Моё кошмарное несчастье

Размер шрифта: - +

Глава 9

- Я тебе в сотый раз объясняю, что по причине плохого самочувствия покинула комнату и нашла ночлег. О том, что это было царское ложе Славского – ни сном, ни духом.

Устала повторять одно и то же. Понимаю, Антон злится на меня, ведь влетело и ему за компанию. Класс объявил нам дружный бойкот. Но я не виновата и он должен мне верить.

Отец только руками развел после беседы с директором школы. Горько вздохнул и обронил, что мы неисправимы. А ещё, потеряны для общества. Мы спорить не стали, а решили подумать, как доказать, что нашей вины в сложившейся ситуации нет. Это весьма непростая задача, если никто слушать не желает. Всем удобно, что Самойлова (и её странный братец) оказалась крайней.

- И что ты там делала?

Антон выплюнул остаток резинки от простого карандаша.

- Спала.

- Очень мило. Спасибо, хоть призналась.

- И я бы улыбнулась тоже, да настроение не позволяет.

Один положительный момент был в этой ситуации: Антон не отходил от меня ни на шаг. Поодиночке мы ходить опасались. Да и он бы не хотел, чтоб, цитирую: «твою костлявую шею кто-нибудь свернул за ближайшим углом». Мне очень хочется верить, что это акт заботы обо мне, а не боязнь попробовать кулаков моих одноклассников.

- Ты должна отказаться от спектакля, - неожиданно изрек парень.

- С чего бы это? Хочешь, чтоб я проявила трусость?

- Думаю, они пойдут дальше, чем приклеивание стикеров с матерными надписями на твою спину.

- Или украшение твоих рабочих тетрадей рисунками мужскими гениталиями.

- Угу, - хмуро кивнул Антон, припоминая, как одна из его чудесных тетрадей попала в руки к училке по химии.

Визг был такой, будто женщина отродясь такой красоты не видела.

- И что думаешь делать?

- У меня спрашиваешь? Почему я должна что-то делать? Меня обвиняют в том, к чему я отношения вообще не имею.

- Лично мне не очень нравится новая кличка. У меня уже рефлекс выработался на слово «стукачек».

- Не льсти себе, - прерываю глухое бормотание. – Ты, максимум, «брат стукача». Помни, я всегда буду первой.

Язвительную ухмылку стирает с лица появление Верки. Она является в столовую, где мы с парнем забились в дальний и пыльный угол, и с невинным видом располагается на лавочке, рядом с Антоном.

- Есть какой-нибудь план?

- Спасение утопающих – дело рук самих утопающих, - зло отрезала я и потянулась к сумке, желая удалиться.

- Не будь злюкой, - подруга по-хозяйски пьет чай из моей чашки. – А ещё эгоисткой. Не хочешь выпутываться – твоё дело. Антон-то тут причём?

Девушка ерошит длинные волосы парня, превращая его в нечесаную болонку. И почему он терпит это? Стараюсь справиться с нахлынувшими эмоциями. Лично мне какое дело?

- Антон здесь ни при чем, как и я. Странно, что тебя обвинения не удивляют.

- Но Инга… Ты ведь действительно ушла и была трезвой, в отличие от всех нас.

- Хорошо мы дружили с начальных классов, верно? – не без злорадства заметила. – Моя лучшая подруга. Таких друзей иметь – врагов не нужно.

- Не я первая войну начала, - Верка в долгу не осталась. – Ты сильно изменилась за последние полгода.

- Учителя хорошие, - собрав тонкую стопку учебников со стола, быстро встала и покинула мрачный угол, где свои сети плела искусная паучиха.

Несколько быстрых шагов и я оказываюсь рядом с компанией Славского и его прихвостней. Гордо вздернув курносый нос вверх, уверенно направляюсь к выходу. Секунда замешательства, и на моей белоснежной блузке расплывается красное пятно. Славик, сволочь мстительная, предусмотрительно подготовил для меня стакан томатного сока.

Зря он это сделал. Настроение и так ни к черту. Глубоко вдохнув, перекладываю учебники на столик и уверенно шагаю вперед, выставив вперед руки. Не ожидавший наступления Славик пятится и задом садится на стол, за которым обедают друзья.

- Убью козла! – я увидела перед собой прекрасную грушу для битья.

Вот тебе за несправедливые обвинения. Получай за обиды, нанесенные Антону. Отхвати кусочек злости за всё происходящее в моей жизни. Парень успел закрыть лицо, но увернуться от ударов не удалось.

- Самойлова, ты озверела! – чьи-то руки оттаскивают меня от скукожившегося тела. – Уже людей избиваешь.

Спектаклю собрал много зевак. Представляю, как я выглядела в момент ярости.

- Ладно-ладно, успокойся. Славик извинится. Ты же извинишься?

Узнаю голос за спиной и опускаю вниз глаза. Точно, знакомые кроссовки. Славский, собственной персоной. Что мне Славик! Подайте физиономию Миши.

- Инга, не дергайся, - становится трудно дышать из-за кольца рук, тесно прижимающих моё тело к себе. – Давай просто поговорим.

Перепуганный вид Соколова на столе немного охладил. Бедняга испугался не на шутку, даже жаль его стало. Нервный смешок сорвался с губ.



Миро Дефо

Отредактировано: 27.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: