Мое персональное Лихо

Размер шрифта: - +

Часть 1. Не буди Лихо. Глава 1

«Лихо – злой дух, олицетворение несчастливой судьбы. Когда рядом с человеком находится Лихо, его начинают преследовать самые разные несчастья. Часто Лихо привязывается к человеку и терроризирует его всю жизнь. Тем не менее, человек сам виноват в том, что к нему привязалось Лихо – он слаб и не может противостоять трудностям…»

Русский фольклор

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НЕ БУДИ ЛИХО

Глава 1

 

Мерзкое состояние болезни не любит никто. И я не люблю. Голова раскалывается, будто вчера отмечал с другом Костяном выигрыш его команды регбистов. Горло саднит, будто орал всю ночь на малолеток во дворе, выводящих рулады под окнами. Тело ломит, будто по нему проехал бульдозер. Ничего этого со мной не происходило, просто подкосил банальный грипп. Или простуда. Может, ангина или что-то около того. Не силен я в медицине. В будущем году меня ждет диплом юриста. Если, конечно, буду стабильно появляться в университете. Я не был там уже четыре дня – по причине болезни. Немного для среднестатистического студента, коим я являюсь, но достаточно, чтобы однажды утром кто-то настойчиво забарабанил в дверь моей квартиры.

Порядок в своем логове я стараюсь поддерживать, но не тогда, когда все мысли поглощены вопросом: «Как сбить температуру хотя бы до 37.5», а сил хватает исключительно на «добраться до кухни и заварить чай с лимоном». Потому брюки так и не были найдены, а настойчивый стук, отдаваясь асфальтодробильной машиной в моей голове, вынуждает меня пойти к двери в комплекте «майка–трусы 1 штука». По крайней мере, именно так значилось на ценнике при покупке.

– Что случилось? – заглядывать в глазок – тратить лишние силы, которых у меня, ослабленного болезнью, не было. Как и догадок о возбудителях шума. Зачем-то понадобился Костяну? Но нет.

– Ну и что так неласково? Я тут со всей душей, со всем своим огромным сердцем... А ты, как всегда. Козел ты, Рома, одним словом! – за дверью факт №1, портивший мое отдельное от родителей существование. По крайней мере, в нашу общую с предками квартиру, куда я порой перебирался, она старалась не заглядывать: побаивалась моей матери, хоть никогда бы в этом не призналась.

– Ты... – никакими другими словами обозначать свои эмоции от нежданной гостьи не хочется. Отправляюсь в комнату, под одеяло. Дверь не закрываю. Все равно ведь захочет зайдет, захочет уйдет. Хотя, я изо всех сил надеюсь на второе. Желание принимать гостей отсутствует совершенно, как и что-либо съестное в моем холодильнике, о чем факт №1 не замедляет мне «любезно» сообщить:

– Земцов! Ты что, совсем ополоумел, у тебя в холодильнике не то, что мышь повесится – таракан и тот удавится.

– Спасибо, а то я этого не знал, – хочу ответить я, но горло, как назло, неприятно колет, и я только невнятно что-то хриплю. По всей видимости, она либо этого не слышит, либо предпочитает проигнорировать. А через минуту появляется в комнате с кружкой чая. Моей кружкой. Моего чая. С моим лимоном. Но не для меня.

– Земцов, только не говори, что ты заболел! – нет, ну как можно быть такой бессердечной и пить горячий, чуть кисловатый от лимона чай на глазах человека с пересохшим горлом. У меня же сейчас слюна капать начнет! Хотя нежданная гостья все равно ничего не поймет и спишет мое состояние на свои голые коленки.

– Лиховерцева! – черт возьми, вот уж фамилия – пока выговоришь весь кашлем изойдешься. – Я что, по-твоему, не человек вовсе? Не могу, как все нормальные люди, заболеть?

– Рома, солнце мое, – терпеть не могу, когда она говорит таким тоном и называет меня солнцем. – Так это ведь нормальные люди, а ты… – и почему-то замолкает, не добавив свое извечное «Козел». Интересно, она так только меня величает или остальным тоже порой достается? Знал бы, сколько нервов она мне вытреплет – в жизни бы с ней не заговорил.

– Юль, – нет, это уже определенно свинство. – Ты хоть не кури тут. И так возможности форточку лишний раз открыть нет.

– А зря, – все равно курит, вот зараза. Это у нее настроение такое или ПМС? Или вместе? Кто ж ее разберет. Ладно, пусть курит. Как только уберется, все равно все окна настежь, чтобы ее «Шанель №5» выветрилась вместе с ее феминизмом и лисьей мордой. Сидит на моем подоконнике, как у себя дома.

Именно из-за подоконников все и началось. Впервые с Юлькой Лиховерцевой мы встретились в начале сентября, на первом курсе. Шла вторая неделя занятий, на которых она и не думала появляться. Причем в университете ее видели регулярно – спасибо соцсетям за возможность изучить одногруппников еще до личной встречи. И как недавно избранного старосту именно меня отправили «вправлять ей мозги». Кто же тогда знал, что они у нее напрочь отсутствуют.

Я нашел ее в отдаленном холле универа, на подоконнике. Сидеть на них было строжайше запрещено, но Юлю это не волновало. Остановившись неподалеку, я осматривал ее. Растрепанная челка, закрытые глаза с длинными ресницами, легкая горбинка носа, пухлая верхняя губа, поджатая нижняя, острый подбородок, линия тонкой шеи в черном галстуке, грудь, обтянутая красной рубашкой… Мне было семнадцать, такие вещи еще смущали и волновали меня. Я стремительно перевел взгляд на лицо. Кашлянул. Девичьи ресницы, как испуганные птицы взметнулись вверх. Зеленые глаза изучающе смотрели на меня. Она вытащила наушник, который я не заметил за распущенными волосами.



Ульяна Киршина

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться