Мнемозина

Font size: - +

2

После беседы с хозяевами, я выразил желание как можно скорее посетить квартиру Ксении. Лара пожала плечами, а Рокотов скупо кивнул.

-Леля вас проводит.

Горничная, избавившаяся от передника, ждала меня у дверей, почтительно открыла двери и пропустила вперед, чуть ли не поклонившись в пояс, а затем последовала за мной к машине, дождалась, пока я открою дверь и чинно устроилась на переднем сидении.

-Нам нужно на улицу Павлова, - ровным, лишенным интонаций голосом, произнесла она. – Сто второй дом. Если позволите, я введу данные в навигатор.

-Я знаю, где это, - возразил я и тронулся с места, искоса разглядывая попутчицу в зеркале. Горничная была некрасива: с выступающими вперед зубами, крупным носом и маленькими глазами, придающими ей сходство с крысой. Я невольно подумал, что красавица Лада вряд ли потерпела бы в доме соперницу, даже из числа прислуги, поскольку адюльтеры хозяев и безвестных кухарок – дело вполне обычное.

Несколько минут мы ехали молча, а затем я небрежно сказал:

-Леля – довольно странное имя. У него есть какая-то история? Что-нибудь тюрское?

-Меня зовут Елизавета, - равнодушно ответила Леля. – Хозяйка порой любит давать странные прозвища. Лиза слишком простонародно звучит, поэтому я превратилась в Лелю.

-Интересно, - прокомментировал я. – А как хозяйка называла Ксению?

-Вряд ли я имею право обсуждать с вами подробности жизни Рокотовых, - хмуро ответила Леля, глядя перед собой. - Простите.

-Бросьте, Леля, - примирительно ответил я. – Я же тоже в какой-то степени нанятый персонал, так что для вас я – свой. Между собой ведь вы обсуждаете хозяев, верно?

-Я стараюсь этого не делать. Неизвестно, кто пойдет к хозяевам с докладом. А терять выгодное место мне не хочется.

-Послушайте, Леля, - поморщился я. – Девочка погибла, мне поручено узнать – почему. Каким образом я это сделаю, если мне никто ничего не рассказывает?

-Сейчас направо, - спокойно произнесла она. Я послушно повернул, ожидая продолжения, но Леля не сказала больше ни слова, продолжая глядеть вперед. Я раздраженно сжал губы, а затем примиряющее произнес:

-Хорошо, давайте не будем про Ксению. Расскажите о ее молодом человеке. В этом отношении у вас нет табу?

-Глеб – очень хороший мальчик, - без всякого выражения начала Леля. – Из хорошей семьи, отлично воспитан, и, как и Ксения, был немного не от мира сего. Напрасно о нем говорят, как о бездаре. Глеб – очень талантлив. Я видела его картины и могу заверить, они очень и очень неплохи, так что делать из него бизнесмена согласно семейным традициям, на мой взгляд, ошибка. И я не думаю, что он мог причинить Ксении какой-то вред. Глеб мухи не обидит, к тому же он не атлет. Если он имел какое-то отношение к случившемуся, скорее всего, это произошло случайно. Я вполне верю официальной версии, что Ксюша пыталась что-то сделать со шторой.

-Рокотов считает Глеба наркоманом, - сказал я.

-Кто сейчас не наркоман? – ответила Леля, и мне показалось, что я вижу тень усмешки на ее бескровных губах. – Нет, не думаю, что он употреблял что-то серьезнее травки, да и то – для вдохновения. Художники часто к этому прибегают.

-Вы так уверенно об этом говорите…

-Иван Андреевич, я по образованию – искусствовед, - ответила женщина и ее улыбка стала очевиднее, - так что просто поверьте, я знаю, о чем говорю. Я вам массу примеров могу из истории привести: Пикассо, например. Или Дали. Так что Глеб не был в этом отношении исключением. Думаю, что он употреблял что-то для разгона, если вы меня понимаете…

-А Ксения?

Лицо Лели захлопнулось, словно створки устрицы, вновь став непроницаемым.

-Скорее нет.

-Глеб плохо влиял на Ксению, по словам Рокотова. Вы так не считаете?

-То, что я считаю, не имеет никакого значения, - отрезала Леля. – Девочка умерла, Иван Андреевич, и воскресить ее не помогут никакие деньги. Это горе, конечно, и тяжелая утрата, но уже ничего не поделать. Ни к чему губить еще и парня, особенно, если он не имеет к этому никакого отношения.

-Для человека, не имеющего на этот счет никакого мнения, вы как-то рьяно защищаете Макарова, - заметил я.

Леля пожала плечами.

-Знаете, как пел Высоцкий – «Я не люблю, когда невинных бьют», - ответила она и вновь уставилась в окно. До конца нашей поездки Леля больше не сказала ни слова, оставив у меня твердое убеждение, что в ее душе кроются какие-то темные тайны.

 

*****

Интересующая нас квартира располагалась в высотке, неподалеку от соснового бора, из которого дома торчали, словно грибы. Чисто теоретически это была заповедная зона, но в свое время бизнесмен Боталов умудрился отжать этот участок, путем каких-то мутных махинаций. Помнится, я пытался выжать о застройке необходимые сведения, и даже задал пару вопросов сыну Боталова, телезвезде Егору Черскому (сноска - Егор Черский, Александр Боталов – герои книг Георгия Ланского), но быстро обломал зубы. Заповедную зону быстро перепахали бульдозерами, часть рощи вырубили, на освободившемся месте натыкали многоэтажек, назвав район элитным. Рядом с домами открыли сеть супермаркетов и кафе, превратив тихий уголок в обжитой улей и разорив держателей крохотных магазинчиков.



Георгий Ланской

#1793 at Thrillers
#771 at Mystic thriller
#2021 at Detectives
#255 at Criminal Detective

Text includes: убийство, призраки

Edited: 19.01.2019

Add to Library


Complain