Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 18. Ссора в разгар рабочего дня

1.

С одной стороны — Хван Тхэ Гён прав. Где я смогу в такое позднее время отыскать открытый кондитерский магазин? Учитывая его запросы, сладости из какой-нибудь дешёвой забегаловки ему не подойдут. Но и я не так проста. На прошлой неделе у меня как раз было одно довольно интересное задание от мира Дорам. Ничего сложного, но суть заключалась в том, чтобы сблизить два любящих сердца.
Несколько фокусов, и парочка уже друг в друге души не чает. Вот что творит дорама с жанром «романтика». Выгодно то, что эта парочка работала в кондитерской лавке с отдельно пристроенной кухней. Знаю, что это было не совсем законно, но я набрала нужную комбинацию цифр на электронном замке и провела нас с Тхэ Гёном внутрь.
— Откуда ты знаешь комбинацию? — удивился парень, осматриваясь, когда я плотно закрывала за ним дверь.
— Ну… — как выкручиваться? Ах, да! — Ты ведь в курсе, что у меня не слишком чистое прошлое, верно? Скажем так, это одна из моих сторон, о которой мне следует умолчать, — и в завершении небольшая смущенная улыбочка. В принципе, такая у меня история в этой дораме. Я не врала, так что заподозрить во лжи парень не может.
— Тц! Ещё и сообщником меня сделала? — усмехнулся парень. — Кэт, да у тебя ни стыда, ни совести!
— Ну, да… — неловкость. — Ты прав. Можешь подождать в парке, а я тут быстро всё сама сделаю.
— Ха! — Тхэ Гён недовольно скрестил руки перед собой. — А теперь нарекаешь меня трусом? Не выйдет! Делай, что задумала, а я просто посижу за столиком в зале.
Этот вариант устраивал и меня. Парень вышел из кухни и сел за ближайший круглый столик кремового цвета. Кухня хоть и имела отдельное помещение, но была построена так, что любой посетитель мог заглянуть внутрь и посмотреть, как готовят их любимые лакомства. Именно этим Тхэ Гён и занялся. Молчал и наблюдал за моими действиями, в то время как я заплела волосы, накинула на себя фартук и принялась за выпечку.
Знаю, готовить торт довольно непросто, и это требует довольно много времени, но я надеялась на мир Дорам и не прогадала. За что бы я не взялась, всё получалось с первого раза. Навык «Помощник» прокачан как следует. Я ведь и эту кондитерскую специально выбрала, так как знала, что дорама, которая тут проходит, позволит моим умениям раскрыться на полную силу. Хотя ничего сверхъестественного я не готовила. Обычный ванильный бисквит с черничным кремом.
Кстати, совесть меня всё же замучила, так что я в конце оставила около кассы записку с извинениями, что воспользовалась кухней без разрешения, и деньги за использованные продукты. Так что, мир Дорам, не надо усложнять мне жизнь. Я всё искупила сразу.
Торт получился небольшим, круглым, покрытым глазурью синего цвета с белоснежной надписью из крема: «С Днём Рождения, Хван Тхэ Гён!». Сама вырисовывала, используя кондитерский шприц, хотя это, наверное, и так ясно. Основная проблема возникла в конце — свечи. Да, их оказалось не так уж и просто отыскать. Заранее ведь с собой не взяла. Но всё же одна небольшая свечка нашлась, и именно её я и вставила в центр торта.
— Синий? — нахмурил брови Тхэ Гён, смотря на торт. — Почему именно синий?
— Потому что это твой любимый цвет, — пожала я плечами, ставя торт перед парнем и садясь напротив него.
— Откуда ты знаешь? — глаза сощурились.
— Будто трудно догадаться! — усмехнулась я и стала перечислять, загибая пальцы. — Твой автомобиль синего цвета, твоя комната выкрашена в синий цвет, к тому же, пол твоего гардероба имеет синий тон. Тут к гадалке не ходи, всё и так ясно! — парень немного засмущался, понимая, что тут и в самом деле нет ничего тайного. — Ладно, задувай свечку и загадывай желание.
— И оно непременно сбудется? — усмехнулся Тхэ Гён.
— Конечно, — улыбалась я. — Главное —
пожелай от всего сердца!
— Ну, да, конечно… — фыркнул Тхэ Гён негромко, но всё же свечку задул. Любопытство меня буквально наизнанку выворачивало, но я всё же смогла отыскать в себе силы и не спрашивать о том, что загадал солист. Лишь достала небольшой нож и приступила к нарезке торта. — И даже не спросишь, что же я пожелал? — злобно произнёс Тхэ Гён. — И какой ты друг после этого?
— А ты бы мне сказал? — спросила я.
— Нет! Не сбудется же!
— Вот-вот — заметила я, улыбнувшись.
Торт получился, на удивление, неплохо. Даже очень. Думаю, если не получится с шоу-бизнесом, то устроюсь сюда работать. Уверена, от клиентов отбоя не будет. Тхэ Гён ел молча. Если ему понравился торт, то он никогда об этом не скажет. Гордость вряд ли позволит подобное. Но, если судить по тому, с каким энтузиазмом он уплетает десерт, можно смело заверить, что торт удался на славу.
Эх, вот только мне, пожалуй, стоит воздержаться от сладкого, как бы я того не хотела. Чёрт, да о чём ты Кэт? Это всё Ю Хе И! Не слушай её! Она завидует и пудрит тебе голову. Но… а вдруг она права? Не, лучше воздержусь.
— Иногда мне кажется, что я для тебя словно раскрытая книга, — неожиданно произнёс парень. — Ты всё обо мне знаешь. И с тех пор, как появилась в общежитии, каждый раз, когда случались неприятности, ты была рядом, чтобы помочь. Но о себе мало что говоришь.
— Да тут и говорить-то нечего, — пожала я плечами. — Всё что есть, ты и так знаешь. Уверена, дядя тебе и парням обо всём рассказал.
— Да, — задумчиво заметил Тхэ Гён, облизнув чайную ложку. — Но вся его информация была краткой. Он словно не хотел вдаваться в подробности. Сказал, что ты родилась и выросла за границей, и у тебя проблемы. Потом отметил, что у тебя очень тяжёлый характер и лучше за тобой приглядывать, так как ты можешь натворить дел. Но со временем… чем больше я узнаю тебя, тем больше понимаю, что не всё в этой истории так просто.
— Хм, да всё просто! — улыбнулась я. — То, что было, остаётся в прошлом. Та жизнь для меня ничего не значит. Её, в каком-то смысле, не я проживала. То, что сейчас меня окружает и есть моя жизнь. Конец!
— Твои родители…?
— Не знаю где, — коротко ответила я. — Наверное, живут себе где-то за границей. Мне всё равно.
— За границей? Мой отец живёт в Европе, — сменил тему парень, чувствуя, что я немного начинаю злиться. — Вместе с моей мачехой Джоанной. Кстати, надо будет поблагодарить её, она никогда ничего не забывает и заботится о моём отце.
Было видно, что Тхэ Гёну приятно вспоминать об этой женщине. Он не назвал её «мамой», «тётей» или как-то ещё, обозначающий её статус. Только имя. И всё же чувствовалась теплота и простая человеческая благодарность. Видимо, та женщина, в каком-то смысле, и воспитала Тхэ Гёна.
— Так твой отец женат на иностранке? Я думала корейцы в этом смысле… слишком…
— Да, бытует о нас такой слух, — усмехнулся парень. — Как и о «коварных русских женщинах».
Это замечание мне понравилось и заставило улыбнуться. Да уж, стереотипы и слухи, от них никуда не деться. Дальше мы просто говорили о каких-то глупых сплетнях касаемо того, как нас воспринимают иностранцы. Например, что каждый русский человек дружит с хотя бы одним медведем, который играет на балалайке и пьёт водку. Время шло, и мы не заметили как мой маленький тортик исчез.
— Чем займёмся дальше? — спросил Тхэ Гён. Настроение парня поднялось, но он всё ещё скрывал свою улыбку.
— Ну… — задумалась я. — Может, погуляем? А то столько сладкого съели…
— Вообще-то ел только я, — хмыкнул Тхэ Гён. — Что удивительно, учитывая твой аппетит. С чего такие перемены?
— Я не понимаю о чём ты, — тут же бросила я, направляясь к выходу.
— Врёшь, — усмехнулся парень. — У тебя опять вёко дёргается. Как ты вообще в клипе сниматься завтра собираешься, если врёшь так ужасно?
— И ничего не ужасно! — возмутилась я. — Между прочим, у меня потрясающий актёрский талант!
— Хе! Неужели? — усмешка стала шире.
— Да-да, — заверила я, закрывая за нами дверь в кондитерскую. — Вот завтра и увидишь.
— И что я увижу? Как ты плачешь по тому, как «твой любимый» уходит к другой? О да, на это нужен неописуемый талант!
— Смейся-смейся, — фыркала я. — Но у моей героини в клипе тоже хороший конец, — Тхэ Гён удивленно приподнял бровь. Всё его «согласие» прямо на лице читалось. Он разве что в голос не смеялся над моим «я супер-актриса». — Чего кривляешься? Там в конце я остаюсь с Ко Ми Нам. Нам даже сцену с поцелуем прописывают.
— Чего?!
— Ой… — вот опять. И зачем я это ляпнула? Молчала бы себе, да и ладно. Парень остановился и с неким недоумением наклонил голову вбок. — Забудь, — приказала я, замахав перед его лицом руками. — Я не должна была этого говорить. Нам режиссёр запретил.
— Ты и Ко Ми Нам?! — да уж, у парня, похоже, ум за разум зашёл. Мы же обе девушки, и тут такой сюрприз.
— Успокойся! Всё же не по-настоящему! — наигранно засмеялась я. — Просто притворимся. Выберем нужный ракурс, и будет казаться, словно всё по-настоящему.
— Но ты и Ко Ми Нам? — долго же до него доходит.
— Да, — кивнула я. — И что в этом такого? Не ты ли мне говорил, что к этому делу нужно подходить профессионально? Да и вообще, у самого же имеется сцена с поцелуем с Ю Хе И.
При вспоминании Ю Хе И, солист вздрогнул. Мда… эта девушка ему очень не нравится. Лицо побледнело, а руки затряслись. Ему, что, плохо? Как не посмотри, а по мне девушка милая, хоть и в душе крокодил крокодилом.
Мы шли вдоль улицы и случайно наткнулись на круглосуточный магазин мелких сувенирчиков и всякого барахла. Я хотела пройти мимо, но Тхэ Гён вдруг воспылал заглянуть и посмотреть, что вообще продают в таких бутиках. Ну, сегодня его День Рождения. Если хочет, то почему бы не удовлетворить такую прихоть?
В этом магазинчике были небольшие игрушки, канцелярские товары, заколочки, бижутерия, книги и ещё много других милых мелочей. Всё сверкало и переливалось, привлекая к себе внимание. А я же любитель всё потрогать, посмотреть и понять. Знаю, неправильно, но уж натура такая. А когда я увидела наклейки, так всё, считай — пропала. Тем более, наклейки были сделаны к группе A.N.JELL. Правда, там было всего три участника, без Ко Ми Нам. Видно, ещё не успели сделать новую продукцию, но всё равно. Разве это не мило? Все три парня были исполнены в мультяшном стиле, выражая характер каждого. Шин У мягко улыбался, Джереми что-то ел, а Тхэ Гён ворчал.
— Тхэ Гён, смотри! — я показала целую упаковку различных наклеек парню. — Это же ты!
— Э?! Что за вздор?! — возмутился солист, выхватывая наклейки у меня из рук. — Совсем на меня не похож!
— Похож-похож! — хихикала я. — Вон, видишь какой суровый взгляд? Ха-ха-ха! Это так мило! Мини ворчливый Тхэ Гён! Ха-ха-ха!
— Так, Кэт, положи обратно! — шикнул на меня парень, пока продавщица не видела. Более того, он стал выхватывать все наклейки, что я взяла, и перекладывать их на первые же попавшиеся полки, лишь бы избавиться от непонравившихся изображений. Но я также упрямилась и забирала их обратно. Причём всех по одной. — Кэт, прекрати немедленно!
— Но я хочу наклеечки! Отдай! — выхватила наклейки и, прижав их к груди, повернулась к парню спиной, чтобы тот не смог отобрать добро. — Моё! Эти я куплю себе.
— Вот значит как, Кэт? — недовольно протянул парень и угрожающе сощурил глаза. — Отлично! Бери, но и я кое-что возьму.
— Эм… что? — начинаю нервничать.
— Увидишь, — начинаю очень нервничать.
Солист резко повернулся ко мне спиной и направился в самый конец магазина, что-то выискивая. Из любопытства и осторожности я последовала за ним, но то, что выбрал себе Тхэ Гён, мне совсем не понравилось. Это был обруч с пушистыми кошачьими ушками на макушке. Причём на витрине они были каких хочешь цветов. Подобрать пару ушек под мои волосы не составило труда. И уже через секунду один из таких головных уборов был на мне.
— Тхэ Гён, ну что за… ну, в самом деле, а? — я пыталась снять ушки, но парень не давал мне это сделать, схватив за руки.
— Даже не смей снимать, Кэт! — строго произнёс солист. — До конца моего Дня Рождения ты будешь в этих ушках!
— Тхэ Гён! — злобно крикнула я, чувствуя, как лицо заливается краской. — Я тебе что, зверёк? Я человек! Не «твой котёнок»! То, что меня зовут «Кэт», ещё не даёт тебе повода…
— Даёт! — перебил меня Тхэ Гён и тут же пошёл к кассе. — Сколько это стоит? Беру!
Ах, вот как? Ну ладно! Тогда и я тебе подберу ушки. К моему счастью, чёрные кошачьи ушки были одними из первых, так что их даже искать не надо было. Тхэ Гён стоял в конце магазина, дожидаясь, когда продавщица выбьет чек и не успел он заметить моё присутствие, как я подпрыгнула и надела обруч с ушками парню на голову.
— Кэт… что это такое? — грозно спросил солист.
— Скажи «мяу» и улыбнись! Хе-хе-хе! — смеялась я, поражаясь, как, оказывается, эти ушки идут Тхэ Гёну.
— Кэт, немедленно…!
— Ох, какая вы милая пара, — вздохнула пожилая женщина, которая по совместительству была продавщицей. — Очень подходите друг другу. Живите долго и счастливо.
— Эм, спасибо, бабушка, но мы не… — начала я, но Тхэ Гён, бросив деньги на стол продавщице, мило улыбнулся и, взяв меня за руку, повёл к выходу.
— Спасибо бабушка! — попрощался парень, на что женщина понимающе кивнула и ещё шире улыбнулась.
Так мы и пошли дальше по улице, оставаясь с этими ушками на голове. В принципе, сегодня можно. Раз этого хочет именинник, то так и быть. Обычно на дни рождения надевают конусные колпаки, у нас будут кошачьи ушки. Новая русско-корейская традиция.

2.

За это время мы успели побывать ещё в трёх разных магазинах и накупить всякой мелочи, которую никогда бы не взяли в другой день. Даже в кафе заглянули, так как Тхэ Гён понял, что я решила сесть на диету, и был почему-то в ярости. Я так и не поняла, почему, но он сказал, что если я ещё хоть раз попробую заниматься подобной ерундой, то на следующее утро проснусь вымазанная в шоколаде и варенье.
От одной мысли, что мне придётся вынимать варенье из своих волнистых волос, даже желание спорить пропало. Просто согласилась со всеми его условиями, лишь бы избежать «сладкого душа». А чтобы убедиться в моей честности, парень повел нас в какое-то ночное кафе, в котором стояли небольшие столики с плиткой в центре, на которых можно было жарить мясо самостоятельно.
Почему мы выбрали именно мясо? Я рассказала Тхэ Гёну о том, что планирую отомстить семейству свиней за наш прошлый «уикенд». К моему удивлению, солист эту идею радушно поддержал и заказал сразу три порции мяса. Это закон джунглей, хрюшки. Либо ешь ты, либо тебя.
Такой злой улыбки даже я не ожидала увидеть. Тхэ Гён явно наслаждался вечером. И даже когда мы наелись так, что, казалось, вот-вот лопнем, солист решил продолжить трапезу и заказать несколько порций с собой на вывоз. Месть удалась!
Когда мы вернулись домой, оставались всего каких-то пять минут, и День Рождения Тхэ Гёна подошёл бы к концу. Мы встали около входа в общежитие. Тишина, что доносилась из здания, говорила о том, что все ребята давным-давно спят. Нужно будет проходить тихо и бесшумно, дабы не разбудить остальных. Ну, а пока… последние пять минут… интересно, получилось ли у меня задуманное?
— Тхэ Гён, — начала я, негромко, взяв парня за руку. — Конечно, я понимаю, что я не мастер вечеринок, как Джереми, но, надеюсь, тебе было весело. В следующий раз, всегда празднуй свой День Рождения. Каким бы пасмурным он не был, именно в этот день ты родился, осчастливив всех своим присутствием. Спасибо.
В завершение я шагнула к нему навстречу, поднялась на носочках и, обняв, поцеловала в щеку. Парень даже не шелохнулся. Просто стоял с удивленным видом от того, что я ему сказала. Возможно, это ему говорят впервые.
Все оставшиеся пять минут я обнимала его, стараясь забрать всю ту грусть, что ему пришлось испытать за сегодня. Возможно ли это? Способны ли на такое Помощники? Я бы хотела. Очень. Хотела бы просто помогать людям одними лишь своими объятиями и делать этот мир лучше. Вот это была бы способность.
— Ладно, я пойду первой, — улыбнулась я. — Тётушка, наверное, опять врубила «ночной рок», так что я сегодня к тебе. Быстро переоденусь, через десять минут заходи.
Тхэ Гён продолжал стоять на месте, ничего не говоря и не комментируя. Трудно судить по выражению его лица о его эмоциях. Он не улыбается и не хмурится. Словно в состоянии транса. Однако карие глаза устремлены на меня, словно о чём-то спрашивали. Знать бы ещё, о чём?
Я повернулась к выходу, но не успела зайти в здание, как со спины услышала шёпот парня:
— Надо было загадывать другое желание. Это оказалось слишком простым!
Желание? Это он про сегодняшний торт? Оно исполнилось? Когда? Ай, ладно… поздно уже, а я безумно устала. Главное, что исполнилось, значит, всё вышло так, как надо. Верно?

3.

На следующее утро я проснулась от того, что меня пинал в бок Тхэ Гён. Он и хлопал в ладоши, и звал, повышая тональность, и тормошил за плечо, но я всё никак не просыпалась. Вернее, приходила в себя, но тело так сильно ныло от усталости, что я тут же проваливалась обратно в сон. Как ни старалась, а придти в себя не получалось.
Тогда парень пошёл на последнее и довольно рискованное занятие, схватил меня на руки и, засунув в душевую кабину, включил ледяной душ. Через три секунды я уже была бодрячком и кричала во всё горло.
— Т-т-т-т… Тхэ Гён! С-с-с-скотина! Не-не-не-не прощу! — заикалась я, забившись в угол душевой и дрожа от холода.
Что это с ним? Вчера был таким милым, а сегодня словно уже «озверином» позавтракал. Парень и правда был уже одет и готов к выходу. Почему я не проснулась? Чёрт, всё тело болит так, словно по нему стадо слонов прошлось.
— Я говорил тебе, не переусердствуй, — усмехнулся Тхэ Гён, после чего добавил: — Танцевала вчера несколько часов подряд, вот тебе и результат. Ладно, — вздохнул он, указав шкаф в конце ванной комнаты, — собирайся. Полотенца и халат на верхней полке. Пошевеливайся. Не хочу из-за тебя опаздывать.
Развернувшись, Тхэ Гён вышел из ванны, прикрыв за собой дверь. И после этого мы всё ещё друзья? Хван Тхэ Гён, отныне я с тобой не разговариваю! И, чёрт возьми, где тут у него горячая вода?
Через двадцать минут, я была уже свежа и вымыта, вот только, сколько бы не бегала по комнате Тхэ Гёна, всё никак не могла отыскать фен. Нет, конечно, очень мило, что он позволил воспользоваться своей ванной, но без фена уложить волосы будет… очень трудно. А ведь время идёт.
— Что ты делаешь? — услышала я высокомерный голос парня, как раз в тот самый момент, когда стояла на коленях и заглядывала под кровать.
— Ищу фен, — также холодно бросила я, гордо задрав подбородок.
— Можешь не искать, — усмехнулся Тхэ Гён, скрестив руки на груди. — Я им не пользуюсь.
— Отлично, — фыркнула я. — Тогда сразу пойду к себе.
— Подожди, — остановил меня солист, взяв за локоть. — Сейчас там тётя Ми Джа разговаривает с Ко Ми Нам. Выйдешь через пять минут.
— Ой, да что ты? — злилась я, отбросив его руку. — Уж как-нибудь сама разберусь!
— Да? — спросил Тхэ Гён, приподняв бровь. — Ну тогда ладно. Иди.
— И вообще, — продолжала я, чувствуя себя жертвой. — Какого чёрта ты меня под ледяной душ бросил? А если я заболею? А если простыну? Что будешь делать? Потом будешь сам петь свои песни! О! А это мысль! Так и сделаем. Просто свалю из шоу-бизнеса.
— Ха! Да там вода комнатной температуры! И вообще, разве русские не устойчивы к холоду? — опять он со своими стереотипами. — Или нашей кошке просто не по нраву водичка? — как же бесит!!!
— А знаешь что?! Да! — повышала я голос. — Я кошка! И, как любая кошка, не люблю, когда меня поливают холодной водой! Если ещё раз такое себе позволишь, укушу, поцарапаю и нагажу в тапки! — и тут я поняла, что из-за злости, вновь ляпнула лишнего. Это заметил Тхэ Гён, молча округлив от шока глаза. Прям европейцем стал. — Ну… я это… фигурально выражаясь… — Боже! Как стыдно! Валить! Пора валить отсюда! — Всё, пять минут прошли.
После этого я просто улетела из комнаты Тхе Гёна, чувствуя себя просто ужасно. Эй, мир Дорам, если ты мир Дорам, не мог бы добавить такую функцию как перемотку? С удовольствием бы сейчас вернулась назад и вырезала бы этот момент к чёрту! Ох, как же стыдно!

4.

— О! Так это наклейки с нашей группой? — спросил Шин У, когда мы все собрались на кухне, рассматривая каждую принесённую мной наклейку.
Парни оценили их скептически. Шин У посчитал это глупым, Ми Нам — милым, Джереми — забавным. А менеджер Ма, который уже во всю наяривал завтрак одновременно с тремя ложками, заверил, что он уже сделал заказ на наши с Ми Нам версии. То есть скоро я смогу увидеть наклейки и с собой? Интересно.
— Ми Нам, — обратился Джереми к девушке, расставляя наклейки в ряд. — А тебе какая больше нравится? Моя, Шин У или Тхэ Гёна? —
— Ну… — девушка осмотрела каждую. — Я слышала, что наклейки с Тхэ Гёном лучше всего продаются.
Тхэ Гён, что стоял неподалёку и всё это видел, гордо хмыкнул, мол, результат налицо. То, что лучше продаётся, то и занимает лидирующие позиции.
— А какая, по-твоему, лучше? — спросил Шин У, не сдаваясь.
— Какая из этих «трёх» тебе нравится больше всего? — повторил свой вопрос Джереми, передвигая выбранные наклейки к Ми Нам.
— Ну-у-у… — протянула задумчиво девушка, смотря на наклейки. — Если выбирать только из этих трёх… мне нравится эта! — Ко Ми Нам взяла в руки наклейку с Шин У. Ну, кто бы сомневался, вот только Джереми был разочарован данным выбором.
— Шин У?! — воскликнул блондин.
Сам Шин У заулыбался, словно он только что выиграл самый лучший приз. Даже, кажется, с усилившимся аппетитом продолжил завтракать. Правда вот менеджер Ма стал сильно кашлять и бить себя в грудь, словно поперхнулся. Стоп! Так вот оно, потерянное звено. Менеджер Ма и в основной версии мешал Шин У и Ми Нам сойтись. Чёрт, совсем упустила его из виду. Надо этого прохиндея чем-нибудь занять. Суёт свой нос, куда не следует, и мешает такой прекрасной паре. А ещё, кажется, тут образовывается любовный треугольник в виде Шин У, Ми Нам и Джереми. Что же мне с блондином-то делать? Эх…
— Почему? — стонал Джереми. — Моя тоже миленькая…
— Согласна, — улыбнулась я, взяв наклейку с нарисованным Джереми, который сидит на слове «A.N.JELL» и кушает какие-то разноцветные шарики. Конфеты? — Мне кажется, что твоя самая милая.
— Правда? — настроение Джереми тут же улучшилось.
— Конечно, — кивнула я. — Смотрю на эту наклейку, и настроение тут же поднимается.
— Скорее аппетит… — пробубнил злобный голос Тхэ Гёна, но я в его сторону даже не посмотрела. Не ведись на его милую мордашку, Кэт. Ещё вчера он был самым лучшим другом, а сегодня — непонятно кто. Мы тоже умеем губы дуть. Пускай и дальше ворчит.
Но больше всех запаниковал менеджер Ма, увидев как я, Ми Нам, Шин У и Джереми улыбаемся друг другу. Думаю, он придумал себе много лишнего. Смотрит то на меня, то на Джереми так пристально, что скоро дырку просверлит. Что ж… пусть так. Я, как купидон, просто обязана вынести все эти мучения.
— Ох-хо-хо… — правда тело всё ещё болит, особенно ноги и шея. Блин, если сегодня на съемках придётся совершать резкие действия, то легче вообще не выходить из дома. Помру тут, молодой.
— Кэт, ты чего? — спросил Джереми, заметив моё кряхтение.
— Да видно вчера перетрудилась в студии, — улыбнулась я. — Теперь всё тело болит.
— О! — парень резко вскочил со стула, подбегая ко мне. — Мне это знакомо. Мы с Шин У вечно через подобное проходим. Доверься, — парень медленно вытянул вперёд ладони и посмотрел в глаза, словно спрашивая разрешения. Я кротко кивнула, но всё же немного взволновалась. А вдруг станет ещё больнее?
Джереми подошел к моей спине, после чего я почувствовала, как он прикоснулся сначала к шее, потом к плечам и позвоночнику, медленно, но усилено нажимая на какие-то особые точки. Мне казалось, что это всё бесполезно, но нет. Боль и правда отступила. Сначала исчезла в области шеи, потом в спине и руках, а затем и во всём теле.
— Вау! — удивилась я. — Действительно помогло! Джереми, ты просто волшебник!
Блондин, смущаясь и хихикая, вернулся на своё место. Шин У и Ми Нам с улыбкой кивнули головой и протянули одно слово — «Волшебник», которое заставило нас всех улыбнуться. Ну… кроме Тхэ Гёна, так как он с утра не с той ноги встал, и менеджера Ма, фантазия которого может и поезд сбить.
— Так, всё! — воскликнул мужчина, вскакивая из-за стола. — Собираемся и едем на съемочную площадку!
— Да-а-а! — одновременно отозвались мы с Ми Нам, также вставая и следуя за нашим менеджером.

5.

Съёмки последних сцен было решено проводить в лесу, около одной небольшой часовни. По планам на фоне часовни будет снят поцелуй Тхе Гёна и Хе И, а после и наш с Ми Нам. Мол, две свадьбы, и всё прекрасно. Счастливый конец в этой непростой истории. Правда, настроение у всех было не столь же прекрасное. Во-первых, было очень холодно, и мы с Ми Нам решили повременить со своей одеждой. Во-вторых, Ю Хе И уже успела мне весь мозг вынести. Но стоило ей увидеть наши контр-отношения с Тхэ Гёном, как она тут же смягчилась и, вообще, потеряла ко мне какой-либо интерес. Словно мы и не знакомы вовсе.
Я же часто натыкалась на Тхэ Гёна. Но это само собой. Общая съёмочная площадка. Правда, каждый раз при этом я задирала горделиво нос и поворачивалась в любую другую сторону, словно никого не замечала. Это парня безумно бесило. Знаю, так как видела порой, как он кривил от злости губы и яростно сверкал чёрными глазами. Что, не нравится? Ха!
Наряды привезли нам потрясающие. Правда, на режиссёра что-то снизошло, и он решил, что сначала снимет Ю Хе И в свадебном платье, а потом в этом же платье меня. Мол, оно очень красивое и модное. Глупо конечно, но режиссёр он, и спорить никто не смеет.
Пока расставляли по всему участку камеры, я и Ми Нам отошли в сторону, чтобы обговорить нашу сцену с поцелуем. Данный момент смущал как её, так и меня, но всё же работа есть работа.
— Камера будет направлена прямо нам в лицо, — поясняла я, показывая направление девушки. — Мы же будем стоять так, — сделала шаг навстречу к девушке. — Когда режиссёр даст команду, немного развернёмся, и тогда лиц не будет полностью видно, хорошо?
— Вот так? — спросила Ми Нам, наклоняясь вперёд и поворачиваясь.
— Да, — кивнула я. — Только обними меня за пояс. Да, вот так. Если повторим то же самое около часовни, то получится вполне неплохо.
— Ясно, — улыбнулась Ми Нам. Мы решили немного прорепетировать, чтобы всё выглядело естественным, однако нам помешали. За моей спиной послышался шорох сухих листьев. — Хённим?
Развернувшись, я увидела Тхэ Гёна в чёрном дорогом смокинге, по-деловому стоявшего около дерева, который смотрел на нас с некой усмешкой. Смешно? Ему смешно? Отлично. Пускай смеётся. Прихватив Ко Ми Нам под руку, я направилась в сторону гримёрных палаток, где нас уже ждала координатор Ван.
— Ко Ми Нам! Кэт! — услышали мы высокомерный тон в голосе Тхэ Гёна, который заставил девушку остановиться и посмотреть на него. Естественно, она же с ним не ругалась. — Если играете, то играйте качественно. Иначе люди усомнятся и заподозрят ложь.
— Ну конечно! — негромко фыркнула я. — Куда же нам до вашей игры с Ю Хе И.
Хоть я и сказала это довольно тихо, Тхэ Гён услышал, а, может быть, прочёл по губам. Не знаю, в любом случае, он уже было шагнул ко мне навстречу, выставив указательный палец перед собой, но на всю площадку прогремел голос режиссёра, требующий всем актёрам разойтись по местам.
Началась первая сцена. Тхэ Гён и Ю Хе И стояли напротив часовни, держались за руки и смотрели друг другу в глаза. Жёлтые осенние листья падали на землю, кружась в ветряном танце. На фоне играла негромко музыка, которую я же и исполняю. Их лица сближаются. Смотрят друг другу в глаза. И, наконец, поцелуй. Всё было так же, как мы и обсудили недавно с Ко Ми Нам. За одним исключением — Ю Хе И решила добавить «реализма» и по-настоящему поцеловала Тхэ Гёна.
Сцена получилась очень хорошей. Ни одной запинки и делать следующие дубли не надо. Теперь перерыв, переодеваемся, и наш с Ко Ми Нам выход. Я должна надеть то же платье, что и Ю Хе И, поэтому мне нужно подождать, пока она его снимет. Тем временем координатор Ван занималась моей причёской и макияжем. Причёску она, по сути, не трогала. Сегодня утром фен мне так найти и не удалось, так что сохранили естественные кудри, что остались после мытья головы. Только подобрала несколько прядей сбоку небольшой серебряной заколкой.
— Отлично! — улыбнулась координатор Ван, завершая мой марафет. — Должна признать, что работать с тобой — одно удовольствие. Природная красота — это вам не шутки. Один только кошачий взгляд чего стоит.
— Ой, да ладно, смущаешь, — улыбнулась я, на что девушка тоже засмеялась.
— Ладно, — вздохнула она. — Думаю, Ю Хе И уже переоделась. Пойду, спрошу платье.
Я кивнула, и координатор Ван ушла, оставив меня одну. Взглянув на своё отражение, я призадумалась. Возможно, лицо и правда миленькое, но вот бёдра и тело… эх, вот бы быть чуть-чуть миниатюрнее. Ну вот, я снова расстроилась и хочу есть. Мда… прям какой-то замкнутый круг.
За спиной послышались шаги, и я была уверена, что это координатор.
— Уже пришла? Быстро ты.
Неожиданно меня взяли за плечи и заставили встать со стула. Это было так неожиданно, что я даже не сразу поняла, что меня уже кто-то обнимает. Причём так крепко, словно уверен, что я буду вырываться. И я буду, так как этот кто-то Тхэ Гён.
— Что ты тут делаешь? — злилась я. — А ну руки прочь!
— Ха! — усмехнулся парень, ещё сильнее сжимая объятия. — Ещё чего? Сама же согласилась на сделку! Я могу обнимать тебя тогда, когда мне это вздумается, и не пояснять причину.
— Чего? — злилась я, но уже скорее на себя, нежели на парня. Надо же было предложить такое и кому? Самому вредному из всех возможных парней. — Пусти! Кому говорят! Хван Тхэ Гён! Я с тобой не разговариваю!
— Тц! И не разговаривай, — продолжал Тхэ Гён. — Мне не нужно, чтобы ты говорила.
— Да ты вообще обнаглел, Хван Тхэ Гён! — злилась я, пихая парня из-за всех сил, вот только сил у меня не так уж много. Особенно если учитывать, что при любом напряге боль в теле возобновлялась.
Это превращалась в какой-то детский сад. Ясное дело, что парень хочет помириться, вот только попросить прощения, как полагается, ему не позволяет гордость. А я чем хуже? Почему должна спускать с рук? Раз закрою на это глаза, второй раз, а на третий уже и на шею сядет. Ну, уж нет! Дружба — дружбой, но всему есть предел.
Мы пихались, толкались и ворчали, но в какой-то момент я задела ногой ножку стула, на котором сидела и, не удержав равновесия, полетела назад, утянув за собой Тхэ Гёна. Это было весьма неожиданно, поэтому за падением следовал звонкий вскрик. Хорошо, что под палаткой везде листва, и тут, в принципе, мягко. Но телу всё равно безумно больно. Чёрт, как же я вообще стоять-то буду.
— Кэт? — позвал меня Тхэ Гён, в голосе были слышны тревожные нотки. — Кэт!
— Да тут я, не кричи… — пробубнила я, стараясь приподняться на локтях.
Я уже хотела что-то сказать Тхэ Гёну. Что именно? Да не помню. Наверное, решила сдаться и помириться, не знаю. Так как в палату вошла Ю Хе И, державшая свадебное платье, и все мои мысли волшебным образом испарились. Картина была просто «шикарная»: я лежу на земле, сверху на мне Тхэ Гён, который до сих пор сжимал меня в объятиях и с недоумением смотрел на «свою девушку».
Я даже слово в свою защиту сказать не успела. Ю Хе И злобно крикнула, скомкала свадебное платье, швырнула его в мусорное ведро и, не думая ни о чём, кинула туда несколько открытых лаков для ногтей, что стояли у меня на столе.
Платье — уничтожено.
Очередной раз мои костюмы перед съемкой портятся. И очередной раз причина тому — Ю Хе И.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться