Моё искушение

Размер шрифта: - +

Глава 6

Наступил новый рабочий день. Я, напевая песенку, собирала себя и детей. Муж с утра пораньше был отправлен на работу и не путался под ногами. Радуясь отсутствию дресс-кода, надела джинсы и розовый свитерок. Мягкий и пушистый.
Захватив форму и детей, вышла даже чуть раньше, чем успел приехать мой пунктуальный босс.
— Доброе утро, — мне протянули ароматный латте в картонном стаканчике, — отлично выглядишь.
— Лучше, чем вчера? — запах кофе приятно защекотал ноздри, поднимая настроение ещё больше.
— Вчера тоже было хорошо, но с распущенными волосами ты намного красивее, — улыбнулся он, а я смущенно заправила локон за ушко. Отвыкла я как-то от комплиментов.
Обсуждая предстоящий день, мы отвезли детей в садик и направились в офис.
Остановившись на светофоре, Пашка повернулся и с интересом уставился на мою грудь.
— А что у тебя там написано? — спросил он блуждая глазами по каким-то каракулям, которые с моего ракурса было вообще не разобрать.
— Хм… не знаю, — заерзала на сиденье под пристальным взглядом, а когда он вдруг наклонился совсем неприлично близко к моим прелестям, я вдруг забыла, как дышать.
— Touch me here (англ. «Потрогай меня тут»), — прочитал любопытный босс и усмехнулся так, словно собрался действовать согласно описанной инструкции. — Ай-ай-ай, Киселева, как не стыдно провоцировать мужчин.
К моему облегчению, он выпрямился и снова обратил внимание на дорогу.
— Это ты провокатор! — возмутилась я, вспоминая его вчерашнее публичное оголение.
— Я? А при чем тут я? Я, между прочим, не ношу штанов со всякими надписями на попе типа «Шлепни меня, детка».
Ещё бы он носил такие! Представляю, какими обалдевшими взглядами его будут провожать подчиненные.
— Что? Думаешь, никто не позарится на мою упругую задницу?
— О! Думаю, желающих будет так много, что мне придется стать твоим телохранителем, — я едва сдерживала смех.
— Ты, наверное, хотела сказать «попахранителем»? — добавил Пашка, и мы оба расхохотались. Хорошо, что остановились на очередном светофоре, потому что так ржать за рулем чревато последствиями.
Переводя дух и смахивая внезапно выступившую слезу, я поймала на себе внимательный взгляд голубых глаз, в которых еще плясали искорки веселья.
— Я скучал по твоему смеху, — проговорил он тихо. — Он всегда был такой искренний и беззаботный.
В его глазах промелькнула грусть и, отвернувшись к дороге, он тронулся с места.
— Он всегда пропадал, когда вы с ним ссорились, — Пашка напряженно сжал руль, а я не сразу поняла, о ком это он. — Вы помирились с ним вчера, да?
— А… ну, типа того, — точнее сказать, просто замяли ситуацию и решили к ней больше не возвращаться. И мое хорошее настроение было связано вовсе не с мужем. — На самом деле это всё благодаря тебе.
Улыбнувшись, я похлопала Пашку по ноге. Твердой как камень. Я даже чуть сжала её в конце, чтоб убедится настоящая ли у моего босса конечность.
— Мне?! — не знаю, чему так сильно он удивился: моим словам или руке, которая поглаживала его колено.
— Ага, — кивнула и прекратила его трогать ради приличия, — ты даже не представляешь, как я рада, что мы встретились. Эта работа… как бальзам на душу. Я уже с ума сходить начинала дома и в депрессию впадать. А ты меня спас! Ты мой герой.
— Киселёва, прекращай.
— Что? — не поняла.
— Людей провоцировать на всякие необдуманные внезапные порывы.
— Ты сейчас о чём?
— Ни о чём. Проехали.
А точнее, приехали. В офис. Что Пашка имел в виду, я так и не поняла. У этих компьютерных гениев свой собственный слэнг и особый тип мышления, который нам, простым смертным, не понять.
Как только мы поднялись на пятнадцатый этаж, нас прямо у лифта встретила Оля.
— Павел Сергеевич! — тревожно задергались бровки, — у нас беда!
 — Беда? — переспросил Пашка, нахмурившись.
— Не беда, а бета… бета-тестирование! Вот! Вас все с самого утра ищут, а вас нет!
— Кошмар, ничего без меня сделать не могут, — заворчал Пашка. — И, Оль, запомни: не бетА, а бЕта. Ты ударение не туда ставишь.
— Ой, простите, больше не буду, — источник паники попыталась мило засмущаться. Получилось так себе.
— Подождешь меня в кабинете? — подмигнул мне всем необходимый босс и скрылся в неизвестном направлении.
— А что такое бета-тестирование? — поинтересовалась я.
— А ну это… эм… ну, когда… тестируют… вроде бы.
— Понятно, — нашла, у кого спросить.
— Просто Павел Сергеевич обычно в семь утра приходит, вот все и подумали, что он уже на рабочем месте, и начали тестировать, а там ошибка какая-то, — принялась объяснять Оля, активно двигая бровями, — а его нет! Исправить никто не может, а процесс запустили…
— В семь? — переспросила я. — Он обычно в семь приходит?
— Бывает и раньше. Но чтобы так поздно — никогда, — в словах офис-менеджера не было упрека, но совесть неприятно кольнула, заставляя искать оправдания. Он ведь сам предложил меня подвезти, и вчера, и сегодня. Хоть бы слово сказал, что его рабочий день начинается не в девять, а в семь. И что же я за личный ассистент, который вместо помощи только мешает?
Своими мыслями я, конечно, поделилась не с ней, а с Пашей, когда тот наконец появился в своем кабинете.
— А почему я должен приходить так рано? Я что, уже и выспаться не могу? — недовольно сложил руки на груди мой босс.
Я как-то даже растерялась. Не мне, конечно, говорить ему во сколько вставать по утрам.
— Просто не нужно меня больше забирать. Я сама доберусь, — произнесла я твердо.
— Хорошо. Как хочешь, — мне показалось, или он обиделся? В любом случае дулся он недолго. — Форму взяла?
Я кивнула, хотя после утреннего инцидента мне хотелось остаться и сделать побольше, но желание избавиться от лишних килограмм победило.
 
— А есть какое-нибудь упражнение, которое быстро уберет лишнее тут и тут? — переодевшись в форму, спросила я, ткнув себя сперва в живот, а потом в бедро. Пашка вызвался побыть моим личным тренером, и я решила получить из этого максимум пользы.
— Конечно, — его ухмылка мне сразу не понравилась, но я наивно полагала, что лучший друг не будет сильно издеваться.
Зря.
Ой, зря.
— Па…ша… хва…тит? — умирала на беговой дорожке, задыхаясь от неимоверно быстрого бега.
— Нет, — сама невозмутимость и равнодушие. Такой и руку тонущему не подаст. Изверг! Деспот!
— Ти… — хотела сказать, что он тиран, да побоялась, что еще пару скоростей добавит, — сам… почему… не… фух… заним…ах…эх…ся?
Шел бы уже пресс свой идеальный качать, а то стоит тут, понимаешь, мускулами под футболкой играет.
— Я занимаюсь, — невозмутимо улыбнулся, — смотрю на тебя, Киселева, и радуюсь. А радость, как известно, жизнь продлевает.
— С-с-с… — хотела ему сказать… нет, не обидное слово, хотя оно так и крутилось на языке. А то, что это смех жизнь продлевает, а не радость. И то, что я сейчас умру прямо здесь на этой чертовой беговой дорожке, а он проживет длинную и счастливую жизнь.
— Беги, беги. Ты же хотела убрать лишнее здесь, — весело проговорил он и легонько шлепнул по тому самому «здесь». Я чуть с дистанции от удивления не сошла. — Хотя как по мне, у тебя там все в порядке. Эстетически симпатично и аппетитно.
Еще и издевается, гад!
— Не… могу… больше! Пожал…ста! Па…ша, — я жалобно застонала его имя.
— Черт… Киселева, когда ты так дышишь и просишь, я не могу отказать, — сжалился он надо мной. — Давай еще три минутки, и все.
Я что-то говорила про жалость? Забудьте!
 
Беговой дорожкой мои мучения не закончились. Еще я познакомилась с ужасным упражнением, которое перевернуло все мое мироздание. Теперь при вполне безобидном слове «планка» я нервно содрогаюсь, а на глаза наворачиваются слезы. За две минуты в этой стойке, мне показалось, что я перенеслась во времена инквизиции. Мысленно проклиная день, когда судьба свела меня с бездушным садистом, я дала себе обещание больше никогда не есть сладкое.
Приятным завершением моей изматывающей тренировки стала сауна, где наконец не было этого раздражающего «Давай-давай! Киселева, ты сможешь!», а были только я и пара женщин, которые молча наслаждались жарой.
Переодевшись после душа, я, к своему удивлению, почувствовала прилив сил. Но это было затишье перед бурей — я знала, что завтра меня ждет очень веселое утро.
Возле ресепшена меня уже поджидал мой деспотичный босс.
— Ну как?
— Пока хорошо, — надо будет платье померить. А вдруг?
— Вот, возьми, — он протянул мне тюбик с мазью, — это, чтобы мышцы не болели. Намажешь перед сном.
— Спасибо, — улыбнулась я. А он не такой уж и плохой. Если это, конечно, не какая-нибудь мазь с перцем, от которой еще хуже будет. Тщательно изучив состав, я убедилась, что подвоха нет.
— Пойдем скорей, — приобняв за талию, читающую меня подтолкнули к лифту.
Но поехали мы почему-то не вверх, а вниз, на парковку.
— Сперва пообедаем, а потом заедем в одно место, — загадочно объяснил мне начальник.
— Куда? — не нравились мне его сюрпризы.
— Увидишь, — меня оставили без ответа и я, вздохнув, посмотрела в окошко. Ну хоть обедом накормят.
Ехали мы недолго и остановились возле ресторана «Белиссимо».
— Помнишь? — улыбаясь, открыл для меня дверь Паша.
— Точно! — вспомнила я. — Тут раньше была пиццерия.
Студентами мы часто приходили сюда поесть вкусной и недорогой пиццы.
— А теперь тут итальянский ресторан, — кивнул он. — Самое интересное, новый владелец почти не изменил интерьер.
Действительно, внутри все осталось почти таким же, как и прежде. Коллажи с пейзажами Итальянской Ривьеры на кирпичных стенах навевали ностальгию.
К моему удивлению, обычно переполненное студентами, кафе было достаточно пустынно. Вдоль стены появились мягкие полукруглые диванчики салатового цвета, на один из которых мы и присели. Открыв меню, я сразу поняла, почему тут нет такого ажиотажа, как раньше.
— Здесь очень вкусное тирамису, — подсказал мне мой подлый товарищ. Ну как так можно?
— Я худею, забыл? — но глазами я уже сканировала страничку с десертами.
— Ах да. Возьми тогда вот этот салат с рукколой, к нему подают такой вкусный соус, что хочется вылизать тарелку.
Я соблазнилась на описание, и мы заказали два таких салата и один стейк для голодного босса.
Поедая свой обед, он увлеченно рассказывал про то, как исправил какие-то баги сегодня, что третья часть игры должна быть еще популярней, чем первые две, ведь в озвучке примут участие голливудские звезды. Сперва я слушала очень внимательно, а потом мой взгляд привлекла полоска соуса, оставшаяся чуть ниже его губы. Я выразительно провела пальцем по своим губам, намекая, что он слегка испачкался. Пашка запнулся, пристально наблюдая за моими движениями, неспешно сглотнул и продолжил рассказывать, как ни в чем не бывало.
— Паш, у тебя тут соус на губе, — сказала я, осознав, что намеков он не понимает.
— О, спасибо, — он вытер рот салфеткой, но совсем в другом месте.
— Не там, а тут, — показала на себе. Он провел рукой и опять мимо.
— Да вот здесь, — едва сдерживая смех, подсказала я. Он с таким усердием тер лицо, и каждый раз соус оставался там, где и был.
— Киселева, хватит издеваться и помоги! — зарычал он, подставляя мне свою чумазую мордашку. Улыбаясь, я легко коснулась его щеки и провела большим пальцем по губе и вниз. Она была такой мягкой и нежной по сравнению с жесткой щетиной. Улыбка сползла, и я зависла, позволяя захватить себя в плен голубых глаз. И когда только его лицо стало таким мужественным и чертовски привлекательным?
Не сводя глаз, он притянул мою руку и медленно провел языком по большому пальцу.
— Спасибо, — хрипло прошептал он, а с меня словно наваждение спало.
— Ты что делаешь? — возмущенно отдернула руку, — Саратов, других людей облизывать неприлично, знаешь ли!
— Что? Я всего лишь слизнул соус, не пропадать же добру. Или ты хотела облизать его сама?
— Что?! Даже не собиралась!
— Ну-ну. Признайся, ты думала об этом, — засмеялся этот соусный маньяк.
— И в мыслях не было!
Я возмущалась, а он весело хохотал, подкалывая меня, будто это я ради соуса готова руки лизать!
 



Власта Бер

Отредактировано: 18.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться