Мое персональное Лихо

Размер шрифта: - +

Часть 4. Лиха беда начало. Глава 18

Глава 18

 

Я не так часто волнуюсь. Мало что может заставить мой пульс ускоряться. Так почему сегодня, смотря на цветы, которые должны умиротворять, я весь на взводе.

– Добрый день, я могу вам чем-то помочь? – цветочница приветливо улыбается мне. – Кому вы подбираете букет?

Как же сложно ответить на это – кому. Бывшей однокурснице, с которой мы давно не виделись? А при встрече просидели всю ночь на подоконнике, изредка перебрасываясь словами, но все больше молча. И с которой в итоге уснули вместе. Подруге? Разглядеть дружбу в череде наших ссор и взаимных оскорблений всегда было сложно. Я могу много кем ее назвать, но другом – вряд ли. Девушке, которую я позвал на первое свидание? На свидание, которое, возможно, должно было состояться у нас давным-давно, а мы упорно отказывались это признавать. Или я отказывался? И согласна ли с этим Лиховерцева? Знать бы, какие мысли в голове у моего персонального Лиха. В тот день, согласившись на свидание, она больше ни слова не проронила на этот счет. Лишь уходя от меня утром, попросила прислать ей дату и время. А потом выпала из поля моего зрения почти на неделю. Каким-то чутьем я знал, что лучше ей пока не звонить. Это оказалось сложно. Казалось бы, год не набирать ее номер, а потом лезть на стенку неделю от нестерпимого желания позвонить. И ждать ее в квартире – ключи она мне так и не вернула. И вот теперь, за полчаса до назначенного времени, я безумно волнуюсь. Придет или нет? Зная ее, она может быть где-то на пути в Севастополь, Тобольск или Занзибару.

– Так кому букет? – повторяет свой вопрос продавщица. – Девушке? – я киваю, не парню же. – Хорошо, для девушки могу предложить вот этот, с лилиями.

Букет красивый. Шикарный даже. Я бы с удовольствием подарил бы Юльке его, если бы не одно «но»:

– Извините, у нее аллергия на пыльцу, поэтому, пожалуй, подойдут только розы.

– Ох, тогда давайте розы. Тем более, это классика. – Интересно, ей действительно так радостно продавать цветы или улыбка – это часть профессионального образа? – У девушки есть предпочтения по цвету?

Я смущенно пожимаю плечами. Я знаю многое о Лиховерцевой, даже имена большей части ее родни, но вот цвет роз… Не уверен, что у нее вообще есть любимый цвет.

– Тогда будем отталкиваться от характера, – цветочница Лиза, если судить по ее бейджу, задумчиво осматривает цветы, думая, что мне предложить. – Если девушка нежная, ранимая, то вам стоит взять белые розы. У нас как раз они свежие, на длинных ножках.

Ранимая… Лиховерцева, которая могла в любой момент ворваться ко мне домой и обзывать козлом? Нет, такую ее точно нежной не назовешь. А ту, которая ревела у меня на груди, беспокоясь о близких? Или ту, что сбивала мне температуру и гладила по волосам, пока я не засну? Да, определенно, нежная и хрупкая.

– Розовые подойдут юной девушке, любящей романтику, – продолжает перечислять Лиза. – Красные понравятся экспрессивной, яркой личности. У нас еще есть желтые розы – для неординарных людей.

И как тут определиться. Юлька была одновременно и романтичной, и экстравагантной, и необычной. В ней столько всего было намешано, будто вылили разом всю палитру. Всю разом…

– А можно всех понемногу? – я все еще сомневаюсь в своем выборе, в конце концов, я не флорист и было бы куда проще довериться Лизе, а не решать самому. Проще, но как-то неправильно, нечестно по отношению к Лиховерцевой.

– Завернуть в упаковку? – уточняет продавщица, чередуя розы. Белая, розовая, красная, желтая, белая…

– Нет, не надо. Оставьте так. Разве что… В это можно? – я указываю на упаковочную бумагу, похожую на газету. Юльке должно понравиться. Она же так обожает свою журналистику. Или обожала? Я вдруг осознаю, что не знаю, чем она занималась этот год в Крыму. Нам так много надо было обсудить, но я все оставил на потом. Она же больше от меня не сбежит, правда? Бросаю взгляд на мобильный, проверяя время и опасаясь, что там висит смс: «Я не приду».

 Хотя, Юлька бы не стала присылать такое. Просто не пришла. Я еще раз проверяю время. До нашей встречи – 20 минут. Как раз, чтобы расплатиться и дойти до Чижика-Пыжика. Я предлагал встретить ее у дома, но она попросила прийти к бронзовой птичке. Туда, значит, туда. Я ведь обещал повести ее в Летний сад. Где же, как не там встречаться.

 

***

 

До памятника я дохожу быстрее, чем ожидал. И, чтобы убить время, собрав по карманам всю мелочь, начинаю расстреливать Чижика. Монетка никак не хочет приземляться на постамент, хотя я много раз проворачивал этот фокус раньше. Возможно, дело в букете, зажатом в одной из рук. А может, я просто слишком волнуюсь. С чего бы? Это же просто Юлька. Мы седьмой год знакомы. Ели вместе, спали, жили, целовались. Но руки все равно предательски подрагивают.

– Молодой человек, – окликает меня кто-то из прохожих. Оборачиваюсь. Удивленно смотрю на пару, возраста моих родителей. Кстати, тоже с букетом. – Вы не могли бы нас сфотографировать?

– Да, конечно, – беру предложенный фотоаппарат. Странно, что не телефон. Даже мои возрастные мама и папа давно делают кадры на смартфоны. Держать одной рукой фотоаппарат неудобно, и я думаю, куда бы деть букет. Не положишь же его на землю, да и с ограждения слетит в воду. В того самого чижика. Нет уж. Зажимаю его неловко подмышкой. Даже сквозь обертку розы колются. Совсем как Лиховерцева. Поскорее нажимаю на кнопку, быстро бросаю взгляд на фотографии и с удовлетворением собираюсь вернуть его владельцам…



Ульяна Киршина

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться