Моё прекрасное чудовище

Размер шрифта: - +

Глава 1

— Это лучшее предложение для тебя, учитывая условия в которых мы оказались, — холодом слов тетушки Ирен можно было обращать в лед. — Ты должна быть счастлива, что на тебя вообще обратили внимание. Прими это предложение с честью.

— С честью? — я с трудом проглотила готовые вырваться слезы. Ни за что не покажу тетушке Ирен насколько мне больно. Я, единственная дочь герцога Лавон, ставшая волей судьбы сиротой и отданная на воспитание тетки. Если быть еще более верной, то это она едва похоронив брата с женой, вселилась в наше родовое поместье вместе со своими двумя дочерями.

Они жили в моем доме, на деньги который выделял Эсварийский банк на мое содержание. У отца был большой капитал. Если бы ни он, меня бы давно уже выкинули из дома, отправив с глаз долой подальше в какой-нибудь богами забытый женский пансион. Но, каждый месяц к нам приходил немолодой седой мужчина в очках и интересовался моим состоянием и не обижают ли меня. Под строгим взором тетушки, я мрачно кивала и выходила из комнаты. Далее она вела разговоры с распорядителем без моего присутствия. И так должно было продолжаться вплоть до моего восемнадцатилетия, которое должно было исполниться будущей весной.

Но несколько месяцев назад наша жизнь круто изменилась.

Шаены.

Они пришли с далеких земель и завоевали наше государство. Как-то тихо, и можно сказать по скромному быстро обосновались в столице, жители которой попросту не могли дать отпор магически хорошо обученному противнику. Поговаривали, что они чудовища пришедшие из самой тьмы. Так ли это, никто выяснять не пробовал. Но несколько раз я сталкивалась с ними на улицах, и те тяжелые взгляды которыми награждали шаены были совсем не человеческие. Синие глаза с какой-то искоркой в глубине, будто там мечется некая затаенная сила, готова вот-вот вырваться и уничтожить все на своем пути.

Банк, в котором находились все сбережения моей семьи был арестован. Уже несколько месяцев мы не получали ни пенни. А то, что осталось на руках слишком быстро растрачивалось тетушкой и сестрами.

Прислугу пришлось распустить. Единственный седовласый Дарьер остался. Он с детства проживал в моей семье и отказался даже в это тяжелое время покидать меня. Дарьер, пожалуй, был единственным, кого я считала своим близким человеком.

Больше всего на свете мне сейчас хотелось кинуться в объятия его суховатых морщинистых рук, и зарыдать.

Но я продолжала стоять, сцепив за спиной пальцы до побелевших костяшек и смотреть на тетушку.

— Я не намерена становиться постельной игрушкой для шаена.

Ирен поморщилась. Её в последнюю очередь волновали мои намерения.

— Находиться на проживании не так уж и плохо. Это всегда практиковалось среди знати. Ты не исключение, тем более учитывая наше положение. Все деньги и ценности, что были у нас, забрали. Все что осталось, это поместье да старый слуга, доживающий последние дни.

Я с трудом смолчала. Дарьер при всем уважении к его годам, тянул весь этот дом пытаясь угодить Ирен и её дочерям. После прихода шаенов, он взял на себя роль садовника, уборщика, лакея, горничного и даже повара. Я чем могла помогала ему. Да только моей помощи явно не хватало. Поместье было большим. А нас всего двое. Даже не знаю, может к счастью, что лошадей у нас забрали солдаты при первой проверке поместья. Чистить и убирать за ними я бы не смогла, а Дарьер и так с ног сбивался в попытках хоть как-то содержать дом в порядке.

— Не смотри на меня так, — хмуро продолжила тетушка. — Я о твоей судьбе позаботилась.

«А заодно и о своей безбедной жизни», — с внезапной злостью подумала я.

— Ты ни в чем не будешь нуждаться. Это даже хорошо, быть… — вот тут она замялась подыскивая слово.

— Любовницей, — с яростью выдавила я. — Называйте уж вещи своими именами, дражайшая тетушка Ирен.

— Ты права, — тут же холодно согласилась она. — Ты уже взрослая девочка. Если станешь любовницей шаена, то у нас появятся деньги. Мы сможем отправить девочек на обучение в колледж и поправить свое семейное положение. Дом скоро будет совсем в упадке. Если мы как-нибудь не выкрутимся его придется продать. Ты ведь не хочешь потерять свое родовое поместье?

Я не хотела, дом — единственное, что у меня осталось. Тетушка расплылась в язвительной улыбке.

— А ты после всего сможешь вполне достойно существовать. Купишь магазинчик, ты всегда хотела заниматься цветами. Откроешь салон флористики. Я слышала шаены далеко не скупы. Тебе что-то лично от него достанется. И не смотри на меня так. В конце концов, все эти годы я тянула тебя, растила и вкладывала свои силы. Ты должна быть благодарна.

Благодарна?

Я протянула руку и ухватилась за край стола, стараясь гордо смотреть в лицо тетушки. Представила радость сестер. Наконец они избавятся от меня. Да еще и что-то за это поимеют.

— Кто он? — Спросила срывающимся голосом.

Тетушка безразлично пожала плечами.

— Разве это имеет значение? Главное, что высокого положения. Если я правильно поняла уполномоченного, что приезжал к нам, то очень влиятельный шаен. Вечером он привезет договор, там можно будет узнать имя. Но к чему тебе оно? Познакомишься на месте.

Меня заметно пошатнуло, в глазах потемнело.

— То есть вы даже не удосужились узнать кому меня… — Ком встал в горле. —Продали?

Ирен сложила руки на груди.

— Не продала. А устроила твое будущее.

— Продали! — Звенящим криком вырвалось у меня. — Именно так. Вы продали меня в пользование шаену. Прекрасная перспектива, не правда ли, тетушка Ирен? Избавиться от меня, получить деньги. И все равно, что они получены грязными методами. Но ведь вам к этому не привыкать!



Ная Геярова

Отредактировано: 25.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться