Моё сердце выбрало тебя

Размер шрифта: - +

Глава 27

Полонский сидел в просторном кабинете, и с интересом осматривался по сторонам. Строгий классический стиль интерьера, с лёгким оттенком нежности в выборе цвета отделки стен и мебели, говорили о том, что хозяйка этого кабинета женщина. Его мысли тут же подтвердились, когда на пороге с улыбкой появилась Лилиана Томашевская.

— Ростислав, добрый день! Почему такое унылое лицо? — обратилась к нему женщина, изящно опустившись в кресло, и продолжая улыбаться, внимательно посмотрела на мужчину.

Полонский натянуто улыбнулся.

— Добрый день, Лилиана! Я не унываю, просто до сих пор переживаю за неё.

— Не вижу больше причины. Твоя жена, как говорят по-русски, родилась в рубашке. Падение с большой высоты в воду и такие травмы, это просто удивительно.

— А её психологическое состояние?

— Вполне удовлетворительное, учитывая то, что ей пришлось пережить. Аппетит у неё отличный, она общительна, активна. Лёгкая нервозность конечно до сих пор присутствует, но это скоро пройдёт. Медикаментозно я её поддержу. Ушибы пройдут, а перелом срастётся.

— Сколько она ещё пробудет в больнице?

— Ещё неделю подержу. Хочу понаблюдать за ней.

— А возвращение домой? Она просится на родину.

— Не раньше, чем через месяц. Ей сейчас нужен покой и благоприятная психологическая обстановка без нервозности и стрессов, да и перегрузки в полёте пока тоже ни к чему. Я отпущу её из больницы через неделю. Ты ведь сам остановился у Эльдара?

— Да.

— Вот и ей неплохо будет пожить там же. Дом его находится в прекрасном месте. Свежий горный воздух, красивая природа, берег озера. Одним словом, всё то, что поспособствует её полному восстановлению. Да, и хорошо бы чтобы ты побыл с ней всё это время рядом. Это будет хорошей поддержкой для неё сейчас. Ты можешь себе это позволить? Я имею в виду твою работу.

— Я буду с ней рядом столько, сколько будет нужно. Я уже две недели работаю дистанционно, и втянулся в такой не совсем привычный для меня график.

— Вот и прекрасно. Ты нужен ей сейчас. Твоё присутствие рядом просто необходимо.

— Нужен…. — Полонский горько усмехнулся.

— Конечно, нужен. Она говорит и спрашивает о тебе у персонала постоянно, когда ты не появляешься у неё хотя бы несколько часов.

— Приятно это слышать. От меня ещё что-нибудь нужно? Я имею в виду медикаменты, дополнительная оплата услуг по дальнейшему содержанию и лечению Лизы в больнице.

— Нет, кроме основной оплаты лечения, ничего не нужно. Просто помоги ей поправиться и поддержи морально. Все необходимые рекомендации я вам дам в момент выписки. А сегодня я думаю, ты уже можешь пойти погулять с ней. Погода на улице стоит дивная.

— Ты серьёзно?

— Конечно, — Лилиана улыбнулась.

— Она просила меня об этом уже несколько дней подряд.

— Вот и устрой ей этот неожиданный праздник. У нас в саду очень красиво. Только возьми кресло, так вам будет удобно.

— Не нужно кресла, я справлюсь сам, — Полонский поднялся на ноги. — Спасибо тебе, Лилиана. Спасибо огромное за всё.

— Не за что. Ступай, — женщина снова улыбнулась.

Ростислав улыбнулся в ответ и стремительно направился на выход из кабинета. Он осторожно приоткрыл двери палаты Лизы и заглянул в комнату.

Она лежала на постели и, не отрывая своего взгляда, смотрела в окно. Заметив постороннее присутствие, повернула голову и, увидев на пороге Ростислава, улыбнулась.

— Привет, я тебя потеряла. Ты не приходил со вчерашнего дня. Я уже забеспокоилась.

— Привет. Прости, пожалуйста, что заставил тебя волноваться. Мне нужно было немного поработать, в фирме небольшой аврал, — он присел с ней рядом и, склонившись, коснулся губами её щеки. — Но сегодня до конца дня буду с тобой рядом, обещаю. Я только что был у Лилианы, и мы говорили о тебе.

— Она очень хорошая. Добрая, заботливая и отличный специалист, совсем, как Георг.

Ростислав заметил, что при упоминании имени молодого человека, её глаза потускнели. Он нежно коснулся пальцами её щеки.

— Я тебе обещаю, что как только ты окончательно поправишься, и Лилиана позволит нам. Мы вернёмся в Россию, и ты снова его увидишь.

— Но почему не сейчас?

— Ты же понимаешь, сейчас ты ещё очень слаба. К тому же, тот, кто хотел с тобой расправиться, наверняка попытается сделать это снова, узнав, что ты жива. Поэтому будет лучше, если для всех ты пока побудешь без вести, пропавшей.

— Но ведь мои родные и близкие переживают за меня. Им тяжело.

— Девочка моя, я всё понимаю, и тоже переживаю из-за того, что не могу им сообщить о тебе. Нам нужны дополнительные улики, чтобы привлечь Воронецкую к ответственности по закону. И в первую очередь это сможешь сделать ты сама, обвинив её в покушении на свою жизнь, но не раньше, чем сможешь поправиться окончательно. Когда мы вернёмся домой, ты расскажешь обо всём, что случилось с тобой в полиции, и она понесёт заслуженное наказание.



Элина Солманская

Отредактировано: 01.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться