Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 16. Работа не волк, но покусать может

1.

Как мы добрались в тот вечер домой — не помню. Всё же я действительно устала и просто вырубилась, свернувшись калачиком на заднем сидении. Правда, краем уха слышала отдалённые голоса Хе И и Тхэ Гёна, но они казались такими отдаленными, что я даже не обращала на них никакого внимания. Проснулась утром в своей комнате на своей кровати и, что удивительно, мне совершенно не снились кошмары.
Тёти Ми Джа в общежитии не было, так что для меня наконец-то наступили райские деньки. Ни скандалов, ни криков, ни ночного ужаса под названием «тётин храп». Тишь да благодать.
Правда, вопросов по поводу того, почему Ми Нам осталась в деревне, не удалось избежать. Что Шин У, что Джереми пришлось по пальцам разъяснять, что это дело семейное, и молодому исполнителю необходимо время. Не сразу, но парни отстали. Но на смену одной головной боли пришла сотня других. Начнём с того, что Ю Хе И на меня точила клык, и есть за что. Я ей, можно сказать, сорвала премьеру фильма, так что девушка решила получить свою порцию славы и на весь мир в одном из интервью сказала, что я и она лучшие подруги.
Серьёзно? Я и Ю Хе И? Лучшие подруги? Более того, она рассказала, что сама лично всему меня обучила. И как позировать перед фотокамерой, и как улыбаться, и даже как петь. Без Ю Хе И я бы даже не нашла дорогу к своему дому. Но вот она случайно нашла меня, всеми кинутую и потерянную, и вывела за ручку в мир шоу-бизнеса.
После такого заявления я поняла, что жалеть эту дамочку больше не намерена. Это, чтоб её, война! Нет, что она себе позволяет? С каких это пор мы лучшие подруги? Самое ужасное, что дяде такая идея понравилась. Он сказал, что из этого можно вытянуть много денег. Ну, если рассуждать, то так оно и есть. Сначала фильм с Ю Хе И, шумиха около парочки с Хван Тхэ Гёном, мой удачный дебют в звёздную карьеру, а теперь ещё и мы с Ю Хе И лучшие подруги.
Журналисты заглотили наживку и тут же поняли, почему Хван Тхэ Гён так заступался за меня на премьере фильма. Да и Хе И добавила, что, раз мы с ней лучшие подруги, то, естественно, я для Тхэ Гёна как младшая сестрёнка, о которой он старается заботиться. Батюшки, меня сейчас колбасить начнёт! Сестрёнка? Я? А-а-ар-р-р!!! Эту версию подтвердил и Тхэ Гён, на очередном публичном «свидании» с Ю Хе И. Хотя понятное дело, его прижали к стенке. Иного выхода просто не было.
Но после этого президент Ан замучил меня таскать по различным фотосессиям. Причем фотографировалась я теперь по большей части именно с Ю Хе И. Все фотографы как один хотели видеть в нас милых добрых подружек, которые обнимают друг друга, как сестрёнки. Я так много никогда в жизни не улыбалась. Держались за руки, расчёсывали друг другу волосы, одевались в милых фарфоровых куколок и прыгали на батуте, чтобы кадры получились воздушными и весёлыми. При этом никто даже не догадывался, как мы друг друга ненавидим. Волосы дергали, пальцы выворачивали, а когда прыгали, старались специально наступить друг другу на ноги.
Некоторые фотографы приплетали ещё и Тхэ Гёна к съёмкам. Я за столь короткое время возненавидела шоу-бизнес. Никто не брал у меня интервью и не спрашивал, а что же я сама думаю? Было вполне достаточно слов таких популярных звёзд, как Хван Тхэ Гён, Ю Хе И и, конечно, слов моего дяди, президента Ана. Образ у меня получился тоже стандартный — этакая младшая «сестрёнка», которая вечно скучает и просит, чтобы с ней «поиграли». И им всё равно, сколько мне лет. Мило выгляжу? Тогда сойдёт.
Вот были съёмки, где Тхэ Гёна, всего такого ледяного и неприступного, посадили в огромное кресло, придав парню ещё больше важности. Для начала с ним фотографировалась Ю Хе И. Основной позы не было. Просто попросили вести себя как можно естественнее. Девушка присела на подлокотник и обняла парня за шею, прижавшись щекой к голове, но Тхэ Гён даже не шелохнулся. Просто устало смотрел в совершенно другую сторону, думая о своём.
В принципе, костюмы и декорации были очень красивые. Возникало ощущение сказочности. Будто парень некий тёмный колдун, а Ю Хе И — его прекрасная фея, которую он старается игнорировать по причине своей мрачности. Фотографы не были в восторге от данной версии, но фотографии получились нормальными — решили двигаться дальше.
Следующими были Тхэ Гён и я. Задача стояла та же самая — будьте естественными. Но именно это слегка и сбивало с толку. Когда я естественно веду себя, то не выгляжу как фарфоровая кукла. Я… это я. Но кто я? Какая именно? Чёрт, начинаю нервничать, а когда я нервничаю, то начинаю хотеть кушать.
Встав позади креста, на котором сидел Тхэ Гён, я посмотрела в камеру, но улыбаться не стала. Кто же я? Какая именно? Что будет для меня естественным? Ю Хе И, одетая в светло-голубое платье, действительно выглядела как Фея. Сказочная, прекрасная, легкая, словно воздух. Но я такой не могу стать. На мне было тёмно-синие платье, с чёрными вставками. Рядом с Ю Хе И я была скорее злой ведьмой. Но роль злодея исполнял Тхэ Гён. Так кто же я? Третий лишний? Моё бы желание и меня тут уже не было. Но, увы! Работа есть работа, даже если твоя работа целые сутки улыбаться и кривляться перед камерой.
Желудок предательски заурчал, и это конечно услышал Тхэ Гён. Парень приподнял глаза и вопросительно посмотрел на меня. Я, смущаясь, улыбнулась, стараясь превратить всё это в шутку, но вот только реакция Тхэ Гёна была совершенно противоположной. Он нахмурил брови, выражая тем самым своё недовольство. Да… знаю… не профессионально и так далее, и тому подобное. Но тело у меня такое. На любой стресс отвечает голодом.
Я попыталась скопировать Ю Хе И присев так же на край кресла, но всё получалось… мягко говоря глупо, нелепо, неаккуратно. Так неловко себя чувствовала, при этом камера продолжала работать, а все операторы и фотографы молчали, словно их и не было вовсе. Хоть бы подсказали, как вести себя! Чёрт!
Получилось то, чего я боялась больше всего. Наступила на свою же юбки спереди и полетела носом вниз, ожидая поцелуй с бетонным полом. Но нет! Мир Дорам, я уже говорила, как сильно ты мне нравишься? Хван Тхэ Гён поймал меня, подхватив за талию и медленно развернув к себе лицом, произнёс:
— Кэт, я, конечно, слышал, что кошки приземляются на все четыре лапы сразу, но не стоит мне это демонстрировать.
— Тхэ Гён… — произнесла я, думая о своём. — Кто я?
— Какой интересный вопрос, учитывая, что я сам им недавно задавался, — усмешка мелькнула на губах парня. — Разве мы это уже не решили? — я с непониманием ожидала продолжения его слов. — Ты мои Глаза.
— Хех, — так просто. Не знаю почему, но этот ответ развеселил меня.
Глаза? Я — его Глаза? Ну конечно. Привстав, я подошла к креслу так, чтобы было возможно прикоснуться к парню, и обхватила его голову, прикрыв ладонью глаза. Теперь он полностью слеп. Чтобы проделать подобное, пришлось нагнуться и мои длинные тёмно-русые кудри спадали с плеч, слегка касаясь лица Тхэ Гёна.
Мне вспомнилось, как мы шли по дороге. Я держала солиста за руку, ведя сквозь непроглядную тьму, и сейчас проделала то же самое, прикоснувшись к раскрытой ладони Тхэ Гёна.
Как мне потом говорили, картина получилась потрясающей. Словно я некий тёмный ангел, который решил спрятать глаза юноши от этого жестокого мира и увести его за собой, где есть только мир и покой. И самым странным было то, что юноша на это был согласен.
Эх, красивая сказка. Все фотографы такие мечтатели? Вот только после этого Ю Хе И была просто вне себя от ярости. И в гримёрной, где мы смывали макияж и переодевались, она устроила мне скандал.
— Ты кем себя возомнила? — злобно бросила девушка. — Ангелом? Я тебя умоляю! Стоит мне только прессе раскрыть глаза на твоё прошлое, как наш ангел сразу станет демоном.
— Возможно, — улыбалась я. — Вот только и себя подставишь. Не ты ли моя лучшая подружка? Я не просила ею становиться.
— Ха! — воскликнула девушка, скрещивая руки перед собой. — Да ты должна плясать от счастья, что я назвала тебя своей подругой. Многие об этом только и мечтают!
— Ну, это не моя мечта, — пожала я плечами. — Если хочешь, скажи всем, что мы поругались, ну или как тебе будет удобнее?
Я спокойно переоделась, заплела волосы в хвост и уже собиралась уйти, как девушка перегородила мне дорогу.
— Думаешь, я так просто всё оставлю? — злилась она. — Если тебе плевать на себя, то подумала бы о Ко Ми Нам. Да, я в курсе кто она такая и если будешь лапочкой то, так и быть, я сохраню всё в секрете.
— Что тебе надо? — перешла я к основной теме.
— А то ты не знаешь? — злобно усмехнулась Национальная Фея.
— Слушай, если ты шантажом и угрозами пытаешься заполучить Тхэ Гёна, то зря стараешься, — с усталостью проговорила. — Хван Тхэ Гён давно раскусил тебя, и никогда не сможет полюбить такую девушку.
— Твоего мнения я не спрашивала! — крикнула в ярости Ю Хе И. — И вообще, от меня и так сотни людей без ума.
— Они без ума от твоего образа, но не от тебя, — пожала я плечами и, слегка оттолкнув девушку в сторону, вышла из гримёрной.
Этим же вечером я узнала, что президент Ан подписал с Ю Хе И ещё один контракт на съёмку клипа, в котором будут участвовать Ю Хе И, Хван Тхэ Гён, Ко Ми Нам и я. Это была месть. Она знает, что я уже намучалась с ней вдоль и поперёк. Все эти фото, улыбки, интервью и выход в люди… Боже, кажется, я за эти пару дней состарилась лет на десять. Ног не чувствую. Тело ломит. Вечно хочется есть и спать. А когда я вообще в последний раз ела? Мне ведь даже отдохнуть толком не давали. А недавно вообще убедила менеджера Ма и дядю, что для модели и певицы, я слишком толстая и мне бы не мешало похудеть. Мол, она приносила мне свои наряды, а я в них плохо выгляжу.
Да вы издеваетесь? Её платья мне только в груди жмут и это уже не недостаток, а достоинство! И как это не есть? Вообще? Ы-ы-ы… Зачем? Зачем я только на это подписалась?
Весь день расписан по минутам. Съёмки, интервью, запись песни, съёмки, перезапись песни, репетиция в студии, очередные съёмки… и так несколько дней подряд. Я даже не помню, как домой возвращаюсь. Просто прихожу и в одежде падаю на кровать. И после этого я смеялась над Тхэ Гёном сравнивая его во время сна с мертвецом? Да я как бревно. Как упала, так и встала.
Ещё вечно дядя намекает, что мне бы не мешали хорошие сплетни о том, что я с кем-то там встречаюсь. Да, блин, где я на это время-то возьму? Себя бы в зеркале хоть раз увидеть. Но дядя невозмутим. Говорит, что так я быстрее смогу адаптироваться с этой звёздной тусовкой.
И сегодня был один из свободных дней, где вся группа собралась в студии, репетируя музыку, а я держала альбом с современными идолами, который мне подсунул менеджер Ма, и выбирала себе подходящего напарника для обмана. Мне кажется, что дядя слишком беспокоится по этому поводу. Слишком напирает. Но, видно, как и любой бизнесмен, он уже хочет пожать плоды своих трудов.
— Что делаешь? — в пустую звукозаписывающую студию вошёл Шин У. В руках парень держал две бутылки с водой, одну из которых принёс мне.
— Да вот, — вздохнула я. — Дурью маюсь. Дядя и менеджер Ма возомнили себя свахами и подыскивают мне подходящую пассию.
— Ха-ха-ха, — усмехнулся парень. — Помню-помню. Джереми через подобное проходил.
— Джереми? — удивилась я, на что Шин У отпил воды и кивнул.
— Да. Тогда мы только начинали, и нам нужен был какой-то рывок. Джереми стал встречаться с одной из актрис из Англии. Правда, потом всё так извратилось, что та актриса стала принцессой, а сам Джереми её женихом, который бросил свою невесту у алтаря и сбежал в Южную Корею.
— Ого! Вот это поворот! — усмехнулась я. — Пиар-менеджеры не дремлют.
— Ага, — кивнул Шин У. — Так что ты не переживай. Потом про тебя тоже что-нибудь придумают.
— Да надо было оно мне триста раз, — устало заметила я, но тут кое-что вспомнила. — Шин У, Ми Нам всё не возвращается. Может… тебе следует отправиться за ним?
— А меня ли он ждёт? — задумчиво спросил парень. — На звонки не отвечает. Тётя Ми Джа тоже молчит.
— Мне кажется, что Ми Нам немного перенервничал. Ему как нельзя кстати пригодится сильная поддержка.
— Думаешь? — я согласно закивала. — Хех, ладно, Кэт. Как скажешь. Сегодня же поеду за Ко Ми Нам, — парень с улыбкой осмотрел меня и, положив свою ладонь мне на голову, взъерошил волосы. — А ты добрый человек, не так ли?
— Да не, — усмехнулась я. — Просто имидж такой.
Парень засмеялся и обнял меня. Казалось, что он таким способом говорит мне «спасибо». В любом случае, я решила обнять его в ответ, ведь Шин У такой замечательный! Эх, с этой суматохой и Ю Хе И, совсем забыла об основной своей цели, а именно —
воссоединить эту мою любимую парочку. Кажется, Шин У и раньше подумывал над тем, чтобы поехать за Ми Нам, но что-то его останавливало, однако мои слова придали ему сил, именно поэтому он был настолько благодарен.
Дверь в студию открылась, и в комнату вошли Джереми и Тхэ Гён. Не знаю, как мы выглядели со стороны, но парням было неловко, это точно. Тхэ Гён почему-то бросал гневные взгляды то на меня, то на Шин У, а Джереми, наоборот, счастливые. Казалось, что у блондина появилась очередная причина собрать всех вместе и устроить вечеринку.
— Ладно, — подмигнул мне Шин У. — Я пошёл.
— Удачи, — улыбнулась я ему в ответ, наблюдая, как тот исчезает за дверью.
— А вы чего тут вдвоём сидели? — спросил Джереми, хитро улыбаясь и подсаживаясь рядом. — Или это секрет, а?
— Не знаю что там у тебя на уме, но всё не так, — тут же бросила я, стараясь не отвечать улыбкой на улыбку блондина. — Просто давал советы по отношению пиара. Вот, — указала на фотоальбом. — Кто будет моей пассией? И ведь я никого из них не знаю.
— Хм? — Джереми заглянул в открытый фотоальбом и после нескольких секунд молчания, воскликнул: — О! Этот! Я его знаю! Он хороший человек. Потом, когда история изживёт себя, сможете разбежаться, словно этого никогда и не было.
— Кто? — неожиданно спросил Тхэ Гён, выхватывая альбом из-под моей руки и разворачивая к тебе. — Этот? — да кто там? Я даже имя не успела прочесть. — Ха! Да он идиот!
— И ничего он не идиот, — бубнил обиженно Джереми. — Я был у них на концерте. Вполне хорошие парни.
— А я говорю тебе — идиот! — высокомерно заключил Тхе Гён, да так, словно это сама истина, а мы, наивные дети, не замечаем элементарных вещёй.
— Ну, тогда этот, — тут же предложил Джереми, указывая на очередное фото, на которое я вновь не успела взглянуть, так как альбом снова перехватил солист.
— А у этого взгляд как у наркомана, — заключил Тхэ Гён.
— Да это фото просто плохое получилось! — воскликнул блондин, возмущаясь поведением лидера.
— Нет, значит нет! — упрямился солист, изредка косясь в мою сторону.
— А моего мнения никто не спросит? — начинала злиться я. — Это же мне с ним за ручку разгуливать и обниматься на камеру.
— Ну да… — согласился Джереми, смущённо почёсывая затылок.
— Кэт, — властно обратился ко мне Тхэ Гён. — Мы теперь друзья, и, как твой друг, я не могу позволить, чтобы ты разгуливала с кем попало. Это мой долг. Поэтому доверься мне, плохого не посоветую.
— Ну… раз ты так говоришь… — по правде сказать, в его словах чувствовалась неоспоримая логика, поэтому я решила не продолжать спор. Мы теперь с Тхэ Гёном и правда друзья. Так почему бы и в самом деле не довериться?
Тхэ Гён довольно кивнул и сел за звукозаписывающее устройство, начиная проверять все записи, сделанные за последнее время. Работа не спит. Джереми удивлённо перевёл взгляд с солиста на меня. У него прям так и читался немой вопрос «Друг?». Потом подмигнул и одними губами произнёс — «Поздравляю!». Хах, даже Джереми понимает, что если Тхэ Гён признал тебя другом, то это многого стоит. Равносильно тому, как если бы я ударила айсберг, и в нём появилась глубокая трещина.
Кстати, об айсбергах.
— Тхэ Гён, — обратилась я к парню. — Хм… ты не мог бы… поговорить с Ю Хе И?
— А что с ней? — спокойно бросил парень, не отрываясь от аппаратуры.
— Да ничего… — И как начать свой разговор, когда Джереми рядом. — Ну, просто… на свидание бы её сводил. Хотя бы разок…
— Кстати, да! — согласился блондин. — Вы вроде встречаетесь, но что-то как-то не понятно. На каком этапе ваши отношения?
— На том, на котором надо, — Тхэ Гён начинал злиться.
— Тхэ Гён, ну так же нельзя! — воскликнула я. Прости, парень. Знаю, какая она стерва, но если ты её куда-нибудь сводишь, она оставит меня в покое хотя бы на сутки, а если повезёт, то на двое. — А может, ты не знаешь, как пригласить девушку на свидание?
— Не, — махнул рукой Джереми. — Просто Тхэ Гён у нас не романтик.
— Что? Солист такой популярной группы, как A.N.JELL, и не романтик? — наиграно удивилась я, обхватывая ладонями своё лицо. — Да как так можно? Все девушки любят романтику! Кино, кафе, танцы, прогулки в парке…
— Караоке! — вставил Джереми, соглашаясь с каждым моим пунктом.
— Точно! — хлопнула я в ладоши. — Мы просто покажем, как это делается!
— Да! — радостно согласился блондин, предчувствуя веселье, в то время как Тхэ Гён становился всё мрачнее, готов был одним своим взглядом убить нас одновременно.
— Так, — начала я, вскакивая со стула. — Я — Хван Тхэ Гён! — предупредила Джереми, на что парень хихикнул, но тут же согласно кивнул. Взяв одну прядь своих волос, я подставила их на место усов, зажав носом и верхней губой. Далее нахмурила брови, встала перед Джереми на колени, взяв его за ладонь, и нараспев воскликнула: — О, Ю Хе И, любовь моя к тебе никогда не угаснет!
— Оппа, — вздохнул блондин, хватая свободной рукой валявшиеся рядом бумажки с нотами, и размахивал ими, словно веером. — Как я могу тебе верить, Оппа?
— Прошу, Ю Хе И, поверь! — продолжала я бравым голосом. — Но раз так, правду тебе скажут… мои хмурые брови, — я несколько раз пошевелила ими, сделав волну. Джереми чуть было со стула не грохнулся, увидев, как я шевелю бровями. Лицо покраснело, а смех становилось всё труднее сдерживать. — Ю Хе И, что такое? Почему ты молчишь? Неужели… я тебе не нравлюсь?
— Пхе-хе-хе… Нет, что ты! Хы-хы-хы… — заверил Джереми, сдавливая слёзы смеха. — Я… влюбилась… в твои… пха-ха-ха… брови! ХА-ХА-ХА!!!
От смеха парня я сама не смогла себя сдержать и громко засмеялась. Тхэ Гён тем временем смотрел на нас так, словно мы две обезьяны, сбежавшие из цирка. Явно не понравилась миниатюра «Тхэ Гён и Хе И». Блин, а мы так старались. Вон, я даже на колено, как рыцарь, встала. Правда, теперь от боли в животе из-за смеха, просто не могу встать.
— Всё сказали? — холодно спросил солист и, не дожидаясь ответа, указал на дверь: — Тогда прочь! Тут люди работают, между прочим.
Будь я более спокойна, то, возможно, ответила столь же хлёсткой репликой, но смех никак не проходил, поэтому я и Джереми, придерживая друг друга за руки и плача от хихиканья, буквально вывались из студии звукозаписи. Ох, думаю, этот момент мы ещё долго не забудем.

2.

Ко Ми Нам вернулась!
Вернее, её вернули. И всё бы ничего, если бы не одно «но», не знаю, что точно произошло, но между Ми Нам и Шин У словно кошка пробежала. Хотя одна из кошек как раз и пытается их соединить. Но нет. Девушка вечно ходит мрачнее тучи, парень смотрит на неё щенячьим взглядом и не подходит. Да что не так-то? Почему в дорамах вечно всё усложняют? Стоит мне отвлечься, как эти двое опять что-то натворят.
Прям кошмар какой-то! Работать купидоном становится всё труднее и труднее. Пыталась поговорить с девушкой, но она отмалчивается и на любой вопрос отвечает просто: «Всё нормально…». Да ничего тут не нормально! Моя самая любимая пара разваливается на глазах. Какое-то время я даже преследовала что Шин У, что Ми Нам с целью выяснить, что не так? Но меня поймал на месте преступления Тхэ Гён, приказав немедленно прекратить, так как девушке не следует вести себя подобным образом. И ведь не объяснишь в двух словах, что за Шин У я слежу только ради его же счастья. Эх…
Приближались съёмки клипа той песни, что выбрал дядя. Так как в песне пелось о любви, одиночестве и грусти, президент Ан решил снять про первую школьную любовь, в которой обычная школьница влюбляется в парня, но он уходит к другой. К её лучшей подруге. В итоге в песне есть слова, где человек обращается к любимому с просьбой не оставлять его одного, не уходить и побыть ещё немного рядом. И ведь это написал Хван Тхэ Гён. Интересно, с кем раньше Тхэ Гён встречался? Об этом я ничего не знаю, да и СМИ помалкивают.
Школьницу с разбитым сердцем исполняла я. Тот, кто в итоге разбивает мне сердце — был сам Хван Тхэ Гён, а моей «лучшей подругой» была, конечно же, Ю Хе И. Только потом в сюжете клипа ко мне подходит другой парень и излечивает разбитое сердце. Этим другим парнем был Ко Ми Нам. Самое странное то, что в конце клипа нам хотят вставить сцену с поцелуем. И это… это… блин, мне от одной мысли и смеяться, и плакать хочется.
Правда, это пока не точно, поэтому сценаристы попросили не распространяться, чтобы не портить момент. Хотя я и Ми Нам уже в курсе того, что нас, возможно, ждёт. Съёмки начались в самой настоящей школе с подставными актёрами. Было забавно, что всё мы носили настоящую школьную форму. Даже я! На мне была белая кофта, синий пиджак и светло-коричневая юбка с белыми ботинками. Мужская форма вместо юбки имела брюки такого же цвета. В принципе, очень удобно, мне нравится. Вот бы мне в моё время такую форму предлагали. Я бы училась на одни пятерки. Наверное…
Всех собрали в классе и раздали роли. Тхэ Гён и Ми Нам сидели за одной партой и исполняли роль лучших друзей, а я находилась за соседней партой справа и должна была смотреть на солиста влюбленным взглядом. Я не шучу. Я и правда должна была посмотреть на него так, словно безумно, до дури влюблена в него. Вот только… у меня не получалось. Как бы я не смотрела на парня, режиссеру всё не нравилось.
— Кэт, ну соберись! — кричал он, со своего места. — Можешь уже начать работать? Что не так?
— Да мне откуда знать? — устало воскликнула я. — Смотрю ведь! Что вам не нравится?
— Неправильно ты смотришь! Неправильно! — кричал мужчина, размахивая сценарием в руках. — Так, все готовы? Мотор… начали!
Все камеры сосредоточились на мне и моём взгляде. По сути остальные могли делать всё, что хотят, всё равно они за кадром и их не видно. Я смотрела на Тхэ Гёна, который в свою очередь устремил взор в окно, но так и не могла понять, что с моим взглядом не так? Стараюсь и даже очень, но всё не то и не так.
— Нет, я так не могу работать! — воскликнул режиссёр, вскакивая с места и уходя из кабинета. — Перерыв! А ты, — он обернулся ко мне. — Хорошенько подумай над тем, что чувствуешь. Неужели у тебя в жизни не было ни одного человека, которого бы ты любила?
Отлично, всё затягивается из-за меня. Ну и что мне с этим делать? Люди стали мельтешить из стороны в сторону, меняя камеры и осветительные лампы. Я психанула и вышла из кабинета, направившись в сторону женского туалета. Встав перед умывальником, всмотрелась в своё лицо, стараясь понять, какой должен быть взгляд? Сейчас он… такой уставший. Но я реально устала! Когда я вообще в последний раз отдыхала? Моя жизнь превратилась в череду препятствий.
— Кэт, ты ведёшь себя непрофессионально! — услышала я голос парня за своей спиной, но, сразу узнав, кому он принадлежит, не обернулась.
— А ты зашёл в женский туалет, — злобно отметила я.
— Это необходимо, — гордо отметил парень. — Ну а тебе действительно стоит собраться.
— Ох, ну извините, что я не Ю Хе И, которая любую роль исполняет идеально! — усмехнулась я. — И вообще, по твоему это так легко? Я устала, голодна, хочу спать и вечно нервничаю. Попробуй тут изобразить «любовь»!
— Это и отличает любителей от профессионалов, — высокомерно произнёс Тхэ Гён. — Если не справляешься с элементарными вещами, то, может, тебе и не следовало вообще присоединяться к миру шоу-бизнеса.
— Ха! — я резко развернулась, смотря в лицо парня. — Да это ведь ты меня сюда втянул! Именно ты! Я же с самого начала просила помочь мне в обратном. Поговорить с дядей и отказать в песне… а теперь вот мы где. Спорим в женском туалете. Да и если это так просто, как ты говоришь, то покажи мне! Да, покажи эту самую «любовь», чтобы я поверила.
— Тс! — фыркнул Тхэ Гён, нахмурив брови и поджав губы. — Слишком много чести! — бросил парень, разворачиваясь ко мне спиной и направляясь к выходу.
— Так я и думала, — усмехнулась я. — На словах все мы мастера, а как доходим до дела, так сразу включаем задний ход, верно?
— Считаешь, что я не смогу? — злился парень, медленно бросив гневный взгляд на меня через плечо. Я лишь усмехнулась, уперев руки в бока. Тут и слова не нужны. — Отлично! Тогда смотри!
Тхе Гён шагнул ко мне на встречу, прижав к умывальнику. Более того, он схватил его по обе стороны от меня так, что я не могла уйти при всём желании. Я немного занервничала. Слишком близко. Личное пространство под угрозой. Чувствую неуверенность ещё сильнее. Но поздно говорить «стоп», сама виновата. Сказала «А» — говори и «Б».
Парень нависал, но не прикасался. Я видела его лицо, но, как по мне, оно ничего не выражало. Совершенно ничего. Первичной злости не было. Он даже не раздражён. Просто смотрел на меня. Замечаю его взгляд на моих волосах. Я и раньше догадывалась, что он неравнодушен к моим кудрям, но сейчас это было отчётливо видно, так как кончики его пальцев медленно скользнули по ним. Далее он смотрел на мой нос, мои глаза, губы… при этом дыхание его самого стало громче и отчётливее. Казалось, что он хочет поцеловать меня, и это безумно смутило.
Из коридора послышались крики, объявляющие о завершении перерыва и зовущие всех собраться вновь в кабинете.
— Так, всё! — громко произнесла я, улыбаясь. — Кажется, поняла. Спасибо, что разъяснил.
— Нет проблем, — холодно бросил Тхе Гён и пулей вылетел из туалета.
Ух, вот это было… крайне странно. И сердце ещё так колотится, что даже рёбрам больно. Что вообще происходит?
Все сели на свои места, но пока не начали съёмку, так как с одной из ламп стали происходить технические сбои. Постоянно гасла. Обычные рабочие проблемы, которые не составит проблем устранить. Да и занимает это обычно не больше десяти минут.
— Здравствуйте, — поздоровался со мной высокий парень, что сидел спереди по парте. Он робел и вечно опускал взгляд, когда я на него смотрела. Было даже как-то забавно. — Меня зовут Ким Дон Чжун.
Стоп! Вспомнила! Это же друг Ко Ми Нам! Не Ко Ми Нё, а её брата. И она его пока ещё не узнала. Зато узнала я. Что же делать? Так, веди себя естественно. Ты его впервые увидела, а значит — вы незнакомы. Улыбнись и поздоровайся.
— Здравствуйте, — лёгкая улыбка. — А меня просто Кэт.
— Знаю, — засмеялся парень. — Такая знаменитость рядом, я даже немного смущаюсь.
— Вовсе нет, — отмахнулась я, отвечая таким же радостным смехом.
— Это, — начал он, почесав затылок. — Хотел посоветовать, если можно.
— Конечно, — ответила я, не ожидая ничего особенного.
— Чувства «любви» трудно играть, но моя мама как-то сказала, что они чем-то похожи на… аппетит, — я удивлённо склонила голову набок. — Ну, знаете, когда мы хотим скушать что-то очень вкусное, но нам нельзя.
— О как! — а это может сработать. — Спасибо, я попробую.
Начались съёмки. Режиссёр уже ничего не ожидал от меня феноменального и кажется, был согласен на всё, что угодно. Тхэ Гён смотрел в окно, а я на него. Голод изображать не надо, на нервах я вновь его ощутила и мысленно представляла, как приду домой, открою холодильник и достану оттуда добротную порцию жареного мяса с рисом. А потом десерт и жизнь будет сразу такой хорошей и счастливой…
Тхэ Гён медленно повернул голову и наши взгляды встретились. Он сначала сощурился, не понимая, что происходит, а потом удивлённо приподнял одну бровь вверх. Чёрт! Кажется, он понял, о чём я думаю. Это так смутило, что я резко отвернулась и зажмурилась. Сты-ы-ыдно-о-о…
— Снято! — прокричал режиссёр. — Кэт, отличная работа! А румянец в конце выше всяких похвал! Даже я такого не ожидал! Сразу чувствуется, талант!
— Хе-хе-хе, — тихонько засмеялась я. — Рада стараться. Спасибо.
— Так, всё, меняем локацию! — прокричал режиссер, раздавая распоряжения операторам. Все встали из-за своих столов, направляясь к выходу. Я немного медлила.
— Дай угадаю, жареное мясо? — прозвучал вопрос над головой.
— Э-э-эм… с рисом, — кивнула я, понимая, что поймана с поличным.
— И всё? — Тхэ Гён был явно зол и имел полное на это право. Вот она… любовь. Господи, как же стыдно, убейте меня!
— И ещё десерт, — мямлила я, мечтая побыстрей закончить съёмки и свалить на край вселенной.
— Ну, раз с десертом, то не всё так плохо, — хмыкнул парень, подхватывая меня под локоть и выводя из кабинета. — Что-то я тоже проголодался. Идём, перекусим.

3.

Хм, и каково же было моё удивление, когда следующей локацией оказался момент, где «друзья» вместе обедают. По изначальной идее, с нами должна была сидеть Ю Хе И, но она ещё не приехала, так что решили снимать пока что без неё. Всё равно тут главное действие, а не звук.
— Так! Снимаем сцену «Перерыв на обед»! — кричал на всю аудиторию режиссёр. — Поскольку звук на видео не записывается, во время еды можете спокойно разговаривать! ПО МЕСТАМ!!!
Так как у нас имелось свободное место за столом, то к нам подсел Ким Дон Чжун. Да и вообще, кажется, Ко Ми Нам разговорилась с ним, притворяясь старыми друзьями, а Дон Чжун и клюнул, проглотив наживку. Теперь сидят вместе, улыбаются и выглядят довольно мило. Также я знаю, что он давно влюблён в сестру своего лучшего друга, но вот что меня смущает… Ко Ми Нам и Ко Ми Нё близнецы. Он смотрит на сестру своего лучшего друга и до сих пор не узнал, кто есть кто. Не выходит ли так, что Дон Чжун влюблён в своего лучшего друга, а его сестра лишь… прикрытие? Эх, нет. Наверное, я слишком много думаю. О! А вон и бенто несут!
Нам раздали небольшие коробочки с обедом, приготовленным каждому персонально. Я и Ми Нам играли детей из богатых семей, поэтому и обед был ярче и лучше. А вот Тхэ Гён играл обычного парня, и из вкусненького у него были, пожалуй, только небольшие консервированные помидорки.
— Ух ты… — вздохнул Дон Чжун, смотря на обед Ко Ми Нама. — Сразу видно, играешь богатого парня. Обед выглядит шикарно.
— Хе! — улыбнулась девушка, заглядывая в другие коробки. — О! А хённим питается только сушёными анчоусами. Сразу видно — бедный парень.
На это Тхэ Гён со злостью взглянул на Ми Нам, словно мысленно спрашивая: «Смерти ищешь?». Сама по себе ситуация ему не нравилась, а когда над ним ещё и смеют подшучивать… беги, пока можешь.
— Ему хочется немного омлета, — продолжала Ми Нам, совершенно не замечая немых намёком Тхэ Гёна. — Но по сценарию нельзя! — закончила девушка, проглатывая кусочек рулета и улыбаясь. Я прям физически ощущала пламя ярости исходящее от солиста. Если бы не камеры, что окружили нас, уверена, что он бы просто так не сидел.
— Омлет напомнил мне о твоей сестре, — произнёс Дон Чжун. О! Это же тот самый момент, когда Ми Нам понимает, что он в неё влюблён. Класс! Обожаю! Поставила локоть на стол и, подперев голову, с улыбкой уставилась на парня, медленно наслаждаясь едой. — Ты брал у других еду, которую она любит, и относил ей.
— Да, — улыбнулась девушка, немного смущенная данной новостью. — Я так делал?
— Поэтому хоть я и не любил омлет, — продолжал Дон Чжун. — Всегда просил маму его приготовить, чтобы твоя сестра могла его поесть.
Блин, ну разве это не прекрасно? Прям сейчас захотелось в какую-нибудь школьную дораму убежать. Чтобы было много романтики, чувств и таких вот моментов. Вот где «любовь»! Вот где эмоции! Не скандалы, не расследования, не призраки, а милая и безмятежная юность.
— Эх… — вздохнула я, мечтательно улыбаясь. Почему я таких парней никогда не встречала? — Дон Чжун, ты такой классный! Видно, она тебе очень нравилась.
Парень тут же смущённо опустил глаза, смотря в своё бенто, тем самым признавая мою правоту. Ми Нам тоже улыбнулась. Ей льстило внимание такого парня. Да и настроение сразу же поднималось. А вот Тхэ Гён помрачнел ещё сильнее и теперь свою злость направлял в мою сторону. И что я сделала опять не так?
— Я никогда этого не говорил, — произнёс Дон Чжун. — Но она была моей первой любовью. Надо было раньше сказать, но ты ведь мой друг, и я молчал, — я опять вздохнула. Нет, определенно хочу в дораму со школьниками. Они прекрасны! Все! Кого нужно подкупить в мире Дорам, чтобы оказаться там? Очередной тоскливый вздох, который никто не заметил, кроме Тхэ Гёна. Боже, вот чего он настроение своей мимикой портит? У меня даже аппетит пропал. Страшно-то как! — Завтра я ухожу в армию. Перед этим я много думал о твоей сестре. Встретил тебя, и такое чувство, будто увиделся с ней.
Нет, всё-таки я всё больше убеждаюсь, что он скорее был влюблён в своего друга, нежели в его сестру. Но… куда я лезу? Кэт, ешь свой бенто молча и наблюдай за тем, как развиваются события. И всё же…
— Дон Чжун, ты хороший парень, — признала я сей факт. — Но, лучше тебе поискать ещё кого-нибудь. Кто его знает, как там у неё дела.
Ми Нам тут же вернулась с небес на землю и прекратила улыбаться так, словно ей в любви признались. Хотя так оно и было. Но сейчас она не она, а он. Не стоит этого забывать.
— Ах, да… — кивнул Дон Чжун. — Я и не надеялся на что-то подобное.
— А ты у нас, смотрю, знаток в отношениях, — усмехнулся Тхэ Гён. — Не на себя ли случайно намекаешь, а? Видно Ким Дон Чжун приглянулся госпоже Кэт.
— Э, что? — вот это поворот. Да, скорее всего, звучало именно так. Ой-ёй, нужно за своим языком также следить. Да ещё и Тхэ Гён злой, как чёрт. Всё не то. Так, время испытать моё новое секретное оружие. — Тхэ Гён, ты сегодня потрясающе выглядишь! — теперь широкая улыбка. — Школьная форма тебе очень идёт! Сразу такой мужественный и сильный! Как это у тебя получается?
Видно это было слишком неожиданно, так как и Ми Нам, и Дон Чжун были в легком шоке. Тхэ Гён так вообще растерялся и отвернулся от меня, чтобы собраться с мыслями. И всё же солист явно заподозрил что-то неладное, так как злость хоть и уменьшилась, но не исчезла полностью.
— Кэт, что ты задумала? — грозно спросил он. — Говори сразу и, возможно, я тебя прощу.
— О чём ты, Тхэ Гён? — удивлённо округлила глаза. — Мы же с тобой друзья, а друзья не лгут друг другу. Сегодня ты выглядишь по-особенному хорошо.
— Правда? — Тхэ Гён гордо приподнял подбородок и посмотрел на Ми Нам. Та неистово закивала головой, избегая этим тысяч проблем. Дон Чжун, даже сам не понимая, почему, тоже закивал головой. Хотя тут, скорее, сработал стадный инстинкт. Молодцом, проживёт чуть подольше. — Ну, раз так… то ладно, — отлично, настроение Тхэ Гёна улучшилось. Одно очко в мою пользу. — Именно так ты и должна на меня смотреть, Кэт. И только на меня, поняла? Всё-таки именно про это мы клип снимаем.
— Конечно-конечно, — закивала я, после чего взяла из своего бенто несколько жареных сосисок, похожих на маленьких осьминожек, и переложила их в бенто Тхэ Гёна. — Если хочешь, я даже буду обращаться к тебе «Оппа», пока мы работаем над клипом. Чтобы вжиться в образ.
Тхэ Гён ничего не сказал. Более того, после этого момента все стали смотреть куда угодно, только чтобы не сталкиваться кем-то взглядом. Мда… я прям генератор неловких ситуаций. Лучше бы молча ела свой бенто.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться