Моё желтоглазое чудо 2

Размер шрифта: - +

Отступление 9

Из старого заброшенного дома Амелию вынес Адриан. За ним по пятам следовал оглядывающийся по сторонам охотник, в руках которого было по пистолету. Нейтан выскочил из машины раньше, чем она остановилась, и бросился вперед.

— Мама!

Женщина медленно подняла голову от плеча дракона и слабо улыбнулась, подтверждая, что жива, просто очень ослаблена.

Тэссра тоже вышла из машины, но не стала бросаться вперед, наоборот, заоглядывалась по сторонам, и к сгружающему Амелию на руки сына химику начала двигаться спиной вперед, явно определив себя как помощницу охотника.

— Ты в порядке, — одновременно выдохнули родственники, обнимаясь, облегченно выдыхая, и счастливо улыбаясь.

Что бы Нейтан не говорил, а она оставалась его матерью. Неидеальной, иногда невыносимой, жесткой и своенравной, но матерью. Да, ради Лианы он мог бы полностью порвать с ней связи, но когда шаткое равновесие было все же установлено, когда появился пускай и призрачный, но шанс наладить отношения, он как никогда понимал, что все-таки хочет этого.

Но облегчение и счастье разрушилось в один миг, даже не успев прижиться в кошачьем сердце. Он резко вскинул голову, глядя прямо перед собой, и ощущая, как страх, беспокойство и ощущение опасности буквально скручивают изнутри.

— Тэссра. Забери маму, вези ее навстречу отцу. Адриан и охотник, со мной. Ариа, открывай переход домой, живо.

Он говорил это таким тоном, что никто, кроме встрепенувшейся Амелии, даже не подумал сопротивляться. Но ту споро подхватила энергик и потащила к машине, не слушая непонимающих вопросов. Колдунья сосредоточенно прикрыла глаза, сделала несколько пассов руками, и на земле под ними расцвел белый символ ее магии. С сияющей вспышкой они снова оказались в гостиной, где Нейтан тут же рванул по комнатам, а Ариа бесчувственно начала оседать на пол. Ее тут же подхватил Дарэл, довольно бережно для охотника, который официально ее недолюбливал. И только Адриан замер, глядя перед собой в пространство, словно с переходом в него прилетело окаменяющее заклятие. Отмер он только когда из кухни раздался грохот и неконтролируемо-яростное «ГДЕ ОНА?!»

Метнувшись вперед, дракон вмиг оказался в нужной комнате и тут же попытался отодрать явно потерявшего контроль оборотня от слабо трепыхающегося колдуна. Отодрать получилось. Удержать… Чтобы удержать сорвавшегося Граничного Принца ему самому пришлось в мгновение ока принять граничную форму на самой максимальной ее стадии. Частично трансформировавшийся кот вырывался, брыкался, шипел, и сквозь все это требовал объяснений, которые вряд ли мог услышать и осознать. Вокруг него, все сильнее проявляясь, формировалось энергетическое облако, мутно-черного цвета. Неконтролируемый всплеск явно не слишком доброжелательной чистой энергии… В последний миг дракон успел раскрыть крылья и накрыть ими себя и прижатого к нему кота, как кожистым куполом. Полыхнуло. Дракона обдало жаром чужого отчаянья и силовой волной, но с места не сдвинуло. Только крылья с внутренней стороны почернели, да и он сам спереди тоже, а одежда превратилась в тлеющие лохмотья. Кот обвис в руках бессознательным грузом, а Адриан смог убрать крылья. И удивленно воззриться на то, как охотник закрывает собой все еще полуобморочного колдуна. И дело было даже не в том, что Дар закрыл собой, так называемого врага, а в том, что делал он это тоже расставленными в стороны крыльями. В отличие от драконовых, кожистых и пепельных, крылья Эшворда были светлыми, в тон его волос, и перьевыми. Вот они дернулись, сложились за спиной и исчезли, словно их и не было. Охотник оглянулся, и лицо его было слишком мрачным для спасителя.

— Что это было? — чересчур спокойно поинтересовался он у дракона, и тут же оглянулся на трясущего головой колдуна. — И где моя сестра?!

Беартис не ответил. Он вообще вряд ли понимал, что происходит, даже стоял самостоятельно с трудом.

Но Эшворду нужны были ответы, здесь и сейчас, и ждать он явно был не намерен. Потому почти сразу же принялся трясти телепата, то ли пытаясь привести в чувство, то ли просто в приступе гнева.

— Дарэл, — позвал дракон, перехватывая бессознательного Нейтана на руки, аки даму своего сердца. — Дарэл, отпусти его, так он ничего не скажет.

Но Эшворд не реагировал. Он продолжал требовать он полуобморочного Беартиса ответа, и судя по бледности и без того светлокожего мужчины, он сейчас снова отключится.

— ДАРЭЛ! — рявкнул Адриан, добавив в голос рыка и отпуская свою ауру, которая должна была шибануть по обостренным чувствам охотника как гром среди ясного неба.

И Дар дернулся, отпустил колдуна и резко развернулся к опасности лицом. Пепел рисковать не стал, мгновенно сокрыв ауру до минимального уровня, доступного при частичной трансформации. Хорошо бы полностью убрать, чтобы чувствоваться как человек, но при частичной трансформации это было невозможно, а принимать полностью человеческий облик сейчас было не с руки — нужно было подождать окончания регенерации в поврежденных силовой волной тканях. Да и держать взрослого парня на руках было гораздо легче, когда ты частично зверь.

Беартис тем временем благополучно осел на пол и сжался в комок, закрывая лицо руками и тяжело дыша. Ему явно было очень плохо и с этим надо что-то делать.

— Вот, — безапелляционно заявил дракон, протягивая Дарэлу бесчувственного Блэкэта. — Отнеси кота в спальню, побудь с ним на случай, если он очнется не в себе. Я поговорю с колдуном.

— Я… — начал было парень, но Адриан не стал его слушать.

Просто всучил ему Нейтана и обогнул, тут же присаживаясь рядом с колдуном на корточки:

— Ты вообще живой?

За его спиной послышались шаги — Дар все же взял себя в руки и принялся выполнять ответственное поручение. Адриан даже оглянулся. Надо же, выполнил слова нелюдя и даже не возмутился.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: