Мне нужен папа

Размер шрифта: - +

Глава 8.2

Давно я так не волновалась.

С самого утра у меня всё падало с рук. Мысли, словно муравьи в разыгравшуюся грозу, бросились в рассыпную и никак не могли собраться. Из-за волнения, я надела Артёмке кофту наизнанку, потом взяла два разных носка, а когда сын уже начал сопеть и жаловаться, что он не будет красивым, потому что мама сегодня странно себя ведёт, то я устало прислонилась к комоду и согнула ноги в коленях. Вчера после ухода Степана, я была подозрительно спокойной. Но, проснувшись в шестом часу, поняла, что начался ад.

Как поступить? Согласиться ли на это дело? А может найти альтернативу? Так сказать, обойтись малой кровью… Степан ведь сам сказал, что семья левая. А как мне вести себя с ним? Время провождение, которое он предложил, больше походило на свидание, нежели на прогулку. Хотя вполне возможно, я снова утрировала и искала скрытые смыслы там, где их нет. К тому же, как воспринимать его самого? Ну, так ведь не делают! Зачем? Зачем он полез в наши семейные дела? Сердце рвало от негодования и злости.

- Мама, - подошёл ко мне сынок и сел рядышком на корточки, - не глусти. Ты же у меня такая класивая.

Артёмка встал и положил свои маленькие тёплые ладони на мои щёки, а затем улыбнулся. Господи, как мне была дорога его улыбка, и как сильно я боялась потерять своего малыша. Наверное, страх и двигал мной всегда. Потому я и не хотела ковыряться во всём этом непотребстве, тревожить старые раны. С другой стороны, дело уже в ходу, разве нет? Хотя, является ли законными действия Степана? Если Илья вчера получил результаты, то это предвещает начало «войны». Придётся бороться. Постараться сделать всё, чтобы не потерять сына и немного проучить его отца. Правда мне и даром не нужны были ни месть, ни деньги, ничего…

- Будешь плакать, ласкажу дедушке, - надул губки Артём.

- Сынок, мама плачет от счастья. У меня есть ты, такой замечательный и чудесный.

- А лазве так можно – плакать от счастья?

- Конечно. Когда-нибудь ты сам будешь лить слёзы оттого, что тебе хорошо.

- Взлослые такие стланные, - смешно нахмурил он носик, отчего я не удержалась и рассмеялась.

- Всё! Хватит хандрить! Маме пора одеваться. Через пол часа к нам заедет дядя Стёпа. Нужно быть готовыми.

- Угу, - радостно закивал он головой и, разогнавшись, упал на диван, отчего тот, весьма ожидаемо для старой рухляди, заскрипел.

- Прыгать не разрешаю! – предупредила его и открыла шкаф.

Над нарядом долго не думала. За окном виднелась пелена дождя, а значит на улице было прохладно. Так что схватив свои любимые джинсы и толстовку, потопала в ванную. Артёма я не стеснялась нисколько. Просто природное любопытство не давало ему покоя, и он стал задавать слишком много вопросов о женском теле. «Мама, а почему у тебя так или этак?» - всё чаще приставал он. Обходиться фразой «Потому что я – девочка» уже не получалось. А объяснять ему некоторые вещи было рано. Хотя он многого набирался в детском саду. Если я ещё берегла нервную систему сына, и старалась разъяснять гендерные моменты постепенно, то другие родители о подобном не заботились совершенно. Каким же было моё удивление, когда мой сын, ударив руку о дверной косяк, неожиданно матюгнулся. При том, что ни я, ни папа матом в доме не ругались. Артём ещё долго не мог понять, почему это слово плохое, ведь его произносят многие детишки в детском саду. Благо авторитетный дед сумел переубедить внука, и мы больше ничего подобного не слышали.

В одиннадцатом часу у меня зазвонил мобильный. На экране высветился незнакомый номер. От мысли, что по ту сторону «трубы» может быть Илья, сердце вмиг заколотилось. Но едва я ответила, как сразу успокоилась. Степан сообщил о том, что взял мой номер у Лизы и извинился за вынужденное опоздание. Он приедет к полудню. Заверив мужчину, что всё в порядке, я отключилась.

Время шло отчего-то слишком медленно. Как некстати позвонила наша староста по группе и сообщила, что со следующей недели начнётся летняя сессия. Почему так поздно, она и сама не знала. Я задумчиво загрузила стирку, успела отварить отцу обед и провести беседу с сыном, как нужно вести себя в общественных местах. Правда, стоило ему увидеть Степана и все мои наказы мгновенно были забыты. Тёма бессовестно повис у него на шее, как мартышка, и радостно заулыбался.

В машине мой сынок трещал без умолку, то и дело доставая мужчину вопросами. Даже умудрился уговорить Степана, чтобы тот дал порулить. Но позже, когда они будут не на шоссейной дороге, где и машин много, и ГАИ на каждом повороте.А я по большей части молчала. Всё пыталась понять мотивы этого мужчины, но, поняв тщетность своих попыток, просто на время расслабилась. Кто знает, когда ещё доведётся отдохнуть с сыном?

В торговый центр мы доехали спустя минут сорок. Рядом со зданием возвышались аттракционы, однако Артёмке с весельем пришлось повременить. Степан был голоден, так что мы пошли искать кафе. Сын находился здесь впервые, поэтому вертел головой во все стороны, разглядывая яркие вывески магазинов. Впрочем, я тоже не отставала. Мне давно стоило прикупить себе кое-что из одежды, поэтому по возможности изучала ассортимент.

Поднявшись на верхние этажи мы обнаружили целый ряд кафе, в которых подавали еду быстрого приготовления. Но Степан повёл нас в уютное безлюдное местечко, где в воздухе витали лёгкие ароматы чего-то вкусненького и, судя по всему, полезного. Успев перекусить дома, я заказала себе только салатик с соком, Артёмка попросил пирожное, а Степан разошёлся на славу. В принципе, при его росте и телосложении, оказалось бы весьма странным, если б он ел мало.

- Илья не связывался с тобой? – спросил мужчина, когда немного унял голод.

- Нет ещё.

- Мой настоящий папа должен позвонить? – оживился Артём.

- Не знаю, сынок. Возможно скоро мы даже с ним увидимся.



Майя Чи

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться