Моё Величество

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 17

– Ада, просыпайся, – чья-то рука нежно погладила меня по щеке. Но почему-то это прикосновение не казалось приятным, скорее, наоборот.

Открыв глаза, я увидела Оливера, сидевшего на краешке кровати. Только это не моя кровать и не моя комната.

– Прошу, не зови Воина, – его голос и взгляд так умоляли, что я не смогла отказать. Хоть и очень хотела позвать Алана. Только бы он был в порядке. Только бы успел спасти Генри и Геллу.

– Ты понял, как отвлечь его? Понял, что я попрошу его спасти друзей? Понял, что Алан в отличие от других предыдущих Воинов — послушает? – Ответ так легко и просто предстал передо мной. Алан — не такой, как другие. И вот результат.

– Ты все не так понимаешь, Аделаида.

Взгляд Оливера пугал меня, да я могла призвать Алана — но выяснится ли тогда все? Я должна знать правду.

– Умная, прозорливая и расчетливая Ада, – Оливер сказал это максимально льстивым тоном, но всем желании я уже не верила ему. – Пойдем, – протянул он мне руку.

– Ты изучал Алана, его способности, – Генри был прав, для Оливера не составило труда найти брешь в системах безопасности, я сама обеспечила когда-то ему полный доступ всюду. – Подстраивал, смотрел, как он защищает меня и не только меня. Отдалял меня от друзей.

– Надеешься на чистосердечное признание, – хмыкнул Олли. – Ничего не знаю насчет этого, Ада. Ищи виноватых в другом месте. Просто ты очень упрямая, это мне всегда и нравилось в тебе. И сейчас я горжусь тобой — доброй королевой, с готовностью несущей бремя власти. И только твои чувства к Алану тебя подводят. Но с этим уж разберись сама. Что бы ты ни думала, я не хочу возобновлять наши отношения. Они в прошлом — там им и место. Я ехал с другой миссией. То, о чем я не мог поведать тебе в твоем государстве. А ты упорно не желала меня слушать. И пришлось прибегнуть к магии.

Он провел меня в светлую, даже слишком комнату.

– Пришлось прибегнуть к магии, – повторился Оливер, – иначе не получилось бы переместить тебя далеко за пределы дворца.

– Оливер! – с трудом сдержавшись, я чуть не стукнула его в грудь. – Генрих и Гелла были в опасности! А ты… – все мои слова оборвались, хотелось кричать, но силы словно покинули бренное тело. А посреди белой комнаты возник полупрозрачный шар. Говорят, такими пользовались древние оракулы — всевидящее око, нынче утраченное. Так считали. Но вот оно здесь — затягивает взгляд, манит, не оторваться. Все прочие мысли отошли на подкорку подсознания, око влекло и беззвучно звало меня, и я не могла и не хотела этому противиться. Сделала шаг вперед, не отрывая взгляда, всецело погружаясь в то, что оно показывало.

И я увидела изможденного мужчину, когда-то статный и сильный, теперь он лежал на кровати нежно желтого отлива, на изголовье ярким солнышком переливались золотистые лепестки адониса. Вот только на душе было тоскливо. Я смотрела на пребывающего в полудреме короля, и эта полудрема не была спокойной и безмятежной. Он страдал. Боль разъедала изнутри. Его руки, шея — все в редких пятнах. Красная хворь.

Принцесса Донна сидела рядом, держа отца за руку. Не знаю, видела ли она нас, но когда Оливер коснулся шара чуть вздрогнула и посмотрела — пусть и мимо меня но с надеждой во взгляде.

Я и сама не заметила, как слезы прокатились по щекам.

– Времени у него все меньше, – практически повторил он фразу моих родителей. Значит, речь все-таки шла о короле Адониса.

Видение в шаре растворилось, и я смогла посмотреть на Оливера.

– Я и Донна успели обручиться, но неофициально. Но мы успеем. А королева Лилии, будет свидетельницей нашего союза. Только так — иначе знатные лорды его не признают. Иначе будут считать, что я одурманил и его, и мою принцессу. Не говоря уже о ее матери, надеющейся вскоре через дочь подобраться к власти. Но твое слово.

– Оливер! Что мое слово?! – зло спросила я. – Я королева чужого государства. Да они посчитают, что мы в сговоре! Что ты хочешь жениться на принцессе, а после того, как король скончается, избавиться от нее и жениться на мне!

Олли побледнел. О, всевидящие, а ведь он не лгал сейчас. Он верил, что так будет лучше. Красная хворь ослабила короля и он не мог сказать, что этот план глуп. А принцесса... наверно, она еще слишком юна.

Но все это не оправдывает того, что он сделал! Как он подставил моих друзей! И еще один вопрос весьма глодал меня.

– И как Сибилла с этими и с вами связана? – прямо спросила я

Сибилла Лав — мое доверенное лицо. Та, от кого я не ожидала подлости. И кого встретила, когда спешила спасти Геллу с Генри.

– Она сама предложила помощь, – пожал плечами Оливер. – Мисс Лав посещала Адонис еще вместе с твоими родителями месяц-два назад, нашему королю уже тогда нездоровилось. Но все усилия и ваших, и наших ученых оставались бесплодны.

Действительно, мама с папой и Сибилла с ними ездили в Адонис. Тогда я не предала этому значения, но после возвращения исследования красной хвори стали еще активнее. Как же они хотели помочь своему другу.

Но, как только я взошла на трон, Сибилла должна была поставить меня в известность.

– Простите, Ваше Величество, – услышала я ее голос за спиной. – Дело было слишком деликатным. Я не могла так просто вам обо всем рассказать.

– И поэтому вы подставляли моих друзей! – развернувшись, я зло посмотрела теперь на нее.

– Поверьте, ни я, ни граф де Гросс здесь не при чем! Вы же сами сказали, что… – Сибилла оборвала себя на полуслове, – вы так хотели вычислить виновного, но я помешала…Неужели я помешала?



Анна Елагина

Отредактировано: 19.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться