Моджахед

Размер шрифта: - +

Сон

Отчего в снах образы порой столь ярки? И кажется, будто вновь погружаешься в юность, переживая то, что было когда-то – счастье, любовь, горечь… Всё, что случилось с тобой в другой жизни. А может, и вовсе не существовало?
- Слушай, Сашок, поддержи компанию, а? – Петька хитро прищурился и притушив бычок «Беломора», выкинул его в урну. Улыбающаяся физиономия расплылась круглым масляным блином. - Махнём в кино. На «Крамер против Крамера».
Весенний ветер пьянил черёмушным духом. На «пятаке» у столовой толпились ребята. Хорошее место, чтобы потусоваться после очередной пары. Но только не сегодня.
- Нее, я пас, - решительно произнёс Сашка. – Домой пойду. Завтра экзамен по сопромату. Ещё половину вопросов учить. Да и вообще неохота.
- Да ну тебя, зубрила, - Петька махнул рукой – то ли раздражённо, то ли дурашливо. Он всегда был таким – весельчаком и балагуром, лучшим КВН-щиком потока. Не чета вечно замкнутому Сашке.
- Ну пошли же, дурик! Я с Алёнкой. А ты… Знаешь Ирку? Бодрову, с параллельного потока? В общаге говорят, по тебе сохнет. Сама напросилась.
- Не, Петь… - протянул Сашка. Идти в кино откровенно не хотелась, а чувства, испытываемые им к смешливой задиристой Ирке ничем не отличались от его отношения ко всем остальным девчонкам. Ровного, спокойно-безразличного. Похоже, он так и не встретил свою любовь. Хотя пока ещё рано. Как-никак первый курс…
- Да пошли же, Сашок, - уговаривал его Петька. - Гульнём перед расстрелом. Молодость один раз бывает.
Один раз… Да что это вообще – молодость? И на что её нужно тратить? На тусовки, игру на гитаре и смешливых девчонок или на что-то другое. Намного более важное, чем это…
- Пошли… Я уже билеты купил…
Всё равно не отвяжется. Придётся идти. А экзамен он и так сдаст. Он уверен в этом – как и в том, что в жизни его в скором будущем должно произойти нечто важное. И никакой Петька, никакая Ира Бодрова не помешают ему свершиться.
- Ладно, хрен с тобой. Уговорил…
Отчего-то в снах образы порою столь ярки и живы… А потом небытие накатывает чёрной волной, размывая дотоле отчётливые фигуры. Делая их плоскими, бестелесными и будто нарисованными пунктиром. Как мишени в плохом тире…
- Петька… Друг…
Круглая сияющая физиономия… Вечная гитара наперевес. Как потом - АК-94.
Жёлтая дверь с висящей на ней табличкой «экзамен»… Тесная комната. И доцент Сергей Васильич Венгеров - невысокий крепыш с цепкими лисьими глазками.
Интуиция, как всегда, не подкачала. Он сдал. Вот только лучше бы и не сдал вовсе. Трояк. Чёрное пятно в белоснежно-пятёрочной зачётке.
- Три балла…
Горечь, будто от разлившейся в груди желчи...
- Я лучше на пересдачу, Сергей Васильич…
Цепкий взгляд проникает в сознание. Ноги слабеют.
- Дело твоё…
Двадцать шагов до двери. Шагов неровных и неуверенных… Скрип… Расстроенное лицо Петьки…
- Прости, Сашок… Из-за меня…
- Ничего. Конспект нужен?
- Спасибо…
Петька не сдал. В последний день перед экзаменом вновь пошёл в кино со своей Алёнкой. А у Сашки заболела мама. Прямо в день запланированной деканатом пересдачи. Отчисление. И повестка из военкомата – как раз в тот самый момент…

Предутренняя сырость сгущалась белесым липким туманом. Выстывшая за ночь земля противно холодила скованное от долгой неподвижности тело. Одиночная снайперская точка в придорожных кустах. Прижав к плечу СВД, он залёг среди густых кустов. Четыре тридцать. Скоро патруль…
Вдали заурчал мотор, загудела, завозилась тяжёлая бронемашина. Лязг гусениц. Вспышки огней, чьи-то приглушённые голоса…
- Чисто, - раздался в темноте отчего-то знакомый голос.
- Осторожно, - отозвался другой. - А то эти гады за каждым кустом прячутся.
Лязг гусениц становился всё громче. Голоса - ближе и различимее. Замёрзший до онемения палец залёг на спусковом крючке. В прицеле мелькнула едва различимая тёмная фигура. Плечо… Короткая вспышка.
– Сволочь чеченская! – схватившись за бок, тень кулём повалилась на землю.
- Засада! Гады! - Из остановившегося БТР высыпали чёрные тени.
Шестеро. Прицел… Вспышка… Один, затем второй… Ответные вспышки – плотным автоматным огнём. Бегущие вперёд люди…
- Седьмой! – знакомый голос по рации. - Засада! Вертолёт давай…
Вытащив гранату, метнул в приближающиеся тени. Яркий огненный всполох взрыва. Проклятья и вскрики. Ещё одну… Тени заметались по шоссе. Пора уходить. Поднявшись, короткими перебежками рванулся к лесу. Короткая вспышка сзади и сильная боль в боку… Мокрая горячая влага и плывущая перед глазами муть... Нет сил дышать…Из-за кустов наперерез рванулась чёрная тень. Вспышка. В ярком свете - знакомое лицо… Петька? Снова боль в боку… Палец судорожно вцепился в спусковой крючок… Петька… Не стрелять…
Вспышки автоматной очереди… Сверху – рокот мотора и автоматный стрекот. Вертолёт. Не успел… Конец… Снова боль и наплывающая со всех сторон темнота… Петька…
Проснулся в холодном поту. Перед глазами – расширившиеся глаза друга… Петька…
- Астагфируллахи…
Утро за окном рассеивало призрачную дымку северной ночи…

 



Нелли Искандерова

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться