Моё Величество

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 13

Оливер был бледен и слаб. Мне разрешили навестить его буквально через полчаса. Врачи объяснили, что ничего страшного — вегето-сосудистая дистония, резкое обострение, так бывает, даже с молодыми здоровыми людьми, магическое влияние они исключили. И все-таки как-то странно всё.

– Ада, я так рад тебя видеть, прости, если напугал, – Оливер слабо улыбнулся мне и тут же помрачнел, так как следом зашел Алан. Мой же защитник закрыл дверь, встал рядом с ней и оставлять нас наедине явно не собирался даже по приказу.

Оливер пока еще находился в больничном крыле. В белоснежной скромной индивидуальной палате витал, гоняемый свежим воздухом, смешанный запах нашатыря и других медикаментов, форточка широкого окна распахнута, легкие занавески трепыхаются под легкими порывами.

Сам Олли был бледен, можно сказать, под общий цвет палаты. Но уже сидел, поправляя запонки на голубых манжетах. Врач сказал, что Олли может спокойно идти по своим делам, но мне захотелось встретить его именно в палате, возможно, пройтись с ним, убедиться, что всё в порядке. Может быть, это паранойя, а я слишком опекаю гостей своего дворца.

– Как ты себя чувствуешь? – обеспокоенно поинтересовалась я.

– Словно ничего и не было. – Олли был таким безмятежным и спокойным. – Самый обычный день, посмотрел новости, ты, кстати, прекрасно держалась в зале суда, – комплимент он сопроводил легким одобрительным кивком, – потом решил прогуляться, в саду Мага с Филиппом встретил, перекинулись парой слов, а там и ты прибыла, и я поспешил тебя перехватить.

Олли смотрел на меня, даже не думая скрывать обожания во взгляде, и от этого становилось не по себе. Если что, я не смогу ответить ему взаимностью. Даже если он и изменился. Откуда вдруг пришло это осознание. Но в это обожание примешивались беспокойство и озабоченность.

– Я должен кое-что тебе сказать, – он вновь покосился на Алана, встал и взял меня под руку, позади раздалось тихое, утробное рычание, ох, Алан-Алан. Игнорируя защитника, Оливер наклонился к моему уху, – но не здесь, – пощекотало его дыхание.

Самое мучительное — это ожидание, оно грызло, прокусывая острейшими клыками, вытягивая до предела и резко дергая, отрывало нерв за нервом, все время пока мы шли до его покоев. Ни яркое солнце, ласкающее из окон в пол своим теплым светом ровный выполненный под дерево пол, ни лоза и вьюн то тут, то там украшающие стены особо не радовали. Олли вел меня не спеша, наверно, ему еще сложно передвигаться.

– Это всё от стрессов, последнее время они у меня участились, – рассказывал он под периодическое тихое фырчание позади. Пожалуй, потом надо будет обучить Алана этикету. Но надо ли? Задумавшись о Воине, я невольно прослушала, что говорил Олли, надеюсь, там не было ничего важного.

– Не все так радужно, как хотелось бы, – вздохнул он, – как увидел тебя, сразу вспомнил, как хорошо и безмятежно было в Лилии во время учебы.

– Это лишь ностальгия, Олли, нам свойственно идеализировать прошлое, считать его лучшим, – я почувствовала, как румянец касается щек, разговор о ностальгии ожидаемо пробудил воспоминания, как мы сидели, завернувшись в большой мягкий голубой плед, разрисованный облаками, аромат чая из трав по комнате, фильм на экране, естественно, познавательный, ведь не пристало тратить время на глупости, это потом, с друзьями я хохотала над уморительными комедиями, но не с Олли. С ним — нужно быть правильной. И даже ласки, касания потом – нежные, но как будто по графику.

– Ты как всегда предпочитаешь смотреть в будущее, но прошлое зачастую дает нам направление, – как и тогда Оливер посмотрел на меня мягко и….снисходительно?

– Скорее, подсказки, куда двигаться и какие ошибки можно совершить, – раньше я не особо возражала ему.

– Угу, кто б еще о настоящем подумал, – раздалось ворчание позади.

Алан! … но так-то он прав. Олли стиснул зубы, вдохнул-выдохнул, но сдержался от любых комментариев.

Меж тем мы как раз дошли до его покоев. Оливер прислонил браслет к замку и, как только дверь открылась, галантно пропустил меня вперед. Алан, естественно, зашел следом.

Я присела на одно из мягких кресел, тут же принявшее наиболее удобную для меня форму. Алан встал позади. Оливер прикусил губу, немного походил по комнате, осторожно огибая кровать, занимающую большую ее часть. Наконец присел на последнюю, подперев подбородок сцепленными в замок пальцами.

– Я ведь приехал не просто так, – наконец проговорив, слабо улыбнулся Олли, – те документы можно было переслать и по электронной почте. Но кое-что я мог сказать только с глазу на глаз. – Оливер смотрел так серьезно, что становилось не по себе. – Король Адониса не просто так не приехал. Я вскользь упоминал о его самочувствии. Однако, к сожалению, все намного хуже. – Оливер выдохнул и качнул головой. – Я не могу всё рассказать тебе, не имею права, по-хорошему я и не должен был приезжать и тем более вообще заводить этот разговор. Никто из других правителей не в курсе. Но я точно знаю, что тебе можно верить. Может получиться так, что вскоре престол перейдет его дочери, боюсь, его величеству осталось совсем немного. Она еще совсем юна и наивна, госсоветники уже пытаются влиять на нее в обход короля, и, конечно, экс-королева вносит свою лепту, надеясь вновь приблизиться к власти. Как будто после развода король мало земель выделил графине.

Лицо Олли презрительно дернулось. Он, как и большинство жителей Адониса недолюбливал бывшую королеву — еще бы, она ведь предпочла «сбежать» с обычным графом, бросив мужа и дочь. Я же считаю, что не стоит быть такими предвзятыми — король Адониса во время официальных визитов всегда был мил и учтив, но кто знает, каков он в семейной жизни. А с дочерью, насколько мне известно, королеве никто не запрещает видеться.



Анна Елагина

Отредактировано: 19.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться