Мое сердце принадлежит морю

Мое сердце принадлежит морю

Жили были муж и жена, и ожидали они ребеночка. Пришла пора ему появиться на свет, да что-то не заладилось. Видит будущий отец, что дела плохи, а помочь ничем не может. Взмолился тогда он владычице моря, и явилась ему всемилостивейшая госпожа в одеждах переливающихся, будто из воды, а не из ткани вовсе. Хотя кто из богинь знает, может, воду подчинила и вместо одежды велела быть.

- Спасу, - говорит она, - я дочь твою. Но платой будет жизнь твоей жены.

- А… - заикнулся было мужчина.

- Нет, жену твою я не спасу. Либо дочь, либо никого! – грозно вещала жестокая богиня.

Понурился мужчина, но тут же воспрянул духом:

- Спаси хоть бы доченьку, кровиночку мою!

Кивнула величественно богиня и вытащила прямо из воздуха дивную ракушку на цепочке.

- Вот она жизнь твоей девочки! – изрекла богиня и надела новорожденной ракушку на шею. - Здесь ее душа! И пока ракушка на шее дочери твоей, она будет жить. Но стоит ее снять… Но есть одно ограничение. Лишь одно! Она НИКОГДА не должна видеть моря!

И богиня исчезла, оставив после себя солоноватый привкус морской воды. Девочку назвали Эвиата – живая вода.

Прошло с тех пор семнадцать лет. Девочка выросла, похорошела, но совсем не походила ни на любящего отца ее, ни на почившую давно мать. На фоне смуглолицых, черноволосых и кареглазых жителей побережья, она выделалась почти болезненной белизной кожи, бездонностью больших голубых глаз и красновато-рыжеватыми отблесками, затерявшимися в волосах.

- Что за премиленькая девочка! Но не капли не похожа на отца! – говорили все о ней. Однако вспоминали заступничество богини и думали, что это должно быть из-за того.

Так и прошли все ее семнадцать лет так близко к морю и так от него далеко. Эвиата любила его, хотя никогда не видела, но она слушала его шум, не подходя, смотрела на изображения моря и представляла его себе. Но она была послушной девочкой и никогда даже не пыталась на него взглянуть, лишь перебирала цепочку с ракушкой. Вот и все что у нее было от моря - ее жизнь, что даровала ей богиня.

Но вот однажды проходя особенно близко к морю, которое от нее скрывали лишь кусты самшита, она почувствовала, что не сможет удержаться в этот раз. Она и раньше слышала зов моря, но сегодня не пойти на него было просто невозможно. Девушка вздохнула и, как в полусне, пошла по петляющей тропинке.

- Так вот ты какое… Море! – восхищалась Эвиата.

И тут она увидела вдалеке юношу в белых одеждах, стоящего по колено в воде. Это он звал ее, и она пошла.

- Ну, здравствуй, Алеаиата! – сказал он холодно.

- Меня зовут Эвиата, - поправила его девушка.

- Ты даже от имени своего отказалась! – заломил брови он.

- Отказалась? Нет, меня так назвали.

- Живая вода? Ха-ха-ха! Ты воровка! – как-то надрывно расхохотался юноша.

- Воровка? Но я ничего не крала.

- Не крала? А вот это вот что? – юноша вытянул у нее из-за пазухи ракушку на цепочке и взвесил ее на руке.

Девушка вскрикнула и тут же все вспомнила. Море, безбрежное и необъятное море, и она еще совсем девчонкой резвящаяся в море. Ей было так весело плавать в море, петь морякам, звать их за собой и смеяться. Морские девы, русалки, наяды, как только их не называли. Но в один чудесный день, она повстречала принца моря Вэиаталиу. Это была любовь с первого взгляда. Русалки живут вечно, как и их любовь. Но королева Иатаури не желала, чтобы ее сын связал свою жизнь с обычной русалкой. Она прочила ему в жены знатную и красивую наяду, дальнюю родственницу королевского рода. Она взяла из королевской сокровищницы священный амулет, вмещающий в себя душу любого живого существа. Это была чудесная ракушка, в которую она и заключила душу ненавистной ей русалки и отнесла ее на землю, пообещав земному мужчине спасти жизнь его дочери.

Никто не выжил в ту ночь, но душа молоденькой русалки вселилась в тело новорожденной человечки, позабыв о своей старой жизни.

- Это… это моя жизнь, - всхлипнула девушка. – Талиу!

Но принц отстранил ее от себя и лишь осуждающе смотрел в ее голубые, полные слез глаза.

- Талиу! Я не крала ее! Это твоя мать, она не хотела, чтобы мы были вместе!

- Как ты смеешь лгать! – воскликнул он.

- Я не лгу… - тихо всхлипнула девушка, понимая, что все ее попытки тщетны. – Что мне сделать, чтобы ты мне поверил?

- Ничего. Ты уже все сделала. Я пришел сюда в последний раз. Я хочу знать зачем. Зачем ты это сделала? Зачем…

- Я ничего не делала… - тихо сказала девушка.

- Тогда почему ты не приходила. Ведь я звал тебя! Звал каждый день, все семнадцать лет!

- Я не могла…

- Не могла?

- Не могла, мне запрещено было видеть море.

- Запрещено видеть море?

- Так сказала твоя мать. Она явилась моему отцу и сказала, что спасет жизнь его дочери. А в место этого она надела ей на шею ракушку с моей душой… она сказала отцу, что мне нельзя видеть море под страхом смерти. … Но ты мне не веришь.



Елена Умнова

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться