала на центральное караоке, которое, как по волшебству, пустовало. — Веди меня туда! Ща я покажу тебе мастер-класс.
— Уже страшно, — усмехнулся Тхэ Гён, но мою просьбу выполнил. — Потом, когда станет стыдно, не вини меня.
— Пф! — бросила я. — Как бы тебе не было сейчас стыдно. Эй, маэстро! — обратилась я к одному из официантов. — Музычку в студию, пожалуйста.
На экране загорелось меню всех корейских песен. Я быстро нашла ту, что исполняет сама группа A.N.JELL. На весь ресторан зазвучали первые знакомые аккорды, и все ребята тут же обратили на меня внимание. Джереми тут же поднял большие пальцы вверх, выражая свою безграничную поддержку. Ми Нам просто улыбнулась и помахала. Шин У подмигнул, явно поддерживая меня, а Тхэ Гён, усевшись на стул прямо перед сценой караоке, недовольно скрестил руки на груди и надул губы. Весь его вид демонстрировал раздражение.
На экране сбоку поползли титры. Хотя и пела песню на русском, мне это казалось вполне нормальным. Даже рифма чувствовалась. Наверное…
— «Не верю, что пришла любовь…
Твержу себе… Не может быть!
Пытаюсь скрыться от неё,
Но сердце всё знает наперёд…
»
Стоило мне только начать петь, как лицо каждого изменилось. Глаза даже не моргают, рот раскрыт и вдыхает через раз. На это было так забавно смотреть, но потом музыка просто унесла меня. Всё же петь в мире Дорам это особое удовольствие. Тут все умеют петь, так что… ничего же плохого не произошло?
Правда, когда песня закончилась, и я отложила микрофон в сторону, услышала шквал аплодисментов и не только от своих друзей, но и от десятков других посетителей, что сидели в это время в ресторане. Приятно, чёрт возьми. Прям чувствую себя звездой. Хотя… что-то мне немного плохо. Тошнит… нужен свежий воздух… Божечки, только бы не тут испачкать пол!
Почувствовала, как меня резко схватили за руку и вывели на улицу. Прохладный воздух ударил в лицо, а кое-что горячее вырвалось изо рта. Но после этого тут же стало безумно легко. Даже мысли стали более послушными, правда, всё в один голос твердили, что я сделала что-то неправильное. Интересно, а что именно?
— Что с ней? — послышался голос менеджера Ма.
— А вы как думаете? — злобно спросил голос Тхэ Гёна. — Подливать алкоголь в сок? Именно так теперь действуют менеджеры?
— Да я всем подлил! — заверял мужчина. — Ну, это же вечеринка, а все такие грустные… вот я и решил немножко добавить красок. Кроме Ко Ми Нам, конечно.
— Кэт тоже не переносит алкоголь, — всё ещё злился Тхэ Гён. — Не вам ли, как менеджеру, это должно быть лучше известно?
— Да, но… но… ты слышал? Она же потрясающе поёт! Ты знал об этом?
Тхэ Гён ничего не сказал, так как именно в это мгновение дверь ресторана вновь открылась, и на улицу вышел счастливый президент Ан.
— КЭТ! — воскликнул он, обнимая меня так крепко, что тошнота вновь вернулась, но дядя совершенно ничего не замечал. — Ты просто неподражаема! Скрывать такой талант от своего любимого дяди! Даже я впечатлён, а уж я способных людей видел предостаточно. Решено! — моё сознание потихоньку начало трезветь и я стала понимать, что только что произошло. Причем с каждой секундой это «понимание» будто лезвием в сознании вырезало лишь одно слово — «ЖОПА!».
— О нет… — только и смогла выговорить я.
— Да! — отозвался дядя, хлопая меня по спине. — Франция отменяется! Теперь твой дядя о тебе позаботится! Кэт, скоро ты станешь звездой! Ха-ха-ха!
Не знаю, что надо было сделать, но именно на этой секунде я потеряла сознание, повиснув как тряпочка в руках президента Ана.
Мне конец.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться