Мне не нравится конец!

Размер шрифта: - +

Глава 22. Пресс-конференция

1.

Ночью я проснулась оттого, что кто-то тряс меня за плечо с требованием очнуться. На часах было давно за полночь, но голос, видно, это не волновало. В итоге я всё-таки сдалась и приподнялась на локтях, пытаясь понять, кто этот незваный гость. Вроде бы засыпала у себя в комнате. Да, точно. Я у себя. Так что не так?
С огромным трудом я приоткрыла один глаз и осмотрелась. Передо мной сидел Хван Тхе Гён с нахмуренным видом. Вот только если раньше его ворчание можно было охарактеризовать как «капризы звезды», то сейчас… парня точно что-то беспокоило.
— Тхэ Гён? — сонно спросила я. — Что-то случилось?
— Кэт, — возвышенным голосом произнёс парень, — мне необходимо… воспользоваться некоторыми пунктами нашей «сделки».
— Тебе нужны Глаза? — спросила я, чувствуя, что скоро вновь провалюсь в сон. Интересно, куда же поведёт нас Тхэ Гён.
— Нет, — строго ответил он.
— Обнимашки?
Тхэ Гён промолчал. Да и говорить не надо было. По его лицу и так всё стало ясно, особенно по тому, какими бездонными стали его глаза. Ничего больше не спрашивая, я раскинула руки в стороны, предлагая объятия. Парень не шелохнулся. Его мучили сомнения и гордость. Первым он не подойдёт?
Это немного странно. Просить помощи, но не протягивать первым руку. Словно боится, что в ответ я её ему не подам, а оставлю одного. Но в этом весь Хван Тхэ Гён, так что мне, сонной, приходится подниматься и на коленях ползти в сторону парня, который сидел чуть ли не на конце кровати.
Объятия получились неумелыми и слегка ленивыми, так как я сонно обхватила его за пояс и легла головой на колени, тут же погружаясь в легкую дремоту. С одной стороны, я слышу голос и даже могу отвечать, с другой — отвечать бессвязно и, порой, глупо. Словно нахожусь в неком трансе, хотя на самом деле я просто очень хочу спать. Но если судить по рукам Тхэ Гёна, одна из которых легла мне на плечо, а вторая поглаживала волосы, то парня всё устраивало.
— Ты не спросишь меня, что случилось? — произнёс Тхэ Гён, с некой обидой.
— Мы вроде договорились, что я… не спрашиваю причины… — негромко отвечала я.
— Спроси, — требовал он.
— Что случилось, Оппа? Почему тебе… так грустно?
— Я работал над песней Мо Хва Ран, — ответил Тхэ Гён, продолжая гладить мои волосы. Странно, но сейчас я прекрасно понимаю домашних кошек. Ты просто лежишь себе, в то время как тебя чешут за ушком, и жизнь кажется такой прекрасной. Нет ни паники, ни злости, только покой и этот момент.
— Ты решился всё же сделать ей ремейк? — продолжала спрашивать я, не зная, ответит он мне или нет.
— Ещё нет, — признался Тхэ Гён. — Однако… из-за этой песни меня бросила родная мать. «Что делать мне?» автора Ко Че Хён. Ты ведь знаешь что-то, верно?
— Тхэ Гён, — произнесла я, чувствуя лёгкую грусть. — Прошу… не спрашивай об этом. Могу лишь сказать, что всё… совсем не то, чем кажется. Просто иди дальше.
— Иди дальше? Хех! Как это легко у тебя получается, — усмехнулся парень. — Именно так ты поступила со своим прошлым?
— Не знаю… — уже одной ногой в мире Морфея ответила я. — То, что было — не помню… то, что не было — ещё не знаю…
— Кэт, ты говоришь загадками! — фыркнул парень. — Это раздражает! Прекрати! Как ты можешь не помнить прошлого? Это же ерунда!
— Воспоминания… стираются… — дыхание стало тяжёлым, а голос Тхэ Гёна таким отдаленным. Словно и не он со мной разговаривает.
— Тц! И тебя это устраивает? — злился солист. — Кэт, ты странная девушка. Даже по современным меркам, очень странная. Однако почему-то твоя странность меня не отталкивает. Порой пугает, но не отталкивает. Наоборот, затягивает и побуждает узнать больше. Почему так?
— Тхэ… Гён… — я слышала его слова, но что-то сказать была уже не в состоянии.
— Не знаешь? — продолжал парень, решивший, что я теперь окончательно уснула. — Вот и я не знаю. Но очень этого хочу. Что же ты за таинственная Бродячая Кошка, которая притворяется Домашним Котёнком? И может ли вообще Бродячая Кошка стать когда-нибудь Домашней?

2.

— Раз-раз! Проверка микрофона! Вы уверены, что ничего не упустили? Проверьте ещё раз! Всё по списку! Где будут сидеть журналисты? — президент Ан во всю занимался раздачей указаний. Операторы и просто служащие студии носились по всему залу со скоростью электровеника. Показ клипа должен начаться с минуты на минуту.
Самое ужасное то, что меня вызвали раньше всех по той простой причине, что на то, чтобы сделать причёску и платье примерить, требуется довольно много времени. Дядя хочет сделать всё на высшем уровне, а как по мне, так я бы с радостью пришла туда в обычных джинсах с кедами и хвостом на голове. Тем более, что мои естественные кудри никто не отменял.
Но нет! А как же оплата гримеров, парикмахеров и модельеров? Причём, кажется, я тут скорее не для того, чтобы преподнести себя, а для того, чтобы продать их товар, который будет в это время на мне. Платье подобрали приблизительно похожее на то, в котором я снималась в клипе в последней сцене. Благо, хоть в этот раз не с настоящим корсетом, иначе я бы и десяти минут не продержалась.
Телефон без остановок трезвонил. Джереми всё время слал сообщения поддержки, смайлики и фотки, где он с Джулией улыбается мне и держит пальцы вверх. Шин У тоже прислал несколько сообщений и даже подбадривающий стишок собственного сочинения. Менеджер Ма, который на данный момент находился с Ми Нам, заверял, что верит в наш успех и всячески на нашей стороне. К нему также присоединилась и координатор Ван.
Тхэ Гён прислал одно лишь сообщение: «Сделай так, чтобы мне за тебя не было стыдно, Кити!». Кто бы сомневался? Упрямый, скупой и ледяной! О себе заботится в первую очередь. А ведь ночью мы так мило побеседовали. Да и подарочек был от него очень милым. Вот только порой ощущается, что каждую хорошую и светлую сторону Хван Тхэ Гёна мне приходится выдирать с боем.
Ми Нам тоже отправила сообщение, правда, оно было каким-то странным: «Безумные поступки совершать очень трудно. Даже если они правильные. Удачи нам с тобой». Безумные поступки? Ну, в каком-то смысле, так и есть. Весь этот мир безумен, но такая у нас работа.
Слышала, зал уже полон посетителей. На первых местах даже где-то сидела Ю Хе И. Что же мне это напоминает? Основной сюжет дорамы вспоминать всё труднее и труднее. Если в начале я была как рыба в воде, — знала, где появиться и где исчезнуть — то теперь, прожив некоторое время в этом мире, поняла, что всё стало слишком реальным. Что одна серия в реальности? Какой-то час с лишним. В дораме же он может быть и час, и день, и даже неделя.
Эх, что-то я разволновалась. Скоро наш выход, а нас пока никто не зовёт. Зал полон гостей, где же команда выхода? О! Кто-то идёт!
— Кэт, ты тут? — в гримёрную вбежал менеджер Ма. Со лба стекал градом пот. Кожа бледная, словно он столкнулся со смертью. — Ты… Ми Нам не видела?
— Ко Ми Нам? Ну, — я задумалась. — ещё рано утром, перед тем как уйти. А что?
— Ко Ми Нам… он… она… он пропал! — чуть ли не плача признал мужчина. — Вот был, а потом нет. Что же делать, Кэт? У меня нехорошее предчувствие! Я уже всех опросил, никто не видел Ми Нам.
— Ми Нам нет?! — а вот это действительно плохо.
Менеджер Ма запаниковал ещё больше и выбежал из гримёрной, чтобы продолжить поиск девушки. Я выбежала тоже, но тут же остановилась. Вспомнился тот самой момент, когда Ю Хе И решила шантажировать девушку и заставила её придти на показ её клипа не в роли парня, а в роли той, кем она является — девушки. Но я совсем об этом забыла, так как была уверена, что Ко Ми Нам на это не пойдёт. Послушает меня и сделает правильный выбор. Неужели страх так велик?
— Чёрт! — вырвалось у меня, после чего, приподняв белоснежную юбку своего платья, я на всех порах помчалась в сторону зала, где и должен был состояться клип. И если судить по музыке, он уже шёл. Изменили сценарий?
Несколько раз пыталась дозвониться до девушки, но вызов всё время сбрасывался на автоответчик. Тогда я решила позвонить тому, кто в официальном сюжете спас положение — Шин У. Как оказалось, парни уже обо всём знали и примчались в здание. Хотя их изначально просили не приходить на показ клипа, чтобы всё внимание было сосредоточено на мне и Ми Нам.
— Где вы? — спросила я, продолжая бежать.
— Направляемся в зал! — ответил Шин У.
— Отлично, там и встретимся, — отозвалась я, после чего отключила телефон.
Когда дело касается секунд, всё идёт очень быстро, а расстояние от одной комнаты до другой становится просто бесконечным. Хотя всё это и происходит на одном этаже. Я неслась вдоль коридора, пробегая мимо репортёров, фанатов группы A.N.JELL, десятков знаменитых гостей и обычных работников студии. Каждый оглядывался в мою сторону с удивлением на лице. Были также и мои фанаты, которые хотели сделать небольшой снимок или взять автограф, но у меня не было на это времени.
И вот, у самого входа в зал, я наконец-то встретилась с нашей троицей. Каждый был обеспокоен тем, что Ко Ми Нам пропала. Возможно, они уже ведут поиски, но знают ли парни, что искать необходимо девушку, а не парня?
— Кэт? — вырвалось у Тхэ Гёна, когда увидел меня бегущую вдоль коридора к ним навстречу. Но сейчас солист мне помочь ничем не может. Показ клипа начался, а это значит, что в зале выключили свет и Тхэ Гён со своим зрением просто ничего не сможет увидеть.
— Шин У! — позвала я парня. — Ты мне нужен. Срочно!
Это вызвало волну удивления у всех сразу, но думать и давать пояснения, было некогда. Схватив парня за руку, не останавливаясь, я повела его в зал, где уже находилась Ко Ми Нам. Как я и предполагала, девушка решила разоблачить себя перед публикой. Никто её не замечал, хоть она и спускалась медленно к сцене. Одетая в женское белое пальто и розовую юбку. Даже косметика и причёска идеально подчёркивали образ.
— Ми Нам! — позвала я её, в надежде задержать хотя бы на секунду, что и получилось, и именно тогда клип закончился. Включили свет.
Я уже хотела обратиться к Шин У, сказав 
что необходимо делать, но он и сам догадался. Быстро шагнул к девушке навстречу и прежде чем кто-либо успел понять, что произошло, обнял её, спрятав лицо Ми Нам. Журналисты и репортёры тут же не стали терять зря времени. Защёлкали сотни фотовспышек камер. Причём фотографировали не меня, а именно Шин У и Ми Нам, так как новость того, что у ещё одного из группы A.N.JELL появилась девушка, намного шумнее, нежели премьера какого-то клипа. Хоть клип и получился просто шикарным.
— Это моя девушка! — крикнул Шин У. — Я не мог рассказать раньше… что у меня есть девушка. Мне неприятно, что её будут знать в лицо. Поэтому, пожалуйста, дайте нам уйти.
Естественно ни один журналист не сдвинулся с места. Все только ещё плотнее прижались друг к другу, стараясь сфотографировать лик девушки. С передних рядов я встретилась с удивлённым взглядом президента Ана и Ю Хе И. Один не понимал, что происходит, другая не понимала, как всё так получилось. Ещё бы, ведь Тхэ Гёна, Шин У и Джереми тут не должно было быть. Но нет, парни тут.
Репортёры стали отталкивать меня назад от парочки, из-за чего я чуть было не упала, но меня вовремя подхватили со спины. Это был Тхэ Гён. Лицо парня казалось мраморным и непроницаемым. Пройдя сквозь толпу фотографов, солист передал Шин У свой пиджак, чтобы тот скрыл лицо Ми Нам. Но, наклонившись ко мне, добавил:
— Скрой свою печаль, иначе это заметит камера.
Не знаю к чему он, но видно по моему лицу сразу было понятно, что я чувствую. А именно — страх и обиду за то, что Ми Нам не доверилась мне. Если бы она хоть немного поверила в мои слова… может, тогда всего этого пришлось бы избежать. Хотя, а во что ей верить? Я ведь, по сути, только говорила, но ничего не предпринимала. Тут и верить нечему. Чёрт!
Шин У и Ми Нам вышли из зала, уводя за собой всех репортёров и гостей. Единственные, кто остался, — Джереми, Тхэ Гён и я.
— Это… — заикался блондин, указывая в сторону выхода. — Это же была Ко Ми Нам… так?
— Да, — спокойно сказал Тхэ Гён, готовый принять любую реакцию со стороны друга.
-Хён, так… ты знал? — это, видно, не до конца укладывалось в сознании парня. — И ты? — он посмотрел на меня. — Он… она… девушка?
— Джереми, пойми… — начала я, стараясь смягчить голос, хотя вряд ли бы он меня услышал в таком состоянии. Да и нас перебили.
— Эй, ребята! — воскликнул президент Ан, подбегая в нашу сторону. — Это что ещё было? Откуда у Шин У вдруг появилась девушка? Это ведь не так? — дядя посмотрел на меня. — Ну, а ты что молчишь? Что нам теперь делать? Нам нельзя прерывать пресс-конференцию!
— Не волнуйся, дядя, — улыбнулась я. — Остальное возьму на себя. Всё будет хорошо. Просто собери всех репортёров в одном месте.
— Эх… — вздохнул мужчина, сомневаясь в моём предложении, но потом согласно кивнул. — Ладно, чтобы через десять минут все стояли в холле.
Президент Ан убежал вслед за журналистами, а за ним нас покинул и Джереми, желая догнать Ми Нам и Шин У. Казалось, что теперь я и Тхэ Гён точно остались одни, но нет.
— Так это была Ко Ми Нам? — прозвучал женский голос за моей спиной. Ю Хе И до сих пор тут?
— А то ты не знаешь? — огрызнулась я, прекрасно понимая, кто подвёл Ми Нам к такому поступку.
— О? Ну… — засмущалась девушка, понимая, что озвучила свои мысли вслух. Мне даже было неинтересно, что она скажет, поэтому я просто побежала в гримёрную, где уже должны были спрятаться Шин У, Джереми и Ми Нам.

3.

В гримёрной повисла напряжённая тишина. Джереми с непониманием смотрел на Ми Нам, пытаясь разглядеть в ней своего друга, которого видел до этого. По выражению лица парня трудно было понять, как он воспринял эту новость. Губы искривились, а глаза сверкали легким безумием.
Шин У и Тхэ Гён отошли в сторону, чтобы дать Джереми свыкнуться. Но время шло, а журналисты не переставали стучать в дверь, прося Кан Шин У выйти и пояснить ситуацию.
— Как видишь, Ко Ми Нам — девушка, — начал Тхэ Гён. — Я давно знал об этом маскараде. Извини, что сразу не рассказал. Если не можете принять этот факт, скажите прямо сейчас, — солист также посмотрел и на Шин У. Хотя он также был в курсе всего. — Я не имею права вас втягивать и всю ответственность возьму на себя.
— Также давно в этом замешана, — устало произнесла я. — И отступать не намерена.
— Я с вами, — присоединился Шин У.
— Что скажешь, Джереми? — спросил Тхэ Гён, не дождавшись ответа парня.
— Ко Ми Нам… — обратился блондин. — Оказывается ты… девушка? Это так?
— Прости, Джереми… — вздохнула Ми Нам, виновато опустив глаза.
— Ко Ми Нам… ты… Эх, я же ничего не знал! — похоже незнание парня действительно расстраивало. Джереми шагнул к девушке и положил свои руки ей на плечи. Страшно представить, что сейчас может произойти, но не будет же он её бить, верно? Но тут блондин улыбнулся и поцеловал девушку в лоб. Все озадаченно посмотрели на парня, а Ми Нам, так вообще остолбенела. — Ко Ми Нам, так ты девушка?! Ха-ха-ха! Как же мне это нравится! — радости Джереми не было предела.
Он тут же запрыгал на месте захлёбываясь счастьем. Что-то бормотал по поводу того, что это не может быть правдой и что его необходимо ущипнуть, потом снова смеялся и прыгал на месте. Шин У и Тхэ Гёну даже пришлось обхватить его за руки, чтобы тот ненароком не натворил дел. Однако в шоке была также и сама Ко Ми Нам. Уж она точно не ожидала, что её суровую правду так радужно примут. Особенно вечно весёлый Джереми.
— Раз все согласны, давайте решим проблему с прессой, — напомнил Тхэ Гён о нашей проблеме.
— Нужно перенести их внимание на что-нибудь ещё, — предложила я. — Таинственная девушка Шин У, так просто прессу не отпустит. Но у меня есть идея.
— Боюсь спросить, но какая? — посмотрел на меня солист.
— Дадим этим репортёрам другую «кость», да посмачнее, — теперь и Ми Нам очнулась, с непониманием переведя взгляд меня. — Но для этого необходимо вернуть Ко Ми Нам в его мужской вид.
— Это организовать можно, — кивнул Тхэ Гён, посмотрев на Шин У. — Позови менеджера Ма и координатора Ван. Организуем «побег твоей девушки».
Шин У согласно вышел из гримёрной, а я тем временем подбежала к Ко Ми Нам и стала трясти её слегка за плечи, чтобы девушка пришла в себя. Не сразу, но сознание блеснуло в её глазах.
— А? — спросила она, поворачивая лицо в мою сторону.
— Переодевайся, Ми Нам, — улыбнулась я, хлопая девушку по плечам. — Пора вернуться и вновь стать парнем.

4.

План был прост. Переодеть координатора Ван в женскую одежду Ко Ми Нам и потом с покрытой головой вывести из здания. Репортёры, естественно, последовали за незнакомкой, но там уже всех ждала охрана и машина, что незамедлительно увезла координатора и менеджера из студии. Ох, о том, каким он был счастливым, когда понял, что вся группа приняла Ми Нам, можно говорить вечно. Мужчина даже заплакал от счастья. А координатора Ван он утаскивал, пританцовывая.
Кстати, я маленько… отомстила. Знаю-знаю, нехорошо, но упускать такой шанс? Не-е-ет! Стоило женщине войти, как я, бросив всего несколько фраз, стала срывать с нее одежду и напяливать другую. Парни сначала в шоковом состоянии окаменели, но потом, отойдя, решили отвернуться. Ну, а сама координатор так до конца и не пришла в себя, правда, потом ругалась на меня, как сапожник, но это уже совсем другая история.
Ко Ми Нам была готова. Чёрный официальный костюм хорошо подчёркивал её мужскую сторону, так что проблем никаких не должно возникнуть. Оставался последний вопрос, который Тхэ Гён всё время задавал мне: каков мой план? И ответ уже готовился сорваться с губ, как в гримёрную, подобно урагану, влетел президент Ан с громким криком:
— Кан Шин У! — дядя встал перед всеми и, подняв указательный палец, собирался что-то сказать, или даже накричать на парня за то, что тот привёл свою девушку на показ клипа и ничего не сказал президенту. Но, взглянув в глаза Шин У, тут же поубавил пыл. Словно родитель, который передумал ругать своих детей, только потому, что очень любит их. — Эх, ладно, с тобой я потом поговорю. После конференции, — подошёл ко мне и Ми Нам, обхватив нас за плечи. — Ми Нам, Кэт, пора выходить! Мы должны показаться перед журналистами, чтобы закончить пресс-конференцию и премьеру клипа, хорошо? Клип уже показали, и он прошёл на «ура», так что идёмте. Вперёд!
— Файтинг! — улыбнулась Ко Ми Нам, подняв неуверенно кулак.
Это понравилось дяде, и он тут же с широкой улыбкой повёл нас в сторону холла, где и собрались все журналисты. Остальная группа парней также последовала за нами. Джереми всё ещё витал в облаках и улыбался, Шин У просто одними губами желал нам успехов, а вот Тхэ Гён был суровее русской зимы. Явно предчувствовал беду, но не знал, с какой стороны ждать подвоха, чтобы быть готовым к неприятностям.
При виде нас каждый фотограф, словно сумасшедший, защёлкал своей аппаратурой. Вспышки буквально ослепляли, но необходимо улыбаться и казаться естественными, словно всё так и было запланировано. Я встала в центре, как и советовал президент Ан, чтобы подчеркнуть тот факт, что я единственная девушка среди четырёх парней.
— Все посмотрели клип? — спрашивал президент Ан у прессы. — Надеемся на хорошие отзывы.
Но не тут-то было. Всех интересовала таинственная незнакомка, как я и ожидала. Не я, не Ко Ми Нам, а та, которую прячут. Тут уж ничего не поделаешь, загадки и тайны люди любят больше, чем развлечение. Они сыпали один вопрос за другим, обращаясь к Шин У и президенту Ану. Я наклонилась к Ко Ми Нам, которая стала немного смущаться.
— Ми Нам, — девушка слегка посмотрела в мою сторону. — Опасность в виде Ю Хе И ещё не миновала нас. Нужно проделать такой ход, после которого она ещё какое-то время будет держать язык за зубами.
— О чём ты, Кэт? — серьёзно спросила Ми Нам.
— Просто, подыграй мне и обними за талию, словно парень, — на удивление растерянность Ми Нам прошла буквально через мгновение и рука девушки уже крепко обхватывала меня вокруг пояса. Не теряя времени, я наклонилась к лицу девушки и поцеловала её в щёку.
Журналисты наконец-то замолчали, но тут же с новой скоростью защёлкали камерами, засыпая всех вопросами. Что это такое? Как вас понимать? Ми Нам и Кэт встречаются? Когда это произошло? Прямо во время съёмок? Насколько у вас всё серьёзно?
Ни я, ни Ми Нам и слова не произнесли. Просто смущенно улыбались и держались за руки, давая всем двусмысленные намёки. Особенно этому был удивлён дядя и остальные парни. Однако дело сделано. К концу пресс-конференции все забыли о девушке Шин У, поэтому мы завершили её небольшой фотосъёмкой к клипу, где были я, Ми Нам и Тхэ Гён, а после всего этого нас наконец-то отпустили домой.
Правда, не всех и не сразу. Меня в конце к себе в кабинет позвал дядя, чтобы выяснить, что за «представление» мы устроили. И начался наш разговор довольно интересно:
— Ну?
— Дядя, только не злись. Ты сам мне говорил, что мне нужен человек для пиар-хода, ну вот я и выбрала, с кем быть. Тем более пиар получим сразу двойной. Разве не здорово?
— Кэт, но вы же живёте в одном доме! — воскликнул мужчина, всплеснув руками. — По-твоему, это хорошая идея? А если пойдут ложные слухи? Да и как вообще на это смотрит Ко Ми Нам? Он же парень, в конце концов.
— Дядя… на счёт этого… — я задумалась. Стоит ли подобное говорит президенту Ану? В основной дораме он так ничего и не узнал, хотя мне кажется, даже если бы и узнал, его природная доброта и забота сделали бы своё дело. Так почему не попробовать? — Есть разговор. Понимаешь, Ми Нам… на самом деле… не парень. И он…
— Что? Девушка? — хмыкнул мужчина. — Я это уже понял, Кэт. Давно понял. Я, в отличие от тебя, давно не подросток и многое вижу. Но решил, что, раз всё это так тщательно пытаются от меня скрыть, пусть так и будет.
Я потеряла дар речи. Просто стояла с раскрытым ртом и смотрела на президента Ана, который спокойно вздохнул и откинулся на спинку своего кресла. Наши взгляды встретились. То есть, он всё это время знал, что Ко Ми Нам на самом деле девушка? Но когда именно он это узнал? Почему молчал? Что вообще происходит? В дораме об этом ни словом не упоминалось. Как так?
— В общем, так, — начал мужчина, потирая устало переносицу. — Если кто спросит — я до сих пор ничего не знаю. Как по мне, так даже будет лучше. И тебе советую не распространяться. Хорошо? — я кивнула головой. — Вот и отлично. А теперь ступай домой.
Словно робот, развернулась к двери и покинула кабинет, так и не сомкнув рот. А президент Ан не так прост, оказывается. Но в одном я убедилась — он действительно добрый человек. Но всё же… когда он всё понял? Не сегодня ли, когда Ми Нам пришла в образе девушки? О-о-ох… голова идёт кругом. Так, ладно, догоняю ребят и валим.
Сказать, что все мы были выжатые, как лимоны, — это ничего не сказать. Весь день, с самого утра до самого вечера, я провела в этом белоснежном платье, так что, когда мои ноги обрели штаны, я чуть было не воскликнула: «Аллилуйя!». Вот только не все были довольны завершением вечера. Особенно мой друг.
— Ну и что за цирк ты устроила? — злился Хван Тхэ Гён. — Ты и Ко Ми Нам? Хех! Да кто в это поверит?
— Ну, пресса, вроде, проглотила наживку, — пожала я плечами, стараясь быть как можно более естественной. — Правда, нам понадобится история или что-то в этом роде. Но мы с Ми Нам всё придумаем.
— Да, — кивнула Ми Нам, улыбаясь. — Спасибо тебе, Кэт.
— Спасибо?! — усмехнулся Тхэ Гён. — А как вы потом распутывать эту историю будете?
— Ну… просто подадим новость в газету, что мы расстались и, как это сейчас модно говорить, не сошлись характерами, — предположила я. — Да и какая разница? Говорю же, получилось. Чего ты злой такой? Причём весь день.
— Злой? — вновь воскликнул парень. Пока мы с ним разговаривали, Шин У, Джереми и Ми Нам ушли вперёд, задумывая устроить сегодня грандиозную вечеринку. Да и, как посчитал блондин, повод у нас не один, а несколько. — Я не злой! Да и вообще, почему я должен быть добрым?
— Ну… — я почесала затылок, раздумывая над ответом, а потом невинно улыбнулась. — Потому что мы друзья!
— Тц! Друзья, значит? А ну, дай сюда! — ни с того ни с сего парень выхватил у меня из заднего кармана штанов мой сотовый телефон и начал в нём рыться. Пароль на свой телефон я не ставила, так что войти ему не составило труда. Я пыталась отобрать свой аппарат, вот только стоило парню вытянуть на всю длину руку вверх — всё, хоть запрыгайся — не достану. — Друзья? Ха! Если я твой друг, то почему я не на первом месте в дозвоне? А? И даже не второй, а вообще пятый! А кто на первом? ДЖЕРЕМИ?!
— Успокойся! — повысила я голос. — У меня там всё происходит автоматически. Тот абонент, что мне чаще всего пишет и звонит, получает первое место в быстром дозвоне. Ну, а ты… редко пишешь и звонишь. Чего тебе быть на первом? И вообще, верни мне телефон!
— Вот же ты…! — фыркнул парень, хмуря брови. Опять чем-то недовольный. Телефон так и не вернул, стал в нём что-то искать, отслеживать и ковыряться в настройках. Когда понял, что эту функцию так просто не убрать, достал свой телефон и стал просто забрасывать мой номер сообщениями. Причём не обязательно с каким-либо содержанием. И только когда его номер занял лидирующие позиции, Тхэ Гён наконец-то успокоился и вернул мне телефон. — Я теперь буду чаще звонить, — гордо бросил парень, и добавил, будто между прочим: — Но ты там не подумай ничего. Просто я привык быть всегда и везде на первых местах. Если мой номер будет ниже первого, немедленно сообщи об этом.
— Оппа, не понимаю, — устало бросила я, смотря на свой сотовый. — Разве это так важно? Ну, если надо, просто позвони, поболтаем. Зачем такие крайности?
— Тц! Бродячая Кошка! Это дело принципа, поняла? — фыркнул Тхэ Гён, гордо приподняв подбородок и посмотрев куда-то в сторону. Ну, прям царь, куда ж деваться? — Я — лидер и всегда им был! Мне не нравится быть на вторых ролях! Тем более… мы же друзья, верно? Тебя вообще не должны смущать такие вещи.
— Но и Джереми мой друг, и Шин У, и Ми Нам…
— Но я «Лучший» друг! — настаивал парень, нависнув сверху и угрожающе сверкая карими глазами.
— Да-да! — тут же согласилась я, подняв вверх ладони, словно сдаваясь. — Вот, я даже докажу тебе, — после этой фразы Тхэ Гён с любопытством наклонил голову на бок, наблюдая за тем как я, обхватила парня за руку и попыталась сделать с ним небольшое общее селфи. Но фотография всё время не получалась. То Тхэ Гён не влезал полностью, то вообще терялся.
— Эх, дай сюда! — бросил парень, вновь отбирая у меня телефон. — Что за шутка природы — потрясающая модель с полным неумением фотографировать? — я решила этот монолог проигнорировать, так как солист признал, что я потрясающая модель, а получить от него похвалу многого стоит. — Улыбайся, — добавил парень, наклоняясь в мою сторону и слегка касаясь щекой моих волос.
Промелькнула небольшая вспышка, после чего я заглянула в телефон и увидела, как мы классно получились всего на одном фото. Тут же, пока Тхэ Гён не ушёл, я при нём поставила эту фотографию к себе на рабочий стол в телефоне. Теперь наша общая фотография — первое, что я видела, когда включала свой сотовый.
— Ну что? Теперь поверил, что ты «Лучший» во всём? — спросила я, вертя телефон в руках. Парень улыбался, но ничего не говорил, пойдя спокойно дальше. Думаю, это можно считать за «да».
— Эй! Хён, Кэт, что вы хотите из еды на вечеринке? — спросил Джереми, когда мы догнали ребят.
— Жареное мясо! — даже не задумываясь, ответила я. По правде сказать, я безумно голодная. Ну, а что вы хотите, целые сутки не есть и бегать туда-сюда на нервах?! Мне нужен белок и углеводы!
— Окей! — отозвался блондин. — А я бы хотел мороженого и…
— Думаю, перед тем, как веселиться, нам придётся преодолеть «опасную гору», — неожиданно произнёс Тхэ Гён с некой осторожностью в голосе. Всё с непониманием посмотрели на Лидера и только потом поняли, что взор парня устремлён на что-то, что двигалось нам на встречу.
— Оппа… — с грустью произнесла Ю Хе И, уверенно приближаясь. Лица всех присутствующих от такого «сюрприза» скукожились как изюм и помрачнели. Улыбок словно и не бывало.
— Вот она… — усмехнулся Тхэ Гён. — Опасная гора… лжи и обмана.
— Оппа… — лицо Национальной Феи выражало печаль. Казалось, ещё секунда, и она заплачет. — Я не понимаю… что происходит?
— Остановись, — злобно бросил Тхэ Гён. — Я знаю, это твоих рук дело.
Ю Хе И тут же повеселела и усмехнулась, аккуратно заправляя выпавшую прядь волос за ухо.
— Вот как? — спокойно спросила она, сохраняя улыбку. — Значит, раскусил меня? Они тоже знают? — она бросила взгляд в сторону удивлённых поведением девушки Джереми и Шин У. — Ха! Какой-то кошмарный сон! Поверить не могу, что вы встали на их сторону! Ну, а ты, — Ю Хе И посмотрела на меня. — Думаешь, раз устроила это шоу перед прессой, то смогла спасти Ко Ми Нам? Ха! Может, не сейчас, но потом все непременно узнают правду. Что о тебе, девочка Ми Нам, что о тебе, дочь вора в законе Кэт, — от такой информации Шин У и Джереми вновь переглянулись. Если о Ми Нам они знали правду, то не обо мне. — Ой! — усмехнулась девушка, прикрывая рот. — А как оказалось не все всё знали, так? Видно, о Кэт вы многое не знаете. Хотите, расскажу? О том, кто она и откуда? Как жила раньше одна, брошенная родителями и зарабатывала на жизнь воровством?
Во рту всё пересохло. Нет, я конечно понимаю, что в тюрьму я загремела не за красивые глазки, но всё равно неприятно узнавать о себе подобное. Руки вспотели. Стало немного страшно. Ми Нам-то всего лишь поменяла пол, но она монахиня, причём самая настоящая, а я кто? Как правильно заметил Тхэ Гён — Бродячая Кошка.
— Это неважно, — тут же собрался с мыслями Шин У, подходя ко мне и кладя свою руку на плечо. — Та Кэт, которую я знаю — совсем другая. Мне неважно её прошлое. Она хороший друг и это главное.
— Да! — воскликнул Джереми, делая шаг вперед и закрывая своей спиной меня и Ми Нам. — Кэт уже показала, какая она на самом деле. Этого достаточно. Прошлое ничего не решает.
— Назвались «Ангелами»… и думаете, что у вас крылья выросли, «ангелы недоделанные»? — злобно бросила Ю Хе И. — Ко Ми Нам, я знала, что ты тупая… но не до такой же степени? — Ми Нам робко отвела взгляд. Сказать что-то в такой момент равносильно признанию. Пускай выговорится. — Кстати, Хван Тхэ Гён… — усмехнулась Хе И. — Даже не вздумай меня сейчас бросить. Мы с самого начала договорились, что мне решать, когда мы расстанемся.
— Мы также договаривались, что дела Кэт и Ко Ми Нам тебя не касаются, — заметил Тхэ Гён. — Ты первая нарушила обещание.
— Верно! — улыбнулась Ю Хе И. — Я нарушила обещание, но моё молчание дорого стоит. Поэтому будешь слушаться меня, как и раньше. Хочешь быть её собачкой, — девушка кивнула в мою сторону. — Отлично! Мне всё равно, но поводок на тебя надену я. Хван Тхэ Гён, тебе придётся притворяться моим парнем. Тогда Ко Ми Нам и дальше будет играть роль женственного мальчика, Кэт — роль таинственной русской принцессы, а эти двое представлять, что они ангелы.
— Отлично, — усмехнулся Тхэ Гён. — А ты, Врушка… будешь и дальше изображать из себя наивную дурочку.
— Само собой, — с презрением бросила Ю Хе И, после чего слегка наклонила голову, словно надевала воображаемую маску, а когда подняла улыбалась нам детской невинной улыбкой. — Оппа… мне пора идти. Всем до свидания.
От такого резкого преображения, рот Шин У не закрывался, а Джереми аж перекосило, так как он точно не ожидал столкновения с таким. Актриса, да и только.
— Хён… — обратился блондин, после того как Национальная Фея ушла на достаточно большое расстояние. — Ты встречался с Хе И… только для того, чтобы прикрыть Ми Нам и Кэт? Между вами ничего нет?
— Как ни странно, но лгунья сказала правду, — признался Тхэ Гён. Настроение парня было вновь испорчено.
— Хённим, — произнесла Ми Нам, чувствуя себя виноватой, ведь она, как Шин У и Джереми, ничего не знала. — Я…
— «Сожалею», «Спасибо»? — закончил за неё Тхэ Гён. — Эти слова я сейчас слышать не хочу. Лучше скажи их Джереми и Шин У, — после этих слов, солист, мрачнее тучи, пошёл вперёд и сел в трейлер группы. Уверена, что разговаривать с кем-то он в принципе не хочет.
— Не ожидал… такого поворота событий, — вздохнул Шин У. — Кэт, ты всё это знала? — я согласно кивнула.
— Почему не сказала нам? — воскликнул Джереми.
— Словно бы это что-то изменило, — вздохнула я, также направившись к трейлеру.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться