Моё искушение

Размер шрифта: - +

Глава 9

— Паш, серьезно, давай я лучше домой поеду, — в который раз предложила, наблюдая, как он возится с ключами. — У тебя там корпоратив в разгаре, а ты со мной время тратишь.
— Не трачу, а провожу с тем, кого я больше всего хотел видеть на этом самом корпоративе, — дверь поддалась и он жестом пригласил меня войти.
Слышать, что я самый желанный гость, было несомненно приятно, но что-то меня все-таки смущало.
— Слушай, а это нормально? Ну… ты… я… одни в номере? — нерешительно замерла на пороге, а Паша отрывисто рассмеялся.
— Киселева, уж не думаешь ли ты, что я к тебе приставать собрался? Мы же друзья!
Ну да. Друзья есть друзья. О чем я только думаю? Будь на его месте другой мужчина… а так, это же Пашка. Он приставать не станет. Решительно шагнула внутрь и вздрогнула от тяжелого стука закрывшейся двери.
— Ты можешь раздеться в ванной, — невозмутимо проговорил он и я направилась в указанном направлении.
Невероятно, как я поддалась на его уговоры. Просто он так заряжает своей уверенностью, что неволей начинаешь верить в то, что у него непременно все получится. Да и уезжать с корпоратива совсем не хотелось.
Стащив с себя платье, я надела пиджак, застегнув его на все пуговицы. Но даже это не придало мне целомудренного вида. V-образный вырез все равно был неприлично глубоким, а сам пиджак — жутко коротким, хоть и прикрывал все неприличные места. Но ничего другого под рукой у меня не было. Не в полотенце же мне заматываться?
— Вот, — вышла, протягивая платье. Мой босс стоял, небрежно расстегнув пару пуговиц на рубашке и закатав рукава, и безразлично щелкал каналы на плазме, которая висела на стене. Обернувшись, он замер с пультом в руках и открытым ртом, словно я голая вышла. Я мельком опустила глаза вниз. Нет, пиджак на месте.
 — Ты… — начал он и осекся, а потом тихо рассмеялся, отводя взгляд и почесывая подбородок. — До инфаркта меня доведешь…
— Что? — не расслышала, что он там бормочет.
— Ничего. Провокатор ты, Киселева. Вот что. Давай сюда свое платье, — вспомнил он наконец, зачем позвал в свой номер.
— Почему это я провокатор? — с этим моментом вдруг захотелось разобраться.
— Потому что, — тщательно разглядывая молнию на платье, ничего не объяснил он.
Хмыкнув себе под нос, я подошла ближе, с интересом наблюдая, как он безуспешно пытается реанимировать платье.
— Я же говорила, что ничего не получится.
Он поднял на меня свой взгляд, скользнул ниже, по губам, вдоль шеи, задерживаясь в глубоком вырезе пиджака. На секунду я забыла, как дышать. Затаившись, я наблюдала, как плавно ласкает меня его теплый взгляд, как рвано движется кадык, как нетерпеливо вздрагивают его губы. Мне даже показалось, что он провел языком по внутренней части зубов, словно облизываясь. На меня еще никогда не смотрели так… и это взгляд я уже видела раньше. Точно так же он смотрел на тот чертов салат с восхитительным соусом.
— Плоскогубцы… — выдохнул он.
— Что?
— Мне нужны плоскогубцы, — чуть увереннее произнес он, ероша волосы. — Чтобы починить твое платье. Я сейчас вернусь. Подожди тут.
Медленно сглотнув вязкий комок, я удивленно проводила его взглядом.
Как-то затянулась починка платья. Самое время ехать домой, только ушел он с моим платьем.
 
Оставшись в номере одна, решила позвонить и узнать, как там Кристина с детьми справляется. Достала телефон и с удивлением заметила пять пропущенных от мужа. Ого! Таким вниманием он меня давно не баловал! Может, у него что-то случилось? Пересилив любопытство, набрала сперва номер подруги.
— Ты уже напилась, мамаша? — поинтересовалась она.
— Ага, как же. Из-за этого платья ни поесть, ни выпить не получилось!
— Ну а что ты хотела? Красота требует жертв, — посмеялась она. — А мы телик смотрим. На, привет передай своим спиногрызикам.
В телефоне послышались невнятные «Аё», «Мама ты де?» и «Мы мутик смотим». Я улыбнулась и сразу захотелось домой. Где же Паша ходит с моим платьем?
Поймала себя на том, что стою и, задумчиво поглаживая воротник его пиджака, наслаждаюсь притягательно волнительным ароматом мужского одеколона.
— Ну ладно, я скоро приеду, — неловко отдернула руку, торопясь закончить разговор. Еще нужно Саше перезвонить, пока мой вкусно пахнущий босс не вернулся.
— Алло. Чего трубку не брала? — сразу начал с наезда муж.
— Не слышала, — решила тоже с ним не любезничать. — Если это все, что ты хотел спросить, то я…
— Подожди, Марин, не заводись, — сразу подобрел он. — Просто я волновался. Звоню тебе, звоню, а ты трубку не берешь. Ты уже дома?
Ха! Дома!
— На корпоративе. А ты? — небось, ужинает со своей переводчицей.
— В номере отеля. Сейчас пойду душ приму, потом спать лягу. Так устал сегодня. Весь день на ногах, едва поесть успел, — голос и правда вымотанный. — На кровать прилег и даже вставать не хочется. Глаза просто закрываются.
Мне почти его жалко.
— А как твой корпоратив? Тихий какой-то…
— Э-м-м, — я лихорадочно обернулась в поиске пульта, чтобы сделать громче, но его словно унесли вместе с платьем, — я в туалет вышла. Тут музыки почти не слышно.
Да. Я соврала. А что мне нужно было сказать? Платье порвалось, а я стою полуголая в номере отеля, жду, пока принесут плоскогубцы?
— Ясно, — поверил муж, — а как вообще? Весело?
— Да. Очень, — те полчаса, которые я провела на самом корпоративе, были весьма насыщены событиями и впечатлениями.
— Плоскогубцев я не нашел, — внезапно открывшаяся дверь и веселый громкий голос за спиной, заставили инстинктивно зажать микрофон ладонью, — зато я принес кое-что поинтересней.
— Ой! Ладно, я пойду. Потом тебе позвоню, — затараторила, не оборачиваясь. Лишь бы мой босс еще чего не ляпнул.
— А что это за мужской голос в твоем женском туалете? — строго поинтересовался муж.
— Это? Сантехник, наверное. Мимо проходил. Все, пока! — и я поскорее сбросила вызов, так и не расслышав последнюю реплику мужа.
— Сантехник? Мимо проходил? — улыбаясь во весь рот, поинтересовался мой самый громкий начальник. В руках, вместо плоскогубцев, он держал поднос со всякими закусками, а под мышкой была зажата бутылка вина. Моего платья, к слову, тоже не было. — И кого это мы так нагло обманываем?
— Того, кто правды явно не поймет, — раздраженно ответила я. Это он виноват, что я оказалась в такой глупой ситуации! А теперь еще и потешается. — Где мое платье?
Мой голос прозвучал наверное слишком резко, так как нахальный босс сразу улыбаться прекратил.
— На ресепшене сказали, что смогут починить, — мягко ответил он, поставив поднос и вино на стол. Я почувствовала себя диким зверем, которого приманивают лакомством. И как это вышло, что на подносе оказалось все то, что я так люблю? — Я решил, что, пока ждем, мы могли бы перекусить. Вина холодного выпить.
Он уже достал бокалы из мини-бара, с надеждой поглядывая на меня.
— У меня ведь все-таки день рождения, — всаживая штопор в пробку, обаятельно подмигнул он, — ты же не откажешь имениннику?
Я вздохнула, подбираясь ближе к столику и соблазнительной еде. И как тут сказать «Нет?»
 
***
 
— Нет! — сказала я твёрдо и даже головой мотнула для уверенности, отказываясь от вина. Какой уже по счёту это бокал? Пятый? Или седьмой? Судя по опустевшей бутылке и последним каплям, соскользнувших с горлышка в мой бокал, выпила я уже и так достаточно.
— А как же тост за именинника? — спросил этот самый именинник, разглядывая меня сквозь призму граненого стакана. От янтарного виски со льдом в его голубых глазах плясали золотые огоньки.
— За тебя мы пили в самом начале! — боже, как смешно прозвучал мой опьяневший голос.
— Нет. В самом начале мы пили за тебя, — ответил он, улыбаясь. А потом добавил, наклонившись ко мне поближе, — Я еще сказал, что ты чертовски сексуальна в моем пиджаке. Помнишь?
Как можно такое забыть? Я тогда чуть вином не поперхнулась. Снова смутившись, отвела глаза.
— Значит, второй тост был за тебя, — неуверенно взглянула на почти полный бокал.
— Второй тост был за мой самый лучший день рождения, — произнес он четко, будто и не пил вовсе.
— Значит, третий! — сдаваться не хотелось.
— Третий, по-традиции, был за любовь, — он тоже не уступал. И я сокрушенно вздохнула: за что мы пили дальше, я уже не помнила. — Давай, Киселева, скажи мне парочку приятных слов. Неужели я не заслужил?
И когда он успел стать таким настойчивым? Тихо застонав, я потянулась за бокалом, не замечая, как с ног соскользнул теплый плед. Я его накинула еще в самом начале… не помню зачем.
— Уважаемый Павел Сергеевич, — начала я, откашлявшись, — желаю вам счастья, здоровья, и чтобы сбывалось все, что только захотите!
Он усмехнулся, скользнул взглядом по моим ногам и, подавшись вперед, со звоном боднул мой бокал своим.
— А ты знаешь, что я сейчас хочу больше всего? — спросил он и выпитое вино опять встало поперек горла. Я с трудом сглотнула, чувствуя приятный жар внутри, и тихо поинтересовалась:
— Что?
Вместо ответа он протянул мне руку. Легкая улыбка гипнотизировала, заставляя без вопросов и возражений подчиниться. Я подалась к нему навстречу, словно мышка, которая следовала на звук волшебной дудочки, и, прежде чем взять мою руку в свою, он тихо произнес:
— Хочу с тобой потанцевать.
— По… танцевать? — запнулась я, неуверенно поднимаясь с кресла. Не то, чтобы я ожидала чего-то другого, но… — А как же музыка?
— Сейчас будет, — крепко сжимая мою ладонь, он быстро прошелся пультом по трек-листу, выбирая песню.
— И ты хочешь танцевать здесь? — я без труда узнала первые аккорды своей любимой песни Niagara «Pendant que les champs brulent». От этой сексуальной музыки желудок сводило в тугой узел, а тело само начинало двигаться в такт.
— А где? Ты же не собираешься спуститься вниз ко всем в моей одежде? — хитро улыбнулся коварный босс, вытягивая меня на середину комнаты. Ноги отказывались слушаться, а голова кружилась.
— Ну почему же? Ты же сам сказал, что в этом пиджаке я выгляжу даже лучше, чем в платье! — рассмеялась я, делая вид, что направляюсь к двери.
— Черта с два, я позволю тебе разгуливать в таком виде! — резко ответил он, и с силой потянул меня назад, прижимая к себе. — Я тебя сейчас никуда не отпущу.
 От неожиданности смех застрял в груди, а я, потеряв равновесие, вцепилась в его широкие крепкие плечи.
— Ты ведь обещала мне желание, — проговорил он тихо, заглядывая в мои глаза, — потанцуй со мной.
— Я едва на ногах держусь, — промямлила, отводя взгляд и тут же почувствовала, как начальник крепко сжал меня в районе талии, намертво припечатав к себе.
— Я поддержу, — сказал он уверенно, плавно двигаясь под музыку, касаясь моего тела своим. Господи, какая же я пьяная! Прикрыла глаза, стараясь не обмякнуть в сильных руках. Голова кружилась, и я откинулась назад, чувствуя, как его рука мягко переместилась на мой затылок. Слегка сжимая. Мягко массируя. Боже, как приятно!
— М-м-м… — я приоткрыла глаза. Его лицо было так близко. Опасно близко. Неприлично близко к моим губам. А глаза горели диким пламенем. Страстным пламенем. Таким пламенем, которое разжигается от желания. Безумного желания обладать женщиной.
— Какая же ты красивая, — прошептал он. Тихий голос взорвался громким эхом у меня в голове, опьяняя сильнее вина, кружа голову, вызывая зависимость. Мне не хватало этого. Как же мне не хватало этого внимания! Внимания мужчины, желания в его глазах, когда от простых комплиментов ты чувствуешь себя королевой.
— Нет… — не говори мне этого! Не заставляй меня чувствовать это. Не искушай меня… 
— Да, — его пальцы медленно ласкали мою шею. Плавно поглаживали под музыку. — Ты очень красивая… Что же ты делаешь со мной?
Он склонился ко мне настолько низко, что я ощутила его дыхание на щеке. Неспешно провел пальцем по подбородку и наши носы слегка соприкоснулись. Это невыносимо! Почему никто не останавливает это безумие?
— И что я делаю? — спросила я, тихо вздыхая, отворачиваясь, избегая неизбежного и предвкушая одновременно.
— Соблазняешь меня, и соблазняешься, — ответил он, прижимая меня ещё сильнее, ещё крепче, отбирая реальность и почву из-под ног.
— Я замужем и у меня двое детей, — сказала я негромко, но твердо. — У меня не тот статус, чтобы соблазнять.
Секунда, и он отстранился. Просто молча отступил, выпуская из объятий. Я стояла, опустив голову, не желая смотреть в его глаза, стараясь не думать о том, что он хотел сделать, запрещая себе вспоминать обжигающий взгляд и объятия. Это просто танец, а мы…
— Мы пьяны, — объяснила себе своё состояние, даже не замечая, что музыка давно стихла, а в комнате повисла напряженная тишина. — Мне надо… надо на воздух.



Власта Бер

Отредактировано: 18.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться