Моё сердце выбрало тебя

Размер шрифта: - +

Глава 28

Полонский, приоткрыв дверь, заглянул в спальню Лизы. Она крепко спала, обняв руками подушку и повернувшись на левый бок. Он улыбнулся и, покинув дом Томашевского, вышел на улицу.

Они перебрались сюда вместе две недели назад. Прекрасная природа, царившая вокруг, укрепляла её здоровье и силы с каждым днём. Лиза чувствовала себя всё лучше, но её вопросы об их отъезде домой не прекращались. Он и сам стремился вернуться в Россию, как можно скорее.

Позавчера не удержавшись, всё-таки позвонил Ангелине. Его звонок не стал неожиданным. Потому что с момента их развода с Лизой, он звонил её родителям регулярно. Чтобы просто справиться об их здоровье, состоянии текущих дел и узнать, не нуждаются ли они в его помощи.

По голосу Ангелины сразу понял, что они о пропаже дочери до сих пор ничего не знают. У них в посёлке всё шло буднично и размеренно. Единственное на что посетовала ему обеспокоенная женщина, что Лиза уже в течение месяца не звонит им с отцом и не отвечает на их звонки. Конечно, они привыкли, что телефонное общение с дочерью и раньше было редким явлением, но всё-таки её поездка в Крым вызывала у родителей повышенную нервозность и дополнительные переживания. Полонский заверил её, что разговаривал с Лизой совсем недавно в Скайпе. Что у неё всё в порядке и, по всей видимости, сменив номер телефона в Крыму, она попросту не успела им его сообщить.

Но сейчас, когда он стоял в центре большой лужайки и, всматриваясь вдаль, вспоминал разговор с Ангелиной, он думал о другой новости, которую Морозова ему сообщила. Александр Владимирович две недели назад выставил свою фирму на продажу, и покупатель на неё нашёлся незамедлительно. Человек, который был готов приобрести бизнес Морозова со всеми активами, даже несмотря на внушительную стоимость предприятия в целом. Ростислав с нетерпением ожидал звонка от Воропаева, который должен был предоставить ему сведения на этого человека.

Звонок мобильного телефона заставил его покинуть свои мысли, и сосредоточиться на экране аппарата.

— Да, Саша, слушаю. Только о тебе вспоминал. Привет!

— Привет, Ростислав.

— Какие новости?

— Боюсь, новости таковы, что они тебя не порадуют. Мы с тобой оказались правы месяц назад. Аферы Воронецкой не закончились только покушением на Лизу.

— Покупатель фирмы?

— Да. Ты знаешь, кем оказался этот заинтересовавшийся бизнесом Морозова покупатель?

— Кем?

— Некто Шиллер. Мастер рейдерских захватов предприятий, и правая рука господина Воронецкого.

— Шиллер?

— Виктор Иванович Шусторович. Его второе имя, известное в кругах ему подобных дали ему из-за большой любви к этому немецкому поэту и философу. Его любимая фраза, которую он постоянно употребляет и цитирует: «Против глупости сами боги бороться, бессильны».

Полонский усмехнулся.

— А он умён и расчётлив настолько, что ему глупость не свойственна?

— Не знаю, может у него, и были промахи в прошлом, но в течение многих лет он отжимал бизнес у партнёров, и просто не угодных Воронецкому, щёлкая их, как семечки и с лёгкостью выплёвывая этих людей, словно ненужную шелуху.

— Что мы можем противопоставить ему?

— Боюсь, что ничего. Пока я разбирался с его тёмным прошлым и устанавливал его личность. Он искусно обработал юриста компании Морозова. И получил все необходимые ему сведения о фирме в целом и обо всех её наработках за долгие двадцать восемь лет её существования на рынке области. Морозов, конечно, проявил бдительность, и тщательно проверил его, как ты понимаешь безупречную покупательскую историю в кавычках, и торопиться продать ему свой бизнес. Окончательное подписание документов купли-продажи состоится на днях. Я не могу, к сожалению, узнать точнее, когда это случится.

— Значит, помочь Морозову мы не сможем?

— Думаю, на данном этапе нет. Александр Владимирович уже получил задаток от Шиллера. Правда, ты можешь помочь Морозову только в одном случае, если готов выложить сумму больше той, которую ему посулил Шусторович и выкупишь фирму сам.

— Не могу. Я не настолько богат.

— Знаешь, Слава, у меня есть одна бредовая конечно идея, как попытаться отнять у Шиллера весь пакет документов, пока он его не передал Воронецкой.

— Слушаю тебя. Я хочу знать любую твою идею, даже если она заранее абсурдна.

— Ты же прекрасно понимаешь, что таких людей, как Шиллер не единичные экземпляры. Между ними сильная конкуренция и негласное условие работать только на своей территории.

— Я не пойму пока ход твоих мыслей.

— Я объясню. Есть некто господин Маврин. Очень уважаемый человек в определённых кругах, который курирует подобные процессы в обеих столицах и центральной России. Так вот если к нему обратиться, я думаю, он смог бы посодействовать в решении этой проблемы.

— Вопрос только, как мне выйти на этого человека. Я за время своей работы не слышал даже его имени.

— А ты обратись к Томашевскому. Я думаю, ему эта личность хорошо знакома.



Элина Солманская

Отредактировано: 01.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться