Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 13. Волнующий вопрос

1.

Когда я проснулась, то первое, о чём я подумала — какой чудной сон мне приснился. И в нём я пела. Во это да! Пила и пела… Ха, сразу два самых страшных преступления, что может допустить Помощник, были совершены. Ох, но как хорошо, что это всего лишь сон. Ведь сейчас я сплю в тёплой мягкой кроватке и вокруг меня… а что именно вокруг меня? Стоп, где я вообще? Это не моя комната. Да я вообще не в общежитии! Я нахожусь в студии, причём в комнате отдыха президента Ана.
Ай-яй-яй! Голова стучит так, словно изнутри долбится дятел. Воспоминания о пережитом яркими кадрами предстали перед глазами.
— А-а-а!!! — воскликнула я, хватаясь ладонями за своё лицо. — Не может этого быть! Нет-нет-нет! Это сон! Это всего лишь сон! Я не могла допустить этого! Не могла!
— Кэт, ты очнулась? — дверь в светлую комнату слегка приоткрылась и в помещение проникла взлохмаченная голова менеджера Ма. — Приветик! — улыбнулся мужчина, помахав рукой.
— ТЫ! — прорычала я, чувствуя, как в груди разгорается пожар ненависти. Медленно сползая с кровати, я приближалась к менеджеру Ма. — Это всё ты виноват!
— Кэт, прошу, выслушай, — затараторил мужчина, проходя в комнату полностью и отбегая от меня. — Я понимаю, ты расстроена из-за того неловкого случая. Мне не следовало тебе подмешивать алкоголь. Но ты только глянь, что из этого вышло? Ты так прекрасно поёшь!
— Пою? Прекрасно пою?! — ещё больше злилась я. — Да я всеми силами старалась избежать этого! Никто не должен был знать, что я пою! Никто! А ты… тупой менеджер!
— Ну, прости! Прости! — вопил менеджер Ма, вставая передо мной на колени и тряся сложенными в молитве ладонями. — Я правда не знал! Прости! Прости!
— Прости?! Да ты… да ты хоть знаешь? А-а-ах…
Мне просто не хватало слов, чтобы выразить всё негодование, которое скопилось во мне. Что же теперь будет? Что? Франция была великолепным шансом свалить из этой дорамы без особых последствий. Обычно Помощники могут покинуть мир Дорам в тот момент, когда дорама заканчивается на счастливой минуте. Играет приятная музыка, всё ослепляет ярким светом, и открывается портал, через который Помощник покидает этот мир. Но, чувствую, я покину этот мир другим путём — меня убьют. Да-да, меня убьют, и сделает это Феликс, как только узнает, что я допустила.
Интересно, а как это будет? Просто пристрелит или нашлёт на меня сотню призраков, приказав им разорвать меня в клочья? А что? Он теперь имеет на это полное право. Я бы так и поступила. Стоп, а ведь я могу так поступить. Прямо сейчас кокну менеджера Ма.
— Я убью тебя! — злобно произнесла я, с безумной улыбкой шагая навстречу мужчине.
— Кэт, послушай! Подожди! Не горячись, — закричал менеджер Ма, отбегая в сторону и перепрыгивая через кровать, что стояла в центре комнаты. — Подожди, мы всё ещё можем решить мирным путём! Кэт! Кити!
— Ты — труп! — я запрыгнула на менеджера Ма сверху и обхватила руками его горло. Тот стал кряхтеть и что-то говорить, шевеля губами. Потом я смогла прочесть по его словам единственное слово: «Сделка!» и мои пальцы разжались.
— Кха-а-а… — вздохнул он, хватаясь за горло и отскакивая назад. — Не понимаю, что плохого в том, что ты станешь популярной? Это же круто!
— Не для меня, — злобно произнесла я, всё ещё надеясь на чудо. — Какая сделка?
— Ах, это… — мужчина, вновь откашлялся и, вскочив с кровати, принял серьёзное выражение лица. — Кэт, я понимаю, что ты паникуешь из-за того, что может сделать твой дядя, но у нас есть выбор. Президент Ан хочет устроить сольное выступление для Ми Нам по песням, которые пишет Тхэ Гён. Но учитывая новые факты, было бы глупо упускать тебя со счетов. И теперь президент Ан не знает кого выдвигать первым, тебя или Ми Нам.
— Ми Нам! — тут же ответила я. — Тут и думать не о чем! Я согласилась быть моделью, но не певицей или что-то в этом роде. Согласилась на Францию, так что всё. Хватит!
— Но Ми Нам не может выступать! — чуть ли не плача, взвыл менеджер Ма. — Вернее, это же не Ми Нам, а его сестра. Но Ми Нам скоро вернётся, честно! И тогда всё встанет на круги своя.
— Ну и вернётся ваш Ми Нам, и что дальше? Что будет со мной? Думаешь, дядя так просто откажется от идеи продвигать «мой талант»? ХА! Ну, конечно! — усмехнулась я. — Я не буду петь! Вообще никогда! Всё, забудьте!
— Ах, что же будут делать мои семеро детей, когда узнают, что их отец такой неудачник, и он пропал? Ах, бедный я… — зарыдал менеджер Ма, выпуская настоящие слёзы. Вот же… ещё тот актёр.
А что делать мне, когда Феликс узнает правду? Он убьёт меня! Хотя… а может реально свалить из мира Дорам? Я тут спятила! Всё, без меня миру Дорам будет лучше. Просто прыгну в окно и тут же окажусь дома. Правда круто?
Я подхожу к окну, открываю его и смотрю вниз. Высоко. Если прыгнуть головой вниз, то будет наверняка. Всего разок, и всё, я снова у себя дома, готовлю суп. Это же не страшно. Всего-то — прыг, и конец.
— А-а-а! Что ты делаешь?! — закричал менеджер Ма, резко подбежав ко мне и обхватив мои ноги руками. — Прошу, одумайся!
— Да отвали ты! — кричала я, пихая лохматую голову от себя. — Я домой хочу! Отстань!
— Прошу, не надо! Ты ещё так молода! — рыдал менеджер.
— Да я домой хочу, идиот! Отстань! Всё! Пусти!
— Мы поедем домой! Обещаю! Всё будет так, как ты хочешь, только не прыгай!
Нет, ну реально дурдом! Как же мне решить эту проблему? Как? Ладно… для начала, поговорю с Феликсом. Он должен знать. Я закрыла окно и увернулась от менеджера Ма, вернувшись на кровать. Сюжет меня теперь хрен отпустит, и если судить по моим подсчётам, то я где-то между шестой и седьмой серией. Это значит, что основное удовольствие впереди.
Так, ладно, соберись. Всё ещё можно развернуть так, словно это было задумано. Ну, спою песенку, пофотографируюсь разок, любовь между Ми Нам и Шин У заканчивается хэппи эндом, они целуются, и дорама заканчивается. Ура!
Хотя, а если изначально поговорить с Тхэ Гёном? В этой дораме автором песен является он сам. Скажу, чтобы поговорил с дядей и отказал мне в исполнении. Тот позлится, но поймёт. Тхэ Гён автор, и это его воля. Также не стоит забывать о том, что я теперь у Сюжета полностью в руках. Игра началась. Что он мне на этот раз уготовил? Даже страшно представить…
— Где мой телефон? — спросила я, менеджера Ма, тот указал на прикроватную тумбочку, где покоился мой сотовый телефон. Схватив его, я тут же набрала Феликса. Просить менеджера Ма бессмысленно. Он теперь будет следить за каждым моим шагом. Напридумывал себе небось всяких глупостей. Эх…
— Алло, — прозвучал грустный голос парня, словно он уже всё знает. — Говори, — точно знает?
— Феликс, это я… и у меня… проблемы…
— Интересно, и почему я не удивлён? — вздохнул Феликс, причём так, словно ему всё безразлично.
— Понимаешь… — начала я, подбирая слова. — Я тут была недавно в ресторане и…
— … напилась и спела в караоке, да? Я уже в курсе, — всё также равнодушно отозвался парень. — Весь интернет пестрит твоими фотографиями и песней, сделанной на чей-то телефон.
— И?
— Что «и»?
— Ты не будешь меня ругать и отчитывать? — удивилась я.
— Я так зол, что мне уже всё равно, — очередной усталый вздох.
— Подожди-подожди, — попыталась я успокоить его. — Может, можно всё вернуть? Ну, там, использовать тот твой спрей-забвения. На Тхэ Гёне же получилось.
— И ты предлагаешь, выискивать каждого человека, который так или иначе видел, как ты поёшь, и стирать им поочередно память? Ха! Это бы, может, прокатило, если бы их для начала не было уже миллионы, и на Тхэ Гёне такой фокус больше не пройдёт.
— Это ещё почему? — не понимала я.
— Вырабатывается иммунитет, — снова грустный вздох. — Ладненько, я спать. Позвони мне, когда начнёшь выступать. На концерт схожу, что ли… пока.
— Подожди… ЧТО?!
Феликс бросил трубку, оставив меня в полном недоумении. Мне кажется, или парень только что пережрал валерьянки? Это вообще нормально — так себя вести кураторам? Ему словно на всё пофиг. Блин, да что творится в этом мире?!

2.

Когда менеджер Ма понял, что я больше не угрожаю своей безопасности, то, протирая вспотевший лоб, решил, наконец, отпустить меня свободно разгуливать по студии. Правда, как выяснилось, Ми Нам и Шин У в здании нет. Они ушли навестить мать-настоятельницу Ко Ми Нам. И, вроде как, ещё не вернулись.
Тхэ Гён тем временем находился в звукозаписывающем отделении, работая над новыми песнями. Дядя у себя в кабинете на верхнем этаже. Мне было необходимо поговорить и с одним, и с другим. Вопрос в том, кого я навещу первым? Решила, что, для начала, необходимо переманить на свою сторону именно солиста. Как не крути, а слово лидера группы многого тут стоит.
Спустившись вниз, я через огромное непроницаемое стекло увидела, как парень с особым усердием работает над песнями, сидя с наушниками за синтезатором. По лицу непонятно было, какие эмоции он испытывает. Сосредоточен. Вот оно — трудолюбие в чистом виде.
Хотела войти в помещение, нажав на дверную ручку, но дверь оказалась запертой. Парень не любит, когда ему мешают. Однако теперь он меня заметил. Я улыбнулась самой приветливой улыбкой и помахала рукой. Интересно, впустит? Ну, или хотя бы поговорит?
Тхэ Гён снял наушники, пригладил чёрные волосы и, встав со стула, направился к двери. Открыл замок, но сам не вышел в коридор. Хм, думаю, можно расценивать это как приглашение пройти в звукозаписывающее отделение. Окей, мы народ не гордый, с удовольствием приглашением воспользуемся.
— Привет, — улыбнулась я, чувствуя некую неловкость. От моего поведения Тхэ Гён нахмурил брови и надул губы. Уверена, он уже что-то подозревает.
— Вижу, ты благополучно очнулась, — хмыкнул парень. — Рад, что с тобой не пришлось долго возиться. Ребята и президент Ан были обеспокоены.
— Ах, да… — я почесала затылок. Кстати, как я выгляжу? Как проснулась, даже не соизволила в зеркало посмотреться. Ай, не важно. Не на свидании же. — Тхэ Гён, на счёт произошедшего… мне нужна твоя помощь, — парень удивлённо приподнял бровь. — Я понимаю, это может прозвучать довольно грубо, учитывая сколько мы пережили, но… не мог бы ты сказать моему дяде, что отказываешь мне в исполнении твоей песни? Причину можно выбрать любую! Просто скажи, что ты против, и согласись на сольное выступление Ми Нам.
— Хех, ты просишь меня о подобном? Да ты действительно сумасшедшая, — усмехнулся парень. — Кэт, как бы мне не было противно это признавать, но твой голос это лучшее, что я слышал за последнее время. И прятать такой талант…
— Тхэ Гён, прошу тебя! — воскликнула я, делая шаг навстречу к парню и хватая его за воротник. Я смотрела ему прямо в глаза и мысленно старалась передать всю глубину моего отчаяния. — Ты ведь хочешь, чтобы я уехала, верно? Сам же это говорил! Ну, так помоги! Я уеду во Францию, и ты меня больше никогда не увидишь. Просто откажи дяде! Скажи, что это личное или ещё что-нибудь. Пожалуйста!
— Кэт, — солист взял меня за руки, и медленно отодвинул их, чтобы я не сжимала его одежду. — Что ты скрываешь? Почему не хочешь, чтобы твой голос слышали? Может, если ты объяснишь причину, то я пойму и постараюсь помочь. Но пока я вижу лишь прихоть глупой девочки, не понимающей того, чем она владеет. Может, я и хочу, чтобы ты уехала, но в то же время я профессионал в своём деле и понимаю, что стоит передо мной.
— И что же стоит перед тобой? — начала я злиться.
— Талант, — спокойный голос парня немного раздражал. Особенно когда он выхватил мой телефон, включил его и прямо у меня на глазах перекинул по блютусу несколько треков со своего. — Держи, — он кинул телефон обратно мне в руки. — Прослушай их, для начала, и выбери то, что больше всего понравится. Она и станет твоей первой сольной песней.
— Мне конец… — вздохнула я, сжимая телефон. Нет, ещё не всё потеряно! Парень ещё тут, и с ним можно договориться. — Тхэ Гён, мы же друзья, верно? — теперь обе брови парня поползли вверх. — А друзья должны помогать друг другу, так? Ну, так помоги, прошу! Я же никогда тебя ни о чём таком не просила!
— Когда это я тебе другом стал? — усмехнулся солист. — Я не давал своё согласие на дружбу.
— Чёрт, ты мне ещё скажи, что мне необходимо к нотариусу сходить! — злобно бросила я. — Просто помоги и всё!
— Чего ты так боишься? — пошёл он напрямик. — Что именно ты скрываешь, что может всплыть наружу?
То, что твои куриные мозги не выдержат! Уже проходили. Знаем.
— У всех есть свои секреты, Тхэ Гён, — злилась я. — Кто-кто, а ты-то должен это понимать.
Пожалуй, из всех членов группы A.N.JELL, у Тхэ Гёна больше всего скелетов в шкафу. При этом он скрывает всё о себе уже не первый год. Да что там, всю жизнь. Разве ему так трудно пойти мне навстречу? Парень сделал небольшой шаг вперёд, нависая, словно мрачная тень, сверху.
— Может, и должен, — усмехнулся он. — Вот только для тебя я словно раскрытая книга, и меня это бесит, — Тхэ Гён прошёл мимо и вернулся за синтезатор. — Если это всё, то можешь быть свободна, — и на последок повелительный взмах руки. — Исчезни.
— Исчезни, значит? — начинала кипеть я. — Ой, неужели? Если бы ты хотел, чтобы я «исчезла», то уже давно выносил мозг президенту Ану! Так что из этого выходит? А то, что ты не хочешь, чтобы я уезжала. Верно? Просто признай это!
Тхэ Гён ничего не ответил. Просто надел наушники и стал громко петь, даже не попадая в ноты. Я ещё несколько раз пыталась достучаться до него, но он лишь громче стучал по клавишам синтезатора, ускоряя ритм. Теперь его музыку даже я слышала через наушники. Вот что за упёртый парень? Думает, что я так просто сдамся? Не на ту напал! Я, чёрт возьми, русская женщина, а русские не сдаются!
Взяла и уселась на стул, что стоял прямо напротив Тхэ Гёна, недовольно скрестив руки на груди. Конечно, солист видел, что я никуда не ушла, но почему-то не подал виду. Просто продолжил работать, напевая мотив своих новых песен. Правда… мне вновь показалось или он только что улыбнулся?
Но раз такое дело, то может и мне послушать, что он скинул в мой плейлист? Всего было четыре песни, но названия уже говорили о многом: «Наша первая встреча», «Кошачий нрав», «Иная», «Хранитель моих тайн». Надо же! Уверена, в каждой песне что-то о любви. Но, что поётся в песне под названием «Кошачий нрав»? Это меня все сравнивают с кошкой, возможно ли…? Не-е… Это же бред! Хотя, сейчас послушаю.
— Тхэ Гён! — в комнату вошёл один из работников студии. Солист тут же снял наушники и посмотрел на вошедшего. — Тхэ Гён, там к тебе пришла Ю Хе И.
— Ю Хе И? — удивилась я.
Стоп, что-то припоминаю. В основном сюжете дорамы с Ми Нам поехал Тхэ Гён, а не Шин У. И там он связался с Ю Хе И, которая шантажировала его некими фотками с Ми Нам. Вернее, с той девушкой, которую спутали в итоге с Ю Хе И. Но той девушкой в этот раз была не Ми Нам, а я, значит, шантажировать Ю Хе И не могла. Во всяком случае, не этим. Но в тоже время она спокойно могла узнать о том, что Ми Нам на самом деле девушка, а не парень. Прошлый раз из-за длинного языка координатора всё и разрушилось. И этот раз не стал исключением.
Но где сама Ми Нам? Они с Шин У ещё не вернулись. Ох, чует моё бедное сердечко, что что-то я упускаю. Что-то важное, но никак не пойму, что?
Я встала со стула и собиралась также пойти повидаться с Ю Хе И, чтобы посмотреть, чем вообще всё это кончится, но меня остановили. Тхэ Гён, появившийся из-за спины, положил свою руку мне на плечо и спокойно произнёс:
— Останься тут. Это не займёт много времени.
— Ты мне ещё указывать будешь, — хмыкнула я, сбросив руку парня, на что солист лишь усмехнулся и последовал на встречу с Ю Хе И, оставив меня в студии звукозаписи одну.

3.

Не знаю, сколько времени прошло, но я его решила скоротать, слушая сброшенные песни Тхэ Гёна. Песня «Наша первая встреча» была, как и ожидалось, о любви. Причём в ней говорилось о том, что между партнёрами сразу вспыхнула искра, и с каждым днём эта искра перерастала в настоящий пожар. В принципе, мне эта песня очень понравилась. Такой группе, как A.N.JELL, она подходит идеально. Но, думаю, в моём исполнении это будет глупо.
В песне «Иная» говорилось о некой гостье, которая ворвалась в жизнь человека и перевернула всё вверх дном. День стал ночью, ночь — днём. Он пытался бороться с этим, но только сильнее изменял свой мир. После чего перестал сопротивляться.
Музыка была весёлой и забавной, она заставила меня улыбнуться. Уверена, что я слегка причастна к созданию этой музыки. Тут не поётся о любви, просто о том, что в какой-то момент ты просыпаешься и понимаешь, что весь мир спятил, и ты вместе с ним. Такая музыка больше подошла бы Джереми. Ну, или Ми Нам.
«Кошачий нрав» оказался чистейшим роком. Быстрый ритм, барабаны и электрогитара. В ней пелось о том, как опасно пытаться подружиться с кошкой, ведь её дикий нрав немногим по зубам. Сегодня она нежная, с гладкой и мягкой шёрсткой, а завтра уже готова выцарапать тебе глаза. Но если тебе удастся приручить её, то нет милее в мире зверя. Из девяти своих безумных жизней она подарит тебе одну.
При прослушивании данной песни, мне стало как-то не по себе. Мысль о том, что Тхэ Гён писал все эти песни обо мне, не покидала меня. Но он же не мог, верно? Зачем ему это делать? Зачем человеку, который при первой встрече сказал, что ненавидит меня, писать подобное. Это точно обо мне! Про первую песню не уверена, так как при нашей первой встрече не было «искр», скорее гнев и молнии, но… чёрт, что-то мне это не нравится. Он специально именно эти песни скинул в мой телефон? Страшно даже слушать последнюю.
Заиграла последний трек — «Хранитель моих тайн». Заиграла медленная мелодия. Слова были грустными, вызывая лёгкую нотку одиночества. Это история о человеке, который жил раньше в ледяной тьме и считал ту тьму нормой. Он уже долгое время был один, и не стремился к тому, чтобы кто-то оказался рядом.
Однако появился человек, который всё о нём знал и даже больше. Знал о его слабостях и силе. Мог одним словом разрушить всё, что окружало вокруг, но не стал этого делать. Даже обладая этими знаниями, он решил их сохранить. Сохранить его тайны. Теперь «его» секрет, стал «их» секретом. Но всё сводилось к тому, что Хранитель должен уйти. Ушёл он или нет, в песне не понятно, но последние строчки заставили моё сердце до боли сжаться в груди:
«Что же мне необходимо сделать,
Чтобы ты остался, о, Хранитель моих тайн?
».
Боже мой, неужели это то, о чём я думаю? Не-не-не! Этого не может быть. Не может! Просто не может быть! Чёрт! Полностью сосредоточившись на своих проблемах, я и не заметила, как слона упустила. Он просто выпрыгнул и пошёл себе бродить, разрушая всё на своём пути. Теперь этого монстра ничто не остановит. Нет, это не так. Всё ещё можно вернуть.
Послышались шаги, и в студию вошёл Тхэ Гён. По его лицу прямо-таки сразу читалось, что он возмущён. Разговор с Ю Хе И не закончился хорошо. Я теребила мобильник в руках и думала, как бы начать разговор. Музыка вся прослушана, но что теперь? Он мне её сам дал, значит, рассчитывал на какую-то реакцию, верно?
— Я прослушала песни, — вздохнула, собираясь с силами.
— Вот как? — полная невозмутимость. — И что больше понравилось?
— Все песни очень хорошие, — тут же улыбнулась я. — Но…
— Подожди, — попросил Тхэ Гён, смотря в свой телефон.
На экране его сотового высветилось какое-то сообщение. Хотя я и не могла разобрать, что там написано, однако своё лицо узнала. Это прислала Ю Хе И? Что она намеревается сделать? Также там были ещё какие-то фотографии, но их я уже не разглядела. Чтобы там ни было, это шантаж. Девушка шантажировала Тхэ Гёна, чтобы тот официально признал, что они встречаются. Я знала это! Знала! Но это ему самому не очень нравится.
Перед тем, как сделать свой выбор, он задал вопрос Ми Нам, который и решил его поступок. Спросил, готова ли она остаться тут как девушка, а не как парень? И Ми Нам сказала, не зная о том, что вообще происходит, что не может раскрыть себя. Выбор был очевиден. Но я не Ми Нам!
— Нет, Тхэ Гён! — строго произнесла я, схватив его за руку. — Чтобы там ни было, пускай делает, что хочет!
— Это раскроет не только тебя, но Ко Ми Нам, — холодно заметил Тхэ Гён.
— Настоящий Ко Ми Нам скоро вернётся, так что с этим проблем не будет.
— А ты?
— А я уеду.
— Ясно, — парень резко одёрнул мою руку и ринулся к выходу из студии звукозаписи.
— Тхэ Гён! Тхэ Гён! — кричала я, пытаясь его догнать, но парень и правда бегал довольно быстро. Не успела и глазом моргнуть, как он уже спустился на нижний этаж и добежал до Ю Хе И, которая гордой походкой шла к журналистам.
Их разговор мне не услышать, но зато прекрасно была видна сцена, где Хван Тхэ Гён обхватил Ю Хе И за затылок и при всех камерах поцеловал. Этот придурок всё же сделал это. Чёрт!
Мама, кажется, в меня влюбился вон тот корейский мальчик. Что мне делать?

4.

Когда я вернулась в общежитие, Джереми и все остальные вовсю готовились к вечеринке в честь Тхэ Гёна и Ю Хе И. Объявление о их паре было довольно необычно, и все в это поверили. Кроме меня, естественно, но всё равно к вечеринке в зале подготовиться я помогла. Тётя уже вовсю готовила на кухне с десяток различных блюд, подходящих к соджу. Прям как для себя, честное слово.
Правда, когда Тхэ Гён вернулся домой, у него было не очень праздничное настроение. Особенно, когда среди празднующих находились мы с Ми Нам. По сути, мы и стали причиной того, что Тхэ Гён теперь для кого-то Оппа. Но ведь я пыталась его остановить. Действительно пыталась. Однако в таких моментах Сюжет сильнее моих «хочу». Грустно как-то…
Тхэ Гён, никому ничего не сказав, развернулся и пошёл в свою комнату, оставив всех в недоумении.
— Чего это он? — не понимал Джереми, что ещё недавно выстрелил хлопушкой в воздух. — Если Тхэ Гён ушёл, то и причин праздновать нет, верно?
— Как нет? — воскликнула тётя Ми Джа. — Как нет? А как же я? Я причина! С моим приездом!
— Ну и ещё Кэт не уезжает, — добавил Шин У. — После того, как ты выступила в ресторане, все только и гадают «кто же эта таинственная Дива?».
— Пхе! — усмехнулась тётя. — Тоже мне, Дива… Да я таких как она столько повидала, что уже запуталась кто есть кто.
— Тётя, — влезла Ми Нам. — Не надо так. Кэт действительно очень талантлива. Я слушал, как она поёт, и был восхищён!
— Ух, Ми Намчик! А что я такого сказала? — затараторила тётя. — Я что, против? Вовсе нет.
— Но… как теперь быть? — спросил менеджер Ма, который был везде, где можно поесть на халяву, да ещё и выпить. — Теперь тебе придётся совмещать и фотосъёмки, и пение… нужно определиться, что тебе больше подходит.
— Вы только то же самое дяде не забудьте сказать, — вовремя заметила я, на что менеджер Ма неистово закивал головой.
Все расселись около невысоко стола и принялись есть. Правда, тётя то и дело пыталась всех споить. Но когда дело дошло до меня, на верхушку моего бокала одновременно легло четыре ладони, не позволяющие Ми Джа заполнить ёмкость. Все теперь помнили, что мне пить нельзя, особенно себя виноватым чувствовал менеджер Ма, так что единственное, что я пила — это сок.
Но долго я там не задерживалась. В конце концов, устала и мысли не позволяли должным образом расслабиться. Пока все веселились и смеялись, я встала из-за стола, пожелала всем спокойной ночи и вернулась к себе в комнату, надеясь поспать хотя бы пару часиков. Вероятность мала, но всё-таки есть.
Но на смену усталости пришли мысли. Я всё время думала о Тхэ Гёне, о его музыке, о его действиях, о том, как мне следует поступить и что вообще происходит? Солист группы в меня влюбился. Но как? Почему? Я же не давала ни одного повода для этого. Но что я теперь буду делать? Просто сидеть и молчать? Делать вид, что ничего не знаю и избегать взгляда? Я что, героиня какой-то романтичной дорамы? Ах, ну да…
В любом случае, всё обернулось так, что я заняла место Ми Нам. Чёрт, не это было моей целью! Я просто хотела, чтобы она и Шин У были вместе! Но совсем забыла о том, что Тхэ Гён тоже парень. Эх, вот я… А может, мне всё же показалось? Песни? Ну, он и раньше писал песни о любви, тут ничего странного. Чистый профессионализм. Поведение? А что поведение? Мы живём под одной крышей, вот и надумала чего-то лишнего.
Нет-нет-нет! Он не мог. Ничего подобного. Да меня нельзя любить! Иначе… из героини, которой разбивают сердце, я стану героиней, которая разбивает сердце.
О! Кто-то идёт. Фу! Алкоголем за километр несёт! Тётя, вам нельзя пить! Но на мою кровать она шлёпнулась, как на свою. Причём захрапела ещё в полёте. Да ещё и страшнее прежнего. Видно, соджу дал о себе знать. Эх, ну в самом деле! Храпит, словно демон, созывающий всех на шабаш. Так ещё и свет выключает. Так страшно, что просто жуть. Я прям физически чувствую, как врата Ада открываются рядом, чтобы попросить нас быть чуток потише. Мы им грешников мешаем пытать.
— За что?! — воскликнула я во весь голос, но тётю это даже не встревожило. — Всё, больше я так не могу.
Схватив одеяло и подушку, я вновь вышла из комнаты и было направилась в сторону Тхе Гёна, но по пути передумала. Это теперь будет странным. Очень странным, учитывая, что я знаю. Может, в зал перед телевизором? Э, нет… там сейчас после вечеринки воняет едой и выпивкой, а диваны, скорее всего, облиты чем-то липким. Тогда куда? О! Точно! Комната, где стоит фортепиано, вполне сойдёт.
Я спустилась туда и сразу включила свет. Чисто, свежо и, самое главное, — тихо! Сложив вместе несколько деревянных стульев, бросила в конце подушку, улеглась и накрылась одеялом.
Не сразу, но потихоньку мысли стали расплываться, отправляя моё сознание в сон. В том, что мне сегодня будут сниться кошмары, я больше не сомневалась. Они всегда мне снятся после безумного дня, а сегодня он был именно таким.
— Вчера диван, сегодня стулья, а завтра что? Ковёр? — послышался недовольный голос парня. Резко смахнув одеяло с головы, я встретилась со злобным взглядом Тхэ Гёна, который стоял около дверного проёма, скрестив руки на груди.
— Какая разница? — фыркнула я. — Я что, мешаю тебе? Нет! Иди, спи, и мне дай поспать.
— Ах, вот как?! — усмехнулся солист. — Ну, что поделать? Ведь мне как раз не спится, и я пришёл наиграть себе колыбельную, а тут ты… исчезни!
— Знаешь, что? — уже злилась я. — Вот сам иди и ложись спать в моей комнате. Там так темно, что хоть глаз выколи. А звуки такие, что кажется будто сотня мелких зубастых кроликов обгладывают чьи-то человеческие кости! Давай! Вздремни, а я посмотрю потом на тебя.
На моё удивление, ужасающую картину парень представил быстро. Творческая личность, что тут скажешь? Фантазию имеет. Вздрогнул и тут же ладонью схватился за горло, так как в его представлениях кролики метили бы туда. Но у меня иное мнение на сей счёт:
— А один очень коварный кролик, откусил бы у тебя полпопы, — наполовину тише сказала я. — Тем более сегодня уже «присматривал» добычу.
Теперь обе ладони Тхэ Гёна лежали на его ягодицах, пряча «сокровище» от посторонних. Смотри-ка, какой внушаемый! Страшно? То-то и оно! Заметив мою усмешку, Тхэ Гён вновь вернул себе горделивую позу, задрав подбородок.
— Всё шутки шутишь, — прыснул он.
— Пф! Не веришь? — фыркнула я. — Иди, проверь! Тётушка как раз навеселе.
— Ладно, забудем, — махнул он рукой, явно стараясь стереть это из памяти. — Идём. Сегодня тоже переночуешь у меня, а завтра что-нибудь придумаем.
— Эм, нет… — я вновь покрепче вцепилась в одеяло.
— Ну, что ещё? — злился Тхэ Гён.
— А сам не догадываешься? Ты — парень, я — девушка. И ко всему прочему, у тебя есть девушка. Если кто узнает, проблем будет…
— С этим я разберусь, — спокойно ответил Тхэ Гён. — И ещё, ты ведь прекрасно знаешь, что я и Ю Хе И…
— Да-да, — вздохнула я. — Но другие-то нет.
— Позже и с этим разберёмся, — уверенно заключил парень. — Мне совершенно не нравится играть с Ю Хе И в её игрушки.
— Нравишься ты ей, — заметила я, устало зевая. — Вот она и преследует тебя. Хочет по-настоящему встречаться.
— Что ж, а она мне не нравится, — хмыкнул солист, ещё выше приподнимая подбородок. — Хочет поиграть в «любовь»? Отлично. Я сыграю в эту игру на публику, но не больше.
— Ясно, — кивнула я, вновь зевая. Спать хотелось ужасно.
— Кэт, вставай, — Тхэ Гён подошёл ко мне и, обхватив за плечи, заставил встать на ноги. При этом одеяло висело на мне, как плащ. — Держи, — в руках появилась моя подушка. На этот раз парень не нёс меня на руках, а просто подталкивал в спину, заставляя шевелить ногами. Эх, никакой романтики…
Мы поднялись к нему в комнату, но на этот раз на кровать я не ложилась, а легла на полу укутавшись поплотнее в одеяло. Этот расклад устраивал парня, поэтому спорить он не стал, а просто вернулся на своё сонное место. И вот тогда я заметила, как он ложится спать. Просто лежит на спине, положив руки на грудь. Хех, ну и ну. Прям граф Дракула!
— Тхэ Гён, — обратилась я к нему.
— Что, Кэт? — спросил он, но в голосе чувствовались угрожающие нотки. Он сейчас говорить не очень хочет. Но я должна задать этот вопрос! Я не персонаж из дорамы, я человек, и мне нужна конкретика.
— Ты меня ненавидишь?
— Что? — не понял парень, приподнимаясь на локтях.
— Ну, помнишь, ты сказал, что если возненавидел человека, то это навсегда, — напомнила я. — Так вот, ты меня ненавидишь?
— В начале — да, — признался он. — Теперь нет. Спи.
— А что ты сейчас ко мне чувствуешь? — не унималась я.
— И почему тебя именно «сейчас» интересует этот вопрос? — теперь раздражение было весьма ощутимым.
— Тхэ Гён, я тебе нравлюсь? — расставим все точки по местам. — Вернее, ты влюблен в меня? — от такого вопроса парень принял сидячее положение и вопросительно уставился на меня. — Твоё поведение, да и песни, что я слушала… они ведь обо мне? А ещё этот поступок с Ю Хе И… Ты же не мог ненароком влюбиться в меня?
— Нет, Кэт, я не влюблён в тебя! — произнёс солист, произнося каждое слово по слогам. — И песни те, просто песни, а не о тебе. Я всегда пишу нечто подобное, если ты не заметила. Ты будешь последним человеком, в которого я влюблюсь, поняла? А теперь ложись и спи!
Странно, после слов Тхэ Гёна на душе стало одновременно и легко, и как-то… пусто. Словно меня сначала чем-то обрадовали, а теперь эту радость отобрали. С одной стороны — круто, я ошибалась. Можно жить дальше. Но… ошибаться не очень приятно.
— Это что же получается, ты Ю Хе И скорее полюбишь, нежели меня? Обидно, как-то…
— Ну, тут я, возможно, переборщил, — усмехнулся Тхэ Гён, возвращаясь в лежачее положение. — Так и быть, ты предпоследний человек, в которого я влюблюсь. А теперь постарайся уснуть и не мешай мне.
— Тхэ Гён, — тут же обратилась я к нему, на что парень даже не соизволил приподняться. — Ты спишь как покойник.
Ответом солиста была его подушка, запущенная мне в голову, со словами «СПИ!». Прозвучал легкий визгливый «ЁК!» с моей стороны, и больше я вопросов не задавала, а парень остался без подушки.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться