Мнемозина

Font size: - +

11

Мама, которую в последнее время я не баловал своими визитами, позвонила и потребовала приехать, убеждая, что совершенно случайно приготовила целую прорву еды, которую необходимо съесть, а поскольку она не в состоянии справиться с этим одна, ей необходимы помощники в виде родных детей, меня и Надежды, моей сестры. Я не особенно хотел ехать, но отнекиваться не стал. Мамины пироги, естественно, были лишь предлогом. На самом деле она за меня беспокоилась, как любая мать. После смерти Лены и Артема родные так навязчиво пытались вывести меня из депрессии, что вконец опротивели. В ярости я отказался общаться со всеми, и многие приняли это как оскорбление, кроме мамы и Нади. В своем горе я отталкивал всех, но оттолкнуть их, самых близких людей, не смог.

Запах сдобного теста я почувствовал еще в подъезде, оглушительный, дурманящий. Он ударил меня под дых, и я невольно вспомнил, что не ел со вчерашнего дня. Кишки свернулись в тугой узел и издали оглушительный рев. Я поморщился, потер живот и протянул руку к звонку. Мама открыла тут же, словно стояла за дверьми. Я торопливо скинул обувь, чмокнул мать в щеку и протиснулся по узкому коридорчику, заставленному банками с домашними соленьями. Надежда, распаренная, в зеленом полотенце на голове и халате дикого канареечного цвета, появилась из гостиной. Сестра грызла яблоко и на меня смотрела с насмешкой. Будучи на три года старше, Надежда никогда не забывала подчеркнуть, что умнее, опытнее, и вообще, я, как щегол, не имею права на собственное мнение, пока не вырасту. Несмотря на то, что мне перевалило за тридцать пять, я, по ее мнению, так и не вырос.

-Ванечка, ты хоть завтракал? – озабоченно спросила мама. - Что-то ты осунулся совершенно.

-Осунулся и позеленел, - констатировала Надя с удовольствием и царственно кивнула: - Салам-пополам, братец-кролик. Какие новости в современной юриспруденции?

-Это так же скучно и уныло, как твоя бухгалтерия, - отбил я подачу. - По какому поводу праздничный ужин?

Стол был накрыт лишь наполовину, горячее отсутствовало, судя по всему, именно оно томилось в духовке, заставляя сходить с ума мой голодный живот. Я торопливо схватил ложку и зачерпнул с горкой жирный салат, с наслаждением давясь майонезом с горошком. Надежда криво усмехнулась:

-Ну… ты не звонишь, не пишешь. Кстати, я встретила Татьяну, и она была невероятно скупа на слова, куда-то спешила и очень старательно делала вид, что давно тебя не видела. Мела хвостом, как лиса. Верный признак, что вы вместе роете носом землю. Над чем вы работаете?

Я не ответил, но сестра не сводила с меня пронизывающего взгляда. Мама бренчала на кухне посудой и что-то бормотала под нос, я услышал слова «тесто», «подошло» и «зараза». Видимо, не все шло так, как было запланировано. Надежда махнула в мою сторону подбородком.

-Грустная и ужасная история, - нехотя признался я. -Девушка выбросилась из окна, неутешные родители хотят знать причины. Семейка богатая, обращаться в органы или частному сыщику не пожелали.

Надежда откусила яблоко с хрустом и продолжила, перемалывая фрукт челюстями:

-А у тебя репутация знатного сыскаря… На частном сыщике сэкономили, не у каждого есть такой послужной опыт, да и я что-то не слышала о толковых частных сыскарях, годных на что-то кроме выслеживания неверных жен. Очень удобно, ничего не скажешь. Девушка сама выбросилась или ее выкинули?

-Шут его знает. Ты слышала что-нибудь про империю Рокотовых?

Надежда развела руками.

-Кто же о ней не слышал? Серьезные денежки. Несколько лет назад я недолго работала в «дочке» его головной фирмы, проводила там аудит. Самого Рокотова не видела, пару раз встретила его мадам. На нее тоже кое-какие фирмочки зарегистрированы, ничего серьезного, мелочевка вроде салонов красоты, фитнесс-центров и, кажется, гостиница. Но это устаревшие сведения. Девочка, которая погибла, дочь Рокотова?

Моя сестра довольно давно занималась бухгалтерией крупных компаний, соглашаясь на сдельную, очень высокую плату. Это было удобнее, чем киснуть в одной конторе. Связи Надежды были весьма внушительными, и порой она подкидывала мне информацию, которую никто не должен был знать, хотя рисковала при этом погубить собственную безупречную репутацию. Но Надежде было море по колено. Она никого не боялась, но мне не хотелось впутывать ее в свои проблемы, потому скупо, надеясь, что допрос на этом окончится, сказал:

-Да.

Мама, с пирогом на большом блюде, и полосатым полотенцем, перекинутым через руку, вплыла в комнату и, аккуратно водрузив угощение в центр стола, озабоченно спросила:

-Кто погиб? Чья дочь? Вы решили какие-то ужасы за столом рассказывать?

Надежда закатила глаза и, сунув огрызок в карман, обняла маму за плечи:

-Мам, а чего ты хотела? У Ваньки работа такая. Можно подумать, когда-то было по-другому. Садись, я все принесу сама.

-Да я уже принесла, - отмахнулась мама и, бросив взгляд на стол, пошевелила губами, словно проверяя, все ли на месте. - Поухаживай лучше за братом… Ах, я забыла, огурчики в холодильнике! Сейчас принесу!

-Сам за собой поухаживает, не паралитик. Сиди, мама, я принесу твоему любимому сыночку огурчики, - - ядовито сказала Надежда и вышла, крикнув из кухни: - Вань, тебе нужны какие-то сведения о финансах Рокотовых?



Георгий Ланской

#1796 at Thrillers
#772 at Mystic thriller
#2027 at Detectives
#255 at Criminal Detective

Text includes: убийство, призраки

Edited: 20.01.2019

Add to Library


Complain