Модификант

Размер шрифта: - +

2.2 Нуклеон

Гром оказался гораздо общительнее, чем можно было этого ожидать от громилы с добавленным геном роста мышечной массы. Да и по манере общения можно было подумать, что ума ему не занимать.

- «Модификант» - звучит гордо! – с чувством произнёс он, и я тут же вспомнил, как сложно было произнести это слово людям, никогда не бывавшим за пределами Скайнс Сити. – Ты чего не ешь? В городе модификантов нет места слабакам, - Гром развернул очередную плитку питательного концентрата, чтобы проглотить её как обыкновенную шоколадку.

Я не стал вдаваться в дискуссию о метаболизме и объяснять ему, что эффективность работы мышечной системы не обязательно зависит от массы. Тем более, что собеседник начал бы мне доказывать обратное, а демонстрацию его силы мне видеть не хотелось.

- Тебе, наверное, кажется, что мы живём тут на правах подопытных крыс, - продолжил Гром свой монолог. – Тогда ты абсолютно прав. Мы тут все и есть крысы, над которыми проводят эксперименты. Думаешь, это унизительно?

Я молчал.

- Да ни черта подобного. Это сейчас нас все сторонятся. А знаешь, что будет через пять-шесть лет?

Я снова не стал отвечать ему.

- Правильно! Модификанты переживут изменение климата, а люди - нет.

Гром произнёс это так резко, что меня передёрнуло. Не знаю, что подействовало на меня сильнее: то, что он убеждён в том, что натуралы не смогут выжить на Земле, или что он разделяет модификантов и людей. Я не удержался и выразил своё несогласие. Разве я не человек?

- Мы – сверхлюди. Пост-человеческая раса! – заявил громила. – Это мы останемся жить на поверхности, когда те, кто все остальные спрячутся под землю, в лучшем случае.

Я пожал плечами. Не считаю кухонных политиков достоверным источником информации, но узнать позицию Грома было интересно.

- Не жалеешь, что стал модификантом? – простой вопрос заставил моего собеседника, только что распинающегося о величии пост-человеческой расы, задуматься.

- Даже не знаю, сложно сказать, изменилось бы что-нибудь к лучшему, если бы я и дальше оставался пролом, - он отвёл взгляд влево, словно вспоминая свою прошлую жизнь. – Я ведь с детства слабаком был, ещё и малость заторможенным, но последнее меня беспокоило меньше. Ну, и ты сам понимаешь: постоянный буллинг в школе и во дворе. Я до сих пор, когда вспоминаю – начинаю злиться. То стукнет кто-нибудь просто так, то шуточку в мой адрес придумает. В моём присутствии всегда шутили много, и всё про меня. Не смешно, глупо, но ведь и не для смеха, а чтоб меня оскорбить. Понимаешь? Это чтобы внимание к себе привлечь. Кто обиднее шутку скажет – тот типа самый весёлый у них считался. А мне это терпеть приходилось. Я ведь никогда таким здоровым, как сейчас, не был. До сих пор их всех ненавижу. Ясное дело, что мальчишки и девчонки вместе тусовались, на отдых ездили. А меня с собой никогда не брали. Да это и хорошо, ведь если бы меня кто-нибудь на день рождение к себе или ещё куда пригласил – то непременно только для того, чтоб надо мной все посмеяться могли, и не так скучно было. Уж в этом можно не сомневаться. Да и родители у меня не богатые. Даже прямо тебе скажу – они у меня бедные. Когда на завод новых роботов пригнали – старых в утиль отправили. Обслуживание техники сократилось – вот мои предки и оказались не в удел. Дальше только за счёт случайного заработка и жили – так и не смогли нигде устроиться.

В этом месте рассказа Грома я впал в некое смятение. Что такое жить с родителями – я знал лишь на словах. Для Скайнс Сити и других научных городков это противоестественно, а вот для пролов это в порядке вещей. Я всегда им из-за этого немного завидовал, но сейчас, слушая Грома, стал понимать, почему в Научных Городках так делать не принято. Но он продолжал говорить… говорить…, так что сильно отвлечься на собственные мысли или вставить слово мне не удавалось.

-…Вот я и старался побыстрее взрослую жизнь начать, чтобы не зависеть от них, а то и начать помогать, родителям. Устроился на работу сразу, как только можно было. Ясное дело, на которую специальных знаний не требовалось потому, как в этом возрасте все по специальности только начинают обучаться. Стал сам зарабатывать – это для меня большое достижение было. Ведь мои ровесники на тот момент, которые меня тролили до этого, всё ещё на шее у родителей сидели. Зато потом, когда несколько лет прошло – они и сами все поустраивались, и зарплата у них больше, чем у меня стала. Вдобавок ещё, они подняться могли, а я ведь толком ничего и не умею. Так и крутил бы гайки, чтоб только себя самым необходимым обеспечить. Ясное дело, кому я такой нужен… Не сложилась личная жизнь.

Как же всё в заводоградах от денег зависит. Это вроде хорошо, что если человек для общества больше пользы приносит – то денег у него больше, и живётся ему лучше. Всё честно. Я раньше удивлялся, когда слышал, что от денежной системы нужно избавляться, и вот только сейчас, из рассказа Грома, начал понимать почему. Для пролов деньги считаются основным мерилом качества жизни, но распределяются они случайно. Тут даже больше от везения зависит, чем от того, кто больший вклад в развитие внёс.

- Так и что? – поддержал я Грома. – Ты ж не тунеядствовал. Не нашлось что ли пролы под стать тебе? Там ведь далеко не все принцессы, думаю.

- Не принцессы. Многие сами из себя вообще ничего не представляют, а всё равно хотят с успешным человеком жить. Надеются, до последнего, и только потом на что угодно соглашаются. А мне это надо, ждать, когда «потом» настанет? Я ж не куколд. Вот я плюнул на всё, и в программу Спэйс Трип записался, когда они добровольцев набирать стали. Я готов был в космос улететь, на Марсе или на Европе до конца дней жить. А тут оказалось, что добровольцы нужны, чтобы на Земле новый город строить. Вот так я и попал в центр поддержки, по набору.



Мэд Ригби

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться