Модем Джозефа

Размер шрифта: - +

Модем Джозефа

У Джозефа с детства наблюдались ярко выраженные проблемы с памятью. Они были действительно серьезными, а бедный мальчик даже не осознавал их наличия. Он мог запросто забыть, что находится в детском садике, и веселая и непринужденная игра с другими детьми могла резко смениться на громкие крики и стоны с просьбой срочно позвать маму. Несчастный ребенок забывал, что находится вне дома. В таких случаях его сразу же отправляли в отдельную комнату, где в углу стоял огромный клоун с рыжими волосами и гигантскими желтыми глазами, которого воспитательница называла Кубик. Тамара Викторовна была уверена, что именно пребывание ребенка рядом с клоуном Кубиком помогает Джозефу вспомнить, где он находится. На деле же этот клоун вызывал дичайший и параноидный страх у ребенка.

Имя Джозеф придумала заботливая мама, которая была убеждена, что детей называть нужно как-то экстравагантно, чтобы в дальнейшем любимое чадо на протяжении всей жизни чувствовало себя не таким, как все, особенным. Помимо всего этого, мать, Лиза Лунатова, была дичайшей фанаткой Джозефа Гордона-Левитта, что также сыграло свою роль в выборе имени. Сразу же после того, как мальчик родился, еще не опомнившаяся от родовых мук Лиза почему-то увидела необычайное сходство между этим американским актером и своим ненаглядным. Она воспитывала его одна. Муж покинул семью вскоре после рождения Джозефа, но не от боязни ответственности – он умер от цирроза печени. Водка и шумные гулянья с друзьями-разнорабочими были тем немногим трансцендентным, что наполняло смыслом его жалкое существование в маленькой квартирке, которую они снимали вместе с еще одной семьей. Женщине приходилось работать по десять часов в сутки, соответственно, денег на специальный детский садик для нездоровых детей у нее не было. Воспитательница Тамара Викторовна постоянно жаловалась на ребенка. Она говорила, что с ним невозможно работать, но сразу же затыкалась после того, как Лиза просовывала ей в карман огромного красного платья, украшенного цинниями и веточками, лишние три тысячи рублей. Отдавать Джозефа под наблюдение врачей ей также не хотелось. Лиза придерживалась твердого мнения, что вся медицина – это прогнивший социальный институт, который только и делает, что сосет из несчастных и глупых людей деньги. Ей хотелось, чтобы Джозеф играл с нормальными детьми, делал то, что делают обычные, здоровые дети. Одним словом, она вела себя так, будто все хорошо и никаких проблем нет. Именно такая необычная и довольно странная позиция была присуща несчастной женщине. Мать называла это духовным испытанием, которое необходимо было пройти. Нищие люди испокон веков более развиты духовно, эта самая «духовность» – все, что у них есть.

Когда денег совсем перестало хватать и ходить в садик стало также не по средствам, Джозеф провел практически целый год дома один. Оплата няньки тем более была не по карману Лизе. В тот период ему часто снился Кубик.

Совсем скоро нужно было идти в школу, а это что ни день, то растраты: то ремонт, то день рождения директора и завуча. Мать это прекрасно понимала, перспективы казались ей ужасными. Целыми днями Джозеф общался только с молодой семьей, что делила с ним и мамой совместное проживание в их маленькой квартирке. Это были светловолосая кареглазая Даша и худощавый голубоглазый брюнет по имени Аким. Целыми днями эти двое сидели дома, что вызывало уйму вопросов у Лизы, главным из которых был: откуда они берут деньги? Но за жилье они платили исправно.

– Эй, мелкий, – почти прошептал Аким, – иди-ка сюда!

– Не делай этого, придурок конченый! – прокричала Даша. – Тебе совсем заняться нечем? Не трогай ребенка!

– Да брось, мне всегда хотелось это попробовать!

Аким смачно затянулся и выдохнул дым прямо ребенку в лицо. Мальчик зажмурил глаза и чуть-чуть пошатнулся.

– Кретин! Ненавижу тебя! – завопила Даша и быстро отвела Джозефа от молодого человека.

– Да его сейчас вставит, не трогай! Дай пободриться! – почти проблеял Аким.

– И после этого ты хочешь своих детей? Чтобы ты так же над ними издевался? Джозеф, миленький, давай ничего не скажем маме? У меня тут печенье с начинкой малиновой, хочешь?

Мальчик молчал. Эти молодые люди всегда казались ему какими-то волшебниками, потому что в их комнате частенько было много таинственного дыма. А порой они носились по квартире как угорелые, словно дети, и Джозеф в такие моменты всегда начинал веселиться вместе с ними. У него не было друзей среди ровесников, на улице он почти не гулял, его единственными товарищами были двое взрослых «магов» Даша и Аким.

В младших классах Джозефа определили в специальную группу из одиннадцати ребят, среди которых была только одна девочка. На момент окончания младшей школы решением руководства коллегии было перевести Джозефа в нормальный класс. Радости Лизы не было предела. Казалось, в ее жизни начинается белая полоса. Но как это бывает, затем сразу же случилось непредвиденное. В их квартиру вломилась куча людей в форме, и Акима вместе с Дашей забрала группа полицейских. В подробности Лиза не вникала, узнала лишь, что их упекли больше, чем на восемь лет. Платить за квартиру ей одной возможности не было. Последней покупкой, которая и так выбила ее из колеи, был компьютер для Джозефа.

– Смотри, мам, – в один из тех темных и голодных дней сказал мальчик.

На мониторе был отображен счет WebMoney, сумма которого была равна ста тысячам рублей.



Алексей Труцин

Отредактировано: 02.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться